Лёд и кровь +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг или персонажи:
рыцарь крови, маг, охотник, чернокнижница из КФО; Кольтира и другие рыцари смерти; эпизодические Этас, Тассариан, экипаж "Молота Оргрима", Тирион Фордринг, Король-лич и прочие...
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action)
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 243 страницы, 37 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Выжало слезу и вынуло душу! » от Shadowmourne
«С благодарностью за все =З» от С.Ель
Описание:
Идет Нордскольская кампания. Пути многих героев переплелись на северном континенте. Один из них предстоит пройти рыцарю крови из Кель'Таласа - совсем еще юной эльфийке, то ли ищущей возмездия, то ли бегущей от своего горя.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Сейчас я пишу две работы параллельно. Главы выходят поочередно, возможно из-за этого время между выкладками увеличится. Но фик не заброшен, даже не думайте =Ъ
По-прежнему рада отзывам и любой критике.

Страница вк с картинками и не только https://vk.com/public137838084

29. Спасенные

15 февраля 2017, 17:40
      «Усмиритель Небес» — так назывался тот корабль, куда ее доставили на спине лазурного дракондора. Доставили, почти тут же накинули чей-то шарф на глаза и привели вот сюда, в тесную каюту, где сняли всю броню и обезоружили. Без доспехов Эллана чувствовала себя почти голой. Уязвимой. Ко всему, наваливалась усталость, делая мысли медленными и тяжелыми. Хотелось упасть на узкую койку и заснуть. Если бы не сверлящее чувство тревоги.
      — Как тво~е имя, эльф крови? — с набившим оскомину еще на КельʼДанасе акцентом вопросил широкоплечий дреней, глянув на нее с высоты своего воистину огромного роста.
      Лана скользнула взглядом даже не по лицу, по кирасе на уровне кончиков лежащих на ней «бородой» отростков.
      — Эллана, — равнодушно ответила она.
      — Элла~на, — повторил мужчина, растягивая гласные. — Ты — одна из рыцарей леди Лиадрин?
      — Я наемница на службе Орды… — девушка посмотрела в сторону, на свой щит, с которого изрядно содрало краску во всех пережитых боях. Повела плечами, пытаясь удобнее сложить руки со скованными за спиной запястьями.
      Дреней опустился перед ней на колено, чтобы их лица были на одном уровне. Он казался ужасно громоздким, неуклюжим, зажатым скудной мебелью маленькой человеческой каюты со всех сторон. Серебряные с синим окоемом глаза без зрачков внимательно посмотрели на эльфийку.
      — Мы не вра~ги.
      — Я вижу… — прошептала Лана, опустив голову.
      Дреней осторожно приподнял ее лицо за подбородок.
      — Я видел Свет. Что ты сделала?
      В глаза без зрачков смотреть было тяжело. Эльфийка покосилась на его гладкие белые наплечники с затейливой филигранью.
      — Исцелила рыцаря смерти.
      — Та~к мощно.
      — Я никогда не умела этого делать, воздаятель, — Эллана все же взглянула прямо в чуждое лицо с угловатыми костями черепа, выступающими под светло-кобальтовой кожей. Ответный взгляд был внимательным, но не враждебным. Дреней пытался понять ее — в иных категориях, чем те, какими оценивают военнопленных командиры.
      — Не умела сдержива~ть силу?
      — Не умела исцелять. Свет спасительный не откликался мне.
      — Хм… — он задумался. — Что же прои~зошло, что ты смогла преодолеть это?
      Лана пожала плечами. Возможно, дреней не считал ее врагом. Возможно, ей даже хотелось сказать ему. Попытаться объяснить все, что она почувствовала в тот момент. Чтобы он объяснил ей в ответ. В нем ощущались опыт и мощь, он мог бы помочь ей. Но они оба были военными.
      — У меня не было выбора.
      — Хватит возиться, Мараад, — дверь распахнулась, и в каюту заглянул человек с синим офицерским шарфом поверх жилета. — Коммандер Андерлайн требует ее к себе.
      Синекожий мужчина со вздохом поднялся. Пришедший солдат грубовато поставил Эллану на ноги и туго завязал на глазах плотную повязку, прежде чем вытолкнуть в коридор, придерживая за плечи. Тяжелые шаги дренея раздавались позади вместе с едва уловимым перезвоном чудесных кристаллов на его доспехах.
