Лёд и кровь +38

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг или персонажи:
рыцарь крови, маг, охотник, чернокнижница из КФО; Кольтира и другие рыцари смерти; эпизодические Этас, Тассариан, экипаж "Молота Оргрима", Тирион Фордринг, Король-лич и прочие...
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action)
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 283 страницы, 43 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Выжало слезу и вынуло душу! » от Shadowmourne
«С благодарностью за все =З» от С.Ель
Описание:
Идет Нордскольская кампания. Пути многих героев переплелись на северном континенте. Один из них предстоит пройти рыцарю крови из Кель'Таласа - совсем еще юной эльфийке, то ли ищущей возмездия, то ли бегущей от своего горя.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Сейчас я пишу две работы параллельно. Главы выходят поочередно, возможно из-за этого время между выкладками увеличится. Но фик не заброшен, даже не думайте =Ъ
По-прежнему рада отзывам и любой критике.

Страница вк с картинками и не только https://vk.com/public137838084

33. Мальчик

25 марта 2017, 21:15
      Голые стены в светящемся тумане сливались в бесконечную трубу. Эллана перевернулась в воздухе. Мелькнула мысль, что, когда она, наконец, встретится с дном этой шахты, смерть будет такой быстрой, что даже боли не почувствуется. «Но как же… Я же обещала…» Эльфийка бессмысленно забарахталась, из-за чего только кувыркнулась несколько раз. На лицо налип завернувшийся плащ. Лана ухватилась за его края, пытаясь сделать что-то вроде гоблинского парашюта. Ее разок дернуло, но не затормозило. Плащ вырвался из рук. Тогда девушка попробовала сотворить такой щит, который раскрылся бы над ней физическим куполом. Эльфийку снова тряхануло, в спину чувствительно врезалась каменная глыба, опять ее переворачивая. Эллана прикрылась уже настоящим щитом от возможного обвала, пропустив этот первый камень мимо, и вновь попыталась ухватиться магией за воздух.
      Неожиданно по глазам резанул свет — куда ярче, чем гнилостное свечение тумана. Шахта кончилась: девушка пролетела какой-то разлом, декорации вокруг резко переменились на просторный зал пещеры. Сразу стала ощутимой скорость падения, незаметная в однообразном тоннеле. Конец неумолимо приближался, воздух за плечами эльфийки трещал и сыпал искрами, крик забился куда-то обратно в легкие. Лана зажмурилась и инстинктивно сжалась, и в этот момент золотые молнии над ней развернулись фантомными крыльями. Магия не остановила падения, но сделала девушку как будто легче в десять раз. Полет замедлился, и вместо того, чтобы разбиться насмерть, Эллана врезалась ногами в воду и провалилась с головой.
      Она открыла глаза. Вверх устремилась струйка воздушных пузырьков. Подошвы ткнулись в твердое дно. Эльфийка встала на ноги. Впереди в мутно-голубоватой воде что-то переливалось. Лана бездумно шагнула туда, спотыкаясь об обломки камней на дне. Сквозь муть проступили контуры небольшого предмета. Он приковывал взгляд, светился изнутри, но восприятие на нем странно ломалось. Эллана протянула руку. Но стоило коснуться этого кончиками пальцев, острая отрезвляющая боль пронзила до плеча. Эльфийка отшатнулась, выпустив с криком еще одну стайку пузырьков, споткнулась обо что-то и резко оттолкнулась от дна, выгребая на поверхность.
      С шумом вынырнув, она закашлялась и захрипела, пытаясь наполнить воздухом пустые легкие. Восстановив дыхание, рыцарь крови быстро огляделась по сторонам, оценивая обстановку, и снова нырнула. На дне она разыскала свой меч, выроненный, кажется, еще в падении, и, подгребая руками, устремилась огромными шагами-прыжками в сторону берега. Озерцо, в которое она упала, оказалось совсем маленьким и неглубоким. Вытащив из воды разом отяжелевшее тело, Лана преодолела последние метры на четвереньках, волоча за собой клинок.
      В пещере было тепло и душно. И светло. Гигантские голубые грибы, живо напомнившие болота Зангратопи, источали собственный свет, отражающийся от белых стен пещеры и глади множества маленьких озер. Живые обитатели этого места, если и были, не показывались на глаза.
