Лёд и кровь +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг или персонажи:
рыцарь крови, маг, охотник, чернокнижница из КФО; Кольтира и другие рыцари смерти; эпизодические Этас, Тассариан, экипаж "Молота Оргрима", Тирион Фордринг, Король-лич и прочие...
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action)
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 243 страницы, 37 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Выжало слезу и вынуло душу! » от Shadowmourne
«С благодарностью за все =З» от С.Ель
Описание:
Идет Нордскольская кампания. Пути многих героев переплелись на северном континенте. Один из них предстоит пройти рыцарю крови из Кель'Таласа - совсем еще юной эльфийке, то ли ищущей возмездия, то ли бегущей от своего горя.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Сейчас я пишу две работы параллельно. Главы выходят поочередно, возможно из-за этого время между выкладками увеличится. Но фик не заброшен, даже не думайте =Ъ
По-прежнему рада отзывам и любой критике.

Страница вк с картинками и не только https://vk.com/public137838084

10. Опасная магия

7 июня 2016, 14:48
      Под звериными лапами тихо похрустывал снег. Маленький отряд продвигался через лес нехожеными тропами.
      — Мы не можем сейчас вернуться в Молот Агмара, — наконец сказала Лана. — Если мы приведем за собой драконов, Орде нечего будет противопоставить им. Наш форпост просто уничтожат.
      — И что ты предлагаешь, сестренка? — тяжело ответил ей тролль. Он прекрасно понимал, какой дерьмовый расклад им выпал. — Ждать, пока нас отыщут в лесу, и геройски помереть?
      У эльфийки не было на это ответа. Она бросила взгляд на молчаливого Алантира, вопреки обыкновению не участвующего в пикировке. Маг был полностью поглощен изучением проекций, сияющих над кирин-торским артефактом.
      — Мы… могли бы попытаться запутать след… — неуверенно предложила девушка. Зейбʼфон покачал головой.
      — Тем и занимаюсь сейчас. Хвала духам, здесь живой лес, есть медведи и волки. Но бес этих синих знает… Может, им и след не нужен. Нормальный, — охотник тоже покосился на товарища, явно не одобряя его изысканий.
      — Нужно узнать, что это за отметки, — вдруг заявил Алантир.
      — Ты с ума спятил, братишка?
      Синʼдорай тряхнул головой, едва не сбросив капюшон.
      — Да нет же, смотри. Нас отправляют в сады Лунного Покоя узнать, что здесь делают охотники на магов. Хорошо. Мы узнали, что они пытались сдвинуть силовой поток, но потерпели неудачу. Можно принести Кирин-Тору эти сведения, и они там успокоятся. Но причем тут тогда отмеченные узлы на картах Чарономикона? Синие явно занимались ими гораздо раньше, чем потоком в садах, причем даже притащили саму реликвию в качестве центра координации. Это вполне может быть связано с нашим потоком, и тут явно что-то серьезное. И если Кирин-Тор об этом не знает, то как такое возможно? А если знает, то я тоже хочу!
      Тролль рассмеялся.
      — Проклятье, Зейб, это магия! Это и меня касается, ворг их всех раздери!
      Один из ездовых волков посмотрел на перевозбужденного чародея с подозрением и снова отвернулся.
      — Если Кирин-Тор действительно ни о чем не знает, мы обязаны передать им эти сведения. Ну, и запросить за это дополнительный гонорар будет справедливо…
      — Короче, ты не хочешь отдавать им стекляшку с записью из твоей чарокнижки.
      Алантир пожал губы.
      — Эта информация бесценна. Даже тот маленький кусочек, что мне удалось скопировать, мог бы помочь оптимизировать создание чар и поднять меня на такой уровень, что и в зажравшийся Кирин-Тор принять не стыдно.
      — Ты хочешь вступить в Кирин-Тор, братишка? А как же мы с Кеко? — посмотрел на него Зейб, так что маг смешался и уткнулся взглядом в воржий загривок.
