Лёд и кровь +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг или персонажи:
рыцарь крови, маг, охотник, чернокнижница из КФО; Кольтира и другие рыцари смерти; эпизодические Этас, Тассариан, экипаж "Молота Оргрима", Тирион Фордринг, Король-лич и прочие...
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action)
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 243 страницы, 37 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Выжало слезу и вынуло душу! » от Shadowmourne
«С благодарностью за все =З» от С.Ель
Описание:
Идет Нордскольская кампания. Пути многих героев переплелись на северном континенте. Один из них предстоит пройти рыцарю крови из Кель'Таласа - совсем еще юной эльфийке, то ли ищущей возмездия, то ли бегущей от своего горя.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Сейчас я пишу две работы параллельно. Главы выходят поочередно, возможно из-за этого время между выкладками увеличится. Но фик не заброшен, даже не думайте =Ъ
По-прежнему рада отзывам и любой критике.

Страница вк с картинками и не только https://vk.com/public137838084

12. Преддверие смерти

15 июня 2016, 15:17
      — Какие, к хренам, посетители, Кардан?! Дневная аудиенция окончена. Пусть ждут до утра!
      Орк-посыльный не успел ничего ответить своему раздражительному командиру, только посетовал мысленно, что снова эти наемники выпали на его долю, и рычание начальства слушать ему. А может, еще и оплеухи получать, потому что просители оказались настойчивыми и слов не понимали. Девушка оттерла его плечом, входя в ратушу вместе со своими бойцами.
      — Наше дело не терпит отлагательств, командир Агмар, — твердо сказала она. — Вели привести курьера из Кирин-Тора. У нас срочное донесение для Совета Шести, да и тебе будет не лишним это услышать.
      — Ты совсем потеряла страх, птичка? — ощерился орк. — Думаешь, нанялась к магистру, сразу стала важной птицей, а? Пока еще я командую в этом гарнизоне и могу вышвырнуть тебя отсюда вместе с твоими наемниками!
      — Призови курьера, — процедила Лана. — Если не хочешь, чтобы по твоей вине Орда осталась без магической поддержки вообще.
      Агмар сплюнул на пол.
      — Кардан!
      Рубака ударил себя кулаком в грудь и убежал. Уже через минуту он притащил в ратушу заспанного эльфа. Несмотря на мятый вид, маг поклонился, стараясь блюсти достоинство, и без лишних понуканий активировал медальон. Несколько томительных секунд прошли в ожидании. Наконец, посланник снял артефакт с цепочки и положил в центр зала перед Агмаром. Над ним развернулась проекция.
Этас, как и в прошлый раз, был безукоризнен. Он официально поприветствовал командующего крепости и повернулся к наемникам.
      — Рыцарь Эллана?
      — Магистр Этас, — девушка по-военному отдала честь. — Мы выполнили задание Кирин-Тора в садах Лунного Покоя, а также провели дальнейшее расследование касательно деятельности так называемых охотников на магов на территории Драконьего Погоста. И я полагаю, полученные нами сведения жизненно важны не только для Кирин-Тора и Даларана, но и для всех смертных магов.
      Один из Шести кивнул.
      — Командир Агмар, этот разговор не для лишних ушей.
      — Пшли вон! — рявкнул орк на своих подчиненных и мрачно посмотрел на проекцию. — Я останусь. Девчонка сказала, это важно для Орды.
      Этас сделал неопределенный жест, но спорить не стал. Он выжидательно посмотрел на рыцаря крови. Она переглянулась с магом. Мужчина выступил вперед.
      — Алантир Ясный Взор, выпускник академии Фалтриена, — напомнил он. — Все магические замеры были проведены мной. Помимо садов Лунного Покоя мы вынуждено побывали в Лоталорском редколесье, деревне клыкарров Индуʼле и у Лазуритового святилища. По итогу проведенного расследования, я могу с уверенностью сказать: синие драконы изменяют направления магических потоков и сливают энергию в Нексус.