      Лана выбралась из воды и остановилась, как была — на четвереньках. Усталость навалилась разом, как и тяжесть на суше. Хотелось лечь на землю и уснуть хотя бы на пару часов. Но девушка сцепила зубы и поднялась на ноги. Мокрый плащ облепил ее со всех сторон, сковывая движения. Пришлось снять его. Из-под доспехов тоже текло, одежда неприятно липла к телу, вытягивая тепло. Несмотря на отсутствие мороза и медальон, Эллана начинала мерзнуть. Прежде чем думать, как выбираться отсюда, стоило как-то просушиться.
      Еще раз убедившись в отсутствии непосредственной угрозы, эльфийка разложила свой плащ на одном из громадных сталагмитов, разоблачилась и, как смогла, отжала одежду на себе. После чего принялась за изучение оставшихся у нее припасов. Мешок с едой, алхимической горелкой и другими полезными вещами она бросила наверху. В поясной сумке нашлась полевая аптечка с необходимым минимумом, фляга воды и огниво. Эллана сильно сомневалась, что найдет здесь сухое топливо для костра. Да и очень небезопасно было высекать огонь здесь, в наполненной непонятно какими газами и грибными спорами каверне. Зябко поежившись, девушка прогнала волну тепла через амулет, но помогло это ненадолго. Вот сейчас бы пригодились те самые основы бытовой магии…
      Снова встав, Лана посмотрела на свой плащ, похожий теперь на мокрую тряпку, и с вызовом положила на него руки. Если волосы можно просушить несложным заклинанием, то почему нельзя одежду?
      По плащу прокатилась золотистая волна. Еще сильнее запахало мокрой шерстью. Девушка раздраженно цокнула языком и попробовала еще раз.
      — Напрасно ты коснулась его, — прозвучал тонкий голосок рядом.
      Эльфийка дернулась, одновременно пригибаясь за лежащими у ног щитом и мечом и уходя под защиту сталагмита. В паре шагов от нее стоял взявшийся невесть откуда ребенок. Или подросток — она плохо разбиралась в человеческих детях. Но так или иначе — мальчик. Ростом он был ей по локоть, без юношеского пушка на лице и с еще по-детски милыми чертами. Он склонил золотистую головку набок, разглядывая прикрывающуюся щитом девушку, и тяжело, с сочувствием вздохнул.
      — Не надо было трогать, — повторил мальчик. — Он почувствовал.
      — Кто? — настороженно переспросила Эллана.
      — Я видел, как он приходил сюда и бросил его в озеро.
      — Тот светящийся осколок?
      Мальчик серьезно кивнул.
      — А ты к нему прикоснулась. Теперь он вернется и будет искать тебя.
      Эльфийка помотала головой, в которой совершенно не хотела укладываться реальность происходящего, и резковато спросила:
      — Кто ты такой?
      — Матиас Нетлер.
      Лана, не опуская клинка, смотрела на мальчика, а тот печально смотрел на нее. Осколок в озере, который она выбросила из головы за более важными задачами, действительно был чем-то необычным. У него могла быть и магическая охранная система, а этот мальчик — являлся ли он частью нее? Но какой смысл предупреждать несостоявшегося вора? Запугать? Или он — просто дух, привязанный к этому месту?
      Сколько не приглядывайся, на духа Матиас был совсем не похож. С виду — обычный ребенок, здоровый и аккуратный, только очень грустный. На восставшего мертвеца он тоже не тянул. Магическая иллюзия? Ведь что настоящему ребенку делать посреди Ледяной Короны в какой-то пещере глубоко под землей, о которой даже известно не было никому до этого дня. Определенно не стоило опускать меч…
      — Мне нужно отсюда выбраться, — сказала Эллана скорее себе, чем собеседнику.
      — Почему? — заинтересовался мальчик.
      — Потому что… — она ненадолго задумалась, что ответить этому ребенку, который, вполне возможно, являлся всего лишь продуктом враждебных чар. — Потому что я обещала вернуться одному очень важному для меня человеку.
      — Тогда я тебе помогу, — неожиданно оживился Матиас. — Только сначала нужно отбить запах кровью Безликого.
      — Кого?..
      — Вот его!
      Мальчишка указал в сторону, и Лана, давшая себе зарок не вестись на подобные простые провокации, все же мельком глянула туда. И отпрыгнула на несколько ярдов, громко выругавшись, поскольку так же, как до этого ребенок, рядом с ней совершенно бесшумно возникло настоящее чудовище.
