Лёд и кровь +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг или персонажи:
рыцарь крови, маг, охотник, чернокнижница из КФО; Кольтира и другие рыцари смерти; эпизодические Этас, Тассариан, экипаж "Молота Оргрима", Тирион Фордринг, Король-лич и прочие...
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action)
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 243 страницы, 37 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Выжало слезу и вынуло душу! » от Shadowmourne
«С благодарностью за все =З» от С.Ель
Описание:
Идет Нордскольская кампания. Пути многих героев переплелись на северном континенте. Один из них предстоит пройти рыцарю крови из Кель'Таласа - совсем еще юной эльфийке, то ли ищущей возмездия, то ли бегущей от своего горя.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
В данный момент этот фанфик в приоритетной работе. Главы выходят в зависимости от моей занятости - с периодичностью от недели до месяца. Не стесняйтесь писать отзывы. Большой вдумчивый комментарий подтолкнет меня выкроить лишний час и написать еще несколько страниц текста.
Приятного чтения :)

Страница вк с картинками и не только https://vk.com/public137838084

36. Когда пропоёт горн

9 июня 2017, 16:10
      Эллана мельком увидела Кольтиру вместе с капитаном Кормом на верхней смотровой площадке и предпочла скрыться за аэростатом. В стае дракондоров костяного грифона могли и не заметить. Ей показалось, что рыцарь смерти повернул голову в ее сторону — возможно, почувствовав своего миньона. Вот пусть и призовет ее для доклада, когда посчитает нужным.
      Похитители Солнца высаживали выживших десантников и сразу улетали. Лане пришлось вести грифона вниз самой, поскольку больше за это никто б не взялся. По ее возвращении на палубе уже было пусто, не считая стрелков. Девушка постояла пару секунд, раздумывая, и повернула обратно, направляясь прямиком к лекарям.
      В лазарете было непривычно шумно. Раненых среди отряда хватало, да еще нескольким артиллеристам досталось при налете гаргулий, рискнувших отойти от Врат дальше, чем рассчитывала команда. Тварей уничтожили, потеряв всего одного стрелка, схваченного и сброшенного за борт. Но об этом, как и потерях в их отряде, Лана узнает уже после. Сейчас в непривычно шумной комнате она стащила с себя перчатки и скинула плащ на спинку ближайшего стула.
      — Ранена? — коротко осведомился Келтан, не отвлекаясь от сидящего на краю больничной койки Горга. При свете лицо орка казалось страшной маской: все в корке застывшей крови, почерневшее с одной стороны и с бельмом на левом глазу.
      — Нет. Помогу, — в тон отозвалась Лана, избавляясь от верхней части доспеха и бросая это прямо на пол под заставленный склянками стол.
      — Тебе бы отдохнуть, — протянула Брокола, которой Дей’джи вправлял плечевой сустав. Легкораненые орки самостоятельно справлялись с перевязкой, помогая друг другу. Эльфийка взглядом выцепила среди них бойцов с повреждениями пострашнее и шагнула туда, стряхивая капельки Света с пальцев.
      — Успею, — бросила она в ответ тауренке. — Дай мне сделать что-нибудь хорошее и успокоиться.
      — Но ведь ничего страшного не случилось… — негромко заметила Брокола. Лана встретилась с ней взглядом, вздохнула и отвела глаза, заметив мельком, как поднял голову Келтан.
      — Все равно…
      Она чувствовала себя гадко хотя бы из-за одного того, что готова была пожертвовать другими жизнями. Счастливая случайность, что не пришлось. Что случился бронзовый дракон Пенумбриус. А, возможно, и сам подстроил эту случайность — ходят ведь слухи, будто бронзовые даже путешествуют во времени…
      Тем не менее, острое желание загладить несуществующую вину погнало Лану в лазарет, вот к этому, например, орку с рассеченным некромансерским мечом бедром.
      — Убери повязку. Сто лет заживать будет…
      — О чем вы тут толкуете, бес дери? — донесся недовольный вопрос Ажики. Эллана не подняла головы, наблюдая, как мерцающие нити Света вычищают порез от невидимой обычным глазом заразы и стягивают рваные края.
