Лёд и кровь +38

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг или персонажи:
рыцарь крови, маг, охотник, чернокнижница из КФО; Кольтира и другие рыцари смерти; эпизодические Этас, Тассариан, экипаж "Молота Оргрима", Тирион Фордринг, Король-лич и прочие...
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action)
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 283 страницы, 43 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Выжало слезу и вынуло душу! » от Shadowmourne
«С благодарностью за все =З» от С.Ель
Описание:
Идет Нордскольская кампания. Пути многих героев переплелись на северном континенте. Один из них предстоит пройти рыцарю крови из Кель'Таласа - совсем еще юной эльфийке, то ли ищущей возмездия, то ли бегущей от своего горя.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Сейчас я пишу две работы параллельно. Главы выходят поочередно, возможно из-за этого время между выкладками увеличится. Но фик не заброшен, даже не думайте =Ъ
По-прежнему рада отзывам и любой критике.

Страница вк с картинками и не только https://vk.com/public137838084

34. Кости

30 апреля 2017, 15:33
      — Никаких внешних и внутренних повреждений. Она устала, но это и без меня понятно любому… ну, кроме мертвеца, конечно, — Келтан недовольно поджал губы, покосившись на хозяина каюты. — Никакой чужой воли… Хотя погоди-ка, какой-то слабый след магии смерти…
      — Это мое, — ровно сказал Кольтира, заставив лекаря недобро сощуриться. — Рано или поздно рассеется. Это все, что ты можешь сказать?
      — Все, — недовольно кивнул син’дорай.
      Они разговаривали так, будто Элланы тут не было. Впрочем, она сама сидела на краю койки потерянная, вполуха слушая сдержанную пикировку двух мужчин. Наконец, ее оставили в покое, и дверь за братом Келтаном закрылась.
      — Мне никто не поверил, — произнесла эльфийка без выражения, продолжая смотреть в одну точку.
      — Это необходимая проверка, учитывая, что ты сама не помнишь, как выбралась.
      Лана сфокусировала взгляд и посмотрела на командира.
      — Вы не поверили в то, что я рассказала.
      — Во что? В человеческого мальчика? — устало спросил Кольтира.
      — В то, что я была в той пещере. В чудище без лица... в мальчика…
      — Ты сама понимаешь, что маленький ребенок не мог оказаться в Ледяной Короне.
      — Я не говорю, что это был настоящий ребенок! — неожиданно сорвавшись, почти выкрикнула девушка. Ее кажущаяся апатия полыхнула яростью. — Это мог быть морок, чары, дух, в конце концов. Но он там был!
      — Птичка…
      — Он там был, Кольтира, — перебила его эльфийка упрямо. — Может быть, я не помню, как выбралась на поверхность. Но я прекрасно помню бойню в зале с шахтой. Помню, как Крегга пыталась поджечь запал, но получила пулю в спину от перетрусившего техника. Помню, как мне жахнуло пламенем в лицо, как ломались щиты, как я летела через бесконечную трубу в земле, а сверху падали камни. Я все это помню, я не сбежала оттуда до атаки, и никто сердобольный в этот раз не выключил меня ударом в затылок и не вынес в ледяные пустоши. Я все это видела. И пещеру с мальчишкой и безликим я тоже видела. Почему ты в это не веришь?!
      — Лана, хватит… — мужчина с раздражением потер переносицу. — Ты можешь объяснить, как из пещеры глубоко под Цитаделью перенеслась в долину Потерянной Надежды?
      — Нет… — она опустила голову, разом сникнув, словно никуда не девавшаяся усталость резко навалилась на плечи.
      — Тебя не было почти неделю. Уже в первые сутки никто не верил, что отряд вернется. Что хоть кто-то из пропавших мог остаться в живых. Попытки разобрать завал оставили на третий день. И тут объявляешься ты… — Кольтира вздохнул и отошел к столу, повернувшись к ней спиной, взял пачку каких-то писем. — Одна, невредимая и без малейшего понятия о событиях последних пяти дней… — он помолчал, как будто вглядываясь в записи, и уронил их обратно на столешницу. — Я верю, что ты могла видеть то, о чем рассказала. Но это не значит, что это действительно произошло в реальности.
      — Ты мне не веришь, — выплюнула Лана сквозь сжатые зубы, сдерживаясь, чтобы не расплакаться.
      — Тебе нужно отдохнуть. Иди, поспи.
      — Так точно, — эльфийка рывком поднялась, с остервенением ударила себя кулаком в грудь по форме и вышла из каюты некроманта.