      Как Матиас не походил на духа, так это не похоже было ни на одного мертвеца из воинства Плети, даже на ужасных химер Дартаниора. Кособокое тело стояло на двух мощных ногах, но вместо рук из плеч росли щупальца, как у морского гада, с рядами острых крючьев вместо присосок. Щупальца росли и у него на голове, широкие, блестящие, загибающиеся за спину. И воистину это существо было безликим — потому что лик его был настолько чуждым, что сознание милосердно смазывало его в невнятное пятно, не воспринимаемое разумом.
      Чудище размахнулось и ударило в землю в том месте, где только что стояла Лана, подняв тучу мелкой щебенки. С задержкой раздался грохот расколовшегося камня и жуткий вой — первые звуки, которые эльфийка услышала в этой пещере, кроме собственного голоса и голоса Нетлера.
      Девушка попятилась. Ее доспехи грудой лежали у сталагмита, так что лучше бы не дать этой твари дотянуться до себя. Безликий шагнул к ней. Он ступал совершенно беззвучно, и это сбивало с толку, будто чудовище тоже могло быть всего лишь иллюзией. Но проверять на своей шкуре Эллане не хотелось. Она снова отпрыгнула от взмаха щупальца. Безликий был большим, как поганище. Верхние конечности у него свисали до колен, хотя ноги гнулись, кажется, в совершенно произвольных местах. Куда нанести удар, чтобы не попасться на мелкие хищные крючья, Лана не знала. Она попыталась обойти монстра, зайдя ему за спину, но двигался он для своих размеров быстро и подпускать с тыла не собирался.
      Очередным шагом эльфийка ступила в воду. Всплеск тоже замешкался, отодвинулся на несколько секунд от ее шага, брызги беззвучно взлетели к ее щиколотке и беззвучно же опали обратно, заставляя терять чувство реальности происходящего и ориентации в пространстве. Все еще отступая, Эллана пустила со щита световую птицу. Это была даже не атака — так, проба: как отреагирует чудище, ранит ли его Свет, как ранит он нежить. Безликий отшатнулся. Удар в грудь не оставил на его шкуре следов, но тварь остановилась, взмахнула щупальцами и завыла. И тогда Лана бросилась в лобовую, вложив всю свою силу в щит. Устремившийся к ней щуп отдернулся, будто обжегшись о призрачное сияние барьера. Девушка протаранила сияющим щитом ногу-колонну, пробежала еще дальше, разворачиваясь боком, чтобы не подставлять так откровенно спину, и только после развернулась. Безликий, припадая на одну сторону, попытался хромать за ней, но оступился, грохнувшись на камни, как и прежде — беззвучно. Его щупальца забили по земле, взрывая камни. К вою прибавилось рычание с каким-то хлюпаньем и чавканьем, от которых волоски на шее вставали дыбом. Преодолевая отвращение и панику, Лана по широкой дуге обошла чудовище, заходя со стороны раненой ноги. Прикрылась щитом от свистнувшего в воздухе щупальца и отсекла его конец. Брызнувшая черная кровь задымилась в воздухе. Эльфийку обдало смрадным дыханием и волной пронзительного звука, от которого заложило уши и заслезились глаза. Эллана закричала тоже, не слыша себя, и снова ударила мечом по дергающейся конечности, отсекая кусок за куском. Крючья вскользь задели ее по голени, сдирая кожу вместе с одеждой, боль обожгла, но не заставила остановиться. Эльфийка рубила, пока не иссекла чудовище до самого плеча, затем пришел черед его «лица». Ланой владел какой-то первобытный ужас, заставляющий как можно скорее уничтожить тварь, являющуюся его причиной; доводящий до исступления. Девушка остановилась только тогда, когда туша перед ней перестала дергаться и оборвался сверлящий уши визг. То место, где у Безликого должно было быть лицо, зияло сплошной раной с дымящимися рваными краями. Эльфийку била мелкая дрожь, холодный пот каплями срывался с подбородка. Она попятилась от трупа и чуть было не бросилась с мечом на Матиаса, когда тот внезапно снова оказался рядом.
      — Чего ты ждешь?! — возбужденно воскликнул мальчик. — Скорей облейся его кровью!
      Эллана дернулась — дернулась выполнять, настолько уверенно звучал детский голос. Она с омерзением погрузила обе ладони в рану монстра, вздрогнула, прижав их после этого к себе.
