Лёд и кровь +43

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг или персонажи:
рыцарь крови, маг, охотник, чернокнижница из КФО; Кольтира и другие рыцари смерти; эпизодические Этас, Тассариан, экипаж "Молота Оргрима", Тирион Фордринг, Король-лич и прочие...
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action)
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
Макси, 295 страниц, 45 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Выжало слезу и вынуло душу! » от Shadowmourne
«С благодарностью за все =З» от С.Ель
Описание:
Идет Нордскольская кампания. Пути многих героев переплелись на северном континенте. Один из них предстоит пройти рыцарю крови из Кель'Таласа - совсем еще юной эльфийке, то ли ищущей возмездия, то ли бегущей от своего горя.

Посвящение:
Всем читателям, поддержавшим меня на этом нелегком пути, и Эллане - моему первенцу от мира Warcraft

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Страница вк с картинками и не только https://vk.com/public137838084

20. За Чёрный Клинок!

2 октября 2016, 15:07
      — И… что нам теперь делать? — растерянно спросила Лана. — Его можно вызволить?
      — А зачем? — пожала плечами освободившаяся из объятий поганища Ажика. — Он свою часть работы выполнил, мы — тоже. Осталось только изложить план нашим новым друзьями и ждать.
      — Остался еще командир крепости. К тому же… ты серьезно предлагаешь просто бросить его на верную смерть?!
      Видя, как растягивается на лице орчихи издевательская ухмылка, Эллана сжала кулаки.
      — Я не хотела оставлять нежити разведывательный отряд, — процедила она. — Но лезть туда было форменным самоубийством.
      — Да? А как ты собралась спасать своего мертвяка в этой набитой нежитью клоаке? Посмотри на себя. Ты даже тот путь, который мы проделали, не повторишь. Хотя постой, о какой верной смерти мы говорим? Это же мертвяк, он уже мертвый! — саркастично сказала воительница.
      Эльфийка поджала губы. Только ради того, чтобы доказать свою выдержку, она бы сунулась в эти крысиные норы снова, хотя мышцы протестующе ныли и грозили подвести на первом же подъеме в проклятых шахтах.
      — Где его держат?
      — Его не будут нигде держать, — сказала Найтсвуд. — У Плети короткий разговор с предателями. Раздора повели к генералу Лайтсбейну. Он в Кузне.
      — Ушастая, ты в своем уме? Куда?!..
      Девушка, не слушая, уже шла к выходу и лаборатории. Банши плыла чуть впереди нее, рядом беззвучно полз Прыгун. Чуть погодя раздались бухающие шаги поганища за спиной, за которыми не было слышно, идет ли с ними Ажика, но что-то подсказывало, что идет.
      У центральных ворот Найтсвуд обернулась.
      — Останься здесь, Злоб.
      — Злоб охранять орку…
      — Я ценю это, дружок, — заверила его Яростная. — Но лучше действительно постой здесь, проследи, чтобы никто лишний не вошел.
      Поганище явно озадачилось, но остановилось. Так они и оставили его, растерянно озирающегося по сторонам, очевидно, мучительно соображающего, кто такие эти самые «лишние».
      — Когда придет время… — начала было Эллана, но банши оборвала ее.
      — Я знаю, что должна буду сделать. Мы поможем Черному Клинку.
      Кузня была зеркальным отражением лаборатории, только вместо разделочных столов и стоек с пугающими инструментами здесь натыкали верстаков и шлифовальных кругов. Здесь было очень холодно для кузни. Разверстые зевы горнов по стенам дышали синеватым туманом, а не пламенем, не шипел о воду раскаленный металл, а молоты в руках закованных в латы фигур стучали нечеловечески ровно и слаженно. Раздора легко было узнать по ржавой шевелюре, ярким пятном горящей посреди непрекращающейся работы оружейников в черных доспехах. Стоящий перед ним рыцарь коротко замахнулся и ударил мертвого кулаком в лицо. Никто даже головы не поднял.
      — Ты подлая крыса, Раздор! — грянул голос генерала крепости, перекрыв лязг железа.
      Ответ рыцаря смерти до них донесся только благодаря летучему эху, хорошо слышимому под высокими сводами:
      — Я… служу… Королю…
      Его голова снова мотнулась от мощного удара. Двое держали Раздора за плечи. Его меч валялся у ног Лайтсбейна. Генерал бросил поверх какой-то изрядно мятый лист бумаги.
      — Подробный план Мрачного Свода нашли рядом с телами двух наших рыцарей. Что ты на это скажешь?!
      Лана отпрянула от арки и хлопнула себя по сумке на поясе. Рыться в ней было бессмысленно, она уже знала, что нарисованной Раздором карты в ней не найдет. Недавние события на галерее пронеслись у нее перед глазами, как наяву. Вот она судорожно пытается запихнуть листочек в сумку, пятясь от засекшего их патруля. А потом выхватывает жезл, чтобы подчинить Прыгуна…
      — Ажика… — девушка посмотрела на напарницу, облизнула пересохшие губы и вдруг ясно поняла, что должна сделать и сказать. — Ты напишешь письмо на «Молот», когда Свод будет взят.
      Орчиха покосилась на нее, не отлипая от косяка.
      — Не дури, ушастая. Их там десятка два. Ты ничего не сделаешь.
      — Уходите, — девушка обернулась и нашла глазами только упыря. Банши куда-то исчезла.
      — Это самоубийство, Эллана, — уже глядя ей в глаза, сказала Ажика.
      — Уходи в пещеру и жди штурма, — раздельно повторила эльфийка. — Это приказ.

