Защита вида и Целитель, в тени уснувший +51

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ai no Kusabi

Основные персонажи:
Катце, Рауль Ам
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Драма, Фантастика, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Изнасилование, ОМП, ОЖП, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 368 страниц, 29 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Tatmtv
«Отличная работа!» от Milky--- Way
Описание:
После эпохального взрыва в Дана-Бан для Ясона и Рики все закончилось, но для оставшихся все только начинается, ведь на судьбы живых повлияла безудержная страсть ушедших. Поймет ли Рауль Ясона? Будет ли у Катце шанс выбрать свою судьбу? Изменится ли что-то в этом «двулунном» мире? Искупит ли Грешник свои грехи?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Спасибо всем за помощь в правке. Если не сложно, указывайте мне правильное написание, чтобы повысить скорость исправления.
---------------------
По всему, выходит теперь макси, не отключайтесь, будьте с нами до конца =) Всё также спасибо всем зарегистрированным и незарегистрированным пользователям за исправление ошибок и комментарии.

Глава 24. Твой друг

18 июня 2017, 00:33
— Где она? Что ты с ней сделал?! — Катце влетел в кабинет нейрокорректора, совершенно не контролируя себя, что на него, в общем-то, не было похоже. Казалось, что воздух вокруг него искрился, настолько он был зол. Брокер нетерпеливо содрал с себя плащ и зашвырнул куда-то в сторону, оставшись в светлых брюках и облегающем тонком свитере с высоким горлом. Его грудь была перетянута ремнями от кобуры, а с левой стороны, почти под локтем, пристегнут лазерный пистолет, который ему недавно собственноручно выдал Ам для совершенно конкретной цели.

Рауль лишь слегка повернул голову на вошедшего. Блонди был похож на изваяние — в белом с золотом сьюте, перчатках, с рассыпавшимся по плечам темным золотом кудрей и абсолютно равнодушным лицом — и молча ждал, что будет дальше. Тишину, на мгновение окутавшую их, можно было резать ножом, настолько она казалась вязкой и плотной. Выждав паузу, Рауль снова вернулся к своим документам. Совершенный, прекрасный, но равнодушный «бог» порхал пальцами над клавиатурой, время от времени вызывая на голопанель какие-то объемные схемы и изображения клеточных структур. Он крутил их во все стороны пальцами, разглядывая и расставляя маркеры. Меченый приблизился к столу, за которым работал генетик, и уперся в него ладонями, пытаясь поймать взгляд блонди, но нейрокорректор продолжал невозмутимо и мучительно долго изучать свои бесконечные модели, внося правки. Не выдержав, Катце хлопнул руками по столу, чтобы привлечь его внимание:

— Рауль!!!

Блонди на секунду замер, убрал руки от изображения и поднял на брокера спокойные зеленые глаза. Его лицо ничего не выражало, и если Меченый его и разозлил, то мужчина этого никак не показывал.

— Доброго тебе вечера, Катце, — спокойно сказал он. — Как прошел день?
— Где… Она? — с нажимом выговаривая каждое слово, потребовал объяснений брокер от своего любовника. Ведь они с Раулем в первую очередь были любовниками.

Андроид, заменивший Раулю фурнитура, дернулся и посмотрел на хозяина, уловив агрессию в голосе посетителя. Ам отрицательно покачал головой и тихо приказал:

— Режим полной диагностики.

Андроид отступил назад к стене, вытянулся, закатил глаза и замер, словно кукла. Ближайшие двадцать четыре часа он вряд ли будет хоть как-то реагировать на окружающую обстановку. Аму совершенно не хотелось, чтобы кто-то присутствовал при их разговоре, хотя встреча и была незапланированной.

— Ответь мне! — нетерпеливо повторил брокер.
— Ты про что? — чуть приподнимая бровь, переспросил Ам, делая вид, что не понимает.
— Мимея! Где она?!
— Насколько я помню, утилизирована еще лет пятнадцать назад, — со скучающим видом отмахнулся от него Ам. — Или нет? Может, у тебя есть какая-то другая версия развития событий, о которой я не знаю?
— Ты прекрасно понимаешь, о чем я! — процедил сквозь зубы Катце. Все эти игры сейчас не могли отвлечь брокера от цели.
— Не имею ни малейшего понятия, — отрезал Ам, попытавшись вернуться к работе. Катце начинал его раздражать своим тоном.
— Я о Пандоре из Дома Наслаждений! — рявкнул монгрел.
— Ааа-а-а… — многозначительно протянул Рауль, постепенно начиная заводиться. Он не спеша отставил в сторону клавиатуру и сложил руки на груди: — …ты об этой швали?

— Она исчезла...
— Почему меня должна волновать пропажа какой-то шлюхи? — с издевкой поинтересовался Рауль. Он видел, что в глазах Катце плещется море ненависти. От этого взгляда пробирало до мозга костей. Редко, когда экс-фурнитур доходил до такого состояния, но вот сейчас был один из этих моментов.

