Охота на Красную Птицу 32

OcSola бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
У каждого Робина должна быть своя могила, из которой он обязан восстать. В этот раз границу между миром живых и миром мертвых должен переступить Тим Дрейк, на это надеются его семья и любимая. Но, возможно, не всем надеждам суждено воплотиться в реальность, а некоторым и вовсе лучше навсегда остаться надеждами.

Посвящение:
Всем поклонникам ДиСи

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Задумка появилась после слуха, что Тима Дрейка планируют убить в конце очередной серии коммиксов. Слава Богу, слух остался слухом.
Все совпадения с ранее написанными фанфиками - случайность.

Ненастная полночь. Птицы-марионетки.

14 сентября 2016, 20:41
Она соблазнительно изогнулась, дразня его своим прекрасным телом. Ее губы страстно желали поцелуя, а тело просто пылало, требуя прикосновений. Он склонился над нею, улыбаясь той самой своей улыбкой, в которую она влюбилась сразу и навечно. Она в счастливом нетерпении потянулась к нему, чтобы обнять и больше никогда не отпускать… но руки обняли лишь воздух. Стефани непонимающе моргнула и сонно повернулась к окну, сквозь которое проникали лучи садящегося солнца. Сон закончился, снова швырнув ее в пустую серую реальность. Непрошенные слезы подступили, и девушка закрыла глаза ладонью. Плакать сразу после пробуждения за последние полгода уже стало ее своеобразной привычкой. С тяжелой головой девушка, наконец, встала. Чувствовать себя разбитой тоже вошло в привычку. Окружающие в один голос заявляли, что ей нужен отдых, но Браун знала лучше всех, что если на целый вечер останется в одиночестве, то наутро ее найдут в ванной с перерезанными венами. Работа днем и патрули каждую ночь – единственное, что заставляло ее держаться. А еще люди, которые всегда были рядом, и которым Стефани была благодарна. Только благодаря им девушка была уверена, что пусть маленькими шажками, но все же движется вперед, постепенно выходя из своего горя. Вот и сейчас телефон тревожно мигал, сигнализируя о пропущенных вызовах и непрочитанных сообщениях. Обняв колени, девушка начала просматривать сообщения. Два вызова от Барбары и сообщение с настоятельной рекомендацией взять отдых были сразу же удалены. Стефани была благодарна Бэтгерл за заботу, но в отличие от Барбары, у нее не было уютного дома и заботливого отца, которые могли бы скрыть ее своей каменной надежностью. Следующее сообщение было от Робина, который информировал, что сегодня патрулирует Южную часть Готэма, где уже было совершено несколько таинственных нападений. Мальчишка оберегал ее и пытался не выпускать из вида, чувствуя ответственность за нее перед умершим братом, но порой он своей заботой перегибал палку, из-за чего они уже пару раз едва не попались. Стефани пыталась донести до Робина, что она не малолетняя и не совсем уж немощная, что она уже несколько лет сражается на стороне Бэтмена и заслуживает уважения, но это неизменно заканчивалось ссорой, а порой даже переходило в драку. Но на следующий день Робин снова звал ее в патруль. В конце своего сообщения мальчишка упомянул, что сегодня возвращается из Каира Джейсон. Стефани вздохнула и быстро набрала в ответ Робину, что сегодня выйдет в патруль в одиночку, если понадобится помощь – даст знать. Еще одно сообщение было от самого Джейсона. «Я сегодня возвращаюсь. Привез подарок, как и обещал. Завтра не задерживайся на работе, у меня грандиозные планы». Девушка до боли закусила губу. Они начали встречаться несколько месяцев назад, но незаменимыми друг для друга стали гораздо раньше, сразу после вечера памяти, организованного Диком и командой Титанов в день рождения Тима. Они тогда впервые