      — Испей его крови! — приказал Матиас.
      — Что… Это?!.
      — Испей! — голос ребенка дрогнул, исказившись, а вместе с ним вся пещера — словно отражение в покачнувшемся зеркале. Эллана отшатнулась от мертвого Безликого, молниеносно выдернув из ножен убранный было меч. Попятилась уже от мальчика, отходя к своим брошенным доспехам. Матиас не двигался, и Лана, кинув щит, меч и ножны от него перед собой, начала поспешно облачаться, не спуская с мальчика глаз. Но Нетлер не пытался нападать. Он выглядел растерянным и даже напуганным.
      — Ты позволишь тебе помочь?..
      — С какой стати тебе мне помогать? — резко спросила эльфийка, заново затягивая ремень с ножнами.
      — Потому что в тебе есть то, что было в нем, — тихо сказал мальчик. — То, чего мне хотелось бы.
      Он поднял на нее глаза. Не заискивая, даже не умоляя, а с какой-то болезненной надеждой.
      — Сможешь взять меня за руку? — Эллана сощурилась все еще недоверчиво, опустила на голову шлем и протянула маленькому Матиасу озаренную Светом ладонь, сдвинув щит выше.
      Ребенок внезапно улыбнулся — радостной светлой улыбкой. Шагнул к ней, аккуратно обхватив пальцы в саронитовых перчатках своей маленькой ладошкой. Заглянул в глаза.
      — Ты мне веришь?
      — Предположим, — эльфийка медленно кивнула. Лезвие меча в ее руке покачивалось в непосредственной близости от детского горла.
      — Тогда пойдем.
      Мальчик уверенно потянул ее за собой. Пространство искривилось. Лана едва успела сгрести рукой с мечом показавшийся ей невероятно важным плащ со сталагмита и снова куда-то провалилась.

      — Как думаешь, это живое?
      — Серебряные здесь все вычистили. Может, рыцарь смерти?
      Голоса доносились как сквозь вату. Щека и бровь упирались в холодную твердую поверхность, прямо-таки ледяную. Холод начинал жечь. Лана попыталась поднять голову. Ничего не болело, но было так тяжело, будто она снова целый день в мире теней блуждала.
      — Смотри, шевелится.
      — Может добить от греха подальше?
      — Погоди… Эй! Ты, скажи хоть слово!
      Эллана, все еще рефлекторно жмурясь, попыталась ответить, но с ее губ сорвался только слабый хрип. Морозный воздух прокатился по сухому горлу, как комок песка. Эльфийка закашлялась, снова силясь подняться.
      — Пить…
      Ее перевернули тычком сапога в плечо. Девушка открыла глаза, плохо понимая, что означают все эти цветные пятна перед ними.
      — Живая, наша.
      Обладатель голоса приподнял ее, поддержав под затылок. В губы ткнулось горлышко фляги. Лана жадно глотнула полившуюся в рот жидкость, показавшуюся ей сладкой, снова закашлялась, в этот раз от воды, снова присосалась к узкому горлышку.
      — Как ты здесь оказалась? Откуда ты?
      Девушка, наконец, оторвалась от фляги и посмотрела своему благодетелю в лицо. Им оказался син’дорай с яркой рыжей бородкой, притягивающей взгляд. Капюшон на голове был темно-алый, гербовая накидка — красная с золотом. Из-за его плеча был виден парящий у самой земли дракондор, которого держал под уздцы напарник в таком же табарде. Похитители Солнца.
      — «Молот Оргрима», — с трудом проговорила Эллана. — Адъютант Ткача Смерти.
      Разведчики переглянулись.
      — Ты подняться сможешь? — первый забрал свою флягу и подхватил ее под руки, помогая встать. Лана обнаружила, что сжимает в правой руке меч, кажется, намертво смерзшийся со смятой тряпкой, покрытой наледью и инеем — ее плащом. Девушка с трудом разжала закостеневшие пальцы. Оружие звякнуло о камни.
      — Я понятия не имею, как здесь оказалась, — сказала она наклонившемуся за ее клинком эльфу. — Такое чувство, что меня перемололо и собрало заново. Заткни в ножны сам, пожалуйста…
      Разведчик посмотрел на нее с сомнением, но все же вложил меч в пустующие ножны. Вопросительно кивнул на оставшийся на земле плащ.