— Я ложился под тебя все это время, — зло выплюнул Катце, — делал все, что ты говоришь только потому, что надеялся, что ты, наконец, от нее отвяжешься! Блядь, неужели тебе этого было мало?! Ты решил забрать всё, абсолютно всё?!

Рауль, конечно, был крайне лоялен к брокеру, но тот начинал переходить всякие границы, требуя от него ответа, будто имел на это право. Это был не его любовник, а какой-то незнакомый человек, с холодными стальными глазами, побледневший от ярости. Рауль нахмурился, понимая, что конфликта уже не избежать, но попытался вразумить и предупредить Меченого, что не надо так «зарываться»:

— Я решил забрать?.. Мне кажется, ты не в себе, Катце. Возвращайся во Флэр. Завтра поговорим.
— Пока ты мне не скажешь, что за херь ты сделал, я отсюда никуда не уйду!

Рауль угрожающе посмотрел на него, понимая, что экс-фурнитур либо предупреждения не заметил, либо проигнорировал нарочно. Терпение генетика подходило к концу. Он и так позволил зарвавшемуся полукровке слишком многое. Пора было ставить его на место.

— Безмозглая собака решила укусить руку, которая её кормит? Как это печально… — еле слышно проговорил Рауль со зловещей улыбкой, больше похожей на гримасу, и Катце увидел, как в его зелёных глазах начинает разгораться тот страшный огонь, который в былые времена пугал до тошноты. О, да! Теперь, постепенно, из-за плотного савана мнимой сговорчивости и философской отчужденности, которую демонстрировал Рауль в последние дни, показалась его истинная натура — дикая, хищная и плохо сдерживаемая, до поры до времени прятавшаяся глубоко внутри.

— У меня такое впечатление, Катце, что это твоя тайная мечта, чтобы я сам избавил тебя от этой шлюшки.
— Я тебя больше не боюсь, Рауль, — зло проговорил в ответ Катце, выхватывая из кобуры оружие.
— Тем хуже для тебя, монгрел, — отозвался Рауль, медленно вставая из-за стола.
— Последний раз спрашиваю, это был ты?! — выкрикнул Катце.

Кривая улыбка заиграла на губах Рауля. Он не сводил глаз с разъяренного Катце, понимая, что тот вот-вот дрогнет под его натиском. По крайней мере, ему так казалось. Вот оно его слабое место, его уязвимость, то, что заставляет являть Аму свою натуру, чистую, не прикрытую услужливой покорностью и чувством долга перед блонди — никчемная шлюха из Дома Наслаждений. Все притворство слетело с брокера, как шелуха, и осталась одна лишь чистая, звенящая как металл в зимнем воздухе, ненависть. Никаких поклонов головы, никаких наигранных стонов, никакого бесстрастного «да, Мастер Рауль». Где-то глубоко внутри у Ама что-то снова начинало ныть. Боль скрывалась за слоями раздражения, но от нее невозможно было отделаться. Рауль бы выдержал... Он бы смог никогда больше не видеть экс-фурнитура, но затем, точно в насмешку, Катце пришел сюда. И теперь брокер стоял и окатывал Ама волнами презрения и ярости — того, кого так долго сводил с ума. Генетик мог бы и это стерпеть, но просто-напросто не захотел.

— А что, если и так? — с хищной улыбкой на губах спросил его Рауль, приняв, наконец, решение и делая шаг в сторону несносного монгрела.
— Тогда я убью тебя, — ответил Катце медленно и спокойно, наводя ствол на Ама, и в этот раз его рука не дрожала.

— Ты забываешься… — с тихой яростью в голосе сказал Рауль, и его глаза полыхнули. Он рванулся вперед, успев сократить расстояние между ними лишь до пары метров, но в то же мгновение раздался выстрел, и Ам, как подкошенный, повалился на пол. В его глазах застыло изумление, неверие, он даже не был зол, просто удивлен. Чертов Катце попал в него! Выстрелил… В него… в Рауля Ама!!! На сьюте быстро расползалось пятно крови где-то пониже ребер. Края раны были запекшиеся, но отверстие слишком большим, и поэтому не «запечаталось» от обжигающего лазера. Рауль с пола увидел, как Катце хладнокровно перезаряжает пистолет. Отработанная капсула полетела в сторону и запрыгала с гулким звяканьем по полу. Странно, но охрана так и не пришла на выстрел. Где же андроиды, которые должны были стоять у дверей? Чертов «слуга» стоял в режиме диагностики и ничего не слышал. Лицо брокера было непроницаемым, будто мертвым, белым, как полотно, с решительно сжатыми губами, и он приближался.