общались просто так, без экипировки и масок, а после вечера Джейсон взялся ее проводить. Он был словно старший брат, которого у Стефани никогда не было, большой, сильный, понимающий. А еще он был очень похож на повзрослевшего Тима. Девушку тянуло к нему, ее даже не отпугнуло предупреждение Дика, что Джейсон не совсем психически здоров. Она точно знала, что он не причинит ей вреда, даже когда просыпается от очередного кошмара, и его еще несколько минут после этого преследуют галлюцинации. Она заботилась о нем, они могли подолгу беседовать, предаваясь воспоминаниям, он волновался за нее, но не навязывался, как Робин. Многим не понравилось, что они стали жить вместе, но никто и слова не сказал. А Джейсон и Стефани просто нуждались друг в друге. Однако оба понимали, что отношения, построенные на почитании памяти умершего, не могут быть вечными. Попытки сблизиться потерпели крах. Первый поцелуй доказал, что они никогда не станут чем-то большим, чем друзья, а попытка заняться любовью кончилась тем, что Стефани проплакала всю ночь, а Джейсон на кухне выкурил две пачки сигарет. И, тем не менее, они пока не могли расстаться, потому что тогда оба просто сошли бы с ума. «С возвращением», - быстро строчила она в ответ Джейсону. – «Приготовлю твой любимый пирог». Остальные сообщения были в основном ни о чем. Дик интересовался, как у нее дела, и тоже сообщал о возвращении Джейсона. Кэтти напоминала о запланированном визите к психологу. Харпер приглашала на посиделки с просмотром фильма. Кассандра прислала забавное видео с голубями, которые подрались у нее на окне из-за зерна. Сенсей прислала лишь один символ, который означал, что она в ближайшее время пригласит Стефани к себе. Брюс Уэйн сообщал, что перечислили зарплату за этот месяц и что их с Джейсоном счета уже оплачены. Стефани написала последний ответ, швырнула телефон на подушку и посмотрела в зеркало. Волосы всклокочены, под глазами черные разводы от туши. Но не это заставило Стефани встать и подойти к зеркалу. На ней была прекрасная тонкая, как паутинка, кружевная белоснежная сорочка. Стефани и забыла, что снова примеряла ее перед сном, да так в ней и заснула. Когда-то она купила ее, фантазируя свою первую ночь с Тимом, которая должна была состояться в день его восемнадцатилетия. Но ее любимый не дожил до этого дня, а она осталась со своими разбитыми мечтами, как невеста, овдовевшая перед свадьбой. Сорочка была бережно снята и спрятана в ящике с ее нижним бельем. Стефани не хотелось, чтобы ее видел Джейсон. Возможно она его когда-нибудь полюбит, они поженятся и станут обычной семьей на радость Брюсу Уэйну, но… но это белоснежное чудо навсегда останется ее тайной. Это только для Тима. Наконец Стефани была почти готова. Костюм плотно прилегал к телу, хотя он и подчеркивал ее стройную фигуру, но, как и любая экипировка из кевлара, весил немало, и чтобы его носить нужно было быть в отличной физической форме. До полного перевоплощения в Спойлер оставались лишь сапоги, перчатки, плащ и маска. Но девушка строго соблюдала правило своих наставников – никогда не показывайся рядом со своим жилищем в своей броне. Поэтому положив плащ, маску, сапоги и перчатки в спортивную сумку, закрепив на поясе тросомет и боевой посох в сложенном состоянии, она накинула на себя безразмерное пальто, волосы спрятала под вязанную шапочку, а на ноги напялила ботильоны. Вот так супергероиня превращалась в обычную Готэмскую неудачницу. Для завершения образа Стефани запихнула в рот жвачку и, взяв сумку, вышла из дома. Ночь обещала быть пасмурной. Солнце уже скрылось, а на небе собирались и густели тяжелые ноябрьские тучи. Мелкая осенняя изморось, которая вгоняла людей в депрессию, настигла девушку