Вор для вора 15

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Thief

Пэйринг и персонажи:
Гарретт
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Мистика, Экшн (action), POV, Мифические существа, Попаданцы, Антиутопия, Первый раз
Предупреждения:
OOC, Насилие, ОЖП, Underage, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Миди, написано 10 страниц, 2 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Это было странно. Буквально секунду назад я стояла на весьма оживленной улице города, а потом бац, и я уже непонятно где. Успела только моргнуть, и вот, перед глазами уже не родные серые высотки, а низкие одно- и двухэтажные дома из плохо обработанного камня и кое-где сгнившего дерева, и не родной разбитый асфальт, а средневековая брусчатка. Да и запах выхлопных газов сменила вонь канализации и нечистот.

Посвящение:
Посвящаю игре Thief, а в особенности его ГГ - Гаррету. Без него этого фанфика никогда бы не было.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сначала я хотела написать фентези с попаданцем в мир "Меча и Магии" со сменой пола и слэшем, но не сложилось. В итоге получилось то, что получилось.

Глава 1. Город. Убежище.

17 июля 2016, 12:25
Глава 1. Город. Убежище.

Это было странно. Буквально секунду назад я стояла на весьма оживленной улице города, а потом бац, и я уже непонятно где. Успела только моргнуть, и вот, перед глазами уже не родные серые высотки, а низкие одно- и двухэтажные дома из плохо обработанного камня и кое-где сгнившего дерева, и не родной разбитый асфальт, а средневековая брусчатка. Да и запах выхлопных газов сменила вонь канализации и нечистот.

Глубоко вдохнув, тут же закашлялась. Вот же мерзость! С непривычки горло першило, а глаза слезились так, словно их залили серной кислотой. Даже удивительно, что через пару минут мое состояние стало более-менее нормальным. Голова только раскалывалась. И ведь не поймешь, то ли от невыносимой вони, то ли от всей ситуации разом. Сознание истерично орало о том, что такого не может быть, просто невозможно, и упорно твердило о пришедшем, наконец, сумасшествии. Или сильных галлюцинаций. Только интуиция как испорченная пластинка твердила, что это ж-ж-ж неспроста, и попали мы по-крупному.

Судя по всему, я находилась в средневековом городе, в трущобах, где умереть можно как от избытка железа в теле, так и от какой-либо заразы, что в изобилии водится на здешних улицах. Блин, только бы не нарваться на неприятности и не заболеть, ведь в любом случае, эскулапы в это время лечили все пиявками и кровопусканием. Жуть! Судя по историческим данным, в это время в городах Европы часто вспыхивали болезни наподобие Черной Смерти*.

Для начала нужно найти себе временное укрытие, желательно никем не занятое, чтобы не отхватить люлей. Внимательно осматриваюсь по сторонам. Местом моего появления была темная узкая улочка за одним из обшарпанных и полуразрушенных домов, перекрытая горой мусора и битого стекла с одной стороны, и деревянными пустыми ящиками с другой. Если завал не представлялось возможным преодолеть, то по ящикам можно было перебраться на другую сторону, либо взобраться на крышу дома. Было бы хорошо укрыться на чердаке, среди старых вещей и пыли, куда люди не имеют привычки заходить.

Я осторожно подошла к ящикам, старательно обходя мусор и осколки. На вид дерево было еще крепким, но кое-где уже пролегали трещины. Под моими 50-ю килограммами должны выдержать, наверно. Крепко ухватилась за один из ящиков, и подтянулась, закидывая на него свое тело. Да уж, с моими 160 сантиметрами это был просто подвиг, а вот забраться на крышу будет уже из серии «Миссия невыполнима». На самый верх забралась с некоторым усилием. Внимательно изучаю стену дома, подмечая удобные места для лазания. До крыши, стоя на цыпочках, мне не хватает сантиметров семи, прыгать рискованно, могу провалиться. Придется все-таки лезть. Аккуратно цепляюсь за зазор, дергаю, пытаясь расшатать камни. Не хотелось бы упасть. Но все было в порядке, так что подъем на крышу прошел успешно и без происшествий. Вот и хорошо…