— У тебя был шанс, монгрел, — тихо сказал Рауль, поднимаясь на ноги. Больше его ничего не сдерживало, и он ринулся на Катце. Ещё несколько выстрелов вспороли воздух, обдавая лицо жаром, но генетик двигался, точно боевая машина. Первый раз Меченый в него попал, потому что Рауль не ожидал, что он решится. Он думал, что, как и прежде, тот будет лишь размахивать оружием, не более того, но теперь Ам двигался совсем по-другому, поняв, что его драгоценный помощник по Черному Рынку стрелял на поражение. В глазах Катце мелькнуло удивление, и в этот момент Ам выбил пистолет из его рук с такой легкостью, будто он несмышленый ребенок, а в следующее мгновение огромный стальной кулак навсегда «потушил» взгляд удивленного серого глаза. Что-то хрустнуло. Катце отшатнулся назад, схватившись за лицо, густо орошая все вокруг кровью. Из его горла не вырвалось ни единого звука. Меченый осознал, что падает, оглушенный и ослепленный. Катце почувствовал, как Рауль оказался сверху и начал методично, с одинаковым интервалами между вспышками резкой боли, наносить удары. С каждым новым «взрывом» что-то хрустело и ломалось в теле Катце. Его нелепое противостояние с блонди продлилось всего пару минут. «Это конец», — последняя ускользающая мысль в сознании, хотя теперь уже было без разницы.

Как вдруг…

— Прекратить! — крикнул хорошо знакомый голос. Кто-то вцепился в руку, занесенную для очередного удара и с нечеловеческой силой сдернул Рауля с Катце так, что тот улетел в сторону. Вторым глазом, который все еще видел, несмотря на заливавшую лицо кровь, Меченый, как сквозь туман, распознал мужчину, склонившегося над ним — светлые волосы, синие глаза. Ясон! Раулю не дал убить его Ясон. Зачем? Почему он вмешался? Откуда он взялся в самый последний момент?

Рауль, весь перепачканный своей кровью и красной кровью Катце, стоял поодаль и мрачно ухмылялся. На нем с двух сторон висело по два военных андроида, обездвижив его практически полностью. Сбитые руки обвили силовые браслеты, угрожающе гудевшие от напряжения и светившиеся тусклым голубым сиянием. Что-либо другое не удержит дзинкотая вошедшего в боевой раж.

— На каком основании меня задерживают, — скептически поинтересовался Ам, сузив зеленые глаза. Тем не менее дыхание его было сбито, перепачканные концы волос слиплись, и он шумно втягивал воздух, а из груди с бульканьем вытекало все больше густой жидкости. Зрелище было безумным и каким-то диким.

— На основании того, что Катце больше не твой подчиненный. С сегодняшнего дня он перешел в мое распоряжение. Думаю, с документами об окончательном снятии с тебя обязанностей ты ознакомишься позже. Я теперь заведую Черным Рынком, и это мой человек, — холодно заметил Минк, разглядывая лежащего на полу брокера. Затем он склонился над Катце и нахмурился. — По крайней мере то, что от него осталось.

Тут же из-за дверей появилась еще пара андроидов, они аккуратно подняли с пола потерявшего сознание брокера и унесли.

— Ты только что чуть не убил будущего префекта Кереса, — сообщил Ясон, оборачиваясь к ничуть не удивленному Аму. — Это так неосмотрительно!
— Он стрелял в меня, — понимая, что это ничего не даст, ответил Рауль. — И я, кажется, догадываюсь, почему.
— Судя по тому, что я видел — это была самооборона, — парировал Ясон.

Ам лишь кривовато улыбнулся:
— Записи с камер подтвердят мои слова.
— Послушай, Рауль, тебе самому должно быть хорошо известно, что записи с камер подтвердят мои слова. Не надо со мной ссориться из-за какого-то монгрела. Ты не понимаешь. Я желаю тебе только добра.

Ясон подошел к нему и осторожно коснулся пальцами краев раны. Ам держался хорошо, но Минк знал, что ресурсы усовершенствованных тел не бесконечны, и Рауль до самой смерти сможет держать гордо и прямо свою прекрасную светлую голову. Кровь не останавливалась, лишь сочилась все интенсивнее, и Ясон уже понял, что Ам делает. Он провел пальцами по щеке друга, оставляя на ней два темных смазанных следа, а затем тихо сказал:
— Включи регенерацию. Это глупо.
— Слишком глубокая рана, — отдернул лицо от его руки Ам, отворачиваясь, но Ясон снова поймал его за подбородок, разворачивая к себе.
— Ты проживешь гораздо дольше меня, Рауль! Запомни! Ты потом сам все поймешь. Поэтому включи чертову регенерацию, пока мои люди не начали тебя штопать насильно и кормить седативными! Возьми себя в руки!

