Лёд и кровь +43

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг или персонажи:
рыцарь крови, маг, охотник, чернокнижница из КФО; Кольтира и другие рыцари смерти; эпизодические Этас, Тассариан, экипаж "Молота Оргрима", Тирион Фордринг, Король-лич и прочие...
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action)
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
Макси, 295 страниц, 45 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Выжало слезу и вынуло душу! » от Shadowmourne
«С благодарностью за все =З» от С.Ель
Описание:
Идет Нордскольская кампания. Пути многих героев переплелись на северном континенте. Один из них предстоит пройти рыцарю крови из Кель'Таласа - совсем еще юной эльфийке, то ли ищущей возмездия, то ли бегущей от своего горя.

Посвящение:
Всем читателям, поддержавшим меня на этом нелегком пути, и Эллане - моему первенцу от мира Warcraft

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Страница вк с картинками и не только https://vk.com/public137838084

ATTENTION! Специально для гостей с феста, незнакомых с фэндомом.
Читайте как оридж, а не играйте в ленивые отписки с литрами воды о том, что вы не знаете фэндом. Это не труднее любого произведения в жанре фэнтези с авторским миром. Я не жду, что кто-то прочтет макси целиком, но имейте совесть задумываться вообще о тексте, который читаете. Спасибо :Р

35. Врата Горя

15 мая 2017, 15:10
      Означенные три дня прошли. Внизу тянулись войска. «Молот Оргрима» дал последний залп по нежити под Вратами и пошел на поворот. Эллана чуть крепче сжала поручни, наблюдая за полем боя за бортом. Что-то беззвучно взорвалось у подъемников: распустился огненный цветок и почти сразу увял струйкой черного дыма.
      — Да где его носит… — прорычал прошедший мимо Давос Риот. Легкая суета на палубе выдавала предбоевой мандраж, охвативший сейчас весь экипаж от офицеров до последнего техника. Спикировавший на корабль костяной грифон нетерпеливо переступал с лапы на лапу, его всадник-курьер медленно обводил взглядом дозорных и магов. Риот, споткнувшись один раз, направился к нему.
      — Эльфийка! — раздался скрипучий голос снизу. Лана даже не сразу поняла, что это к ней. — Эльфийка, так тебя растак!
      Коренастый желтокожий гоблин в форме корабельного техника дернул ее за плащ, заставив обернуться.
      — По всему кораблю тебя ищу! — коротышка опасливо оглянулся и добавил уже шепотом: — К рыцарю смерти бегом! За мной!
      У Элланы кольнуло сердце. Три дня он про нее и не вспоминал — в последний раз они виделись по прибытию из каньона Сидрагосы, когда девушка передала посылку от Дартаниора вместе с письмом и устным докладом. Нужно ли говорить, что в последнем в этот раз не фигурировало никаких призрачных мальчиков… На военные советы она больше не допускалась. Теперь же явно заполошенный техник тащил ее, так и не выпустив плащ из кулака, на нижние палубы, туда, где располагалась котельная. Кроме гоблинов, орущих что-то на своем наречии, тут никого не было — десантники с несколькими магами готовились к вылету, остальные темные смотрители обороняли корабль со стрелками, а офицеры торчали на мостике или на верхней смотровой — Лана не знала наверняка. Техники на нее косились подозрительно, возможно, ругались: на нее или друг с другом — не понять. Без криков здесь в принципе невозможно было разговаривать из-за шума машинного отделения. Среди обслуги девушка успела заметить знакомую рожу Меднопала, на секунду пристально глянувшего ей в глаза. А затем провожатый открыл перед ней какую-то дверь и втолкнул туда.
      — Закрой лицо, — было первым, что услышала эльфийка. Дверь за ней захлопнулась, ни разу не заглушая звуки механизмов. Лана поспешно перекинула плащ на манер шарфа, защищая рот и нос. Голос Кольтиры она, разумеется, узнала.
      В маленькой комнатке было душно, смердело какой-то дрянью, а почти все свободное пространство пожирали штабеля ящиков. За ними не вдруг можно было увидеть рыцаря смерти, склонившегося над дымящим котлом. Горелку установили на высокой треноге, котелок над ней висел совсем небольшой, а в ногах у немертвого валялся развязанный брезент с остатками какой-то черной мерзости.
      — Прилетел курьер от Черного Клинка, — доложила Эллана. Из-за плаща ее голос звучал глухо, приходилось еще больше напрягать связки. — С ним Риот. Кажется, тебя ищут.
