Вор для вора 16

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Thief

Пэйринг и персонажи:
Гарретт
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Мистика, Экшн (action), POV, Мифические существа, Попаданцы, Антиутопия, Первый раз
Предупреждения:
OOC, Насилие, ОЖП, Underage, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Миди, написано 10 страниц, 2 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Это было странно. Буквально секунду назад я стояла на весьма оживленной улице города, а потом бац, и я уже непонятно где. Успела только моргнуть, и вот, перед глазами уже не родные серые высотки, а низкие одно- и двухэтажные дома из плохо обработанного камня и кое-где сгнившего дерева, и не родной разбитый асфальт, а средневековая брусчатка. Да и запах выхлопных газов сменила вонь канализации и нечистот.

Посвящение:
Посвящаю игре Thief, а в особенности его ГГ - Гаррету. Без него этого фанфика никогда бы не было.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сначала я хотела написать фентези с попаданцем в мир "Меча и Магии" со сменой пола и слэшем, но не сложилось. В итоге получилось то, что получилось.

Глава 2. Стоунмаркет. Ловец Воров и Бассо.

17 июля 2016, 16:27
Глава 2. Стоунмаркет. Ловец Воров и Бассо.

Была середина дня, так что, пока было светло, я решила устроить генеральную уборку хотя бы в жилой зоне. Для начала нашла старую одежду Гаррета. Темно-серая рубаха, годившаяся мне в платье, была безжалостно отрезана чуть ниже попы, остатки были мной использованы, как пояс, чтобы она не висела, и своеобразные манжеты, держащие длинные рукава. Штаны были слишком велики и не держались никакими поясами, пришлось ходить без них, благо, что все интимные места были прикрыты и так. Сапоги пришлось оставить, мужской сорок первый против моего тридцать седьмого размера ноги вообще не канал.

Первым делом нужно было провести ревизию имущества: что было, что понадобится, что могло понадобиться, и что проще выкинуть и добыть новым. Для начала, взобралась на крышу по малоприметной лестнице второго этажа. Как и думала, там стоял десяток деревянных бочек с дождевой водой. Конечно, она не годилась для питья, но ее вполне можно было использовать в уборке. Так что, война грязи была начата. Первым делом я отнесла постель на крышу, где хорошенько ее встряхнула от пыли, и повесила проветриваться, небольшая площадка между зубцами крыши позволяла оставаться незамеченным снизу. Лучше было бы постирать, но на все воды просто не хватит, а мне еще полы мыть и пыль везде вытирать. Хотя, с полами можно и подождать, просто постоянно в обуви ходить не хочется.

Результатом уборки стало отсутствие пыли на всем, кроме пола, отсортированные инструменты и книги, расставленные по местам украшения, к которым присоединились мои собственные наборы, и выброшенный мусор. Так же, я нашла описание работы часового механизма и инструкции по его починке, теперь становилось ясно, кто чинил, и почему убежище оставалось необнаруженным. Никому просто не приходило в голову заниматься ремонтом, ведь часы всегда были исправны. Позже мне придется хорошенько постараться, чтобы ко мне тоже не лезли, но это подождет.

Сейчас же мне нужно было отправиться на рынок и стащить немного еды. Из-за отсутствия ледника пища здесь долго не хранилась, так что придется периодически сокращать количество товара на прилавках местных барыг. Вот так и понимаешь, что твои девять классов ничего не стоят, и придется учиться быть вором. Именно быть вором, а не учиться воровству. Даже я, человек в принципе далекий от всего этого, понимает, что чтобы быть профи в воровском деле недостаточно просто уметь воровать, нужно иметь особое мышление. Мне не повезло в одном – я совершенно одна, никого и ничего не знаю, мое мышление принадлежит обычному средне статическому подростку 15 лет, у которого переходный возраст, куча комплексов и тараканов в голове, который не подготовлен к тяжелым условиям жизни, самостоятельности и свободе. У меня нет того, кто остановит от откровенно дурацких затей и праведным пинком направит энергию в нужное русло. Я все это понимаю, поэтому придется очень быстро взрослеть. Особенно на фоне сегодняшней вылазки на рынок. Что это была за выходка? Откровенно говоря, вывод о необходимости укрытия был верным, но поход на торговую площадь и воровство были лишними и рискованными. Да, это принесло мне немного выгоды и информации, но кто знает, что было бы, если бы меня поймали. Оштрафовали? Отрубили руку? Казнили?