Ам зло усмехнулся, сплюнув синим под ноги:
— Как скажешь, «друг»! — кровь хлынула толчками из раны, и генетик отключился, повиснув в руках державшей его охраны. Ясон тихо выругался. Андроиды резко сменили положение тела в руках, чтобы было удобно его нести, и, синхронно двигая ногами, выбежали в коридор. Следом за ними размашистым шагом шел мрачный Ясон, а встречавшиеся по пути обитатели Эос шарахались в стороны. Минк надеялся, что они успеют доставить Рауля вовремя, и реаниматологи, специализирующиеся на элите, запустят его организм заново. Это было бессмысленно. Сама ситуация была глупой. Рауль мог справиться с этой раной и не устраивать «спектакль», но он предпочел все-таки устроить представление ему назло. Что же, возможно в чем-то Ясон и не был прав. Стоило это признать, ведь Катце Рауль ему не простил.

Минк никак не ожидал, что в равнодушном ко всему сердце Ама живет не только телесная одержимость Меченым. «Выдирать» из него брокера приходилось с мясом и кровью. Пожалуй, это также бесполезно, как вытравливать из него самого Рики, вот только Рики давно был мертв, а Рауль только что собственноручно чуть не прикончил Меченого. Ясон лишь чуть-чуть помог наконец вскрыть этот нарыв, давно зревший между блонди и монгрелом и не выходивший никак наружу. Конечно, было с чего наложить на себя руки, хотя, Минк был уверен, Рауль сделал это не от несчастной любви, а чтобы заставить его лишний раз побегать. Генетик прекрасно знал, что Ясон не даст ему так просто уйти, раз имеет на него свои планы, поэтому решение далось ему легко, на основании одних лишь эмоций.

Как и всегда, в этом случае ни малейшего угрызения совести Минк не испытывал, хотя и знал, что причиной всего были его действия. Он ощущал лишь сожаление, что не до конца верно рассчитал некоторые параметры, но отказываться от своих решений не собирался. Времени у него оставалось не так много, и нужно было завершить начатое.

Тихо идущий рядом фантом грустно посмотрел на него и улыбнулся, затем уткнулся глазами себе под ноги и ссутулился, спрятав руки в карманах. Рики двигался с той же скоростью, что и Минк, но переставлял ноги гораздо медленнее, будто скользил над полом. Он втянул голову в плечи и плотнее запахнул короткую кожаную куртку, словно ему было холодно. Коридор казался Минку бесконечным, а мелькавшие впереди волосы, потерявшие свой цвет темного золота, безвольно колыхавшиеся при каждом шаге андроидов, заставляли чувствовать себя уже не так уверенно. Дорожка из смазанных капель отмечала их путь по полу.

— Что?! — не выдержал Минк, на ходу поворачивая голову в сторону и глядя в пустоту. Он знал, что андроидам было плевать, даже если Ясон за их спиной начал бы разговаривать сам с собой, а больше здесь никого не было, чтобы посчитать его сумасшедшим.

— Холодно, ты не чувствуешь? Кажется, я замерзаю! — не шевеля губами, глядя прямо на него с немым укором в глазах, произнес в его голове Рики. Он продолжал скользить над полом, пока его тихие слова эхом повторялись в сознании Минка. Лицо Рики стало бледным, почти серым и начало с тихим треском покрываться мелкими кристалликами льда, будто иней оседал на его коже.

— Ты не можешь мерзнуть. Ты мертв, — невнятно пробормотал Минк, отворачиваясь от фантома и прекрасно понимая, что это не избавит его от «зрелища». Впереди уже показались лифты, ведущие на уровень, где располагался лазарет и отделение реанимации. Лифт бесшумно подъехал и поглотил их.

Всю дорогу, пока Ясон стоял рядом с машинами в тесном пространстве и смотрел, как его друг истекает кровью, заиндевевший Рики был возле него, заглядывая то в лицо Раулю, то в лицо Ясону. С такого близкого расстояния Минк видел, что черные ресницы монгрела совершенно побелели от осевших на них кристаллов льда, а в волосах блестит снег. Ясон снова в голове услышал его слова, хотя Рики даже не разжал губ, а лишь слегка улыбнулся своей усталой улыбкой:

— Ледяной Человек… — назвал он имя, которым в прошлом не раз называли Ясона за его хладнокровие и расчетливость. — Около тебя можно насмерть замерзнуть. Гляди-ка, это твой друг… — и он согнулся над Раулем и начал дуть на него, покрывая волосы генетика таким же инеем, как и у него самого, с еле слышным треском, будто лопается в бокале лед. Изо рта фантома вырывались клубы пара, словно он стоит на морозе, хотя прежде, Ясон мог поклясться, Рики даже не дышал.