уже на остановке, где она ждала автобуса. Лопая пузыри из жвачки и рисуя грустные смайлики на треснувшем стекле, Стефани проехала пару остановок и вышла из автобуса. Здесь можно было избавиться от маски. Она выплюнула жвачку в урну и направилась к одной из своих излюбленных «точек», где можно было перевоплотиться. Через несколько минут на скользкой от дождя крыше уже стояла во всем своем великолепии Спойлер. Она послала друзьям короткий сигнал, означающий «Я в игре» и прыгнула с крыши, на ходу выстреливая из тросомета, как это когда-то делал Тим, желая покрасоваться перед нею. Сообщение с полицейских частот привлекло ее внимание. На пересечении Аллеи Преступлений и Парк Роуд одна из банд подручных Фальконе вступила в перестрелку с неизвестными, есть жертвы. Все патрульные машины направлялись туда. «Спойлер, ты слышала?» - раздался в коммуникаторе голос Бэтвумен. - Да, Бэтвумен, уже направляюсь туда, - Спойлер спрыгнула на землю в одном из переулков. Здесь сегодня была ее Спойлер-пещера, то есть здесь было надежно спрятано ее самое ценное сокровище – Спойлер-байк. Оседлав своего железного коня, девушка ударила по газам, и двигатель взвыл, унося дикую принцессу Готэма навстречу хорошей драке, на которую она очень надеялась. По пути Стефани слышала, как один за другим отзываются другие хранители Готэма. Сегодня это в основном была женская компания – Бэтвумен, Бэтгерл, сама Спойлер и Сирота. Единственным представителем сильного пола был Робин, но и тот застрял в Южной части Готэма, напоровшись на работорговцев, грузивших в автобус свой живой товар. Мальчишка обещал, что расправится с ними быстро и придет на помощь девушкам. - Если твоя помощь еще будет нужна, - сквозь зубы процедила Спойлер, срезая путь по переулкам, где у нормального человека даже не возникло бы шальной мысли проехать на мотоцикле даже на меньшей скорости. Но Стефани нравился риск. Она оказалась на месте в самый разгар перестрелки. Хотя перестрелкой это было сложно назвать. Стреляли в основном люди Фальконе. Причем перепуганные до смерти, они стреляли во все, что движется. Полицейские орали в рупоры что-то непонятное, уже отчаявшись уговорить мафию сложить оружие. Один из мафиози упал прямо на глазах Спойлер. Девушка прищурила глаза, пытаясь понять, от кого так отчаянно отстреливаются те, кто мнил себя хозяевами города. Наконец, она сумела заметить мимолетную тень – одно короткое движение из темноты и еще один из людей Фальконе упал мертвым. - Это ниндзя, - раздался в наушнике голос Бэтгерл. – Нужно вмешаться, пока еще можно хоть кого-то спасти. Но ниндзя похоже поняли, что явилась более грозная сила, чем полиция, или просто получили сигнал отступать. Спойлер заметила, как двое из них метнулись в ближайший переулок. А напуганные люди Фальконе все еще продолжали палить, не позволяя никому к себе приблизиться. - Они уходят, - раздался голос Бэтвумен. - Я преследую одного по Ринг-Стрит, - лаконично как всегда отозвалась Кассандра. - Спойлер, следуй за Сиротой, - приказала Бэтвумен. Но у Стефани на этот счет было другое мнение, она развернула мотоцикл так, что шины взвизгнули. - У меня двое уходят по переулку. Я за ними, - и прежде, чем кто-то успел возразить, дала по газам. - Стой, Спойлер. Это опасно! Но азарт погони уже раззадорил девушку. Их было двое, у одного из них она успела заметить ярко-алую, как артериальная кровь, повязку на плече. Они отлично ориентировались в лабиринте Готэмских кривых переулков, но Спойлер выросла здесь, это был ее город, чью географию она впитала с молоком матери. Она оставила байк в тупике, а сама продолжила преследование по крышам. Похоже, они учуяли хвост, и теперь пытались оторваться. - Вы же были такими