Так что, одев свои штаны и накинув сверху толстовку, отправилась на разведку. Но еды я всё-таки добуду, а то желудок скоро начнет пожирать сам себя, да и запас иметь будет не лишним. Путь на рынок был уже знаком, так что проблем не было. Зато я обнаружила незаметный спуск на балкончик из окна второго этажа. Пройдя дальше, обнаружила подъемник, причем рабочий. Теперь ясно как Гаррет каждый день добирался до своего дома. Так что и я им воспользовалась.
Торговая улица встретила меня шумом и гамом. Воровство еды прошло без приключений, я была тиха и незаметна, крала, когда никто не видит или чем-то отвлечен. Правило об этом я возвела в Абсолют. Вор – это тень и мрак, тишина и пустота, он никем не узнан и не пойман. Это как «Кредо Ассасина», но только мое Кредо.

В тот вечер домой я возвратилась с полной сумкой еды, которую можно было бы долго хранить, а так же информацией, которая разъяснила меры наказания для воров. Рядом с рыночной улицей находится участок стражи. Существуют два подразделения для соблюдения законов, так сказать. Первый – обычная городская стража, которая ходит по улицам, следит за порядком и разнимает драки. У него есть свой глава, но сейчас не об этом. Вторым подразделением считается Дозор, под руководством Тадеуша Харлана, больше известного как «Ловец воров». Дозор своими функциями напоминает службу безопасности, по крайней мере, функции у них практически схожие. Они ищут всяких негодяев, опасных элементов криминала и все такое. С большинства они дерут дань за покровительство. Оба подразделения были полны взяточников, так что голословные обвинения были распространены, как и штрафы за них.Но те, кто отказываются платить или не могут, быстро оказываются на плахе. Сегодня как раз и был такой день.

На Часовой площади собралась толпа народа. Мне стало интересно, что же будет, поэтому я пристроилась в тени на крыше дома и наблюдала за всем происходящим. Неожиданно толпа заволновалась и стала кричать еще громче, слова разобрать я не смогла, но общий веселый, я бы даже сказала злорадный и ликующий, настрой я уловила. На балкон соседнего дома стражники вывели худого избитого мужчину в каких-то обносках, со странной черной рукой, надели петлю на шею и зачитали его приговор. Висельник оказался вором, пойманным уже во второй раз. В первый раз ему окунули правую руку в горячий мазут, насколько я поняла, и отпустили. Теперь же его собрались повесить. Смотреть на это все мне сразу же перехотелось, но я осталась.

Меня заинтересовал человек, зачитывающий этот приговор. Мужчина примерно сорока лет, с пышными усами, густыми бровями и небольшой круглой лысиной в черных волосах прямо на макушке. Это выглядело бы даже забавно, если бы не его властное, отвратительное поведение. Это был Ловец воров. Мне было полезным понаблюдать за тем, как он себя ведет, все таки классовый враг, как никак. Он держал спину прямо, голову гордо поднятой, говорил громким властным голосом и неприятно, очень уж гаденько, иногда улыбался. Тадеуш Харлан сильно хромал на правую ногу и пользовался тростью, однако это не мешало ему быстро передвигаться, пусть и выглядел он при этом весьма забавно.

В любом случае, оставаться здесь дальше было не безопасно, Ловец уже начал периодически оглядываться по сторонам, особое внимание он уделял крышам. Значит, это правда, что некоторые люди могут чувствовать направленный на себя взгляд. Мне пришлось отползать, чтобы скрыться из виду, и уже потом идти домой, но перед этим я довольно долго блуждала по городу, а потом окольными путями добралась до башни, благо, видна она была на весь Стоунмаркет. Перед тем, как без сил рухнуть спать, насильно заставила себя проглотить кусок хлеба и кровяной колбасы, запивая все это ужасно кислым слабым вином. Дома было темно, я не стала зажигать свечи, поэтому грязную посуду просто поставила на пол, возле кровати и, не раздеваясь, уснула.