— Перестань! — резко сказал блонди, и один из андроидов повернул к нему голову, не совсем понимая приказа.
— Мастер Ясон? — бесцветным голосом переспросил он, но в этот момент лифт остановился.
— Быстрее! — ответил Минк, проигнорировав вопрос. Когда он повернулся, Рики больше не было видно. Несколько руби и пара нефритов вышли навстречу, забирая Рауля из рук машин без единого вопроса.

Катце же увезли отсюда в Мидас минут десять назад в больницу для людей. Появление Ясона с бездыханным Раулем никого не удивило, но вот причину, по которой блонди отключил сам себя, никто не стал выяснять. Связываться с Минком побаивались все без исключения, поэтому молча выполняли его приказы.

* * *



В сопровождении своей охраны Ясон покинул Эос. Аэрокар его уже ждал, чтобы отвезти в Зал Советов. Сегодня было внеочередное собрание Синдиката. В зале за большим столом сидели Орфей Зави, Гидеон Лагат и несколько других блонди, но многих не хватало. Также тут присутствовали несколько платин, человек десять из цветной элиты и чуть в стороне от стола застыл у стены бывший фурнитур Айши, которого Минк забрал себе, одетый совершенно неподобающе для фурнитура — в черные брюки и черный пиджак с воротником "стойкой", из-за края которого выглядывала белая рубашка. Орфей время от времени поглядывал то на цветную элиту, то на Юми, не понимая, что они тут делают, но ничего не говорил. Когда Ясон вошел, тишина стояла гробовая.

— Добрый вечер, господа! — обыденным тоном сказал он. — Аоки-кун, прошу присаживайся, почему ты там стоишь? — неожиданно обратился Минк к фурнитуру, и Зави скептически поднял бровь.

— Итак, чтобы мы на это больше не отвлекались, я поясню… — подзывая Юми и заставляя его сесть за общий стол, сказал Ясон. — Мой личный слуга получил гражданство, новое имя и предложение стать моим личным секретарем. Поэтому, думаю, с присутствием господина Аоки на собрании проблем у вас не возникнет.

— Черт знает что, — пробормотал Орфей, откидываясь на спинку кресла и отворачиваясь. Больше никто не проронил ни слова. Кресло Главы Синдиката пустовало. Ясон его занимать не стал, а сел на другое свободное место — место Рауля.

— Всем вам известно, что наше общество находится сейчас на стадии реорганизации и перестройки, — начал Ясон, — перемены неминуемы и затронут каждого из нас, хотелось бы нам того или нет. Изменится внешнеэкономический и внутриполитический курс. Я думаю, все уже это заметили.

— Не то слово! — ухмыльнулся со своего места Лагат.

— Может, ты хочешь что-то рассказать нам по Мидасу, раз у тебя не хватает терпения дождаться очереди? — поинтересовался Ясон, впрочем, с довольно дружелюбным выражением лица.

— Как тебе будет угодно, — отозвался Гидеон. — К концу этого года, а он у нас наступит совсем скоро, я планирую провести собрание по общим вопросам управления городом с префектами районов. На данный момент мои администраторы активно сотрудничают с представителями кересских общин и ждут, когда они проведут выборы квартальных и выдвинут подходящего человека на пост префекта Девятого Района. Также развернута активная кампания по формированию отрядов зачистки, которые будут работать в пустошах, прилегающих к Дана-Бан. В течение следующих пяти лет планируется восстановить инфраструктуру той территории и сделать ее пригодной для проживания. По данному вопросу у меня всё, — с улыбкой закончил Лагат, замолкая.

— А вдруг твои «префекты» решат избрать нового Главу администрации? — поинтересовался один из блонди, Хайнес Салас. На что Гидеон лишь отмахнулся:

— Моя должность не избираемая, Хайнес, а просчитываемая Юпитером. Если кто-то из них заработает больше баллов на этом поприще, чем я, или сделает хотя бы столько же для блага Мидаса, пожалуйста, я всегда готов уйти во внешнюю политику и распивать чай за сотню парсеков отсюда, в каком-нибудь посольстве на Джибриле.

— Я уверен, что лучшего администратора, чем ты, Гидеон, мы не найдем, — примирительно сказал Ясон, а Салас в ответ надменно смерил его взглядом. Не все в Синдикате принимали то, что Минк, прикрываясь именем Юпитера, распоряжался всем почти что единолично. Но Ясон не обратил на это невысказанное недовольство никакого внимания, как и на взгляд Саласа:

— Юпитер ставит перед нами задачу включать в активную политическую и социальную жизнь не только представителей элиты, но и остальных граждан. Так что, в любом случае, со временем их число в аппарате управления будет увеличиваться на всех уровнях. Сегодня на заседании Совета отсутствуют многие, кого бы мне хотелось тут увидеть, но эта ситуация будет исправлена в кратчайшие сроки. Я думаю, что на основе Синдиката будет организовано будущее Правительство Амои, поэтому сегодня сюда приглашены, в том числе, господа из цветной элиты. К следующему заседанию необходимо будет рассмотреть кандидатуры представителей граждан всех слоев с тем, чтобы дать им место в будущем Правительстве. Так что, господа, ищите толковых и надежных людей и думайте. Нам нужны не те, кто любит власть и усерден лишь на словах, а те, кто будет что-то делать в реальности. Орфей будет ответственным за эту часть плана.