      — Не дергайся! — чуть повысил голос Келтан. — Терпел до сих пор — терпи и дальше. Я хотя бы гниль остановлю. Сказал бы сразу — спасли бы глаз!
      Девушка подняла рассеянный взгляд на жреца Серебряных, все еще колдующего над командиром третьего отряда. Горг невнятно пробурчал себе под нос. Ему было как будто неуютно в крепко держащих его эльфийских тонких пальцах. Келтан раздраженно кривил твердый рот, как будто вытягивая что-то из-под обожженной кожи скрюченной от напряжения второй рукой.
      — Спасибо, — буркнул ее орк, отодвигаясь.
      — Похоже, оружие некромантов было заклято, — сказала Лана. — Здесь мало просто промыть раны.
      — Сейчас займусь, — пообещал жрец.
      — Эльфийка! — крикнула возникшая в дверном проеме троллиха. — Капитан Черный Шрам требует на смотровую. Немедленно.
      Девушка выругалась сквозь зубы и подхватила свой брошенный плащ.
      На смотровой, как и всегда, выл ветер. Укутанные в мех стояли Корм со своим первым помощником. Кольтира с равнодушным лицом. Какой-то гоблин за турелью.
      — Почему не явилась сразу?! — без предисловий рыкнул капитан.
      — Была в лазарете, — не уточняя, ответила эльфийка. Любой из командиров син’дорай уточнил бы, вынуждая солгать. Но Черный Шрам был слишком зол и прямолинеен.
      — Мне сообщили, что ты бросила что-то в чумной котел на стене.
      — Так точно. Алхимическую колбу.
      — Что было внутри?! — прорычал Корм.
      Лана открыла рот, стараясь даже не коситься в сторону Кольтиры. Но он сам ответил вместо нее:
      — Состав, нейтрализующий чуму и превращающий ее в кислоту. Капитан.
      — Я не тебя спрашивал, Ткач Смерти! — взъярился Черный Шрам. — Ты знала, что делает эта штука в бутылке, девчонка?!
      — Так точно, — ровно сказала Эллана.
      — И все равно бросила?! Ты знала, что бесов дракон опрокинет чан на мертвяков?!
      — Нет, капитан. Но я все равно бросила, — от взрыкивающего орочьего баса у нее начинала болеть голова. — Я не хотела обрекать живых солдат на мучительную смерть. Но даже такой ценой мы бы избежали куда большего зла.
      — Ты знала, что я запретил Ткачу Смерти использовать этот план? — капитан понизил голос, но звучало это куда опаснее, чем крики до того.
      — При мне это никогда не обсуждалось…
      — Оставь ее, Корм, — с бесконечной усталостью сказал Кольтира. — Это был мой приказ. Хочешь правосудия — суди меня.
      Орк оскалился в его сторону и приложил к глазу зрительную трубу.
      — Победителей не судят. Алдур’тар взят, — выплюнул он, опуская стиснутый кулак. Риот с тревогой покосился на своего капитана, но тот удержал ярость в узде. Подвигав челюстью, отчего его лицо в прорези шлема стало на вид еще свирепей, он произнес куда тише и даже с как будто горечью: — Ты чудовище, Ткач Смерти. Ты ведь знал, что первыми пойдут рыцари Черного Клинка. Даже своих не пожалел.
      — Когда-то мы умерли, чтобы жили другие, — пожал плечами син’дорай. — Каждый из нас готов сделать это еще раз.
      Корм все-таки сплюнул себе под ноги.
      — Я снимаю с тебя наблюдение, эльфийка, — сказал он, снова наводя трубу на Врата Горя. — Свободна.
      Лана со смешанными чувствами приложила к груди сжатый кулак и повернулась, все же бросив на командира один мимолетный взгляд. Голову сдавливало все сильнее, в ушах странно шумело, словно не от ветра. Хотелось вернуться уже не в лазарет, а в родной гамак и попытаться поспать хотя бы пару часов, пока есть возможность.
      — Ты в порядке? — негромко спросил Кольтира, заступая дорогу к спуску.