      Удар под дых оказался чувствительным даже через доспех. На кирасе осталась вмятина. Сапоги Лайтсбейна лязгнули о рунический меч, лежащий между ними. Генерал взял обвисшего на руках рыцарей эльфа за горло и наклонился к нему, едва ли не касаясь свернутого носа стрелкой шлема.
      — Я давно слежу за тобой, Раздор. Слишком много странных вещей происходит вокруг тебя. Веры тебе ни на грош. Последний раз спрашиваю, — пророкотал командующий Свода, — Где твои сообщники?
      — Я служу Королю-личу, — упрямо прохрипел мертвый.
      — Что ж, я сам их найду.
      Лайтсбейн отступил от пленного и поднял его меч.
      — Я казню тебя твоим собственным оружием, а после — разобью его и переплавлю в скобы для поганищ. Никто не смеет предавать Плеть и господина!
      Генерал занес рунический клинок над головой. Ослепительно сверкнула вспышка, раздался звон, будто разбили хрусталь. Лайтсбейн пошатнулся от силы, едва не вывернувшей у него меч. Разом смолкли голоса молотов. Рыцари смерти разгибались над наковальнями и поворачивались все в одну и ту же сторону.
      Эллана опустила угасающий щит и надменно вздернула подбородок, глядя только на их командира.
      — Я пришла за тобой, ублюдок! — звонко выкрикнула она. — Не побоишься дать мне поединок или спрячешься за своим воинством?!
      По залу пронесся шелест вынимаемого из ножен оружия. Лана сильнее сжала рукоятку тлеющей Светом сабли. Лайтсбейн расхохотался лязгающим смехом, делая своим рыцарям знак.
      — Не трогать! Так это ты уложила двух моих рыцарей, малышка? Тебя покрывает этот синдорайский выродок?
      — Я никогда бы не снюхалась с проклятым мертвецом, — процедила девушка. — За это оскорбление ты тоже ответишь. И ты, и он.
      — Что ж… Раздор, у тебя есть возможность восстановить лицо, — Лайтсбейн усмехнулся. — И, может быть, мое доверие. Убей эту смердящую Светом тварь.
      Генерал бросил к ногам мужчины его оружие. Рыцари, державшие эльфа, отступили. Раздор медленно выпрямился и с хрустом поставил на место сломанный нос. Затем подобрал клинок и повернулся. Его некогда красивое лицо было изрядно разбито, на губах схватывались кровавые кристаллики льда. Он смерил Лану взглядом с ног до головы.
      — Это ты выкрала мой жезл подчинения, эльфийка?
      — Да, — кивнула девушка, глядя ему в глаза. — Трижды да.
      — Он тебе не поможет!
      Раздор ринулся на нее. Эллана парировала его атаку, скользнула влево и потихоньку стала отступать, огрызаясь, отводя рыцаря смерти подальше от коридора. Синʼдорай наносил удары жестко и без намека на поддавки. В его движениях угадывалась скованность, но скорее можно было поверить, что это генерал поломал ему пару ребер. Силы удара хватило бы на то, чтобы выбить ей руку, если бы девушка благоразумно не принимала его меч вскользь, отводя от себя и кружа по залу между верстаков и наковален. С каждым шагом у нее все крепче становилось чувство мышеловки, в которую она сама себя загнала.