      Повисла тишина. Проекция дрогнула. Этас откашлялся.
      — Что?
      Алантир шагнул к карте Погоста на стене.
      — На дне озера в Индуʼле находится сооружение, так называемый волнолов, с помощью фокуса перенаправляющий течение потока. Все сведения о нем записаны с помощью анализатора. Также мы добыли управляющее устройство от этого волнолова и готовы предоставить его Кирин-Тору. Смещение фокуса вызывает локальные магические катаклизмы. Группу охотников на магов в Индуʼле убили разъяренные элементали воды. Сама деревня была зачищена ранее, но единичные выжившие клыкарры лишились рассудка, вероятно, из-за работы волнолова. В Лоталорском редколесье пробудились калдорайские страж-деревья и древни. Еще один волнолов стоит на Сверкающем взморье вот здесь, но у нас не было возможности подобраться к нему.
      — А что в садах Лунного Покоя? — отрывисто перебил Этас.
      — Они пытались завернуть крупный поток. Мы не обнаружили признаков волнолова. Возможно, охотники на магов только готовили почву для него, а может, воздействовали иным способом. Их уничтожили призраки высокорожденных. На одном из трупов мы нашли поврежденный диск с сообщением от Малигоса, а также узнали о заключенном союзе с эфириалами. Вот диск, вот приказы из Индуʼле о перебросе группы из Садов к Лазуритовому святилищу… — Алантир один за другим начал извлекать трофеи из сумки. Движения у него были дерганные, и когда маг, наконец, вновь обратился к Похитителю Солнца, в голосе явно скользнули истерические нотки. — Магистр, я не маг Кирин-Тора, но даже мне ясно, что если эти волноловы будут работать дальше, это обернется катастрофой. Рухнет Даларан. Маги лишатся магии!..
      Этас молчал. Эллана окинула взглядом опустевший зал ратуши. Агмар явно не понял половины разговора, но смотрел внимательно и цепко. Курьер таращился на магистра огромными перепуганными глазами. Юный, младше даже Ланы. Неофит с какой-нибудь заставы, где сейчас все опытные маги наперечет. Неудивительно, что его использовали только как посланника. Кирин-Тор не мог выделить на расследование ни одного даже среднего мага.
      — Даларан в осаде, — сказала она в абсолютной тишине. — Сообщение с городом нарушено. Используются только грузовые порталы. Курьер из самых младших, на кого охотники не позарятся. Все боевые маги заняты в обороне. Вы не можете сделать ничего за пределами города, поэтому искали помощи со стороны.
      — Я должен созвать Совет Шести… — ровно сказал Этас. — Передайте курьеру анализатор магии и все добытые доказательства деятельности синей стаи. Леорас, передай господам их компенсацию за риск и потраченное время. Алантир Ясный Взор, будь готов, что тебя вызовут позднее для предоставления подробного отчета и уточнения всех тонкостей.
      Синʼдорай вложил в руки курьера тубус, диск, кольцо и два записывающих кристалла в футлярах. Хмурый отчего-то Зейб протянул лапу за причитающимся им мешком.
      — Магистр, — маг поднял на Похитителя Солнца тяжелый взгляд. — Мы осознаем всю сложность положения, в котором оказался Кирин-Тор. Даларан осажден. Ваши маги не могут покинуть город. Вы противостоите самому Аспекту Магии…
      Лана повернула голову к наемнику. У нее противно сжалось сердце. Они же договорились…
      — Поэтому мы не можем просить о соответствующей компенсации за дополнительное расследование, изначально не входившее в условия нашей сделки, — Алантир вымучено улыбнулся. — Однако есть еще одна вещь, способная заинтересовать Кирин-Тор. Это… информация. Она была записана на один из предоставленных нам кристаллов с помощью вашего оборудования, но она не относится к заданию напрямую. И я не обязан передавать ее вам в общем порядке. Но вы можете ее выкупить. Иначе я выкуплю носитель за свою часть вознаграждения, либо очищу его и верну ваше оборудование в оговоренном виде.