      — Да. Ничего же не случилось, — повторила Эллана почти слово в слово за Броколой и подняла голову. По периферии зрения опять расползался туман, шум в ушах нарастал. Что-то в ее лице, очевидно, даже рыцаря смерти заставило насторожиться, и он предупредительно придержал ее за плечо. — Просто устала… — проговорила эльфийка тихо. — Очень.
      Немертвый кивнул.
      — Иди.
      Он осторожно отпустил ее, убедившись, что девушка надежно уцепилась за поручни крутой лесенки. Лана преодолела половину пролета и, не выдержав, стащила сдавливающий голову обруч-шлем, неизбежно сбросив капюшон. Шум в ушах, уже складывающийся в ее воображении в навязчивый шепот, превратился в свист ветра. В оголившуюся кожу острыми иглами впился холод, несмотря на магию амулета. Но зато отступил туман, и Эллана решила, что можно и потерпеть немного. Она действительно очень устала.

      Прошла еще неделя. Оба десантных отряда, изрядно прореженных голодным серпом смерти, передали под начало командиров Саурфанга-старшего, ведущего наземные войска. В женском кубрике стало как-то пусто. Но теперь и Лана появлялась там только к отбою, проводя весь день рядом с Кольтирой или передавая послания от него другим офицерам — как и полагалось адъютанту. Почти ни одно совещание не проходило больше мимо ее внимания. Она была молчаливой тенью за плечом советника по вопросам Плети, но теперь имела более полное представление о том, как проходит военная кампания.
      Захватив Алдур’тар, вынужденные союзники неизбежно занялись укреплением своих позиций. Наведшего шороху ледяного дракона в итоге взяли на себя рыцари на грифонах из Мрачного Свода. Основные силы, наконец, добрались до этой бывшей крепости Плети и надежно укрепили свои позиции с севера. По донесениям разведки, объединенный Черный Клинок пробился аж до саронитового карьера и намеревался окончательно истребить там вражескую нежить. Живые же постепенно отгрызали себе по кусочку в обширной долине между вторыми и последними Вратами, неторопливо продвигаясь вперед. Сегодня под этим медлительным, но неумолимым, как горный оползень, натиском сдалось последнее укрепление в долине — Железный вал.
      — Главнокомандующий Саурфанг приказывает передать половину наших дракондоров эльфийским лучникам, — проворчал Корм. — Во время штурма Врат Ужаса от «Молота Оргрима» потребуется только огневая поддержка… Мне нужно знать, что там с вашими летучими костяками, Ткач Смерти.
      — Я отправлю своего адъютанта к Железному валу.
      Эллана невольно вытянулась по струнке.
      — Мулга, твоя помощница пусть летит с ней к командиру мертвецов. Обменяйтесь данными разведки. Дайте мне полную картину того, что будет твориться в небе. И к паладинам кого-нибудь отряди. Чтобы больше без сюрпризов, мать вашу…
      Черный Шрам привычно рычал на подчиненных, но как-то без прежнего задора. По голосу, по опущенным могучим плечам было заметно, что он устал. Они все очень устали в последние дни. Не только от постоянных налетов гаргулий и костяных тварей, не только от штурма, унесшего жизни многих бойцов. Морально устали — от бесконечной тьмы, половинчатого сна, ежеминутного ожидания нападения и постоянного напряжения. Эллана чувствовала по себе, как вымотала ее последняя неделя. Сон не приносил отдыха, все чаще болела голова. Но она стискивала зубы и выполняла приказы. Ведь конец всего этого, казалось, был уже совсем близко.
      — Потребуй у Дартаниора подробный письменный отчет по драконам, — негромко бросил Кольтира через плечо. — Мулгину помощницу отдай Раздору.
      — Звучит двусмысленно, — усмехнулась командир разведки. — Я здесь еще нужна, капитан?
      — Выполняй, — махнул рукой Корм. Мулга кивнула троллихе, почти всегда находившейся при ней на совещаниях. Кольтира даже не повернулся. Трое женщин почти одновременно коснулись кулаком груди и друг за другом вышли. Мулга отправилась выбирать посланника к Серебряному Авангарду, а младшие по званию — на взлетную.
      — Кто такой Раздор? — поинтересовалась троллиха, пока они седлали летунов.
      — Один из командиров герцога Ланкрала, коменданта Мрачного Свода.