      — Хорошо, — Ткач Смерти, не глядя на нее, осторожно наполнял варевом из котла пузатую колбу, зажатую щипцами. Цвет у жидкости был ржавый, непрозрачный. От царящих здесь запахов мутило, хотя сам некромант работал без маски. — Десант еще не вылетел?
      — Они должны быть на взлетной.
      — Ты летишь с ними.
      — Так точно…
      Кольтира плотно закупорил пробку, залил ее воском, подождав с полминуты, пока он схватывается, и поискал затем глазами вокруг. В конце концов, он взял какую-то не слишком чистую тряпицу.
      — Это нужно бросить в чумной котел, — произнес немертвый спокойно, оборачивая склянку ветошью. — Положи в поясную сумку, только осторожно. Стекло остынет на морозе и, попав в кипящее зелье, лопнет само.
      — Это взрывчатка?..
      Эллана осеклась под взглядом синих глаз. Рыцарь смерти протянул ей завязанную в ткань колбу.
      — Нет.
      Что-то заставило девушку зябко поежиться. Она и без того чувствовала себя в его присутствии неловко. Будто что-то в их отношениях перекосилось. Кольтира вытащил ее недавний схематичный рисунок и, встряхнув, развернул.
      — Центральный котел самый большой, верно? — он указал на один из крестов подбородком. — Бросишь в него.
      — Что это такое, Кольтира?.. — голос почему-то резко сел. Мужчина досадливо поджал губы.
      — Это то, что нейтрализует жидкую чуму. Превратит зелье в разъедающую плоть и кости кислоту. Она упокоит нежить окончательно.
      — Но ведь котлы будут опрокидывать на наших солдат…
      — При самом неудачном раскладе их тоже убьет, все верно, — жестко ответил Ткач Смерти, кивнув. — Но они не встанут.
      Эллана отшатнулась от протянутой колбы.
      — При самом удачном, — продолжил немертвый, — десант перебьет культистов на стенах, и котлы вообще не опрокинут.
      — Ты же сам в это не веришь…
      — Птичка, это война. Война с чудовищем. Если мы хотим ее выиграть, нам придется играть по его правилам. Я приказываю тебе.
      — Ты приказываешь мне убить тех, кто пойдет в первых рядах.
      Кольтира дернул уголком рта.
      — Они все равно умрут, а мы теряем время. Я сделал бы сам, но Корм не отпустит меня с корабля. Ты хочешь, чтобы чумное зелье превратило первых в мертвецов, которые развернутся и пойдут на следующих вторыми? Чтобы убитые вставали, пополняя ряды противника — и так до бесконечности? Это война с нежитью, здесь каждый наш погибший — это их новый солдат. Единственный способ — не оставлять того, что может подняться. Культисты не успеют наполнить котлы во второй раз, мы прорвемся.
      — Это тот план, который капитан Корм тебе запрещал?.. — Эллана бросила взгляд на котел на треноге, оглядела тесную комнатку, спрятанную в сердце машинного отделения, и облизнула высохшие губы под шарфом. — Ты же… ты не заставил его передумать.
      Их глаза встретились на секунду.
      — Упрямая… — прошипел Кольтира сквозь зубы и бросил смятую в кулаке схему на пол, дернул перевязь с мечом, стоящим в стороне. Девушка заступила ему дорогу, перехватив руку, держащую склянку. Они снова встретились взглядами. В душе у Ланы было смятение. Она опустила вниз душный плащ свободной рукой, открывая лицо полностью — почему-то было важно, чтобы он ее видел… Но пальцы рыцаря смерти разжались, оставляя колбу у нее в ладони. Он стремительно натянул шерстяной край обратно.
      — Я… это сделаю, — произнесла эльфийка, не уверенная, что он услышит даже так близко. — Но за мной наблюдают, Кольтира…
      — В пылу сражения не будут, — немертвый следил за ее глазами, не отпуская край шарфа. Лана опустила взгляд и спрятала колбу в поясную сумку. — Это в любом случае будет моя вина и моя ответственность, Птичка.
      Девушка ничего не сказала, отступая и заталкивая смерть в стекле понадежнее между бинтами, застегивая клапан подсумка, поправляя ножны с мечом. Отступая, пока спиной, не ткнулась в закрытую дверь.