      — Что это за информация? — спросил Этас прохладно.
      — Скопированная часть Чарономикона.
      Зейб хмыкнул. Курьер снова выкатил глаза. Ал запустил вязь рун по браслетам и воспроизвел записи нескольких «страниц» и одной карты в качестве доказательства.
      — Какова же твоя цена? — с деланным равнодушием поинтересовался киринторец.
      — Тысяча золотых, — расплылся в улыбке маг.
      — Слишком много для неполной копии.
      — Назовите свою цену.
      Эллана вздохнула. Маги торговались еще полчаса и в итоге сошлись на половине первоначальной суммы. Курьер забрал анализатор и прочее, свернул проекцию и удалился в выделенную ему комнату. Притихший Агмар бурчал себе под нос и нервно покусывал ногти. Он не был искушен в магии, но вполне представлял, чем может грозить и план синих драконов, и ответные меры союзников, а у него совсем не было лишних бойцов для этого дела. Через несколько дней часть гарнизона и так уйдет к Ледяной Цитадели.
      Алантир покидал ратушу для разнообразия очень довольным. Следом шел заметно просветлевший лицом Зейб со своей кошкой.
      — Я даже не знаю, злиться на тебя или гордиться, — сказала Лана. — Такое великодушное решение от самого жадного наемника в Молоте, но и тут он умудрился что-то продать.
      — Да они бы все равно не заплатили сверху, — хмыкнул Ал. — Дело уже сделано, толку просить за него что-то? Даже без данных с кристалла, которые я мог стереть из вредности, они получили бы достаточно информации. А так хоть что-то поимели.
      — Но как же мечты о Кирин-Торе?
      — Да брось ты, какие мечты, — отмахнулся маг, покосившись на побратима. — Это так… Может быть когда-нибудь, когда я стану старым и дряхлым. А сейчас лучше побуду сам себе хозяином и не в том городе, который может грохнуться с неба из-за сбрендившей синей ящерицы.

      — Ну? Какие эмоции вызывает у тебя первая в жизни награда?
      — Странные, — призналась Эллана, принимая из его рук расписку на свою долю гонорара. Алантир долго скрипел и чуть ли не обнюхивал магические печати, скрепляющие документ. Они с Зейбом предпочли бы наличность. Бумажка оставалась бумажкой, несмотря на подлинность и вес печати Кирин-Тора, и какую-то пользу могла принести только в большом городе, а единственным таким по эту сторону океана являлся осажденный Даларан. Однако выбора у них не было, как и золота у курьера.
      Наемники и рыцарь крови расставались. Две оседланные виверны разминали крылья у коновязи. Зейбʼфон крепил поклажу. Всем троим так и не довелось выспаться этой ночью. Ала призвали через пару часов и продержали почти до утра. Он выглядел самым вымотанным из них и весьма раздраженным, но девушке старался улыбаться. Лана знала, что за пазухой у него письмо с такой же тяжелой и значимой печатью, как на векселях. Маг летел заключать союз к самой королеве драконов.
      — Не скучай. Мы скоро вернемся, — пообещал эльф. — Привезти тебе рубиновую чешуйку в качестве сувенира?
      — Привези мне Алантира, который не будет бахвалиться и торговаться — это, по крайней мере, меня удивит, — без энтузиазма отшутилась Лана.
      — Может все же оставить тебе нашу палатку? — с сомнением спросил Зейб. — До Храма меньше дня лету, а там нас разместят, думаю.
      — Нет, нет, — отмахнулась девушка. — Мало ли что случится. Сады Лунного Покоя тоже предполагались легкой прогулкой с небольшой разведкой — и что? Я тут придумаю что-нибудь. Может, удастся арендовать у тавернщицы угол на чердаке.
      — Ну, смотри… — тролль подхватил протестующую Кеко под лапы и, перекинув кошку через плечо, устроился в седле. — Пошли, братиш.
      — Агмар обмолвился, что скоро орки пойдут на Ангратар, — понизив голос, сказал Алантир. — Если мы задержимся?..