      — Ну… У них хорошее жалование. Мы могли бы осесть в Даларане и выполнять контракты Аметистовой цитадели…
      Охотник ничего не ответил. Некоторое время они ехали в молчании, и Лана все прочнее утверждалась в мысли, что она здесь лишняя.
      Зейбʼфон громко вздохнул.
      — Покажи-ка карту Погоста, сестренка. Давай посмотрим, где там синие намутили свое колдунство.
      Эльфийка глянула на охотника удивленно, потом покосилась на Ала. Но тубус с картами вскрыла без слов и по уголкам отыскала нужную. Алантир подъехал к ней, явно несколько смущенный таким поворотом дел.
      — Держи горизонтально. Если вот этот поток идет через сады Лунного Покоя… Вот так.
      Маг подвел руку с браслетом под развернутую карту и проявил проекцию силовых линий, соответствующую ее масштабу. С другой стороны к ним пристроился Зейб, глянув сначала на карту, затем на небо.
      — Ближайшее место — это Лоталорское редколесье, к югу отсюда. Навскидку — часах в двух езды.
      Лана посмотрела на две другие точки. Одна из них находилась на побережье, другая — в районе какого-то местного поселения.
      — Наверняка все они хорошо охраняются.
      — Охраняются — наверняка, — согласился Ал. — Но не факт, что хорошо. Похоже, они вели себя очень скрытно, если Кирин-Тор на самом деле их не обнаружил. Да и вообще никто.
      — Или же они очень искусны в чарах иллюзии, — возразила девушка. — Почему я это тебе объясняю?
      — Потому что у тебя… — начал было маг язвительно, но вспомнил что-то, осекся и замолчал. — Поехали, короче. Не увидим — не узнаем.
      — И то верно, — кивнул Зейбʼфон.
      В пути с ними не приключилось ничего примечательного, и Эллана начала потихоньку клевать носом, что, помня о бессонных сутках, было неудивительным. Однако вскоре чистый северный воздух стал словно сгущаться, давить на чувствительную до чар натуру — а ведь весь народ синʼдорай, бывшие высокорожденные, был известен своей восприимчивостью и тесной связью с магией. Эльфийка встряхнулась и посмотрела на хмурящегося мага. Но вместо него на невысказанный вопрос ответил тролль.
      — Странный лес. Вроде живой, вон, птицы по веткам скачут. А вроде… — охотник пожал плечами и придержал ворга, заставляя его идти еще медленнее, а после и вовсе встать, останавливая весь отряд. Кеко тревожно посмотрела на хозяина, кивнувшего ей в ответ. — Дурное чувство.
      Они спешились и плотнее запахнули плащи, чтобы не выдать себя на фоне заснеженного леса.
      — Ты бы осталась с воргами, птичка, — сказал Алантир.
      Лана поджала губы.
      — Пройдем еще немного, — покачал головой Зейб. — Если уж придется в снегу ползти — тогда да, тогда останешься, сестренка.
      — Ладно, — нехотя кивнула эльфийка, в очередной раз думая, что наемники обращаются с ней, как с бесполезным балластом.
      Но оставаться ей не пришлось. Еще через несколько десятков шагов их остановил шедший теперь впереди маг. Неярко подсвечивающий анализатор у него на руке предупредительно мигнул.
      — Здесь охранные чары, — пояснил синʼдорай. — Я могу их расплести, но, учитывая противника, это нас, скорее всего, все равно обнаружит.
      Зейбʼфон покрутил головой, потом посмотрел на небо и молча пошел к ближайшему дереву. Вопреки ожиданиям, он не стал карабкаться наверх, а уселся под ним, вновь уставившись в просвет между голыми кронами. Кеко подошла и легла на снег рядом.
      — Что он?..
      — Тшш, — зашипел Ал. — Он смотрит, — маг внимательно глянул на друга, чьи глаза уже остекленели, и пожал плечами. — Ну, взором орла — или кого он там себе нашел.