      — Поторопись. Возьми грифона, он оседлан!.. — донеслось ей уже в спину. Перед глазами снова мелькнул раздающий указания Меднопал, стрельнувший в нее подозрительным взглядом. Девушка бегом пересекла душное машинное отделение, на ходу оправляя плащ, взбежала на уровень выше, преодолела прямой коридор и снова по лестнице спустилась на взлетную, где уже готовились отправляться дракондоры.
      — Приказ Ткача Смерти! Я с вами!..
      Костяк в углу сверкнул синими глазницами. Эллана схватила его за повод и прыгнула в седло. Скелет встрепенулся, расправляя крылья. Он заранее был подготовлен для живой всадницы. Кольтира знал, что она выполнит приказ… Девушка сжала зубы. Что бы там ни было, он рассчитывал на нее. Эльфийка тряхнула головой и щелкнула поводьями, отправляя грифона в разбег вслед за вылетающими дракондорами.
      Ледяной ветер ударил в лицо, засвистел в голых крыльях скелета. Пузатое днище корабля ушло вверх и в сторону: боевой дирижабль снова поворачивал, собираясь на второй заход к Вратам. Воины внизу казались букашками с такой высоты. Дракондорий клин взял курс на отрог, укрываясь за ним от наблюдателей с Алдур’тар. Высадившись у самых ворот Имирхейма, десантники «Молота» отпустили летунов с ожидавшими их разведчиками Похитителей Солнца. Дальше им пробираться самим. Только костяной грифон не дрогнул, так и оставшись стоять рядом с неуверенно держащейся за повод Элланой.
      — Да он, наверное, не помешает, — заметила Ажика, не узнанная среди обряженных в одинаковую броню орков. — Он мелкий, в отличие от наших. Что скажешь, Горг?
      — Скажу, что мне плевать, если оно пойдет пешком и будет клевать колдунов, — отозвался щербатый невысокий крепыш, в котором Лана узнала одного из тех парней, что вычищали вместе с ней Пролом в долине Эха. — Заткнулись, построились и пошли!
      Рядом с орком эльфийка заметила нетерпеливо перетаптывающегося с ноги на ногу неприметного коротышку — гоблина, наверное, — в меховом маскировочном плаще. Он оказался их проводником. Вытянувшийся цепочкой отряд потащился по узкой тропе, уводящей в сторону от поселения врайкулов, вниз, вдоль отрога — на север. Эллана была в этом строю замыкающей. Сначала она думала вести навязанного ей грифона в поводу, но птица встала, как вкопанная, и не двигалась с места, пока вновь не почувствовала всадницу в седле. Что ж, может, это было и хорошо. Костяные когти надежно цеплялись за скользкую крутую тропку, а приземистый рост грифона все равно не мог выдать эльфийку, скрывающуюся, как и все, за скалами, торчащими по обе стороны дороги.
      — Здесь, — наконец, объявил их проводник.
      Несколько орков осторожно выглянули из-за зубцов скал.
      — Не шуметь, — приказал Горг, понизив голос. — Крепите тросы.
      Отряд без лишних разговоров принялся за работу. Пока орки занимались веревками и готовили арбалеты, Эллана оставила своего грифона и тоже подобралась ближе к краю, чтобы оценить обстановку. Алдур’тар были прямо под ними, ярдах в тридцати. С этой стороны раскинулись черные шатры культистов. Фигуры в балахонах двигались между ними: к кострам, над которыми что-то варилось, а другие некроманты вокруг совершали ритуал; к сферам на постаментах, долженствовавших поддерживать некие чары или служивших для дальновидения; к шатрам — с записками или иными вещами, за которыми гонцов, очевидно, посылали. Никто не прогуливался праздно. Культисты готовились к атаке. Совсем близко пролетела гаргулья, не заметив засевший в скалах отряд. Над шатрами их летало не много, зато дальше, над Вратами, нависло, казалось, темное шевелящееся облако. Нескольких монстров эльфийка могла различить застывшими подобно статуям на парапете. Обманываться их неподвижностью не стоило — придет время, и эти твари присоединятся к своим сородичам в небе.
      Лана отвернулась от безрадостной картины и встретилась взглядом с Броколой. Тауренка ведь изначально была приписана к третьему отряду — иногда эльфийка об этом забывала, так часто она видела лекарку занятой в лазарете. Лана приветственно кивнула друидке, и та ответила тем же.
      Горг шепотом раздавал указания. Рядом с Элланой на снег, прижавшись спиной к скале, опустилась Ажика.
      — Когда пойдем, держись рядом, подруга. Знаю я твое стремление откинуться поскорей, — проворчала орчиха.