Путь оказался недолгим. Эльфийку толкнули на жесткий стул, заведя скованные руки за низкую спинку. Сопровождающий присел на колено, ловко притянув веревкой ее лодыжки к деревянным ножкам, и только после этого сорвал повязку, позволяя оглядеться. Помещение, куда ее привели, было куда больше жилой каюты. Слепяще-ярко горели газовые светильники по стенам. Под ними стояло несколько солдат при оружии. Лана не разглядела их лиц.
      Прямо напротив эльфийки всего лишь в нескольких шагах в том же положении сидел Кольтира, разве что вместо веревок — прочные цепи. Точно так же, как и с нее, с него сняли его неизменные доспехи. Видеть рыцаря смерти без брони было странно. Сразу сузились плечи, еще сильнее обозначилась худоба. Сквозь изодранную черную рубаху видны были голубые линии татуировок на белой коже.
      Взгляды их встретились. Девушка едва заметно вздрогнула и опустила глаза. Она загнала их в эту ловушку и понятия не имела, как из нее теперь выбираться.
      — Имя?
      По левое плечо от рыцаря смерти стояла высокая женщина при мундире. Темные волосы стянуты в строгий пучок, тонкие брови сведены к переносице, губы чуть заметно кривятся.
      — Она назвалась Элла~ной, — вместо угрюмо молчащей эльфийки ответил дреней. — Она должна быть одной из ры~царей воздаятельницы Лиадрин.
      — Ты думаешь, это имеет значение? — женщина, вероятно, та самая Андерлайн, изогнула бровь. — Я так не думаю. Если только она не сообщила, что отряд их рыцарей здесь, в Ледяной Короне.
      — Больше она ни~чего нэ сказала, — покачал головой Мараад.
      — Значит, ты не умеешь правильно задавать вопросы, — жестко резюмировала коммандер и обратилась наконец к эльфийке. — Чин? Подразделение? Место службы? Кто этот рыцарь смерти? Что вы делали в Ледяной Короне?
      Женщина дала Эллане пять секунд на молчание, за которые преодолела разделяющее их расстояние. И, не дождавшись ответа, отвесила пощечину. Голова эльфийки мотнулась, щека вспыхнула. Рука у коммандера была тяжелой. Андерлайн подождала, пока девушка снова выпрямится, поднимет взгляд. Карие глаза смотрели холодно. Женщина ударила Лану по другой щеке. Хлестко и равнодушно.
      — Это простые вопросы, эльфийка крови. Звание?
      — Рядовая, — выплюнула синʼдорай.
      — Врешь, — кулак коммандера врезался ей под дых. Эллана согнулась и захрипела. Спинка стула до боли впилась в локтевые сгибы.
      — Скажи ей, — обронил Кольтира.
      Офицер Андерлайн обернулась, дав ей возможность увидеть командира. Он едва заметно кивнул.
      — Его зовут Кольтира Ткач Смерти, — через силу выдавила из себя Лана, хотя хотелось ей плюнуть коммандеру в лицо. — Он штатный некромант на «Молоте Оргрима». Я его адъютант.
      — Что вы делали посреди ледника?
      — Били нежить.
      — Так далеко? — скептически хмыкнула женщина.
      — Мы были у Мордʼретара. На нас напал ледяной змей. Мы пытались уйти от него.
      Говорить было унизительно, хотя пока ее не спрашивали ни о чем по-настоящему важном. Кольтира молчал, даже не смотрел на нее. Лане становилось все более гадко — от этого позорного плена, альянсовской стервы коммандера и собственной беспомощности.
      — Ну что ж, пока совпадает, — наконец, кивнула женщина после продолжительного молчания. — Получается, мы взяли двух офицеров с летающей орочьей скорлупки. Сколько солдат на борту?
      Эллана не ответила. Офицер Андерлайн хрустнула костяшками пальцев.
      — Она не знает.
      — Неужели?
      — Она выполняет только мои поручения. Ее не посвящают в такие вопросы. Она адъютант при некроманте. Это даже не звание. Что ты от нее хочешь?
      — Ну, хорошо, предположим, я тебе верю, рыцарь смерти, — вкрадчиво сказала Андерлайн, отходя от эльфийки к нему. — Предположим. Но ты все-таки советник капитана корабля. Ты вносишь коррективы в военные операции против нежити. Тебе такая информация должна быть известна.