— Что? — Зави выкатил глаза и чуть не подавился. Это незамысловатое поручение вырвало его из созерцательного состояния, в которое он впадал последнее время на собраниях Совета, и заставило встрепенуться. — А это не слишком, Ясон?
— Не слишком что? — с усмешкой в глазах переспросил его Минк. — Что люди будут входить в состав Правительства или то, что следить за этим поручено тебе? Мне казалось, что наш общий долг — исполнять волю Юпитера, к тому же, в Эос тебе, похоже, давным-давно нечем заняться.

— Умеешь ты всё вывернуть наизнанку, Ясон, — с легким раздражением в голосе ответил Зави. Конечно, дел у Орфея поубавилось с тех пор, как пэтов и фурнитуров начали массово вышвыривать на улицу и заменять андроидами, но это не означало, что его такой расклад не устраивал. — Я не говорил, что отказываюсь, — уточнил на всякий случай Орфей.

— Вот и замечательно! А сейчас я хочу передать слово господину Адаму Корду. Он оповестит нас о последних изменениях, внесенных Юпитером в управленческий аппарат. Прошу вас, Адам.

Секретарь Синдиката коротко кивнул Минку, вывел на голопанель, располагавшуюся в центре, список с данными и начал бесстрастным голосом перечислять эти самые «изменения»:

— На сегодняшний день попали под подозрение в связи со злоупотреблением служебным положением и арестованы: господин Жильбер Домина, господин Маркус Джейд, господин Юбер Бома, господин Рауль Ам, господин Айша Розен, господин… — монотонно зачитывал оникс.

Пока длилось перечисление, на голопанели появлялись объемные портреты арестованных, и за столом воцарилась полнейшая тишина. Даже для тех, кто был на стороне Ясона, это стало неприятной новостью. За неделю по Амои прокатилась волна арестов как среди элиты, так и среди управляющих кланов людей, которые исторически передавали власть по наследству от отца к сыну. В число арестованных попал даже старый Кугер, заведовавший Гардианом. Также было много арестованных среди бывших работников Управления Генетического Контроля, особенно — среди людей из Киира, личной лаборатории Рауля. Они были задержаны практически в полном составе. Далее шли различные администраторы и заместители, занимавшиеся экспериментальными проектами, разрабатываемыми на базе Гардиана, и большое количество их подчиненных.

— Временно исполняющим обязанности Главы Синдиката назначается господин Кассий Пэлла, — закончил свой доклад секретарь Корд. Серо-голубые глаза оникса смотрели совершенно равнодушно, будто он каждый день сообщает вышестоящим о том, что половина из них арестована и снята с должностей, и что Главой Синдиката теперь будет платина.
— Кто? Кого назначили? — за столом многие недоуменно переглянулись. Один из платин поднялся со своего места, обошел стол и сел в пустовавшее кресло Айши.

— Господа… — он слегка склонил голову, приветствуя собрание уже в новом качестве.

— По-моему, выбор Юпитера очевиден, — развел руками Ясон, с поучающей ноткой в голосе. — Кассий возглавлял направление, занимающееся робототехникой и военными технологиями, если кто-то вдруг об этом не помнит. Он ускорил выпуск экспериментальных моделей военных андроидов, которые по прогнозам наших аналитиков являются стратегически важным вложением бюджета. Это машины с новыми решениями против влияния электромагнитных бомб на алгоритмы сознания электронного мозга. Выпущенные образцы вы можете наблюдать в моей охране, — и Минк махнул рукой в сторону андроидов, стоявших вдоль стены и ожидавших его приказов. Все невольно посмотрели туда. Конечно, внешне они ничем не отличались от предыдущих моделей, все различия были внутри.

— Хочу представить вам нового Главу Службы Безопасности и поблагодарить его за содействие при задержании подозреваемых, — вдруг заговорил Кассий довольно низким, уверенным голосом. У платины были длинные, прямые, почти пепельного цвета волосы, светло-серые глаза с абсолютно белыми ресницами и хищный профиль. Он был одет в темный сьют и выглядел точно черно-белая фотография — ни грамма цвета не было в его образе. — Господин Винсент Рейден, прошу вас, — приглашающе поднял руку Кассий.