      Алдур’тар — или Врата Горя. Такие же высокие, как и первые, а может и выше. По галерее на стене двигались маленькие фигурки, оттуда поднимался дымок знакомого до отвращения зеленоватого цвета. Синие огни вдоль парапета освещали все это, делая далекую картину зловещей, но достаточно ясной. Ледник под резным крылом дракондора был изранен разломами и ямами. Над некоторыми из них все еще стояли механические подъемники. Эллана не знала, что добывали из-подо льда, но изрытая местность однозначно будет неприятной для конницы и почти непроходимой для осадных машин. Небо же кишело летучими тварями, не подпускающими близко даже оснащенные пушками летающие корабли.
      — Сколько их не косишь, меньше не становится, — безрадостно заметила разведчица на соседнем дракондоре. — Проклятые некроманты…
      Под Вратами, за ними — среди трещин и ям — бродили вурдалаки и другие низшие миньоны. Ни одного поганища, словно противник учел ошибки Морд’ретара и предпочел спустить слабую нежить, поставив на ее количество.
      — Поворачиваем, — скомандовал старший в отряде тролль. Четверо дракондоров заложили плавный вираж, не входя в зону поражения, и поплыли обратно к дрейфующему «Молоту Оргрима». Лана в последний раз оглянулась, расставляя кресты на схематично зарисованных Вратах. В тех точках, откуда поднимался дым.
      На мостике, где Корм устраивал советы, было жарко не только с мороза, но и от поднятых споров.
      — Они не подведут катапульты, — ревел капитан как раз в тот момент, когда Эллана вошла, безмолвно отдав честь и проскользнув по стенке к командиру. Кольтира только мельком глянул ее рисунок и спрятал под кирасу. Тролль-разведчик коротко доложился об отсутствии перемен. — Об этом уже сто раз говорено. У нас нет таких сил, чтобы провести машины по трупам!
      — У нас не будет шанса что-то сделать по трупам, — холодно уронил Ткач Смерти. — Ни одни труп здесь не лежит долго.
      — Но мы не можем рисковать кораблем! — вставил свое слово главный техник Меднопал. — Бортовые орудия не имеют такой плотности обстрела, чтобы защитить аэростаты от полчища гаргулий.
      — Я не поведу туда «Молот»…
      — Альянс тоже не поведет, — припечатала Мулга.
      — Есть хоть какой-то шанс атаковать некромантов наверху?!
      — Только с драконов, — сварливо ответил разведчик.
      — У нас нет столько драконов, — прорычал Корм. — У людей тоже нет столько драконов. Даже у магов нет столько драконов, чтобы пробиться через тучу тварей, прикрытых некромантами со стены! Где Серебряные?!
      — Там есть проход по земле, капитан, — спокойно сказал Кольтира. — Имирхейм пал.
      — Врайкулы еще огрызаются…
      — Для того чтобы обвести отряд по горным тропам с севера, сделанного достаточно, — рыцарь смерти подошел к карте на полу. — Вот здесь Алдур’тар примыкает к отрогу. Можно спуститься на тросах.
      — У меня больше нет первого отряда, который мог бы это сделать, — мрачно напомнил Корм.
      — У тебя есть третий.
      — Они не те…
      — Они готовы.
      — Их сожрут крылатые твари, — капитан покачал головой.
      — Черный Клинок нашел способ создавать ледяных змеев. Отдай приказ. Мы согласуем атаку.
      — Валяй, — нехотя бросил Корм, понимая, что особого выбора нет ни у кого из них. — Саурфанг хочет начать штурм не позже, чем через три дня.
      — У тебя будут драконы к этому времени — уверенно пообещал Кольтира, отходя на свое место, и, не глядя, протянул Лане запечатанный тубус с заранее написанным письмом. — К каньону Гибели Синдрагосы, отдашь Дартаниору. Про три дня передашь на словах. И не забудь сопровождающего… — добавил он тихо, прежде чем снова повернуться к капитану. — Однако проблемы с чумными котлами это не отменяет.
      — Я сказал, что не позволю тебе…
      Эльфийка стукнула кулаком о кирасу и так же тихо, как вошла, выскользнула обратно, не став дослушивать. Военные советы — не про нее честь. Она — всего лишь адъютант некроманта, причем не на самом лучшем счету в последнее время…
Хорошего настроения такие мысли не прибавляли. В поисках свободного меча Лана спустилась на жилую палубу и заглянула для начала в женский кубрик.