      — Ясно, — кивнула разведчица и больше ничего не спросила. Эллана даже не знала ее имени — просто рыжая при Мулге и все. Может быть, даже не одна и та же. Все троллихи были для нее на одно лицо, только по прическе различишь — и то не факт. Такая же рыжая мелькала в их отряде, посланном на Алдур’тар. Магичка, едва не убившая их с Ажикой тоже, вроде, была рыжей. Вспомнив о ней, Лана испытала легкое чувство дежавю и невольно мотнула головой. Не та история, которую стоит держать в голове в такое время.
      Лететь было недолго. Железный вал — колоссальный мост, протянувшийся от гор до середины долины, — гнилым зубом торчал на подступах к саронитовому карьеру. То ли это предполагались еще одни Врата, достроить которые так и не успели, то ли у Элланы была слишком бедная фантазия, чтобы представить, для чего возводить эту саронитовую галерею, фактически, не защищающую ничего. Она могла послужить удобной позицией для огневого прикрытия войск внизу, но обойти ее легко можно было с любой стороны. Что и сделали союзники, блокировав Вал с гор и дождавшись в итоге подкрепления, чтобы захватить его.
      Снизившись, эльфийка разглядела немного ниже самого укрепления драконий костяк, и спланировала туда, совершенно верно угадав, где можно найти цель ее путешествия. У самой земли дракондор взбрыкнул и затанцевал, как норовистая лошадь. Лана сильнее натянула повод и нетерпеливо ударила летуна пятками по чешуйчатым бокам.
      — Кого это к нам принесло! — послышался снизу знакомый голос Звездного Дыма. — Отведи, эта тварь слишком сильно воняет смертью.
      — Дартаниор! — крикнула девушка в ответ. — Меня отправили к тебе! Поднимайся!
Она развернула волнующегося дракондора, метущего снег длинными хвостовыми перьями, и заставила его подняться выше. Драконьи останки они обошли по широкой дуге над горной дорогой, и снова Эллана опустила его уже на самом Валу. Посланная с ней разведчица повторила этот маневр. Эльфийка спрыгнула на землю.
      Дракондор все еще вел себя беспокойно, так что пришлось уговаривать его голосом и наглаживать, пока рыцарь-некромант добирался к ним пешком.
      — Подарить тебе костяного дракончика? — в своей обычной манере поинтересовался Дартаниор. — Ты у нас уже почти своя, вы поладите.
      — Иди к демонам со своими шутками, Звездный Дым, — огрызнулась Лана, с трудом удержав дернувшегося при его приближении зверя. — Кольтира отправил меня за письменным отчетом по твоим драконам. Подробным, он сказал.
      — Я тебе без всяких отчетов могу сказать, что эта тварь, — мужчина кивнул в сторону огромного скелета, — сожрала двух моих птичек из шести.
      — Их, в отличие от наших братьев, ты восстановишь, — подала голос одна из стоящих в дозоре. Обернувшись, Лана узнала во всаднице на мертвой лошади Сэльвану. Та по-прежнему не носила шлема.
      — Я бы мог восстановить и Ледяную Пасть, — окрысился на нее Дартаниор. — И был бы у нас огромный дракон. Но кто-то раздолбал ей средоточие!
      — Починишь, — без эмоций отозвалась женщина. — Лучший некроинженер.
      — Нужен саронит, — мрачно ответил Звездный Дым. — Много. У нас столько нет.
      Они одинаково повернули головы к карьеру. Эллана бросила туда быстрый взгляд и, кашлянув, напомнила о себе. По опыту проведенных в пещере костяной ведьмы дней она знала, что при желании эти двое могли вести пикировку бесконечно.
      — Мне нужен Раздор. Где его найти?
      — Скорее всего, барон на том краю, — указала подбородком Сэль.
      — Отлично. Я вернусь за отчетом, Дартаниор, — пообещала эльфийка и кивнула разведчице. — Подробным. Капитану нужно точно знать, на какую поддержку с вашей стороны рассчитывать.
      Рыжего барона они действительно нашли в конце Вала. В компании еще нескольких рыцарей Клинка он обозревал окрестности и о чем-то негромко переговаривался со своим капитаном.