      Лана невольно посмотрела в небо, но выбранную троллем птицу найти не смогла. Оставалось надеяться на способности аманийского охотника.
      Текли минуты. Чтобы хоть немного размяться, эльфийка бродила кругами между деревьев, изредка поглядывая на тролля. Алантир медитировал над анализатором. Вдруг Зейбʼфон резко и громко вдохнул.
      — Вот же паскуда…
      — Что такое? Что ты видел, Зейб?
      Тролль закашлялся.
      — Пристрелили мою птичку, вот что, — прочистив горло, мрачно пояснил охотник. — Много их там, как лягушек в болоте. Прям при мне подкрепление подошло. О нас говорили.
      — Они ищут нас? — тревожно спросила Лана. Лес казался все менее безопасным.
      — Нет, — покачал головой Зейб. — Они усиливают защиту своих каких-то «волноловов». Насколько я подслушать успел, им нужно закончить что-то и очень быстро.
      — Что за волноловы? — нахмурился Ал. — Ты их видел?
      — А бес разберет эти колдунские штуковины, — посетовал его побратим. — Видел, вроде, такую арку над трещиной в земле. В молниях вся. Птица близко не пошла. Плохое колдунство.
      — Мне нужно прощупать ее анализатором, — маг сжал кулаки. — Может, сумеем их перебить?
      — И тогда уже точно обратить внимание синей стаи на себя? — скептически подняла бровь Лана.
      — В Утгарде ты как-то не боялась лезть на толпу злющих врайкулов, — огрызнулся синʼдорай.
      — Среди врайкулов не было магов. Здесь я вообще не уверена, что мы подойдем. Допустим, Свет ненадолго нас закроет… Сколько их, Зейб?
      Но тролль снова мотнул головой.
      — Вы дальше слушайте меня. Еще говорили про деревню Индуʼле. Что-то там у них случилось, что связь потеряна. Это пришлые сказали. А эти, мол, и ладно. Главное, что волнолов работает. И без какой-то там штукенции его не отключить. Так что лучше перебросить больше сил на побережье.
      — Выходит, Индуʼле совершенно не охраняется? — встрепенулся Алантир.
      — Это дальше всего от садов Лунного Покоя, на юго-восток, — припомнила Эллана. — Мы туда будем добираться…
      Ее голос утонул в треске коры. Все трое встрепенулись, Зейб взвился на ноги. Дерево за его спиной шевельнулось, заворочалось и вдруг повернулось к ним. В коре разверзлась трещина, зажглись два голубых огонька, похожих на глаза. Охотник вместе со своей кошкой отскочили от ожившего древеня в разные стороны. А волшебное создание выдрало корни из сугроба и угрожающе зашипело.
      — Ishnuʼala, — попытался обратиться к дереву маг, подбирая слова на древнем калдорайском. — Мы…
      Древень шагнул вперед и яростно хлестнул ветками, отбрасывая эльфа на добрый десяток ярдов. К счастью — в снег.
      В бок дерева воткнулась зачарованная стрела, разворотив ствол на две ладони. Древень покачнулся. Воспользовавшись этим, Эллана прыгнула к нему, наотмашь рубанув мечом. К счастью, дерево было не слишком большим и сравнительно тонким. Усиленный магией удар располовинил его по косой черте. Ствол разъехался, трещина-рот скривилась с толикой недоумения, голубые огни мигнули и померкли.
      — Что это вообще было, бес… — ругнулся Алантир, держась за ушибленные ребра.
      В ответ снова раздался скрип и скрежет. Наемники рефлекторно припали на колени, закрываясь плащами. В спину Лане ткнулась Кеко, вынуждая сделать то же самое. Умные северные ворги вжались в снег, напряженно сверля взглядами редкую рощу.
      Вдалеке прошагало страж-дерево.
      — Вот ведь бесовщина… — прошипел маг, когда гигантский древень удалился. — Они гнут поток.
      — У них за это будут большие проблемы, — заметила Эллана, напряженно оглядываясь, не проснется ли еще что-нибудь.