      — Ажика. Можно тебя на пару слов…
      — Конечно, — орчиха бросила карты, которыми с ней увлеченно перекидывались товарки и еще парочка рубак из второго, кажется, отряда. Вслед за эльфийкой она вышла за дверь.
      — Ваш отряд никуда не отправляют?
      — Нам не говорят заранее. Что нужно?
      — Сопровождающий до каньона Синдрагосы, — Эллана сжала зубы и отвела взгляд.
      — Если приказ сверху, то плевать, куда летят остальные. Сейчас, только в кольчугу влезу…
      — Я буду на взлетной, — коротко сказала эльфийка.
      Дракондоров успели расседлать, и Эллане пришлось заново надевать на своего упряжь. Ажика спустилась, когда она затягивала подпругу.
      — Зачем летим хоть? — спросила орчиха, принимаясь за второго дракондора.
      — Передать послание. Возможно, что-то еще придется сделать, — ответила эльфийка ровно.
      — На меня-то не дуйся, — примирительно сказала воительница.
      — Никаких обид. Я все понимаю.
      — По тебе видно, — проворчала Ажика.
      Со своего возвращения на «Молот» Лана никуда не летала одна. Слишком много неясных обстоятельств было в ее чудесном спасении. И слишком глубоко умел пускать свои корни Культ Проклятых. Возможно, если бы она была орчихой, ей бы поверили. Просто потому что на корабле заправляли орки. Но, увы.
Эллана остановилась, закончив приготовления, и посмотрела почему-то на свою руку. Затем резко сжала кулак.
      — Знаешь, что самое обидное в этом отношении? — спросила девушка, повернувшись к Ажике. — Нет, не то, что со мной постоянно таскается наблюдатель. То, что они не поверили в мою историю вообще.
      — Я была там, подруга. И могу сказать, что это все действительно немного…
      — У меня в руках был насквозь обледеневший плащ, — перебила ее Эллана. — И никакой фляги при себе. Я когда очнулась, хрипела от того, какая пустыня в горле. Здесь на много миль даже лужи не сыщешь, а он весь покрылся коркой. Но от этого просто отмахнулись. Шахты не было, ребенка не было… Кажется, меня даже в пещере той не было, где погиб первый отряд.
      — Дело в том, что тебе никто не поверил или он?
      Лана стиснула зубы и отвернулась. Ажика вздохнула.
      — Слушай, я верю в духов и в то, что наши шаманы их видят вот прям как нас с тобой. Я могу поверить в мальчишку под землей. И даже в то чудище — и не такое здесь видали. Но так ли это важно, что они были? Для победы над Личом — никакой разницы. Так что давай просто делать свое дело, а наблюдателей с тебя через неделю снимут, я уверена.
      Эльфийка покачала головой и обиженно поджала губы. Даже Яростная, называющая ее теперь своей подругой, скептически отнеслась к ее докладу, сделанному в день возвращения на борт. Хотя, может быть, это было справедливо. Да, в глубине души Лана понимала, что права и Ажика, и офицеры «Молота», отбросившие ее путаный рассказ как что-то неважное. Но ей самой что-то мешало смириться с этим. Наверное, природное упрямство, из которого и росли все эти детские обиды, совершенно не нужные на войне.
      — Хорошо, — вздохнула Эллана. — Будем считать, что мне действительно привиделось…
      Она запрыгнула в седло и дала знак технику открыть люк.
      Путь от текущего положения дрейфующего дирижабля был недлинным и мог считаться безопасным. Небо от Железной Плотины до передовой после того, как десант Альянса утихомирил имирьяров, а гоблинские летчики перебили их чумных протодраконов, полностью принадлежало союзным силам. Внизу разбивали свои лагеря паладины Авангарда, легионы Штормграда и орочья пехота; неспешно ползли осадные машины; летали у самой земли разведчики Этаса и следопыты Верисы. Каньон Гибели Синдрагосы лежал в стороне от всего этого, в восточных горах. После взятия Плетхольма, расположенного немного южнее, эти территории никого особенно не занимали — до недавнего времени.
      — У меня письмо для Дартаниора Звездного Дыма, — спрыгнув на снег, сказала Эллана. — Где его найти?
      — Рыцари смерти на той стороне каньона, — без приязни махнул рукой син’дорай в табарде Похитителей Солнца.
      — Ты не могла сразу сказать, что летишь к этому индюку? — проворчала Ажика, за что получила от незнакомого эльфа одобрительный взгляд.
      — Что, не полетела бы со мной?
      — Заготовила бы мешок колкостей заранее, — фыркнула орчиха.