Итак, до земли где-то около пяти метров, расстояние между домами не такое уж большое, так что способ путешествия по городу очевиден, лишь бы только не поскользнуться, а еще было бы совсем хорошо, если бы верхние пути были пусты. Разбежавшись, отталкиваюсь от крыши, прыгаю на соседнюю. Курс решила брать на башню, возвышающуюся на площади. Обычно, на таких площадях располагаются рынки, а на рынках многим можно разжиться. Еда, одежда, деньги и… информация. Для начала, нужно замаскироваться. Хорошо, что я привыкла одеваться в темные одежды, преимущественно черные, цвета немаркие и всегда актуальны. Так, сейчас на мне черные джинсы, такого же цвета толстовка и кожаные сапоги до колена на шнуровке с небольшой платформой, т.е. совсем небольшой, где-то сантиметр. Под толстовкой темно-синяя водолазка с высоким воротником, все-таки был конец осени, зарядили дожди, приходилось одеваться теплее. Свои темно-русые волосы я заплела в косу, и надела на голову капюшон, тонкий черный шарф закрывал половину лица, так же, как и ворот кофты, ведь я собиралась кого-нибудь обокрасть, если удастся, и хотелось бы остаться инкогнито. Черные перчатки пришлось убрать в карманы, так как скоро мне понадобится вся подвижность моих пальцев. Единственной проблемой был рюкзак: кожаный, блестящий и тоже черный, с брелками на замках. Брелки я убрала, но сумку все равно придется где-то оставить, уж больно приметная вещица, тем более в ней мои документы, ключи от квартиры и разряженный телефон, деньги и украшения. Кстати о ювелирных изделиях. Дело в том, что у моей сестры скоро должна была состояться свадьба. Она шесть раз меняла свадебное платье, потому что каждый раз находила какие-то недостатки. А к платьям она подбирала индивидуальный ювелирный набор: серьги, колье, кольцо и браслеты. Купили сразу и наборы, и по мере покупки новых платьев некоторые относились обратно по чеку. Вот три таких я как раз должна была отнести обратно в ювелирку, поэтому они и лежали у меня в сумке. Так что, если срочно понадобятся деньги, я могу их продать, только нужно найти хорошего скупщика. Но перед этим разведать расценки. Да уж, только полчаса, как в средневековье, а уже план набросала, пока бежала, а у самой ни знаний, ни знакомств. Может я даже здешний язык понимать не смогу.

Я была права лишь отчасти. Рынок и впрямь был недалеко от башни, на своей маленькой площадке, на соседней улице с таверной, насколько я поняла. На самой площади ничего не продавали, но тут и там можно было заметить парочку стражников, несущих патруль, да местных жителей, быстрой походкой проносившихся мимо, стараясь не привлекать внимания.

Сумку я оставила под козырьком дома, стоящего напротив главного входа Часовой башни, точно запомнив место и убедившись, что ни снизу, ни сверху моего тайника не видно, было бы нехорошо лишиться своих вещей. Спуск долго искать не пришлось, недалеко находилась лестница, ведущая в небольшой закоулок. Дождавшись прошедшего мимо патруля и убедившись, что никто меня не видит, начала спуск. Старалась держаться преимущественно теней, но это было малоэффективно, так как день был в самом разгаре. Спустившись на землю, дождалась момента, когда мимо будут проходить обычные люди, пристроилась к ним в хвост, чтобы не привлекать лишнего внимания, будто бы я с ними. Пришлось опустить голову и натянуть капюшон пониже, когда проходила мимо стражи, но они не обратили на меня внимания. Удача!

Из разговоров компании, за которой я шла, стало ясно, что их язык я вполне понимаю, вот насчет говорю нужно проверить, название паба у рынка прочла без проблем – Хромой буррик. Из короткого диалога на пять минут выяснила, что город, в котором я нахожусь, звался просто Городом, заправлял здесь всем Барон Норткрест, имеющий свой особняк где-то в районе Олдейла. Знать бы еще, где это. Сама я сейчас находилась в верхнем районе, называемом Стоунмаркет. Сейчас мы шли по проспекту Барона и должны были выйти на рыночную улицу, как раз туда, куда мне нужно. Вскоре мне пришлось заворачивать за угол соседнего дома, так как компания начала подозрительно на меня поглядывать, а это не есть хорошо. Когда мои вынужденные спутники скрылись за поворотом, из-за которого доносился громкий гул человеческих голосов, я покинула свое укрытие и последовала за ними.

Рынок меня не впечатлил. Чуть больше двух десятков деревянных прилавков, множество людей, давка и толкотня, запах немытого тела и грязных носков, а еще испорченной рыбы. Все эти запахи так перемешивались, что создавали непередаваемую какофонию, которой было трудно дышать. Я уже начала сомневаться в своей затее, но выбора нет.