      Раздор отжал ее на свободное пространство, с неожиданной прытью провел два финта — сначала справа, потом слева, не давая снова ускользнуть. Проломив оборону, рыцарь смерти отвел ее клинок вниз и плечом сбил эльфийку с ног. Тяжелый двуручник обрушился на нее сверху. Лана откатилась в одну сторону, потом обратно; получила пинок под бок, закувыркавшись по полу. Мужчина снова ее настиг, занося меч. Воспользовавшись малюсеньким простоем в его движении, Эллана собралась с силами и отбросила противника ударом фантомного щита. Рыцарь смерти сделал вынужденных несколько шагов назад, дав тем самым ей время встать на ноги. Эльфийка подняла щит и выставила меч, упрямо принимая классическую стойку. Дыхание с хрипом вырывалось у нее из груди, пот заливал глаза, несмотря на дикий холод Ледяной Короны.
      Зеленоватое свечение окутало Раздора. В нем раздробился лучик Света, когда немертвый снова бросился на свою жертву. Та обреченно выставила прямой блок, заученно поворачиваясь немного боком и сгибая колено, чтобы принять атаку в более надежной позиции, хотя это все равно не спасло бы от мощи рыцаря смерти. Но она устояла. Руническое лезвие задрожало у самой головы, локоть тоже дрожал, готовый подвернуться, но эльфийка держала обрушившийся на нее вес.
      — Еще восемь шагов назад, — прошептал Раздор.
      Эллана вскинула на него недоверчивый взгляд. Ее сабля безвредно чиркнула по саронитовой кирасе. Мужчина толкнул ее в щит, заставив отступить.
      Шаг.
      Эльфийка оглянулась, едва не пропустив удар. Рыцарь смерти широкими рассекающими взмахами заставлял ее отходить. Еще шаг, второй, третий, четвертый… Лана смотрела прямо в курящиеся голубым сиянием глазницы, как учили их на уроках фехтования, и угадывала следующую атаку по отблеску руны на периферии зрения, чувствуя бой как никогда остро. Клинки высекали искры, ее вело от каждого столкновения, но Раздор едва-едва придерживал руку.
      Восемь шагов.
      Грозя выставленным перед грудью мечом, он двинулся в обвод, разворачивая Лану на треть круга.
      — Добей ее уже, — грянул голос Лайтсбейна позади.
      Раздор кивнул, текучим движением отступая на шаг, отклоняясь, отводя руку с клинком. Следующее движение было молниеносно быстрым: рывок, рассечение горизонтально перед собой, но Лана уже просчитала его, выставляя щит навстречу и заранее отталкиваясь от земли. Острие прочертило в черной краске еще одну кровавую борозду. Эльфийка с готовностью завалилась назад, на локти. Воздух над ней раскромсала ломанная молния. Девушка перекатилась через правый бок, инстинктивно прикрыв голову. Раздался страшный скрежет и удивленный выдох, дублированный эхом. Эллана обернулась. Раздор с нежностью любовника обнимал за шею командира Лайтсбейна, его меч на три четверти выходил у генерала из спины. В следующий момент синʼдорай с усилием оттолкнул от себя рыцаря смерти, позволяя тому упасть на колени, и окончательно спихнул с клинка ногой. Придавив грудь поверженного сапогом, рыжий мертвец занес двуручник острием над его головой.