      — Да. Я уйду с ними. Но вам туда соваться не обязательно. Наживы там не будет.
      — Мы тебя найдем, — пообещал маг. — Береги себя. Shorelʼaran.
      Он ненадолго сжал плечи эльфийки и тоже прыгнул в седло. Распорядитель передал наемникам поводья и громким окриком погнал ветрокрылов в воздух. Звери взрыкнули, беря небольшой разбег, и взмыли в небо, очень скоро скрывшись за деревьями. Лана проводила их взглядом и вздохнула. Без двух негодников стало неожиданно одиноко.
      Отогнав ненужные мысли, девушка решительно направилась в таверну. О ночлеге стоило договориться прежде всего.
      — Нет, — отрезала хозяйка.
      — Я заплачу, — попыталась урезонить Эллана, но орчиха непреклонно качнула головой.
      — Места нет.
      Девушка поджала губы. За время их отсутствия в Молоте стало многолюднее. Тут и там она натыкалась взглядом на таунка, пришедших из деревни Ледяной Пыли, оккупированной Культом Проклятых и нерубами. С прислужниками Плети удалось справиться, но этот удар оставил в душах выживших быколюдов кровоточащий рубец и стал последним камнем на весах их сомнений. Северяне примкнули к Орде, принеся присягу перед Агмаром.
      Но их приняли на службу, а значит, расселили по казармам.
      — Надо было тебе улетать со своими наемниками, — процедила тавернщица, видя, что эльфийка не уходит.
      — Я осталась ради того, чтобы пойти на Ангратар вместе с орками. Несмотря на то, что ваш командир не взял меня в гарнизон.
      — Правильно сделал. Я б такую худосочную и в похлебку не взяла.
      Ближайшие столики взорвались от дружного гогота свободных от патруля рубак.
      — Под честью в этой крепости явно подразумевается что-то другое, — зло бросила Лана и пошла прочь, выплюнув сквозь зубы на талассийском: — Зеленые ублюдки…
      Морозный воздух остудил ее горящее лицо. Девушка сделала глубокий вдох, заставляя себя успокоиться. Оттого что она начистит пару клыкастых рож, проблема не исчезнет, хотя, может, ее начнут уважать. Орки вроде бы ценили грубую силу. Но не возить же лицом по стойке тавернщицу, в самом деле. Эллана покусала губу. Оставалась слабая надежда на палаточный лагерь других наемников. Если бы среди них нашелся хоть кто-то из синʼдорай. Как договариваться с другими ордынцами, она даже представить не могла.
      — Эй, птичка, — позвал ее грубый голос. Лана сама не заметила, как ноги вынесли ее к палатке Горта. Капитан стоял у входа вместе с каким-то другим орком. Оба хмурились. — Поди сюда. Дело есть.
      — Насколько важное дело? — спросила эльфийка нехотя. Роль наемницы лепилась к ней с трудом, но если у капитана что-то серьезное, может, он и палатку со склада ей отпишет. За вычетом из награды или просто за золото. Помимо расписки у Ланы было, чем расплатиться.
      — Пустячное, — не оправдал ее ожиданий Горт. — Надо книжку одну перевести.
      — Я не переводчик. Ал улетел.
      — Да тут не справился бы твой мажонок, — фыркнул капитан. — В Молоте только один этот фолиант может перевести.
      — А я тебе тогда зачем?
      Орки переглянулись. Второй, незнакомый, угрюмо засопел и скрипнул зубами. Горт протянул Лане потрепанный неопрятный том, оправленный в черную кожу.
      — Надо отнести Кольтире Ткачу Смерти. И заставить его работать.
      Эльфийка громко фыркнула.
      Орк истолковал это по-своему.
      — Дело пустячное, — повторил он недружелюбно. — Но я заплачу.