      Каньон разрезал гладкое плато, раньше бывшее, вероятно, горным озером — ибо в изломанных стенах котлована безошибочно угадывались цельные ледяные глыбы. По сторонам его разбили лагерь: Лана и Ажика шли мимо эльфийских шатров, а с другого края им подмигивали далекие огоньки костров и факелов. Сам каньон тоже был освещен — там работали маги и ученые Кирин-Тора.
      Деловитое оживление лагеря как-то разом сходило на нет там, где красно-золотые палатки Похитителей Солнца сменялись черными тентами мертвых рыцарей. Казалось, что даже огонь здесь горит не так ярко, и вечная ночь Ледяной Короны плотнее стискивает свои объятия.
      — Мне нужен Звездный Дым…
      Высокий калдорай в черных латах молча указал направление. Ажика зябко поежилась и скривилась. Запах тлена, несмотря на мороз, щекотал ноздри, а благодаря лежащим между палатками остовам костяных драконов, воображение его только усиливало.
      — Дартаниор.
      — Маленькая паладинка, ты ли это? — длинноволосый мужчина обернулся от разложенного костяка и приветливо улыбнулся ордынкам. — Совсем живая, надо же. Значит, у меня еще есть шанс заполучить хорошенького упыря.
      — Совершенно несмешные шутки… — пробубнила за спиной Ланы Ажика.
      — У меня письмо от Ткача Смерти.
      — Как прохладно… Что, так и не сложилось? — рассеянно пробормотал Дартаниор, ломая печать на тубусе.
      — А твоя подружка где? — с непонятной агрессией спросила Яростная.
      — Дуется на меня в Мрачном Своде. Я назвал своего второго дракона Клинком Могрейна в честь верховного лорда, а она обиделась. А ведь ее же идея была. Логика и женщины несовместимы… — некромант нахмурился, пробегая строки глазами. — Ну, допустим…
      — Верховный главнокомандующий хочет начать через три дня, — передала Эллана, как и было приказано.
      Дартаниор оторвался от письма и окинул лагерь сумрачным взглядом.
      — Здесь, конечно, есть материал, но его не так много. Пять, может — шесть драконов. Я напишу Кольтире. Пойдем.
      Он повел их между палаток и молча колдующих над костями рыцарей-некромантов. Под одним из тентов обнаружился стол, заваленный чертежами. Отыскав среди бумаг чистый лист и грифель, Звездный Дым принялся за послание. Лана скучающе огляделась. Еще недавно здесь орудовал Культ. Из-за них союзники и обратили внимание на это место. Хотя, может, были и другие причины. Но некромантов Короля-лича зачистили совместно с магами, заодно отбив у них пару готовых костяков. Лед все еще хранил следы крови.
      Эльфийка неторопливо двинулась в сторону от тента, чтобы просто не стоять на месте — это вошло в привычку, хотя в зачарованном доспехе и с амулетом сложно было замерзнуть. Разве что лицо немилосердно обжигал холодный ветер. Девушка прищурилась. Рыжее точки факелов вдалеке расплылись. Здесь было как-то муторно, в этом лагере некромантов — то ли в непосредственной близости каньона. Среди мертвых рыцарей Мрачного Свода она чувствовала себя иначе, увереннее. Или дело не в лагере, а в ней. Даже в голосе ветра чудились какие-то шепотки, навевающие тоску и безнадегу.
      Лана осторожно убрала выбитую морозным дыханием влагу с ресниц и часто заморгала. Она стояла у последней палатки, дальше на десятки шагов простирался голый лед — и обрывался разломом. Эльфийка еще раз моргнула. Ей померещилось какое-то движение там. Что-то темное, словно прибитый к земле клуб черного дыма — в ночи едва различишь это расплывающееся полупрозрачное нечто. Может, и правда дым? Эллана сделала еще один неуверенный шаг к краю, пытаясь рассмотреть что-то слезящимися глазами. Волоски на шее почему-то зашевелились. Эльфийка потянулась к эфесу меча.
      Призрачное сияние вырывалось из каньона неожиданно и резко — как разбившаяся брызгами волна. В воздух взлетели прозрачные комья пены. Нет, не пены, а колотого льда, зыбкого, как мимолетная рябь на тихой воде. Осколки беззвучно посыпались во все стороны, в то время как над самим разломом выпростались огромные костяные крылья, а за ними — голый череп на длинной гибкой шее. Огромное чудовище вырвалось из каньона, как морской змей из пучины, запрокинув распахнувшуюся пасть к небу. Глазницы полыхнули блеклой синевой. Мощный взмах крыльев вознес громадного дракона над землей. Сквозь него виднелись пики гор и перистые облака с россыпями звезд в прорехах.