Утро встретило меня слабой головной болью и затекшим от непривычно жесткой кровати телом. Разминая слабо чувствительные мышцы, я составляла планы на день. Было бы неплохо достать одежды, а еще лучше, научиться шить. В принципе, как девушка я вполне могла бы попробовать устроиться на работу в швейную мастерскую, все равно днем мне кроме уборки делать было нечего, а так хоть какой-то достаток был бы. Но проблема была даже не в том, что я выделяюсь среди местных жителей своим поведением и незнанием прописных истин. У нас просто был разный менталитет. Вчерашняя казнь это наглядно показывала. Я никогда не смогу заставить себя наслаждаться зрелищем смертей, даже если стану убивать. Так уж я воспитана. В современном обществе осуждается любое проявление чего-либо, где бок о бок идут удовольствие и боль. Благодаря фильмам и книгам, где достаточно подробно описаны убийства и со стороны убийцы, и со стороны жертвы, в сознании детей появляются такие установки, как снижение критического восприятия убийства, дети и подростки меньше задумываются о нем и поэтому воспринимают все гораздо легче. Однако закон и менталитет в большинстве случаев все таки ставит своеобразный ментальный блок на сознание, не давая поколениям превратиться в равнодушных убийц или сумасшедших маньяков. Поэтому я знаю, что смогу убить, если мне будет угрожать опасность, да, я буду мучиться кошмарами, но вскоре воспоминание будет погребено под повседневностью и станет частью обыденности.

Таким образом, становилось ясно, что о поиске официальной работы можно забыть если и не навсегда, то уж надолго точно. Про меня никто не знает, для всех я не существую, это мое единственное преимущество. И им нужно воспользоваться. Во времена, когда прогресс только зарождался, а люди все еще жили молитвами богам, было только две профессии, которые мне подходили. Вор и наемный убийца. Как я говорила раньше, убийства не по мне, поэтому быть ассасином местного разлива мне не подходит. Остается вор. По всем параметрам это мне подходит: тут скрытность и неизвестность, возможность заработать и обеспечить себя всем необходимым, не тратя на это заработанные непосильным трудом деньги, а так же то, что вор вхож куда угодно, будь то канализация с ее катакомбами, либо же дома местной аристократии, где можно поживиться весьма прелестными вещичками. В общем, мой выбор очевиден, хотя, бывать в канализации у меня желания нет никакого.

Итак, цель намечена, осталось только постараться ее достичь и не умереть при этом. Первым делом я опять таки наведалась на рынок. По пути обратила внимание, что вчерашний висельник все висит, только теперь прибавилась табличка, где были написаны обвинения. Наверно. С такого расстояния ничего не разобрать. В этот раз я украла пару тощих кошельков и один раз чуть не попалась. Женщина, когда почувствовала мою руку у себя в кармане на бедре, тут же завопила и врезала стоящему недалеко от меня пьяному мужчине в грязной одежде. Наверное, она подумала, что он ее домогается. Ну, а то, что посреди площади, так пьяный же. Мне повезло в том, что я так удачно была оттеснена от дамочки этим самым пьяницей. Да уж, настоящее приключение… Тут тебе и сокровища, и злобный дракон, и несправедливо оболганный простой прохожий. Только героя не хватает. А нет, вон стража спешит на крики. Я приняла решение убираться подальше. Вот только не стала поспешно удирать в противоположную сторону от воров в законе, просто прошла рядом с ними. На меня они не обратили внимания, кому нужна тощая грязная девчонка в висящей мешком одежде. А вот я как раз таки обратила… на удобную перевязь с метательными ножами, которую носил арбалетчик, шедший последним. И что вы думаете, я сделала? Правильно, пошла добывать «свою прелесть».

Предусмотрительно взятый из дома маленький кухонный нож оказался в руке в одно мгновение. Потом сделать вид, что меня толкнули, налететь на намеченную жертву, и незаметно перерезать ремень перевязи не составило труда. В итоге я сбила с ног стражника, и мы покатились по земле. Падать на неудобный железный доспех удовольствие ниже среднего, однако это было необходимо. Как я и думала, удар головой в шлеме о камни дороги на секунду дезориентировали арбалетчика, а мне дал время поспешно спрятать перевязь под висящей мешком на мне одеждой. Когда очнулся стражник и его товарищи обернулись к нам, я сбивчиво скороговоркой промямлила слова извинения, предусмотрительно опустив голову и закрыв лицо волосами. Поспешное бегство было воспринято нормально из-за продемонстрированных страха, стеснения и робости. Когда я по крышам уходила домой, то стражник еще так и не заметил пропажи своего снаряжения.