Для начала я прошлась по рынку вдоль прилавков, просматривая товар, мысленно делая пометки о том, что мне понадобится в первую очередь. Задумчиво посмотрев на объемную корзину, поняла, что понадобится что-то, в чем будет удобно таскать свою добычу. Но только не корзины, брезгливо отвернулась я. И взглядом напоролась на молодого паренька, который ловко утащил кошелек у зазевавшегося мужчины в простой рабочей одежде примерно конца 18 века. Теперь понятно, почему на меня не обращают внимания, они просто видят в моей одежде темное пятно и не акцентируют внимание на деталях. В любом случае, это хорошо.

Я продолжила ненавязчиво наблюдать за действиями карманника и заметила, что каждый раз рядом с ним находятся еще трое ребятишек примерно от десяти до пятнадцати лет. Страхуют, поняла я. Наблюдение помогло понять тактику действий местных карманников. Один из них был одет весьма прилично: чистые лицо и одежда, весьма неприметный вид и обычное, ничем непримечательное лицо помогали оставаться незамеченным и не привлекать внимания окружения. Если бы я собственными глазами не видела, как он стащил кошелек, ни за что не обратила бы на него внимания. Остальные дети были обычными грязными оборванцами, каких нередко можно было встретить на улице в это время. Они бродили вокруг жертвы, привлекали внимание, отвлекали от карманника.

«А так же помогали бежать, если случалась неудача», - подумала я, наблюдая за тем, как карманник делает ноги, а его товарищи тормозят жертву, то кидаясь ему под ноги, то просто мешая пройти. Главное я усвоила: прежде всего, нужно отвлечь жертву.

Взглядом приметила недалеко от выхода с рынка лавку, в которой немолодой бородатый мужчина настойчиво впаривал какой-то мешок покупателю, который никак не мог отвязаться от прилипалы. Я стала ненавязчиво смещаться в сторону цели, по пути рассматривая другие товары. Когда я была практически вплотную к прилавку с уже присмотренной холщовой сумкой темно-серого цвета на лямке через плечо, продавец отвернулся, пытаясь найти еще один товар для быстренько смывшегося потенциального покупателя. Это был шанс! Я метнулась вперед, быстро схватила сумку и торопливым шагом двинулась к выходу. В крайнем случае, мне будет легче сбежать на пустой улице, а не посреди толпы. Когда я уже заворачивала за угол того же дома, где пережидала уход компании, раздался громкий крик. Похоже, заметили пропажу.

Забравшись на крышу тем же путем, по которому спустилась, перебралась ближе к Часовой площади. Проведя кражу, я поняла, что торопиться не стоит, иначе могут схватить. Для начала неплохо было бы наметить план побега в случае неудачи, как это было у мальчишек, ведь помощи мне ждать совершенно неоткуда. Но сначала стоит вернуться к поиску убежища, ведь кто знает, какие ночи здесь, и что происходит в темноте на улицах Города. Я вернулась за своей сумкой, она все так же лежала под прикрытием козырька. Быстро затолкав ее в свое новое приобретение, я уселась там же, стараясь не сильно высовываться, мне не нужно быть обнаруженной.

Я оглядывалась вокруг на крыши домов в поисках какого-нибудь старого дома или чердака, где можно было бы обустроить совё логово, но кроме Часовой башни ничего взгляд не цепляло. Башня… Чем-то она напоминала собор Святого Вита, только в черном камне. Интересно, а кто поддерживает часы в рабочем состоянии? Было бы замечательно, если бы там было свободно, вышло бы неплохое убежище.

Я решительно встала со скользкой черепицы дома и направилась налево и прямо, где дом вплотную прилегал к стене башни. Там была дверь. Запертая. Но что для девушки какая-то запертая дверь, если она очень хочет попасть внутрь и у нее есть шпильки? И мои мысли полностью подтвердились, когда спустя каких-то пятнадцать минут я взломала этот несчастный замок. И вовсе это недолго для того, кто раньше взламывал только замочки на детских записных книжках. И не спрашивайте, зачем мне это было нужно.