      — Да. Но я тебе не скажу.
      Женщина обернулась, словно и не ожидав иного.
      — Воздаятель Мараад?
      — Я не ста~ну участвовать в пытках, коммандэр, — твердо сказал дреней.
      — Что ж… — Андерлайн хмыкнула, встряхнула кистью и вернулась к мертвецу. Ее кулак впечатался Кольтире в подбородок. Немертвый не издал ни звука. Чуть помедлив, снова повернул откинувшуюся голову к женщине, сверля ее мрачным взглядом. — Пошлите за жрецом. К счастью, воздаятель, корабельные медики подчиняются моим приказам. А ты, тварь, пока ответишь мне за Лордерон…
Она замахнулась снова. Лана не видела за ее спиной командира, не слышала его голоса, только глухие звуки ударов словно по действительно неживому телу. Андерлайн удалось выбить из него хоть какой-то хрип, лишь когда она с размаху ударила в солнечное сплетение. Коммандер раздраженно встряхнула рукой и выхватила из ножен форменный кортик. И вдруг вскрикнула, шарахнувшись от немертвого, объятая прозрачным золотым пламенем. Люди у стен вскинулись. Скрипнул рычажок ручного арбалета.
      — Не стрелять! — рявкнула коммандер.
      — Солдат, отставить, — приказал Кольтира ровно.
      Лана бессильно откинулась на спинку, запрокинув лицо к потолку. Она чувствовала, как резко скакнула вверх температура. На висках выступили бисеринки пота, дыхание сбилось.
      — Я не могу…
      — Отставить, — с нажимом повторил Ткач Смерти.
      — Я это не контролирую…
      — Как интересно.
      Коммандер Андерлайн, оправившись от магического разряда, внимательно смотрела на эльфийку. Лана, лишь раз встретившись с ней глазами, захотела оказаться где-нибудь подальше отсюда. Она зажмурилась, пытаясь восстановить дыхание и унять дрожь. Эльфийка снова задыхалась — как тогда. Свет плескался в ней, как море: то отступая, то захлестывая с головой. Ее воля не могла управлять этим, словно раньше она была сосудом, а теперь этот сосуд разбился, и сила, жившая в ней, действовала по своим собственным неведомым законам.
      — Может быть, все же ты ответишь на мой вопрос, эльфийка крови? — прищурилась Андерлайн.
      — Она не знает.
      — Тогда я продолжу. Закрой меня щитом, воздаятель.
      Воздух вокруг Ланы опасно замерцал.
      — Коммадэр, если она действи~тельно не знает, вы просто сожжете ее и все, — подался вперед Мараад. — Она пэрежила мощный выброс энергии Све~та. Ее душа сейчас нэ стабильна.
      Женщина недовольно посмотрела на него, затем на Кольтиру, размышляя над возможным решением.
      — Тогда мы сделаем иначе… — офицер Андерлайн вновь направилась к Эллане текучей походкой гадюки и зашла за спину. Острие кортика небольно укололо эльфийку в щеку. — Как насчет тебя, рыцарь смерти? Что ты сделаешь, если я начну резать твоего адъютанта? Сначала просто раскрою ее смазливое личико. Потом нарежу ожерелье из длинных ушей, как любят это ваши варвары-союзники… — лезвие неторопливо прочертило незаточенной гранью бороздку до уголка губ и под ними, рисуя улыбку. Затем коммандер оттянула голову девушки за волосы и опустила кинжал по горлу вниз, раз зацепив ворот рубашки. Весь неконтролируемый жгучий поток, что только что бился в Лане, отступил куда-то, оставляя ее опустошенной и беззащитной. — Потом переломаю пальцы. Я не дам ей умереть быстро. Она сутками будет кричать и истекать кровью у тебя перед глазами. Как тебе такая идея, Кольтира Ткач Смерти?
      Синʼдорай, без эмоций следящий за манипуляциями женщины, посмотрел ей в глаза.
      — Если ты сделаешь это, — тихо ответил он, — я выпью ее агонию, восстановлю силы и порву цепи. Скольких я успею убить прежде, чем он, — немертвый кивнул куда-то за спину Ланы, — меня остановит, считай сама. Так что, пожалуй, мне нравится идея…
      — Достаточно! — прозвучал новый голос, уже знакомый Эллане по первой встрече с представителями экипажа. Седой рыцарь смерти шагнул от стены и отвел руку Андерлайн с ножом. — Ты забываешь, коммандер. Мы здесь сражаемся не друг с другом, а с Плетью!