      — Так и знал, что это по мою душу, — Раздор повернулся и растянул тонкие губы в ухмылке при приближении ордынок. Эллана снова спешилась: Железный вал оказался длинным, его проще было пролететь.
      — Рада снова вас видеть, барон, — невольно улыбнулась девушка.
      — Я был немного расстроен, что мы так и не встретились после миссии в Йотунхейме, — его лицо как будто немного напряглось, и ухмылка превратилась из ироничной в злую. Лане оставалось лишь догадываться о причинах такой перемены, но она не стала.
      — Я должна представить тебе помощницу командующей над разведкой «Молота Оргрима».
      — А… — Раздор поскучнел. — Значит, опять дела. Ну, что там?
      — Мне приказано узнать о планах Черного Клинка на штурм Корп’ретар, — ответила троллиха и усмехнулась. — Чтобы случайно не перепутать мертвецов. В ответ я предоставлю имеющиеся у меня сведения, чтобы скоординировать атаку.
      Лана отошла от них к парапету, продолжая прислушиваться к разговору. Здесь, как и в любой ставке Черного Клинка, было тихо. Только ветер гудел на острых саронитовых зубьях. С Железного вала открывался хороший обзор на долину, до самых Врат Ужаса, чернеющих в морозной дымке. Темными пятнами на светло-сером льду в густых северных сумерках виднелась нежить. По ту сторону Вала была расчищенная полоса, но дальше их все еще ожидали неупокоенные мертвецы. Потому и дозоры сменялись исправно, а в лагерях, наверное, даже спали, не снимая доспехов.
      — Плеть, — негромко заметил один из рыцарей барона. Эллана повернула голову. В тот же момент до них донеслись звуки горна, трубящего тревогу. Передовой лагерь у подножья Железного вала зашевелился. С запада на них целенаправленно шли мертвецы, отделившись от бездумно бродящей по леднику массы. Две волны воинов встретились у выставленных перед лагерем рогаток. Живые с ходу промяли атаковавших, но следом за привычной мелочью шло что-то медлительное и большое. Эльфийка прищурилась против ветра, глянув сначала на бегущих на колья вурдалаков, потом оценив, сколько времени понадобится союзникам, чтобы придти на помощь. И неуверенно попятилась от края, а затем решительно отвернулась.
      — Я вернусь, — бросила она Раздору, запрыгивая в седло.
      — Ты считаешь, нужна наша помощь? — крикнул рыцарь смерти в ответ.
      — Не знаю, там что-то большое, но оно одно. Я задержу это до подхода орудий.
Дракондор Ланы взвился над саронитовыми шипами Вала и плавно нырнул вниз, набирая скорость. Спустившись к лагерю, эльфийка разглядела в огромной твари скелета. Действительно большого — в три врайкульских роста, словно собирали его из драконьих костей. Он легко сгреб одной рукой выставленную рогатку и бросил ее в сторону лагеря, круша палатки. Воины, оказавшиеся ордынцами, тщетно пытались достать его по ногам: тварь была обута в огромные сапоги из жесткой кожи, проложенной в несколько слоев мехом — это хорошо было видно сверху, — и орочьи топоры вязли в нем, не добираясь до хрупких голеней чудовища. Скелет размахнулся и, словно дровосек, ударил в лед колоссальным, под стать владельцу, топором, высекая осколки. Защитники успели разбежаться. Они с криками кружили рядом с этим монстром, отбиваясь от более мелких и все пытаясь достать его, но скелет неумолимо продвигался к лагерю.
      Эллана обогнула его и ударила Светом в защищенный шлемом затылок. Луч не смог пробить броню, чтобы причинить хоть немного урона, но зато отвлекся скелет, обратив внимание на нового противника. Эльфийка повернула дракондора, изящно уйдя от размашистого выпада. Управлять летуном было трудно. Пусть вышколенный, он все равно боялся, а от гиганта Плети наверняка разило почти так же сильно, как от упокоенного дракона. Лана пыталась атаковать еще несколько раз, но скелет оказался устойчивее многих своих соратников. Магия не брала его, разве что сковывала немного. Для ближнего же боя клинок эльфийки был слишком короток. Ей действительно оставалось лишь отвлекать противника, надеясь потянуть время.