      — Давно мечтал это сделать, скотина, — процедил Раздор и опустил меч. Генерал Лайтсбейн дернулся в последний раз. По лицу синʼдорай словно прошла судорога, восстанавливались треснувшие кости, затягивались разрывы кожи, исчезали синюшные подтеки. Секунда — и только застывшая корка крови напоминала о подпорченной эльфийской красоте.
      Лана в это время кое-как поднялась на ноги. Рыцарь смерти переступил через труп своего командира и развернулся спина к спине с ней. Вокруг них сжималось кольцо защитников Свода.
      — Мы не отобьемся? — зачем-то спросила девушка.
      — Нет, но история вышла красивая. Даже жаль, что не рассказать никому, — вздохнул Раздор.
      Он замолчал, и Эллана подумала, что единственный оставшийся звук в этом зале — ее дыхание. И глухие удары сердца. Кровь стучала тяжелым набатом. Адреналин, сделавший ее реакции такими точными и заставивший усталость отступить, схлынул. Девушка сделала несколько глубоких вдохов, чтобы хотя бы выровнять дыхание. Бесполезно. Она слишком устала. Раздор, может, и заберет кого-то с собой, но она, в лучшем случае, на десяток секунд прикроет ему спину.
      Буханье становилось все настойчивее и громче. Эльфийка тревожно дернула ушами, не сводя взгляда с ближайших рыцарей. Вот несколько из них отделились от остальных, переходя на бег. Лана вскинула щит, кажущийся неподъемным…
      И взгляд застлал белесый туман. Нападающих смело волной раздирающего слух визга. Девушка тоже упала на колени, зажимая уши руками. Глухие удары вырвались из ритма ее сердца, превратившись в тяжелый топот огромных ног. Лязгнуло железо, дрогнули задние ряды рыцарей Мрачного Свода.
      — Локʼтар огар!!! — эхом разнеслось по кузне. — Вперед, воняющий уродец!
      Боевые крики Ажики потонули в реве крушащего цепью и секирой поганища. Снова завизжала банши. Раздор закрыл Лану собой, зазвенели мечи, и больше она ничего не видела, пока рыцарь смерти не поднял ее рывком за плечи, толкнув куда-то.
      — Вытащи ее отсюда!
      Эльфийка открыла глаза, встретившись с желтой зенкой упыря. Прыгун швырнул в кого-то свою отрубленную лапу, схватил Эллану за руку и изо всех сил оттолкнулся от пола. Они взлетели над смешавшимися рядами рыцарей, по которым скакали, сея хаос другие упыри. Прыгун зацепился ногой за свисающую с потолка цепь, качнулся и на излете бросил свою драгоценную ношу прямо в свободную руку возвышающегося над противниками Злоба. Поганище небрежно сунуло эльфийку к себе на свободное плечо и пришибло кого-то прицельным ударом крюка.
      — Я приказывала тебе ждать штурма!.. — прохрипела Лана, цепляясь за чудовищную лысую голову.
      — Можешь не благодарить! — рявкнула Ажика в ответ.
      Только тогда эльфийка заметила, что вслед за Злобом в кузню непрерывным потоком рвутся другие рыцари, а среди сражающихся мечутся всадники на мертвых лошадях.
      — За Черный Клинок! — закричал Раздор, отбиваясь где-то в центре зала вместе с леди Найтсвуд.
      — За Черный Клинок! — откликнулись ему со всех сторон. — За Черный Клинок!

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.