      — Он может сделать то, о чем говорит? — спросила женщина.
      Рыцари смерти обменялись тяжелыми взглядами.
      — Да. Может, — кивнул человек.
      — Вы взяли штатного нэкроманта Орды, — вмешался Мараад, — И их воздаятеля. Нэ лучше ли обме~нять их на наших пленных, и пусть сражаются на сво~ей стороне против общего вра~га? — дреней положил синюю ладонь эльфийке на плечо, и от этого прикосновения ей стало чуть лучше.
      — Что, Купа так и не нашли? — мрачно осведомилась коммандер.
      — Никак нет, мэм, — откликнулся сопровождавший Лану офицер.
      — Мне нужно обсудить это с командиром, — Андерлайн смерила взглядом обоих пленников. — Уведите.
      Все тот же офицер отвязал Лану от стула. Цепями Кольтиры занялся седой рыцарь смерти. Им обоим снова накинули повязки на глаза и потащили куда-то по коридорам и лестницам, втолкнув в конце концов в помещение без света, где и бросили. Позади захлопнулась дверь, демонстративно громко лязгнул засов снаружи. Эллана, от толчка оступившаяся и упавшая на колени, замерла на несколько секунд, на слух пытаясь убедиться, что их оставили одних.
      — Подойди ко мне, — негромко позвал ее Кольтира. — Иди на голос.
      Он звучал откуда-то сзади и сверху. Лана тяжело поднялась на ноги и повернулась.
      — Сюда. Ближе. Я сниму повязку. Стой.
      Девушка слепо ткнулась ему в грудь и смущенно отстранилась, чувствуя себя отвратительно неуклюжей. Рыцарь смерти наоборот подался вперед, наклонился, находя ее лицо. Кончик его носа скользнул вниз через лоб, затем по повязке и коснулся щеки. Дыхание — не теплое и не холодное, просто движение воздуха. Лана поежилась, чувствуя совсем не то, что должна была бы в подобных обстоятельствах. Кольтира осторожно подцепил край плотной ткани зубами и стянул ее.
      Их заперли в обычной каюте. Скудного света из иллюминатора едва хватало, чтобы различить очертания двух коек одна над другой. Все остальное отсюда вынесли. Двое синʼдорай стояли в узком проходе между стеной и койками почти у самой двери, полностью теряющейся в чернильной тьме.
      Ткач Смерти наклонился ниже, подставляя лицо, едва-едва выделяющееся своей белизной. Лане пришлось подавить внезапно охвативший ее приступ робости. Аккуратно, почти не касаясь его кожи, она прикусила нижний край повязки, и мужчина сам вывернулся из нее. Эльфийка отступила. Под колени кстати ткнулся край койки. Девушка опустилась на нее, устало откинувшись спиной на стену. Ноги не держали.
      — Внутренний засов сняли… — Кольтира первым делом осмотрел дверь. Возможно, его зрение было острее, потому что Лана не видела даже ее контура. Закономерно, что место их заключения подготовили. Все было спланированно заранее, не прозвучало ни одного вопроса, сопровождавшие знали, куда их вести.
      — Нас слушают?
      — Конечно.
      Эльфийка подтянула ноги к груди и положила на колени подбородок.
      — Прости. Это моя вина.
      — Могло быть хуже.
      Кольтира отошел от двери и сел напротив своей протеже прямо на полу. Его перемещения теперь легко отслеживались по горящим в темноте голубым огонькам-глазам. Они же цепляли взгляд и приковывали его к себе, словно гипнотизировали. Лана долго смотрела на эти льдистые пятнышки света, заново разглядывая лицо рыцаря смерти в их слабом свечении.
      — Что произошло после того, как я отключился?
      — Появился корабль Альянса и дал залп по нежити. Мне пришлось сдаться.
      — Ты все сделала правильно.
      — Они отследили нас благодаря Свету… Выброс был виден с корабля.
      — Лучше Альянс, чем Плеть.
      — Я тебя чуть не убила…
      Огоньки притухли: он прикрыл глаза, откинув голову назад. Ответил не сразу.