      — Заплати местом для ночлега, — резко оборвала его Эллана, выхватив книгу. — Орки отвратительно относятся к союзникам, Горт. Твой командующий проклятый расист, а весь гарнизон ему вторит. Тавернщице жаль для меня угла, оплаченного золотом. Кровь и честь, — передразнила эльфийка. — Где я найду Ткача Смерти?
      Мрачный капитан кивнул своему спутнику, и тот, полыхая уязвленной гордостью, повел ее за собой.
      Кольтира обитал на верхнем этаже ратуши. Лана впервые задумалась, какое положение он занимает здесь. Такое высокое, если определили ему место рядом с командиром — или просто рубаки слишком боялись ожившего мертвеца, чтобы селить его в казармах. Девушка покосилась на проводника. Вид у того был на редкость угрюмым, но страха орк не показывал.
      — Там, — коротко сказал он, ткнув пальцем в одну из дверей.
      Эллана решительно постучала.
      — Я занят. Убирайся! — донеслось изнутри. Эльфийку пробрало от звуков этого голоса. Она его уже и забыла. Рыцарь крови не сталкивалась больше с Ткачом Смерти с момента их поединка, иногда видя во дворе крепости лишь издали. А на фоне истории с синими драконами и вовсе выбросила его из головы.
      Орк стоял в начале коридора, сложив руки на груди, и внимательно за ней наблюдал. Сжав зубы, Лана толкнула поддавшуюся дверь и вошла. Клетушка два на три шага. В нее втиснули кровать да крохотный стол — больше не поместилось.
      — Капитану Горту нужен перевод этого…
      — Я сказал, у меня нет на это времени, — перебил Кольтира, поднимаясь ей навстречу. Зло полыхнувшие глаза заставили ее замереть на середине шага. Сердце пропустило удар, а волоски на шее инстинктивно встали дыбом.
      — Это приказ, — тихо, но непреклонно сказала девушка.
      Рыцарь смерти шагнул к ней, занося руку. С его губ сорвалось жуткое от потустороннего эха рычание. Лана отпрянула невольно. Полыхнула вспышка. Ткача Смерти швырнуло назад. Он ударился о стену и сполз на узкую койку, держась за грудь. Эльфийка не сводила с него взгляда, вжимаясь в дверной косяк.
      Что-то было не так. Всего несколько дней назад Кольтира просто унизил ее в бою, обращая на ее Свет не больше внимания, чем на комариные укусы. А теперь он выглядел совершенно разбитым и сломленным. От одной вспышки?
      Девушка плотно закрыла дверь, бросив свои мешки у стены, и приблизилась.
      — Что с тобой происходит, Ткач Смерти? Я могу помочь?
      Немертвый поднял голову, опалив ее ледяным взглядом. Снежные волосы в беспорядке рассыпались по плечам, некогда красивое лицо стало еще более осунувшимся с их последней встречи.
      — Эй! Эльфийка! — раздался голос провожатого. — Что там у вас?
      — Ничего, мы разговариваем, — бросила Лана через плечо. — Возвращайся к Горту. Будет ему перевод.
      Орк нерешительно потоптался под дверью и все-таки ушел.
      — Эта книжка так важна для тебя? — почти без выражения произнес Кольтира. Он протянул руку и коснулся фолианта, который девушка все еще бездумно прижимала к груди. — Занятно…
      Эллана передала ему книгу.
      — Только ты можешь перевести ее?
      — В Молоте Агмара — только я, — равнодушно подтвердил Ткач Смерти. — Это руны Плети.
      Эльфийка поежилась. То ли от его голоса, то ли от того, что стояло за этими простыми словами.
      — Что мне сделать, чтобы ты перевел ее?
      — Все пытаешься завоевать уважение орков? — усмехнулся синʼдорай. Он посмотрел куда-то в сторону, нахмурился, прикрыл глаза, прислушиваясь к чему-то. — Свет их разогнал…
      — Кого?
      — Тени.
      — Тени? — Лана подняла бровь.
      — Тени… — Кольтира будто не слушал ее. — Таскаются за мной, словно старые грехи, тянут жилы… — он осекся и уставился на девушку недовольно. Дернул уголком рта. — Делают слабым.