      — Возможно, это наш шанс…
      — Нет, — резко оборвал напарника Зейбʼфон. — Их там слишком много. От деревьев они отобьются, а то, что ты проскользнешь — бабушка надвое сказала. Слишком много колдунов. Сестренка дело говорит, синих ящериц на хвост нам не надо. Двигаем к деревне.
      Алантир раздраженно фыркнул, но спорить не стал. Оседлав волнующихся воргов, Лана и наемники поспешили прочь из наполнившейся скрипами рощи, держась юго-восточного направления. Через некоторое время деревья остались позади, и они выдохнули с некоторым облегчением.
      В этот раз путь им предстоял неблизкий. Солнце уже коснулось горизонта, делая вид, что собирается закатиться и напоминая заодно, что идут вторые сутки без сна, а они все тряслись в седлах, петляя меж снежных наносов. Звери все чаще шумно пробовали воздух, когда чуяли где-то близко мелкое зверье. Им хотелось есть, и тут не обойдешься ломтем жесткой солонины, которую можно кое-как сжевать прямо в седле.
      — Потерпи, мальчик, — приговаривал иногда Зейб, трепля своего матерого волчару по шее. Ворги были вышколенные. Они терпели.
      А вот Алантир явно рисковал свалиться со своего зверя, опасно раскачиваясь, кренясь и встряхиваясь каждый раз.
      — Тебе нужно поспать, Ал, — негромко сказала Эллана, сблизив их воргов бок о бок.
      — Не держи меня за тряпку, женщина, — буркнул маг. — Думаешь, мне нужно спать больше твоего?
      — Мне тоже нужно, — не стала пререкаться Лана. Хотя объективно ему это действительно было нужнее. Вид у Алантира был совсем бледный, глаза запали и тени под ними в подступающих сумерках казались еще темнее. Он истратил много сил, заметая за ними следы, да и артефактный браслет явно тянул из него энергию. — Перебирайся ко мне в седло. Поспишь пару часов, потом я.
      Синʼдорай на секунду задумался, но предложение, судя по всему, было слишком заманчивым. Они ненадолго остановились — закрепить поводья и пересадить мага перед седлом эльфийки, и вновь тронулись в путь. Алантир уснул почти мгновенно, ссутулившись и опершись спиной на рыцаря крови. Маг оказался легким, хотя из-за объемного мехового плаща обхватить его было не так просто. Но и это не доставляло особых проблем — хуже оказалось то, что Ал был ощутимо выше Ланы. И пусть ворг сам находил дорогу, следуя за своим собратом под седлом тролля, это было очень неудобно.
      Зейб оглянулся и хмыкнул на ее мучительные попытки смотреть из-за плеча эльфа.
      — Давай этого героя сюда, сестренка.
      — Но…
      — Давай-давай.
      Охотник сбавил ход, позволив догнать себя, и, нагнувшись, прямо на ходу ухватил побратима подмышки и пересадил к себе. Ал только проворчал что-то во сне и плотнее укутался в сбившийся плащ. Лана покачала головой.
      — Его же так можно прямо теплым брать.
      — В нашем дуэте я уши и глаза, — усмехнулся Зейб. — Он — мозги и язык. Пусть спит.
      — Очень болтливый иногда язык, — заметила девушка.
      Тролль кивнул и пустил своего ворга на полкорпуса вперед.
      — Что, уже наболтал тебе чего-то, пока я по сугробам мерз?
      — Да так. Мы немного говорили, — неопределенно сказала Лана, неуверенная, что хочет вызывать аманийского изгнанника на откровения. — Я смотрю, как вечно он набивает вам цену…
      — Ну, так себя ценить надо. Если сам себя не оценишь, то кто оценит? Да и жизнь у нашего брата такая… Лучше себя переоценивать, чем потом с пустым брюхом ходить. Нам-то жалование никто не платит.
      — Конечно… Я просто… Просто я не смогла бы.