      — Свет всегда причиняет нам боль. В этот раз ее просто было слишком много. Но знаешь… Я не знаю, как объяснить. Мне было... спокойно. Когда сознание померкло. Словно я спал — впервые за много лет, — рыцарь смерти немного помолчал. — Тебе тоже нужно поспать. Может быть, это поможет...
      Лана кивнула и завалилась набок. Растянулась на голом матраце, уткнувшись в него щекой. Спать придется на животе, хотя руки в любом случае затекут…
      — Что ты сделала, Птичка? — неожиданно спросил Кольтира, снова глядя на нее. — Ты сказала, что не умеешь исцелять. Что это было?
      Девушка скосила на него глаза. Можно было сказать «я не знаю», но это была бы не совсем правда. Вряд ли ему нужно услышать про хрустальную музыку и про воображаемый сосуд, который разлетелся вдребезги под напором затопившего ее чувства. В конце концов, на его вопрос существовал очень простой ответ. Но его слишком сложно произнести вслух.
      — Это был… Свет, — сказала Лана и нежно улыбнулась в темноте.

      Непрочный сон сотрясся от взрыва и рассыпался. Эллана открыла глаза. Вокруг царила прежняя темень, только лицо Кольтиры смутно белело в мертвенном голубом свечении глазниц.
      — В нас стреляют, — спокойно сказал он.
      Девушка с приглушенным стоном завозилась на койке, пытаясь разогнать кровь по затекшему телу.
      — Это Орда?
      — Лучше бы нет, но я не знаю больше ни одного воздушного судна в этом небе.
      Снова жахнуло далеко за бортом. Наверху заговорили в ответ корабельные орудия «Усмирителя Небес». В коридоре раздались быстрые лязгающие шаги и возня с засовом. Кольтира встал, непроизвольно загораживая собой эльфийку. Лана, поджав ноги, села на койке, тоже напряженно вглядываясь в темноту.
      Из коридора легла полоса света, обозначив плечистую мужскую фигуру в доспехах. Лампа в его руках на фоне корабельного освещения блекла, и только когда человек закрыл дверь, в ее тусклом, едва теплящемся свете они различили его татуированное лицо.
      — Тассариан.
      — Переговоры провалились, — без предисловий сказал рыцарь смерти.
      — Ожидаемо, — кивнул Кольтира.
      Человек поставил фонарь на койку и рядом прислонил длинный сверток мешковины.
      — Повернись спиной, брат.
      Ткач Смерти подчинился, не задав ни одного вопроса. В один миг в каюте стало холодно, как в ледяной пещере. Сухо хрустнули промороженные цепи. Пока синʼдорай стряхивал их и проверял дееспособность рук, сжимая и разжимая пальцы, Тассариан распустил завязки на принесенном свертке. Мешковина сползла, обнажая рунический клеймор.
      — Тебе надо уходить сейчас, пока они заняты боем.
      — А ты?..
      — Я разберусь.
      — Ясно. Поднимайся…
      — Нет.
      Кольтира вопросительно посмотрел на брата в посмертии, упреждающе положившего руку ему на плечо.
      — Я солдат Альянса, брат. Твой побег мне спустят, потому что между нами клятва чести. Но если я отпущу вас обоих, это будет уже измена.
      Тассариан глянул эльфу в лицо, видимо, слишком хорошо зная каждый жест друга, чтобы опередить его недовольную тираду.
      — Мараад постарается защитить ее.
      — Что ее ждет? — ровно спросил Кольтира.
      — В лучшем случае, ее обменяют, но скорее всего вышлют в Даларан под стражу.
      — А в худшем?
      — Кольтира, иди, — оборвала их спор Лана. Сон слетел разом. Разум казался кристально чистым и реагировал на происходящее, не задаваясь вопросами, что и почему. Одному из них давали шанс спастись, и этим нужно было воспользоваться.— Вы теряете время. Оставь меня. Ты важнее для «Молота Оргрима» и Орды.
      — Птичка…
      — Она права, брат. Мы должны торопиться.
      Ткач Смерти нахмурился, сжав черные губы в нить, но все же кивнул.
      — Я понял. Веди.