Дальше мне пришлось долго подниматься по длинной и крутой лестнице. Кое-где отсутствовали перила, а то и ступеньки. Так что в темноте шанс упасть и проститься с жизнью был очень велик. Узкие окна-бойницы были только ближе к верху башни, все остальное должны были освещать лампы, судя по всему, электрические, но выключатель я не нашла. К счастью для самой себя шла я медленно и аккуратно, чуть ли не на ощупь и вплотную прижимаясь к холодной стене. Так что, когда под ногой не оказалось ступени, и она начала проваливаться, я крепко вцепилась в щели стены. Конечно, я содрала кожу на руках до крови, но это лучше чем сломать ногу или шею. Особенно шею. И только когда я восстановила равновесие и успокоилась, то попытавшись нащупать перила, нашла лишь пустоту. Мне просто безбожно везет сегодня. Ну, если не считать самого факта моего попадания в это время. Поэтому нет ничего удивительно, что дальнейшую дорогу я преодолевала исключительно ползком. И плевать, что наверняка вся изгваздалась в пыли, жизнь дороже, а удача не бесконечна. Практически добравшись до верхней площадки башни, где был расположен механизм часов и циферблат, я обнаружила одну просто огромную проблему. Дальше лестница была напрочь обрушена, и возможности пройти не было. Значит, вот что за гора обломков валялась внизу. Благодаря узким окнам-бойницам было достаточно света, чтобы осмотреться. Как я говорила, лестницы не было, зато были опорные балки, на которых она крепилась. Чтобы пройти дальше, пришлось прыгать по ним на свой страх и риск. Это было опасно, балки могли сломаться, я могла потерять равновесие и упасть. Но все обошлось.

На самом верху башни были два этажа, один из которых (нижний) опоясывал часовой механизм, вероятно, это было сделано для удобства починки, чтобы уменьшить шанс несчастного случая. Побродив по этажам, я убедилась в том, что кто-то здесь явно жил раньше. Тряпки в углу на нижнем этаже служили постелью, столы были заставлены огарками свеч и посудой, в бочках было немного тухлой воды. На втором этаже была, кажется, мастерская, много инструментов и ремонтный верстак. На рабочем столе лежали какие-то детали механизмов, части стрел и книги. Книги занимали еще два низких шкафа без дверец. Не было похоже, что жилище было покинуто в спешке или разграблено. Казалось, что хозяин вышел ненадолго и скоро вернется. За то, что все на своих местах говорил и тот факт, что на самодельных витринах были ювелирные украшения, а ни один вор не пройдет мимо такой прелести.

На втором этаже было широкое окно, на подоконнике которого я нашла несколько спичечных коробков, на них были написаны маленькие сообщения. Какой-то человек по имени Бассо ищет некого Гаррета. Вероятно, Гаррет – это хозяин покинутой башни. Судя по весьма тонкому слою пыли, покрывающей здесь все, исчез он недавно, и больше никто здесь не появлялся, следы на полу только мои. Но идея поселиться здесь уже не кажется мне такой уж удачной. А вдруг хозяин вернется и обнаружит меня здесь, он точно меня убьет. Но больно уж удобно жить тут… Решено, я буду здесь жить! А с хозяином разберусь, когда он вернется. Если он вообще вернется…
Примечания:
* Чёрная смерть (чёрный мор, от лат. atra mors) — пандемия чумы, протекавшей преимущественно в бубонной форме, прошедшая в середине XIV века по Азии, Европе (1346—1353), Северной Африке и острову Гренландия. Известна также под названием «вторая пандемия». По всей вероятности, распространилась из природного очага на территории пустыни Гоби в результате резкого изменения климата в Евразии, вызванного малым ледниковым периодом. Охватив сначала Китай и Индию, проникла в Европу вместе с монгольскими войсками и торговыми караванами. В общей сложности от Чёрной смерти за два десятилетия погибло не менее 60 миллионов человек (во многих регионах — от трети до половины населения). Хотя и в меньших масштабах, пандемия повторилась в 1361 году («Вторая чума»), в 1369 году («Третья чума») и ещё несколько раз.

Пандемия продемонстрировала полную беспомощность средневековой медицины и бессилие религиозных институтов в борьбе с чумой, следствием чего стали возрождение языческих культов и суеверий, гонения на потенциальных «отравителей» и «распространителей чумного яда», а также всплеск религиозного фанатизма и религиозной нетерпимости. Чёрная смерть оставила колоссальный след в истории Европы, наложив отпечаток на экономику, психологию, культуру и даже генетический состав населения.

Инфекционным агентом эпидемии была чумная палочка Yersinia pestis, что подтвердили генетические исследования останков жертв Чёрной смерти, отчёт о которых был опубликован в 1998 году.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.