      Эллана ничего не знала о рыцарях смерти. Почти ничего. Они были самыми опасными воинами Короля-лича. Часть из них, акериты, обитатели парящего некрополя, атаковавшего Часовню Последней Надежды, освободились от власти Артаса и поклялись отомстить ему, создав новый орден — Черный Клинок. Их верховный лорд дал позволение тем, кто желал этого, выступить на стороне родных им королевств. Вероятно, Кольтира был из их числа.
      Больше ничего эльфийка о них не знала. Но очень хорошо понимала сейчас это гадкое чувство собственной слабости.
      — С этим можно что-нибудь сделать?
      — Ты можешь гонять их, пока я буду переводить эту никчемную книжку для Горта, — язвительно отозвался Ткач Смерти.
      — Их можно уничтожить?
      — Для того, чтобы их уничтожить, их нужно увидеть. Спуститься… в преддверие смерти.
      Кольтира прищурился, испытующе глядя на нее. Эллана упрямо подняла подбородок.
      — Я могу отправить туда твою душу, — медленно и тихо произнес рыцарь смерти. — Вопрос, стоит ли это того, чтобы быть запятнанной моей нечестивой магией, рыцарь крови…
      — Я не боюсь.
      — Неужели? — немертвый встал, отложив книгу на стол, и взял девушку за плечи. Круговое движение — и они поменялись местами. Под колени эльфийки ткнулся край кровати. Кольтира усадил ее, нависая сверху и глядя ровно в глаза своими струящимся синевой глазницами.
      — Твое тело останется здесь. Все еще не боишься?
      — Можно подумать, ты согласишься на наблюдателя…
      Ткач Смерти не улыбнулся. Ему не нужны были свидетели его слабости. И так достаточно.
      — Я сделаю все, что нужно. Будем считать, что я тебе доверяю, — и Горту известно, где она и с кем. Но было ли дело только в просьбе капитана? Осунувшееся лицо живого мертвеца вызывало в ней странные чувства. Ей хотелось помочь.
      Кольтира прищурился.
      — Не нужно отходить далеко. Этой комнаты и коридора будет достаточно. На какое-то время.
      Лана кивнула, стараясь унять нервную дрожь, возникающую при виде его мертвых глаз так близко, не скривиться от ощущения обволакивающей ее недоброй магии. Рыцарь смерти оскалился и зашипел.
      — Не сопротивляйся!
      Девушка закусила губу и вновь кивнула. Несколько раз вдохнула глубоко и попыталась расслабиться, прекратить выставлять инстинктивную защиту, сжиматься от холода его пальцев, чувствовавшихся через доспех.
      — Как их уничтожить?
      — Светом, — коротко сказал Ткач Смерти и рванул ее на себя. Эллана встала, удивившись легкости, с которой это произошло. Словно вместо того, чтобы оказаться на ногах, она могла взлететь. Пропали звуки. Она чуть было не испугалась, настолько это было похоже на недавнее погружение в ледяную воду. Но дышалось тоже легко. Кольтира стал дымной фигурой, чуть более темной на сером фоне стен. Девушка обернулась. Ее тело таким же туманным сгустком неподвижно лежало на кровати. Контуры мебели покачивались и плыли.
      — Чужжжжая, — свистяще зашипело позади. Эльфийка резко обернулась. Шепот отразился от стен, и уже казалось, что звучит он со всех сторон.
По углам клубились тени. Те самые, о которых он говорил, их сложно было с чем-то спутать. У них не было четкого контура, но чудилось, что они похожи на искаженных Презренных — без ног, с очень длинными руками. У них не было глаз, но Лана хорошо ощущала на себе голодные взгляды отовсюду. Девушка положила руку на эфес, не удивившись, что у нее в этом дымном мире был меч. Кельʼданаская сабля выпорхнула из кольца жгучей полосой белого света, заставив тени отпрянуть. Эллана сделала выпад в сторону ближайшей из них. Существо разорвалось грязными лоскутами, тут же слившимися с полом. Раздался странный утробный вой где-то, будто и вовсе не здесь. Эльфийка развернулась и точно так же сразила оставшихся в комнате паразитов. Здесь они просто кишели, прятались от нее в темных нишах и углах, но, в конце концов, истаяли рваными ошметками в солнечных лучах.