      Тассариан, кажется, облегченно вздохнул и повернулся к выходу. Он успел сделать целый шаг, прежде чем тяжелый противовес Байфроста врезался ему в затылок. Мужчина охнул и мешком повалился на пол. Эллана ошарашено воззрилась на каменно-спокойного командира.
      — Он же… помочь тебе пришел?!
      — Он поймет и простит, — Кольтира усадил бесчувственное тело человека, аккуратно освободив его от плаща, и позволил себе одну короткую улыбку. — Подставляй цепи.
      Медлить девушка не стала. Железо лязгнуло под ударом рунического меча и порвалось. Эльфы с оглядкой выскочили в узкий коридор. Двое часовых безмятежно похрапывали, привалившись к стене.
      — Как только этот идиот собирался оправдываться… — пробормотал Ткач Смерти и наклонился. Кожа на руке одного из матросов потемнела, постепенно набухая язвами.
      — Кольтира!..
      — Их найдут раньше, чем это их убьет. На борту есть жрец. Пусть это свалят на меня. Тасс благородный дуралей, и я не дам ему попасть под трибунал. Ты знаешь, где его грифон?
      Лана прикрыла глаза, вспоминая, что успела увидеть, прежде чем ее увели.
      — На верхней палубе в кормовой части. По крайней мере, был там.
      — Идем тихо и с минимальными жертвами, — скомандовал рыцарь смерти, бросив девушке трофейный шерстяной плащ.
      К их счастью, «Усмиритель Небес» строился совершенно линейно. Прямой коридор, в котором они больше никого не встретили, уперся в винтовую лестницу. Сверху гораздо громче теперь доносился грохот дварфийских пушек. Ткач Смерти жестом приказал ждать и один взбежал по лестнице, чтобы аккуратно выглянуть на уровне палубы.
      — Это центр, — коротко сообщил он, возвращаясь. — Обратно.
      Где-то в середине коридора их застал сокрушительный толчок от прямого попадания. Эллану бросило на стену. За спиной закричали. Обернувшись, эльфийка увидела их очнувшихся охранников. Неведомая болезнь стремительно пожирала их, оставляя все меньше чистой кожи на виду; они едва стояли, держась за стены, но все еще могли поднять шум. Девушка вскинула руку. Сверкнул разряд, и один из людей упал оглушенный. Другого дернуло лиловой молнией к Кольтире. Рыцарь смерти приподнял хватающегося за горло воина, не касаясь его. Лицо часового налилось багрянцем, глаза лезли из орбит. Он хрипел еще долгие секунды, пока темная магия бывшего слуги Лича, выворачивала его легкие наизнанку, и, наконец, обмяк, потеряв сознание. Синʼдорай равнодушно отбросил его с дороги.
      — Ты в порядке?
      — Да… — выдохнула Эллана, тяжело опираясь о стену. Ее снова бросило в жар, а простое заклинание высушило наполовину. Но, пересилив себя, девушка оттолкнулась от опоры и побежала за командиром.
      Корабль кренило. У самой лестницы, эльфийка едва не упала на вставшем горкой полу. «Усмиритель Небес» стремительно разворачивался, уходя от орудий «Молота Оргрима». Коридорные лампы тревожно мигали. Рыцарь смерти и девушка с трудом взобрались по кормовой лесенке, еще более узкой и крутой, чем первая.
      — Они расходятся. Быстрее!
      Прячась за палубными надстройками, канатными бухтами и арматурой, беглецы пытались разыскать грифона Тассариана, пока за царящими здесь криками и хаосом их не хватились.
      — Вот он!
      Солдат, которому не посчастливилось оказаться рядом с мертвой птицей, пал жертвой еще одного темного аркана. Эллана поспешно затягивала впивающиеся в горло завязки тяжелого и слишком длинного для нее плаща. На палубе было дико холодно, и этот холод уже стремительно проникал под одежду к разгоряченному бегом телу. Кольтира снес клеймором закрепленное за седлом древко с синим знаменем Альянса.
      — Садись позади. Ну!..
      Где-то совсем рядом снова закричали на всеобщем. Лана не разобрала слов за громыхнувшим выстрелом. Путаясь в плаще, она запрыгнула в седло за рыцарем смерти, обхватив его руками за талию. Грифон вздрогнул, будто сопротивляясь чужой магии, но вот костяные лапы уже отталкиваются от содрогающейся палубы, и корабль резко проваливается вниз. В лицо бьет ледяной ветер. Незащищенные перчатками пальцы цепенеют. Эллана инстинктивно пыталась прижаться к Кольтире еще плотнее, одной рукой придерживая плащ. Немертвый закрывал ее от ветра, но не грел. Убийственный мороз Ледяной Короны схватывал хуже тюремных цепей, глаза слезились, и влага, тут же замерзая, оседала инеем на ресницах.