      — Паладинка?
      Эллана дернулась от звука мертвого голоса и резко обернулась. Сердце стучало как сумасшедшее. Она осознала, что вот уже почти минуту, наверное, стоит, как примороженная, стискивает рукоять так и не покинувшего ножны меча и почти не дышит. Дартаниор и Ажика шли к ней настороженные.
      — Мы что-то не дочистили? — хмуро спросил Звездный Дым.
      — Нет… — пробормотала Лана, покосившись в сторону каньона. — Показалось… Глаза от ветра слезятся.
      — Вот ответ, — мужчина протянул заново залитое воском и — весьма вероятно — магией послание. — Три дня — шесть драконов максимум. Хотят больше — пусть оттягивают, сколько могут. Мне нужны кости. А на Погост я за ними не полезу.
      — А это разве не драконья могила? — спросила Эллана, кивнув на разлом. Ее зазвеневший голос выдал напряжение. Но погруженный в свои заботы некромант не заметил.
      — Есть такое, — усмехнулся он. — Никогда не читала эту историю? Во времена Войны Древних, когда обезумевший Нелтарион использовал могущественный артефакт, созданный самими Аспектами, и выкосил большую часть синей стаи, супругу Малигоса Синдрагосу отбросило далеко на север. Здесь она умирала, не дотянув до Драконьего Погоста.
      — А потом Король-лич поднял ее, — с мрачной уверенностью сказала Лана.
      — Да, — удивился Дартаниор и хмыкнул. — Все-то она знает, даже рассказывать неинтересно.
      — Зато мне интересно тебя слушать, — подала голос Ажика, глядя не на некроманта, а на эльфийку. — Судя по дырке, большой был дракон. Где он сейчас?
      — При Цитадели, к нашему счастью или горю. Она перекусила бы ваши летающие корабли и еще недовольной бы осталась, что начинки мало. Даже не знаю, почему он до сих пор ее не спустил. Иногда мне кажется, что этот ублюдок хочет, чтобы мы дошли до его трона, — Звездный Дым покачал головой, будто отказываясь от такой бредовой мысли. Затем он протянул Эллане брезентовый сверток, который все это время держал под мышкой. — Так или иначе, эта могила уже осквернена, а за кости на Погосте мне стаи голову откусят. Так что я не знаю, где вам еще нарыть драконов. На.
      Эльфийка инстинктивно протянула руки, подхватив подарок, и отшатнулась, едва его не выронив.
      — Фу, дрянь какая. Что там?!
      Дартаниор издевательски расхохотался.
      — Куски трупов, конечно, — весело пояснил он. — Порубленный на части хребет одного красавца вроде того, что мы с тобой изничтожили в Йотунхейме. Специально по заказу твоего командира, — рыцарь-некромант осклабился.
      — Проклятье… Как я это на дракондоре повезу… — пробормотала девушка, не желая думать, для чего Кольтире подобная пакость. Плотно завязанный брезент хоть и заглушал запах, вблизи все равно отвратительно вонял мертвечиной.
      — Не мои проблемы, — беспечно ответил Дартаниор. — У тебя приказ — ты и разбирайся. К слову, это все. Больше вас сюда ни за чем не прислали. Обед не предлагаю, можете отчаливать. У меня много работы.
      Мертвый син’дорай махнул им рукой и, потеряв всякий интерес, отправился вглубь палаточного лагеря возвращаться к прерванному занятию. Эллана же вместе с Ажикой побрела обратно к магам, где остались их дракондоры.
      — Подруга, — окликнула ее орчиха, когда они переходили по безлюдной полосе между стоянками живых и немертвых. — С тобой точно все в порядке? А то бледная, будто призрака увидела.
      Яростная подозрительно прищурилась. Лана посмотрела на нее и невольно оглянулась назад, на край каньона. Ажика проследила за ее взглядом, но эльфийка только пожала плечами и отвернулась.
      — Никаких призраков. Но от этого мешка несет так, что меня сейчас вывернет. Попрошу магов, чтобы заперли запах, прежде чем лететь куда-то…
      Она неловко перехватила сверток, стараясь держать его подальше от себя, и вымученно улыбнулась. И попыталась прогнать из памяти видение пробуждения костяного дракона, темной фигуры, преклонившей колено на краю разлома, — и глядящего ей в след призрачного мальчика Матиаса Нетлера.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.