      Однако орки тоже оказались предприимчивыми ребятами. В очередной раз отлетев от скелета, Эллана заметила, как один из защитников карабкается по гигантскому сапогу. «Самоубийца», — пронеслось в голове эльфийки не без восхищения. Она резко выкрикнула команду, отправляя дракондора в ложное лобовое столкновение. В последний момент они ушли свечкой вверх, а воздух за спиной застонал от свистнувшего лезвия. И тут же потусторонний вой потряс долину. Оглянувшись, Лана увидела, как гигант пнул ногой в пустоту. Смельчак, вскарабкавшийся на голенище, не удержался, полетев в толпу своих. Разъяренный скелет, хромая, ринулся было за ним, но у самого его черепа снова пронесся дракондор, направленный твердой рукой рыцаря крови. Костяная лапища попыталась схватить зверя за хвост, и Лана полыхнула светлой вспышкой прямо в пустые глазницы.
      — Отходи! Отходи!!! — заорали внизу. Не дав себе времени на выяснение причины этих криков, девушка просто снова направила дракондора вверх. За спиной раздался громкий скрежет, щелчок, короткий свист. Хруст костей и ликующие вопли. Лана осадила летуна и, наконец, посмотрела вниз. Гигант раскинулся костями на льду. У лагеря стояла разряженная катапульта.
      Посмотрев, как ордынцы добивают нежить, эльфийка уже думала вернуться. Но один из воинов отчаянно махал зажатыми в обеих руках мечами, привлекая внимание, кажется, именно ее.
      — Давай сюда! — разобрала Эллана, уже спускаясь. — Ну, точно! Почему я не удивлена, что это именно ты?!
      А вот девушка с некоторым удивлением узнала в воительнице Ажику.
      — Как тебя сюда занесло? — крикнула она. — Я и не думала, что вы на передовой!
      — Где нам еще быть? — усмехнулась орчиха. — Лок’тар огар. В тылу пусть кто другой копается.
      — Эльфийка!
      Ажика и Эллана на парящем у самой земли дракондоре повернули головы. К ним шел, немного перекашиваясь на один бок, давешний самоубийца, подбивший скелету ногу. Лана сперва подумала, что это женщина, — слишком узкие для орка плечи. Но подошедший в порыве эмоций сорвал с головы шлем. Ветер подхватил густой черный хвост, торчащий на затылке бритого черепа, и она его узнала.
      — Точно ты! — воскликнул орк-подросток. — До сих пор живая, надо же!
      — Я тоже иногда удивляюсь, — хмыкнула Ажика. — Не знала, что вы в итоге подружились.
      Эллана улыбнулась:
      — А кота куда дел?
      — Отдал Уреку, таурену, который тоже из наших, помнишь?
      — Конечно, — пробормотала Лана. Ей стало неожиданно тепло, будто эти двое ей родные. И она была рада узнать, что они оба еще живы.
      — Он нанялся приглядывать за зверями у Мэй Франкис. Обещал позаботиться о кошаке до конца войны. А если я не вернусь… — парень как-то смущенно пожал плечами и поморщился от боли. — Заберет его в Громовой Утес. Но я вернусь, — твердо закончил он.
      — Ты себе ничего не поломал? — подозрительно поинтересовалась Ажика. — Летел, засранец, так красиво.
      Орчонок негодующе оскалился. Эллана невольно рассмеялась. Она хотела предложить свою помощь, но тут над долиной пронесся еще один звук, заставивший сердце пропустить удар, а кровь застыть в жилах. Горн. Протяжный и устрашающий, голодный, будто волчий вой среди лютой зимы. Он полнился, отражался эхом от скальных стен и лежалого льда долины, заставляя головы поворачиваться в одном направлении — к Вратам Ужаса и Цитадели Ледяной Короны. И другие головы — подгнившие, порченные, безглазые, ободранные — тоже поворачивались, но уже в обратном направлении. В их глазницах зажигался призрачный сапфировый свет. И до сих пор безучастно бродящая вдалеке темная масса мертвецов дрогнула.
      — Будь он проклят, — прошептала Ажика. — Они идут в атаку.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.