      — Держись. Нам нужно всего несколько секунд…
      Лана попыталась разогнать магию по крови. Ее Свет всегда был горячим, как ярость. Коченеющее тело откликнулось покалыванием в мышцах, но как же тяжело сейчас давалось это колдовство…
      Впереди громыхнуло. Грифон лег на крыло, резко вильнув в сторону. Совсем близко со свистом всколыхнулся воздух. Кольтира выругался.
      — Неужели они нас преследуют? — слабо прошептала Эллана.
      — Нет, будь я проклят. Это Орда!
      Эльфийка попыталась стряхнуть с себя оцепенение и на секунду выглянула из-за плеча рыцаря смерти. Линяло-красные аэростаты виднелись прямо по курсу. Ниже последовательно полыхнули две вспышки, чуть опережая грохот выстрелов. Костяной грифон взял еще выше и нырнул к наблюдательной платформе, но оттуда по ним дали очередь уже из скорострельной гоблинской турели. Кольтира провел птицу мимо и остановился на безопасном расстоянии.
      — Каждый борт оснащен двумя такими пушками, — вспомнил он вслух и обернулся на полумертвую от холода Лану. — Проклятье…
      — Лети к Мрачному Своду… — с трудом проговорила эльфийка деревенеющими губами.
      — Ты не доживешь.
      — Плевать на меня. Кольтира! Ради… какого демона я все это делала? Пыталась тебя вылечить, добровольно сдалась в плен и собиралась там остаться?! Ты нужен Орде, бес тебя забери! Ты, а не я…
      Эллана поперхнулась воздухом. Грифон рванулся вперед и опрокинулся в крутое пике, догоняя уплывающий от них дирижабль. Рыцарь смерти накрыл своей рукой обнявшую его руку девушки и поднял Байфрост к лицу.
      — Не высовывайся, — рыкнул он сквозь свист ветра. — Что бы не случилось — не высовывайся!..
      Громыхнуло. Грифон опрокинулся и закрутился, штопором ввинчиваясь в воздух. Совсем близко свистнуло ядро. От Кольтиры дохнуло холодом. Лана поняла, что не чувствует свою руку и испуганно трепыхнулась. Вокруг мельтешило что-то мелкое, стремительно увеличиваясь в количестве и за считанные секунды укрывая их цельной завесой. Грифона затрясло. Кости! Глянув вниз, эльфийка увидела, как разрушаются лапы их летуна. То же происходило с хвостом, и вот уже крылья начали обламываться.
      Завизжала турель. Дробь вырвала кусок костяного щита, другая чиркнула по клинку, выбив искру. Кольтира дернулся, хрустнул лед, укрывавший его панцирем вместо доспеха. Лана не выдержала и снова потянулась выглянуть через его плечо.
      — Не смей!..
      Прямо под ними вспыхнуло. Оглушающе громко грохнул выстрел пушки.
      — Нет!
      Эллана зажмурилась, выставив вперед руку. Плащ содрало ветром, лютый холод Ледяной Короны впился в бока под тонкой тканью рубахи. Ладонь обожгло. Охнул рыцарь смерти, закрываясь локтем от нестерпимого света. Зазвенел и заплакал бьющийся хрусталь.
      В ноги ударила палуба.
      — Не стрелять! — рявкнул Ткач Смерти на орочьем, выпуская из рук клеймор и подхватывая полумертвую эльфийку. Лед осыпался. Сияние померкло. Изувеченный грифон, цепляясь крыльями, извивался по палубе, пытаясь взлететь, пока тяжелый тесак не разломил ему хребет, окончательно упокоив. Кольтира оглядел окруживших их рубак и признался перед собой, что облегченно переводит дух.
      — Доложите капитану, что я готов предстать с докладом по его приказу, — сказал синʼдорай. Запахнув на Эллане плащ, он поднял ее на руки и оглянулся. — Ажика Яростная? Принеси огненной воды. И тауренку позови. В мою каюту.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.