      Эльфийка ей ничего не ответила. Подумала о том, что надо бы сказать, если случится так, что ее тяжело ранят или убьют, что в сумке у нее заветная колба… И почти сразу поняла, что нет. Даже подруге нельзя было передоверить эту гнилую миссию. Ни она, никто другой здесь не станет совершать подобной мерзости, даже если смерть из котлов польется на людей. Это слишком не по-орочьи. Те, из них, кто мог бы, наверное, погибли все во Второй войне. Но неужели она сама сможет? А как же… Свет?
      Свет в ее душе молчал, оставив ей самой взвешивать «за» и «против», вспоминая о принципе меньшего зла. И в какой-то момент Лана поняла, что сопротивление этому есть только в ее голове — но не в сердце.
      — Когда пойдете, я слечу туда на грифоне, — прошептала она, притягивая ближе повод притихшего грифона. — Прикрою первых вместе с арбалетчиками.
Ожидание потянулось вязким противным чувством ползущего по коже времени. Почти физическим. Эллана больше всего не любила такие минуты перед событиями серьезными и даже решающими, которые никак не приблизить, не заставить время идти быстрее и ничем его не занять. Бездействие было мучительным.
      — Корабль Альянса! — взволнованно шепнул кто-то.
      Те, кто в этот момент не смотрел, приподняли головы над камнями. Очень далеко, на той стороне Алдур’тар в небе тащилась огромная махина корабля людей. Сверкнула вспышка на ее боку, за ней еще несколько — они отстреливались от ринувшихся на корабль гаргулий из пушек.
      — Решились-таки… — протянул десантник как будто с сожалением.
      — У них нет аэростатов — больше шансов, что не собьют, — пожал плечами другой орк.
      — Значит, на середине моста встретимся… — кровожадно усмехнулся третий.
      — Смотрите, вон драконы!
      Эллана невольно положила ладонь на эфес меча. Ее сердце забилось чаще. В темном небе на Врата Горя неровной линией летели пятнышки льдисто-голубого тумана. С востока. Их ледяные змеи. С каждой секундой они становились все ближе и больше, и вот уже в синих огнях Алдур’тар мелькнули костяные черепа и голые крылья. Драконы с воем врезались во взметнувшуюся им навстречу стаю.
      — Пошли! — проревел Горг.
      Заготовленные тросы синхронно обрушились вниз, хлестнув по камню. Лана взлетела в седло. Защелкали арбалеты в руках прикрывающих товарищей десантников, со свистом разрезали воздух огненные стрелы темных смотрителей. Костяной грифон нырнул вниз со скалы, первым оказываясь на обледенелой площадке с вражескими шатрами. На эльфийку с визгом обрушилась гаргулья — и опутанная сетью лиловых молний рванула назад, щелкнув когтями выше поднятого щита на какую-нибудь ладонь. От пронесшегося мимо ледяного змея взметнуло волосы и плащ. Эллана заслонилась от жахнувшего ей в лицо темного заклятия. Светлая титановая сталь озарилась золотом. Какой-то культист с кривым серповидным мечом рванулся к ней — и был рассечен едва ли не надвое ее клинком, без сопротивления взрезавшим балахон и простую одежду под ним.
      — На все воля Господина… — прохрипел падающий некромант.
      — Лок’тааар! — заглушил его предсмертный шепот многоголосый крик первых достигших земли рубак. Орки замелькали по обе стороны от Элланы и вместе с ней накатили кровавым прибоем на лагерь Культа, затаптывая ритуальные круги, опрокидывая чадящие свечи и колдовские шары на тонконогих постаментах. Все вокруг превратилось в кричащий хаос: визжали гаргульи и с каменным грохотом падали, перерубленные руническими мечами всадников на драконах или перемолотые зубами этих костяных тварей; орали орки, лязгало оружие; выплевывали свои заклятия проклятые колдуны или стонали, погибая под вражеским топором. Они умирали с пугающим фатализмом: насмерть стояли со своими кривыми саблями или творя боевые заклинания – без всякой брони против безжалостных в ближнем бою десантников. Темная в синем свете кровь заливала площадку.