      Лана толкнула дверь в коридор, но не открыла, а просто прошла сквозь нее. Сумеречная ратуша была похожа на растревоженный улей. Шепотки расползались по стенам, тени стремились скрыться, замечаемые только по движению самым уголком глаз. Но как бы ни пугал их Свет, жажда добычи была сильнее, заставляя вереницами скользить по лестницам и коридорам в направлении к заветной комнате.
      — Уходииии, — выдохнула ей в лицо очередная тварь, прежде чем Эллана насадила ее на клинок.
      — Ты не сможешшшь уничтожить вссссех, — шипела следующая.
      — Да сейчас прям… — эльфийка вошла в раж. Ей здесь было бесконечно мерзко, в этом перешептывающемся гадюшнике, хотелось вычистить все, выжечь всех этих кровососов от магии, заставить забыть дорогу сюда.
      — Ты убьешь десссяток — нас станет тысссяча…
      Клинок рассекает тень.
      — Он все равно будет сстрадааать…
      — Оставьте его! — закричала Эллана. — Убирайтесь отсюда! Сдохните все!!!
      Главный зал ратуши залило слепящим сиянием, спалив все, что там было. Девушка сбежала по последнему лестничному пролету, пересекла первый этаж и выскочила на крыльцо. Молот Агмара колыхался перед ней, как полуденный мираж. И вдруг он дрогнул. Лана качнулась, словно земля ушла у нее из-под ног, и попыталась ухватиться за дверной косяк. Гнетущее ощущение чужого взгляда навалилось на плечи. Вернув себе чувство равновесия, эльфийка внимательно огляделась.
      — Ааа… Очередной поборник Света… Как всегда, надоедливый. Наверное, я должен поприветствовать тебя? — голос ворвался в уши, словно зимняя вьюга. В нем звучала какая-то раздраженная усталость, безграничное снисхождение и лишь самая малость любопытства. — Добро пожаловать, насекомое. Добро пожаловать в мой мир.
      Девушка закружилась на месте, выставив саблю. Раздался смех, звучащий отовсюду.
      — Возвращайся… — долетел до нее слабый оклик Кольтиры. Лана обернулась. Но у нее еще оставались силы, чтобы выследить и уничтожить парочку теней. Или выяснить, что здесь вообще происходит. Она решительно шагнула за порог в призрачный двор крепости.
      — Тебе хватило мужества спуститься в мир мертвых в поисках ответов, — снова зазвучал голос. — Желание помочь союзнику заставило тебя рисковать своей жизнью…
      Эллана искала глазами тени, но больше не могла увидеть ни одной. Зато внизу, там, где в реальности стоял палаточный лагерь наемников и путешественников, рядом с костром, горевшим здесь призрачным серебристым пламенем, возвышалась человеческая фигура, сотканная из непроглядного мрака. Она повернулась к замершей эльфийке, и на черном сверкнули клубящиеся синим светом глаза рыцаря смерти. Из темноты выступали и снова прятались детали: зубцы коронованного шлема, шипы на массивных наплечниках, литой козлиный череп на гарде меча, который незнакомец упирал лезвием в землю. Впрочем, Лана уже узнала его. Она видела его, огромного, в колдовских палатах Утгарда.
      — Позволь мне помочь тебе, — сказал Король-лич.
      — Возвращайся! — позвали ее уже настойчивей. Серый мир мигнул. Черный призрак тоже поднял голову на звук. Эльфийке показалось, что он усмехается.
      — Мальчик верил, что он свободен, но за свободу нужно платить. Демоны, которых я сдерживал, теперь выслеживают его… и других рыцарей смерти, попытавшихся сбежать.