Бывший помощник Жильбера едва кивнул в ответ. Он, как и Кассий, выглядел как обесцвеченная пленка — короткие серебряные волосы, делавшие его похожим на военных андроидов Ясона, холодные глаза и черный форменный сьют, положенный по уставу, лишь усиливали впечатление. Винсент был одним из немногих платин, которым было свойственно честолюбие, столь редкое качество в среде исполнителей, и он всегда хотел сделать карьеру, но при прежнем режиме подняться выше помощника Главы Службы Безопасности было невозможно из-за ограничений, наложенных классовой системой элиты — NORAM. Как только Рауль пропустил его — непонятно, потому что элите, как правило, нездоровые амбиции были не свойственны, и классовая система служила лишь для удобства в оптимизации действий, но Ясон нашел достаточно дзинкотаев с необходимыми ему качествами, которых не коснулась длань нейрокорректора.

— Спасибо, господин Пэлла, — поблагодарил платину Винсент, — по моему ведомству план работ практически выполнен. Несколько человек уклоняются от задержания, но очень скоро мы их найдем. К началу трансляции открытых процессов над подозреваемыми мы закончим.

— Можно уточнить, — вмешался Хайнес Салас — о чем идет речь?

— Речь идет о трансляции судебных процессов в средствах массовой информации, — спокойно ответил платина, исполняющий обязанности Главы Синдиката.

— Я — блонди, и не знаю об этом, — как бы между прочим заметил Хайнес, — а ты, Кассий, и ты, Винсент, оба платины и в курсе всех дел. Я уже даже не говорю о твоем назначении. Как такое может быть?

Кассий поднял бровь и ответил:

— Заметь, я не сам себя назначил. Просто последнее время мы более плотно сотрудничали с господином Минком, чем ты, Салас.

Ясон незаметно улыбнулся, глядя на платину. Сделать ставку на Пэллу, занимавшегося военными разработками, оказалось хорошей идеей.

— Все аресты также санкционированы Юпитером, — между тем продолжил он. — Ни здесь, ни там нет случайных людей, так что твои намеки, Салас, неуместны. Мастер Ясон, мне кажется, нужно пояснить присутствующим причину таких решений Юпитера, чтобы в дальнейшем не возникало столь странных вопросов.

Ясон со скучающим видом обвел глазами собрание и заговорил так, будто делал всем одолжение:

— Юпитер находит целесообразным возвращение к ранней колониальной политике, конечно, с поправкой на сегодняшнее положение дел на Амои. Как только Орфей закончит с подбором кандидатов от людей, будет организованно Независимое Правительство, куда должен войти определенный процент «естественнорожденных» и представителей элиты. Количество будет уточняться. Прошу учесть, что, говоря о «естественнорожденных», Юпитер имеет в виду всех обладателей неискусственных биологических тел.

— То есть, туда же войдут представители от монгрелов? — усмехнулся Салас.
— Именно так, — кивнул Ясон. — Но есть еще один важный вопрос, долгосрочный, который необходимо решить без присутствия посторонних — мой секретарь не в счет, в нем я уверен.

— А в ком вы не уверены, господин Минк? — спросил Элифас. Он был одним из администраторов в Танагуре до тех пор, пока Айшу не поставили во главе Синдиката вместо Рауля. Элифас не без помощи Ясона быстро продвинулся по службе, став вторым, после Розена, который совмещал функции Главы Синдиката и главы администрации Танагуры. Об аресте Айши Элифасу также было известно заранее, поэтому он спокойно вступил в управление городом, как ближайший заместитель Розена.

— В тех, кто не готов принять прогресс и предпочитает сломаться, вместо того, чтобы приспособиться, — ответил Минк. — Адам, — обратился он к секретарю, — последнее распоряжение, пожалуйста, покажите.

Оникс с ничего не выражающим лицом сменил изображение со списком арестованных на голопанели на следующий электронный документ:

— Юпитер считает, что существующие на сегодня классовые различия между элитой и людьми тормозят дальнейшее развитие Амои. Это видно из приведенных таблиц с результатами расчетов. Приведены долгосрочные прогнозы развития амойского общества на ближайшие пятьдесят и сто лет. Чтобы устранить факторы, способные вызвать социальный регресс, необходимо подвести людей к мысли, что элита — сословие, ничем не отличающееся от остальных, и минимизировать в сознании людей факторы, связанные с различиями между модифицированными телами и телами естественного происхождения. За основу расчетов взят срок жизни одного людского поколения на Амои. Примерно в течении ста пятидесяти лет есть возможность полностью изменить на планете общественное мнение о дзинкотаях. Необходимо начать с информирования населения путем внедрения нужного образа элиты в средства массовой информации и в сеть, а также сделать доступным внедрение имплантов, расширяющих возможности тел естественно рожденных людей. Например, сделать такую услугу частью бесплатной медицины для граждан. Это будет первым этапом. Расчетная длительность — двадцать пять лет. При этом импланты не должны влиять на среднюю продолжительность жизни граждан больше, чем на семь процентов, иначе период изменения массового сознания затянется на неопределенный срок. Увеличение средней продолжительности жизни посредством киборгизации и восстановительной медицины среди граждан возможно лишь по окончанию последнего этапа, когда восприятие элиты будет приравнено к образу естественно рожденных людей.