      — Это я тоже заберу… — пробормотала Лана, нагибаясь сама. И чуть не клюнула землю носом. Мужчине пришлось снова ее подхватить. Сжатый в кулаке плащ сухо хрустнул.
      — Что нам с ней делать? — спросил син’дорай с дракондором.
      — Продолжай патрулирование, я отвезу ее на «Молот».
      — Уверен?
      — Все будет в порядке.
      Он голосом подозвал второго летуна, парящего в отдалении, и помог Эллане сесть перед седлом. Запрыгнув на спину зверя сам, разведчик махнул своему напарнику и отдал мелодичный приказ. Дракондор вильнул всем своим змееподобным длинным телом и плавно пошел вверх. Сидящей впереди эльфийке открылась панорама знакомого ландшафта местности, прозванной долиной Потерянной Надежды. Они шли прямиком на Морд’ретар.
      И получаса не прошло, как впереди замаячил силуэт дирижабля Орды. На подлете разведчик издал короткую опознавательную трель горна. Орки на палубе встретили син’дорай из Похитителей Солнца без удивления. У Ланы заныло сердце — сколько дней прошло? До отлета она еще не знала о присоединении эльфийской разведки к атакующим.
      — Со мной адъютант одного из ваших офицеров. Я хотел бы лично…
      — Глазам не верю! — раздался знакомый голос. Эллана обернулась. — Это точно ты?!
      Эльфийка слабо улыбнулась Ажике, стоящей по обыкновению у парапета. Орчиха захлопнула приоткрывшийся от удивления рот и уверенно шагнула к девушке, хватая ее за предплечье.
      — Ты понимаешь, что Ткач Смерти главгоблину чуть голову не оторвал, когда пришли вести, что пещера рванула?! Нужно показать тебя командиру немедленно!
      Эллане оставалось только стараться не споткнуться, поскольку Ажика уже тащила ее через палубу. Где-то позади за ними поспешал разведчик, очевидно желавший передать находку с рук на руки, но его слабые возмущенные возгласы утонули в стуке крови в висках.
      — Капитан Черный Шрам! — рявкнула Яростная, вваливаясь на мостик. Эллана ткнулась ей в плечо, оперевшись, чтобы не упасть. У нее сжалось сердце.
      — После этого атаковать здесь и здесь силами наземных войск, в то время как два десантных отряда высадятся прямо в галерее, — закончил расхаживающий по карте на полу Кольтира, даже не обернувшись на вошедших.
      — Мы потеряем половину своих людей, — хмуро сказал Корм и поднял недовольный взгляд на вломившуюся орчиху.
      — Зато это будет быстро, — желчно откликнулся Ткач Смерти, подпихнув ногой фишку летающего корабля.
      — Простите, что прерываю, сэр, — Ажика ударила себя кулаком против сердца. — Кажется, у меня важные новости.
      Она пихнула вперед замершую Лану. Девушка неловко споткнулась и с трудом удержала равновесие. Нужно было доложиться по форме, а она только и могла, что неотрывно смотреть в седой затылок рыцаря смерти. Не видя, как переглядываются Корм и Мулга, и суровое лицо капитана кривится на одну сторону, будто боясь допустить улыбку.
      — Что стало с первым отрядом и разведчиками? — негромко спросил Черный Шрам.
      Эллана моргнула, опомнившись.
      — Боюсь, больше никто не выжил, капитан. Первый десантный и находящихся с ними разведчиков завалило в подземной пещере вместе с превосходящими силами Плети.
      Корм вздохнул, ненадолго опустил глаза.
      — Кто ответственен за взрыв?
      — Сержант Крегга, сэр.
      — Да уберегут их покой духи предков.
      Черный Шрам встал и тяжело опустил сжатый кулак на грудь. Его жест повторила Мулга и ее помощница, Ажика за спиной Ланы и даже разведчик, вернувший ее на дирижабль. Только Кольтира медленно, будто нехотя, развернулся и в упор посмотрел на своего адъютанта.
      — Где тебя носило? — тихо проговорил он, нарушая скорбное молчание в честь павших.
      Пугливую, непрошенную — неуместную — улыбку сдуло у Ланы с губ. Эльфийка сглотнула подступивший к горлу комок и все-таки перевела взгляд с каменно-безразличного лица рыцаря смерти на капитана.
      — Разрешите доложиться, командир…

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.