      — Да уж, знаем, — усмехнулся тролль. — Как этот пройдоха Хемил подбил тебя поработать задаром.
      — Мне нужно было уехать как можно быстрее, — буркнула Лана. — Если бы не воздушный патруль врайкулов, в Молоте я была бы на два дня раньше вас.
      — Я не осуждаю, сестренка, — пожал плечами Зейб. — Ты на своем месте. Хорошо, что не на нашем…

      Эльфийка под ненавязчивую болтовню Зейба продержалась до утра, зачерпывая пригоршнями снег, если попадались рядом высокие сугробы, и без сантиментов растирая его по лицу. Солнце, ушедшее за горизонт до половины, пошло обратно. Проснулся маг, потер окоченевший нос и звонко чихнул. Затем, обнаружив себя в объятиях тролля, добавил к этому пару крепких словечек и собирался уже перелезть на другого ворга, но тут за очередным снежным курганом показалась долина озера. Туземные домики, до середины вкопанные в снег, чернели кожаными куполами по берегам скованного льдом водоема.
      Спустившись по склону, наемники различили на белом насте пятнышки поменьше, а при приближении стало понятно, что это такое. По всей деревне были раскиданы трупы.
      — Клыкарры, — сказал Зейб с непонятным выражением. Калу'ак — на их языке, моржелюды. Туземцы, охотно торгующие как с Ордой, так и с Альянсом. Их поселения считались нейтральными, гавани были открыты, и быстрые суденышки переправляли путешественников и солдат обеих фракций по всему южному побережью.
      — Магией их убили, — констатировал Алантир, осмотрев первый же труп. — У наших «друзей» нет времени на переговоры.
      — Только где сами синие? — Лана огляделась, передернувшись. Сонливость как рукой сняло. Правда, на периферии зрения слегка рябило от усталости и в ушах немного шумело, но мозг работал остро и четко.
      — Где волнолов? — уточнил свой интерес маг.
      Эльфийка посмотрела на него с некоторым раздражением. Охотники на магов вырезали здесь целую деревню. А потом что-то, очень вероятно, убило самих охотников — иначе как объяснить, что драконы потеряли связь с ними. Это «что-то» вполне могло быть еще здесь, а непутевого наемника интересовали только его колдовские штучки!
      Троица прошла немного вдоль побережья, внимательно оглядываясь по сторонам. Почти у каждой хижины был хотя бы один клыкаррский труп. Их слегка подпортили птицы — и только это указывало, что трагедии уже несколько дней сроку. На морозе тела гнили куда медленней.
      Ворги заинтересованно водили мордами. Животные совсем не волновались, так что если к исчезновению синих и причастна была нежить, сейчас она ушла. Зейб спешился и расседлал своего зверя, подав пример остальным. Гигантские волки немедленно направились к ближайшему мертвому клыкарру. Лана дернулась, но тролль положил ей ладонь на плечо.
      — Они же разумные!..
      — Они теперь мертвые. А хоронить их у нас нет времени. Пускай едят.
      Девушка снова передернулась и отвернулась от воргов, деловито выцарапывающих моржелюда из засаленной рыбацкой дубленки.
      Алантир уже разгонял рунные браслеты.
      — Дай-ка еще раз карту, птичка.
      Стараясь не прислушиваться к волчьему взрыкиванию и чавканью, Лана вынула из сложенных на берегу вещей тубус. Нужная карта лежала в центре. Маг подошел к эльфийке, снова сводя рисунок с чародейской проекцией.
      — Вот этот узел… И если тут соответствует… По идее, точка должна быть прямо в озере.
      Эллана посмотрела на замерзший водоем. У побережья лед был выщербленный, серый, едва-едва прикрытый тонкой снежной пудрой, почти полностью стоптанной рыбаками. Старый и толстый панцирь. Возможно, озеро здесь было так мелко, что промерзало до дна. Клыкарры безбоязненно ходили по нему. Девушка ступила на лед. Ей хотелось уйти подальше от пирующих воргов.