Уже дома я тщательно рассмотрела ножи. Небольшие, длиной с мою ладонь, с удобной рукоятью, листовидное лезвие. Достаточно легкие, чтобы даже слабая женская рука могла их кидать. Вот только этого делать я как раз таки и не умела. Ну, какой девочке придет в голову учиться кидать ножи в мишени, когда ее отец дантист, а мать бухгалтер? Так как на горизонте не наблюдалось очереди из учителей, желающих обязательно обучить меня этому искусству, то пришлось брать все в свои очумелые ручки. Была притащена достаточно толстая деревянная доска, в центре которой углем нарисовала центр с кольцами. Своеобразная мишень была торжественно повещена на одной из свободных стен, вокруг которой были убрано все мало-мальски ценные вещи.

Так и пошли дальше мои дни. Я училась метать ножи, читала заметки Гаррета по ремонту часов, потихоньку убиралась в логове и выходила на «рыбалку». Примерно каждые три дня я наведывалась на рынок и крала. Старалась менять одежду, пачкала лицо, изменяя тем самым черты. Углем красила волосы в черный и убирала их под платок. В общем, делала все, чтобы не быть узнанной.

Потихоньку исследовала Город. Побывала в Хромом Буррике, послушала местные новости. Примерно два месяца назад в особняке барона что-то взорвалось, по крайней мере, жители ближайших домов видели яркую белую вспышку света и полуразрушенное крыло, где находился бальный зал. Что там на самом деле случилось неизвестно, но поговаривают, что после этого ловец стал хромать, а сам Барон ужесточил контроль над населением и практически единолично стал править в Городе, повсюду насаждая свою власть.

В темных углах шептались о человеке по имени Орион, возглавившим восстание против тирании Элиаса Норткреста. Кажется, начинается классическая борьба сирых и угнетенных против богатых и сволочных. Ага, война бобра с ослом. Только вот до недавнего времени малочисленное восстание стало поднимать голову. Людская молва поговаривает, что называют повстанцы себя Озаренными, и обосновались где-то в катакомбах под городом. Привечают у себя всех, не смотря на происхождение и деяния в прошлом, лишь бы в борьбе помог.

В один из дней посещения таверны, встретила человека, вскоре ставшего моим информатором. Мужчину звали Бассо, и был он в стельку пьян. По некоторым его репликам я узнала, что он не просто торговец, а именно скупщик краденного. Мне он посоветовал обзавестись некоторыми инструментами, прежде чем переквалифицироваться из простого карманника в домушника. А для начала, хотя бы научиться взламывать замки. Еще он рассказал мне о торговце, у которого можно было приобрести воровской арсенал, так сказать, и остаться инкогнито. Все это я взяла на заметку, мысленно составляя план, когда именно наведаться к торговцу. Причем не украсть, а именно купить. Ведь с поставщиком нужны достаточно хорошие отношения, чтобы иметь возможность закупиться различными расходниками.

Так как в отличие от Бассо, пила я только разбавленное водой кислое вино, то практически была трезва, если не считать подозрительно высокое настроение без видимой причины. Посмотрела на не выпитую еще первую кружку в руке и осторожно отставила ее в сторону. Мне еще домой по крыше идти, не хотелось бы умереть по такой глупой причине, как смерть из-за алкогольного опьянения. Но я не ушла, осталась слушать пьяные излияния Бассо, в которых все еще можно было понять примерно треть. Все остальные его разговоры были жалобами на исчезнувшего друга и партнера по делу - Гаррета. Кажется, теперь я точно знаю, чьи коробки с записочками до сих пор приносит ворон и оставляет на подоконнике.

Когда Бассо уснул прямо за столом, я покинула Буррик и отправилась домой. Мне было о чем подумать.
Примечания:
Нужно ставить в жанрах психологию, или обойтись без этого?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.