      Ажику Эллана не то что потеряла — она и не видела ее с того момента, как прыгнула со скал. Костяного грифона пришлось бросить почти сразу же, поскольку управлять им без поводьев было так же невозможно, как сражаться с ними. Битва закружилась калейдоскопом вспышек и лиц, где в бледное под капюшоном нужно было ткнуть, а зеленое с клыками — прикрыть, и главное не перепутать. Раскаленный добела Светом клинок чертил в воздухе сияющие дуги. На периферии зрения полыхнуло пламя, охватившее черный шатер. Мелькнул зубец парапета, рядом с которым дымился чумной котел — значит, они вышли на галерею. Культисты не кончались, движения превращались в механические: прикрыться — ударить — заметить и прикрыть магическим щитом кого-то еще.
      — Продвигаемся! — орал Горг.
      Эллана скорее почувствовала, чем услышала в окружающей какофонии звуков тяжелый хлопок крыльев за спиной. Она крутанулась на месте, подставив щит под когти еще одной гаргульи. Сноп Света ударил в разверстую пасть. Над самым плечом прошипел огненный шар их мага и с треском взорвался, встретившись с другим заклятьем. Лана снова повернулась, одновременно поднимая над кем-то из орков благословенную защиту. Темный болт расчертил воздух, ударив в светлую мембрану… и та неожиданно лопнула под его сокрушительной мощью.
      — Командир! — рыкнула бившаяся рядом орчиха, оказавшаяся Ажикой, и прыгнула вперед. Ее опрокинуло в полете прицельным заклинанием в живот. Лана стремительно обернулась, проследив след атаки. К колдуну на середине галереи рванулся сыплющий золотыми искрами диск. Фигура в балахоне сложилась, и на спину ей обрушился целый дождь стрел.
      — Это эльфы! — крикнул кто-то. Над Вратами скользнул клин красно-серых дракондоров.
      Эллана уже бежала к подруге.
      — Живая?!
      — Горгу… помоги… — с трудом прохрипела Ажика, сплевывая текущую по клыкам кровь.
      — Я ей займусь, продвигайтесь, — сказала оказавшаяся тут же Брокола. Орчиху словно перевязочные ленты охватили полупрозрачные зеленые полосы. Воительница с благодарностью выдохнула и откинулась на руки тауренки.
Лана встала. Почти одновременно с ней поднялся на ноги Горг, придерживая закрывая ладонью обожженную магией половину лица. Они кивнули друг другу.
      — Порядок. Идем дальше! — скомандовал орк.
      Ярд за ярдом они отвоевывали галерею над Алдур’таром. В небе мелькали цветные крылья дракондоров. Навесные залпы эльфийских стрел выкашивали защищавших врата культистов, ощутимо ускоряя продвижение десанта. Однако ничто не могло отменить того факта, что орки постепенно выдыхались, сражаясь и с некромантами, в том числе поднимавшими себе на помощь нежить, и с гаргульями, пусть даже последних преимущественно оттянули на себя рыцари Клинка. В какой-то момент Лана обернулась, почувствовав со спины опасность. Их отряд, растянувшийся по широкому парапету, казался изрядно прореженным. Ажика снова сражалась — или, по крайней мере, похожая на нее орчиха с двумя бастардами в руках. Брокола колдовала прямо на ходу, укрываясь за спинами рубак и подлечивая их раны зеленой магией друидов. Но и она заметно кренилась на бок, словно тоже получила чувствительное ранение. Их силы таяли.
      Эллана сбила с крыла покусившуюся на лекарку гаргулью и отступила на шаг. В затылок дохнуло жаром. Обернувшись, девушка увидела уже изрубленный кем-то труп культиста и черный бок огромного чумного котла — такие попадались им через каждую пару десятков шагов, не всегда даже подмечаемые ей, мечущейся по всей ширине галереи от врага до врага. Этот разве что был заметно больше, выше ее макушки. Лана оглянулась назад, на глаз определяя расстояние. Сердце будто сжала холодная когтистая лапка. Неужели они дошли до середины Врат…
      — Дракон!!! — заорали совсем рядом, разом выметя из головы мысли о котлах. Эльфийка развернулась, машинально принимая защитную стойку. Сердце дернуло снова. Прямо на галерею несся огромный ледяной змей, и на секунду ей показалось, что это тот самый… Но почти у самого парапета с тварью сшибся дракон одного из рыцарей. В сравнении стало ясно, что да, она большая, но все же недотягивает до супруги Аспекта. Еще несколько ледяных змеев рыцарей смерти атаковали чудовище, отгоняя его от ворот, кружа и пытаясь отхватить костяными челюстями что-нибудь. Один из них упал, закружившись свечкой…
      — Командир, нужно отступать! — вычленился из шума битвы голос одной из темных смотрительниц, склонившейся над озверело глядящим вперед Горгом. Сверху спикировала очередная гаргулья, подбитая залпом пролетевших Похитителей Солнца. Но эльфийские стрелы были ей что укусы насекомых — назойливые и отвлекающие, но неспособные пробить прочную шкуру.