— По желанию, конечно, — добавил Ясон к сказанному секретарем, — насильно никто никого пичкать высокими технологиями, продлевающими жизнь, не будет. Продолжайте, Адам…

— Более подробное описание каждого отдельного пункта общей программы на сто пятьдесят лет присутствующие могут получить после окончания собрания по личному идентификационному коду. Индивидуальные инструкции будут прилагаться в файлах с сопровождающей документацией. Все сведения совершенно секретны. Форма допуска — первая. Службе Генетического контроля… Кхмм… прошу прощенья… работникам бывшей Службы Генетического Контроля предлагается переквалифицироваться и использовать свой богатый опыт в области генетики, имплантологии и восстановительной медицины в совместных разработках с отраслью робототехники, возглавляемой господином Кассием Пэлла. В качестве традиционного продукта, поставляемого Амои в другие системы, возможно оставить лишь продажу секс-роботов.

— Это ничтожный доход, — сказал кто-то из блонди, до этого молчавших.

Ясон усмехнулся:
— Это скорее дань традициям.Разрешенные военные технологии и гражданская восстановительная медицина экономически окупят наши расходы, а сверхприбыль возможно получать через Черный Рынок расширив, скажем так, ассортимент. Здесь пригодится богатый опыт в области биологических исследований экс-Службы ГенКонтроля. Тогда мы охватим военную восстановительную медицину с применением модификационной хирургии. Для этого у нас есть весь потенциал. Кстати, о военном потенциале… Господин Винсент, кажется, у Адама есть еще одно сообщение, специально для вас.

Платина вопросительно посмотрел на Минка, а затем на секретаря. Секретарь Корд вывел на панель еще одно распоряжение и приподнял бровь.

— Действительно, только что пришло. Господин Винсент Рейден, вы обвиняетесь в превышении служебных полномочий и в соответствии с приказом номер двадцать четыре пятнадцать будете арестованы. Я произведу гражданский арест и заполню соответствующие документы. Прошу вас сдать служебное оружие, а охрану препроводить господина Рейдена в изолятор. До суда вы будете находиться под наблюдением.

Винсент поджал губы, отодвинулся от стола и резким движением выложил пистолет на стол, затем наклонился и достал из крепления на ноге сложенный лазерный нож.

— Это всё, — сухо сказал он.
— Прошу вас, — указал секретарь Корд рукой на дверь, и два андроида из охраны Ясона встали по обеим сторонам от платины. Он посмотрел на них и поднялся из-за стола.
— Доброго вечера, господа, — попрощался платина и под конвоем покинул зал.
— Заседание совета объявляю закрытым, — сказал Кассий Пэлла, поднялся и тоже направился к выходу. Постепенно один за другим дзинкотаи стали выходить в коридор. Уже практически на выходе Юми, который, получив гражданство, теперь звался Аоки Юичи, осторожно потянул Ясона за рукав.

— Прошу прощения, Мастер Ясон, вы просили сообщить…

Ясон остановился и кивнул, еле заметно нахмурившись.

— Только что пришло сообщение для вас из госпиталя на Оранж-Роуд, — и Юичи протянул ему коммуникатор с сообщением. — Господина Катце прооперировали и перевели в реанимационное отделение. Его состояние стабильно-тяжелое, но прогнозы положительные, — сказал юноша то, что Ясон уже и так видел на экране. Второе сообщение, которое бегло просмотрел Минк было из башни Эос. Оникс из медслужбы для элиты прислал отчет, где были указаны устраненные неполадки в работе организма Рауля, а также сухим казенным языком говорилось о том, что рана носит характер ранения от лазерного пистолета, но причиной сбоя послужила не она, а психическое состояние господина Ама, оставляющее желать лучшего. Дескать, поскольку отключение регенерации Рауль санкционировал самостоятельно, то после выздоровления рекомендована нейрокоррекция, так как сие есть значительное отклонение от общепринятого стандарта поведения. Впрочем, об этом Минк и сам прекрасно знал. Рауля обещали продержать в искусственной коме столько, сколько потребуется, чтобы полностью восстановить ткани, но срок этот в среднем не превысил бы трех суток. Регенерация была восстановлена, и, скорее всего, организм Рауля справится с повреждением быстрее, но на всякий случай они не хотели держать пациента в сознании, так как возможен рецидив или очередная попытка суицида. Требовалось подтверждение согласия Ясона на список процедур, приведенных в плане восстановительных работ, и Минк, не раздумывая, вычеркнул один из пунктов. Он не собирался промывать другу мозги…