Щербатая поверхность не скользила. Эльфийка осторожно шла, глядя под ноги. Следом за ней почти бесшумно двигался маг. Через полсотни шагов следов стало значительно меньше, на давней сахаристой корочке отпечатались отдельные цепочки. Широкие подошвы выдавали туземцев, ходивших сюда рыбачить. Где-то рядом должна быть полынья. Алантир остановился, бросая на лед синие отсветы от своего браслета. Лана сделала еще несколько осторожных шагов.
      Полынья чернела под свежей корочкой льда, еще не успевшего как следует нарасти и сделаться непрозрачным. Эльфийка присела на ее краю, пытаясь разглядеть что-нибудь сквозь толщу воды. Ей почудились слабые блики, хотя, возможно, это было только отражение Аловского браслета. Девушка повернулась к стоящему в пяти шагах магу, и в этот момент уловила движение подо льдом. Или это было только сонное мельтешение на периферии сознания, поскольку в затянутой тонкой коркой проруби Лана ничего не увидела. А может, глубинное течение вынесло к поверхности какой-то сор. Она прищурилась.
      Лед неожиданно брызнул ей в лицо вместе с фонтаном воды, разламывающей непрочное зеркало полыньи. Треск и бульканье просто оглушили. Эллана наотмашь резанула Светом перед собой. Подошвы заскользили по накренившейся поверхности. Еще не понимая, что происходит, эльфийка взвизгнула, пытаясь то ли выдернуть меч из кольца, то ли удержать равновесие, и рухнула под лед.
      Не менее оглушительная тишина. И темнота. И холод. Такой резкий и всеобъемлющий, что дыхание пресеклось, а грудную клетку словно тисками сдавило. Лана широко распахнутыми глазами увидела далеко внизу лиловые огоньки, расположенные в форме арки. В их свете плавали какие-то темные неподвижные фигуры, маленькие и изломанные. А рядом едва заметно колыхнулась вода. Плохо различимые в ней очертания на миг повернулись так, что высверкнул гладкий бок стихиаля. Водяную толщу прошил сияющий голубизной снаряд, разорвав текучую фигуру элементаля. Лана увидела пузырьки, вырвавшиеся из ее собственного рта, подняла голову им вслед и узрела удаляющуюся от нее колеблющуюся светлую звезду проруби. Что-то переключилось в скованном холодом мозгу. Эльфийка дернулась, пытаясь остановить погружение, но огромная тяжесть тянула ее вниз. Разбухший меховой плащ давил на плечи. Девушка схватилась за завязки. Намокшая кожа не скользила, и пальцы почти не гнулись, став как деревянные. Безуспешно подергав плащ, Эллана сжала кулак на шнурке. Сверкнула вспышка. Мимо лица скользнул теплым поцелуем лепесток быстро выстывающего кипятка. Плечам стало легче, мохнатая шкура колыхающимся облаком пошла вниз. Лана снова забарахталась, пытаясь выплыть. Тренированное тело вытащило бы легкую этерниевую сталь доспеха, но здесь было слишком холодно. Конечности цепенели, грудь сводило судорогой и даже мысли смерзались в голове.
      Чья-то тень на миг закрыла от нее звездочку проруби. Легкие горели, и единственным осмысленным решением осталось: «не вдыхать». Ни в коем случае не вдыхать ледяную воду…
      Сильные руки перехватили ее под грудью и потащили наверх. Лана, совсем перестав сопротивляться, бессмысленно смотрела, как исчезает в темноте облако-плащ.
      В глаза хлынул свет.
      Хлынули звуки. Морозный воздух обжег мокрую кожу. Воздух! Эльфийка сделала хрипящий вдох и зашлась в кашле, снова и снова давясь спасительным кислородом, пытаясь надышаться, но забывая выдыхать. Что-то кричали позади и над ней, сливаясь в единый непонятный звон. Тело казалось невероятно тяжелым, но главное — главное, что здесь был воздух. А потом ее подхватили подмышки и вытащили на лед.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.