      «Если Горг не дурак, сейчас он отдаст приказ…» — осознала Эллана. А если дурак, то, скорее всего, они здесь и умрут. Но так или иначе, нужно бросать…
      Эльфийка кинулась к парапету и ухватилась за острый зубец. Высота была головокружительной. Внизу копошились полчища вурдалаков, черным прибоем набрасываясь на продавливающие их ровные ряды солдат. За пехотинцами ползла телега с раздвижной осадной лестницей, очень и очень длинной даже сейчас. Лана стиснула зубы и отошла, нашаривая в сумке обернутую тряпкой колбу. Хвала Свету, целая. Девушка прижала ее к груди. Она ведь даже не увидит, просто будет знать… Что это ее рукой смерть собрала жатву. Что это благодаря ей они прорвались. Эллана отступила на два шага, прикидывая расстояние и силу, и размахнулась. В свисте ветра в ушах почудился гадкий шепоток, не то издевавшийся над ней, не то подстрекавший. Без видимых причин пробрала дрожь. Зрение как будто оплыло по краю, сосредоточившись только на черном бортике котла, из-за которого валил пар. Лана тряхнула рукой, скидывая с колбы ветошь, и бросила. Круглый бок сверкнул в наивысшей точке и канул за широкое горло. Напряженная до предела Лана даже поверила, что слышит треск лопнувшего стекла.
      — Отступае!.. — крик Горга сдуло чудовищным порывом ветра. Эллана даже пригнулась за черным зубцом, инстинктивно прикрывая голову. И только успела повернуться вслед пронесшемуся над Алдур’тар протодракону. Ярким языком вспыхнуло пламя. Взвыл вражеский ледяной змей. Дракон заложил крутой вираж. Лана попятилась. Находящиеся рядом воины устремились в рассыпную, давая дорогу стремительному зверю, прошедшему в ладони над пиками парапета. Плоская макушка опущенной драконьей головы врезалась в бок котла. Эльфийка содрогнулась от звука удара, поражаясь, как выдержал череп. Прот часто замахал крыльями, из последних сил удерживаясь в воздухе и продолжая таранить чумной котел. Затрещали, ломаясь, механизмы. Поддавшись чудовищной силе, наполненная чумой — или кислотой — тара накренилась и опрокинулась, встав зауженным горлом точно между зубцами. Варево хлынуло вниз. Лана снова бросилась к краю, заглядывая за него. Дымящаяся масса воды разбилась далеко внизу, оставляя в кишащей массе мертвецов выжженный полумесяц, в который тут же устремились штурмующие.
      Девушка подняла голову. Протодракон уже приземлился посреди галереи и разворачивался в сторону культистов. На его спине встал в полный рост мужчина. Непокрытая голова сверкнула тусклым золотом рвущихся на ветру волос.
      — Удержите позицию до подхода рыцарей! — крикнул он, обернувшись через плечо. Лана узнала Пенубриуса. Его протодракон распахнул длинную пасть и дохнул на ближайших некромантов чистым пламенем, превращая их в живые факелы. Но слуги Короля-лича тоже не бездействовали. В ответ летели темные болты вражеских заклятий. Несколько из них попали в цель, заставив огромного зверя зареветь от боли и ринуться на обидчиков. Пенубриус оттолкнулся от широкой спины, неуловимо преображаясь прямо в воздухе. На галерею посыпался невесомый мерцающий песок, в синем пламени рыжиной блеснула чешуя: второй — бронзовый — дракон взвился в небо, закрывая на миг яркие звезды Ледяной Короны, и рванулся вдоль галереи, выжигая все на своем пути.
      Эллана с колотящимся сердцем сбросила щит обратно на руку и поспешила присоединиться к сбивающимся вместе десантникам. Их было мало, они устали, но продержаться оставалось немного. Вплоть до того момента, когда над стукнувшейся о парапет осадной лестницей появилась голова латника в рогатом шлеме. Один за другим рыцари Черного Клинка и паладины в серебряных накидках спрыгивали на галерею. Горг скомандовал отступление, и измотанный отряд, поддерживая своих раненых, отошел туда, где остался костяной грифон, и откуда остальных забрали дракондоры Похитителей Солнца.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.