      — Они свободны от тебя… — прошептала девушка.
      Король мертвых покачал головой. Лоскут мрака соскользнул с его лица на миг, и она увидела, что Лич улыбается.
      — Лишь от моей воли. Пока что…
      — Возвращайся! Птичка!.. Как же тебя…
      Мир снова заколебался.
      — Зовет… Беспокоится… Иди. Пока я дарую тебе право выбора. Ты вольна выбирать свою сторону. Но рано или поздно ты будешь принадлежать мне. Так или иначе.
      — Эллана, вернись!
      Мираж разбился от хлесткой пощечины. Девушка резко вдохнула и распахнула глаза. Обе щеки горели. Глаза Кольтиры сверкали прямо у нее перед лицом.
      — Ты рехнулась?! Что я тебе говорил?!
      — Там… — только и смогла пробормотать Лана. Губы слушались плохо. Она попыталась приподняться, но локти подламывались. Тело было кошмарно тяжелым. Доспехи давили на грудь, грозя ее расплющить.
      Рыцарь смерти, видя ее попытки, помог девушке подняться на ноги, но отпускать не рискнул.
      — Ты стоять сама сможешь?
      Эллана честно мотнула головой. Кольтира крепко выругался и усадил ее обратно, принявшись быстро освобождать от брони. Стало легче дышать, но теперь тело била крупная дрожь. Немертвый укрыл ее плащом, затем вытащил из-под эльфийки казенное одеяло, которое, судя по закружившейся пыли, с момента выдачи не трогали, и укутал в него. И, ничего не сказав, вышел.
      Лана сидела и смотрела на закрывшуюся дверь. В комнате царил полумрак, разбавленный слабым светом, сочащимся из окошка под потолком. В голове было почти пусто. В ушах все еще звучали шепотки и вой, с которым тени распадались в ничто. И голос Короля-лича. Слова, которые он говорил. В них таилась угроза, но ей не было страшно. Ей было больно.
      Кольтира вернулся с миской дымящейся еды.
      — Тебе стало лучше? — с порога спросила его девушка, глядя снизу вверх зелеными глазищами, на бледном лице казавшимися огромными. Он странно на нее посмотрел и ничего не ответил. Присел рядом, обхватив, трепыхнувшуюся было, одной рукой за плечи.
      — Тебе нужно поесть. Варево огненное, но зато согреет.
      Лана попыталась высвободить из своего кокона руки, но ее только крепче стиснули и сунули ложку в рот. От того количества перца, что бросили в это адское жаркое, у эльфийки выступили слезы. Мысли о Короле-личе на время отступили. Кольтира кормил ее воплощенным огнем, иногда запихивая в рот по кусочку пресной лепешки, едва способной притушить этот пожар.
      — Воды дай… — хрипло попросила Лана.
      Ей повезло, и кувшин с водой нашелся, даже с не очень тухлой. Напоив девушку, рыцарь смерти отошел к столу. С совершенно каменным лицом. С таким же лицом подобрал остатки, что она не осилила, и неожиданно усмехнулся.
      — Надо было видеть эти вытянутые рожи, когда я впервые за всю службу потребовал свою порцию обеда.
      Эльфийка слабо улыбнулась, но он уже не смотрел. Зажигал свечку.
      — К утру я закончу перевод.
      — Кажется, меня долго не было…
      — Весь день. Ты начинала остывать.
      Она промолчала. Она промолчала и о том, что видела в мире теней. Это стоило сначала обдумать самой, а в данный момент Лана не в состоянии была думать. Огненная орочья стряпня согрела ее изнутри, а вернувшийся к ней зачарованный плащ и одеяло не давали этому теплу рассеяться. Хотелось лечь. Эллана качнулась и завалилась щекой на выстывший матрац.
      — Можешь спать здесь. Если не боишься.
      — Чего тебя бояться… — пробормотала эльфийка, сворачиваясь клубочком, и провалилась в глубокий сон без сновидений.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.