ловкими с головорезами Фальконе, - усмехнулась Спойлер, перелетая на очередную крышу и стараясь не упустить того, что с красной повязкой. Почему-то она была уверена, что он лидер. – Почему же теперь убегаете? Словно услышав ее слова, Красный резко остановился, приняв боевую позицию и выставляя перед собой катану. Второй тоже остановился, но босс махнул ему рукой, чтобы продолжал движение. Это был поединок между ним и Спойлер. Стефани перевела свой посох в боевой режим. Ей было плевать на кодекс чести ниндзя. Не она была на их территории, а они на ее, а значит, они будут играть по ее правилам. И отпускать кого-то она была не намерена. Одна из игрушек Красного Робина, которые теперь использовала Стефани, полетела в убегающую тень, обвивая ее лодыжки прочным тросом и сваливая с ног. - А теперь разберемся с тобой, - она повернулась к Красному. – Ты в курсе, что в этом городе нужно заслужить право носить красное? Ее почему-то это задевало больше всего. Красный был цветом Тима. И то, что его носит какой-то проходимец, привело Спойлер в ярость. - Я заслужил, - внезапно ответил ей глухой хриплый голос из-под маски. - Сейчас мы это проверим! – и Стефани ринулась в атаку. Боевой посох со звоном встретился с катаной. Спойлер вынуждена была отступить. У нее возникло странное чувство дежавю. Она уже сражалась с этим человеком и не раз. Вся ее ярость и азарт мгновенно улетучились. Бэтмен и Сэнсей могли бы ею гордиться – сейчас она была максимально сосредоточена. Теперь первым атаковал он. Спойлер отбила удар посохом, и они опять отскочили друг от друга. Это было невероятно, но Стефани буквально по секундам могла предсказать его действия, она точно знала каждый его следующий удар. Сама она уже больше не атаковала, в основном защищаясь. Она была сбита с толку. Как такое может быть? Как кто-то посторонний может с такой точностью копировать стиль Красного Робина? Они с Тимом много раз устраивали спарринги в Бэтпещере, и каждый раз Стефани проигрывала. Пока ей удавалось довольно успешно обороняться, но проблема была в том, что и противник предвидел все ее приемы, знал досконально все ее сильные и слабые стороны. Знал, когда она совершит ошибку… И она ее совершила, неудачно выставив блок. Бедро пронзила страшная боль, когда лезвие катаны вонзилось в шов на кевларе, распарывая прочную ткань и врезаясь в плоть. Стефани упала на колено, отражая удар, который должен был снести ей голову, но лишь испортил ее коммуникатор, но пропустила следующий, вонзившийся ей под ребра. Он был быстр, ловок… и безжалостен. Стефани упала, не в силах больше сопротивляться. Кровь хлестала из открытых ран, но девушка не думала об этом. Она видела только того, кто стоял над ней с мечом. Лезвие коснулось ее горла. - Тим… - тихо прошептала она, не веря в происходящее. Меч замер. Он смотрел на нее сквозь свою глухую маску, Стефани чувствовала его взгляд, но снова позвать его уже не могла. *** Дэмиен мчался что было сил туда, где последний раз засек сигнал передатчика Спойлер. Глупая девка очертя голову бросилась в погоню, не дождавшись подкрепления, и теперь никто не мог с нею связаться. Сегодня удача отвернулась от солдат Темного Рыцаря. Пока Робин тратил время на кучку вооруженных работорговцев, а потом отбивался от благодарности освобожденных, девушки столкнулись с противником, который оказался им не по силам. Бэтгёрл осталась разбираться с головорезами Фальконе, которые теперь перестреливались с полицией. Сирота и Бэтвумен преследовали одного из тех таинственных ниндзя, а Робин, услышав, что Спойлер начала преследование в одиночку, сообщил, что поможет ей. Но сын Бэтмена опоздал. На крыше, где в последний раз был замечен сигнал передатчика Спойлер, уже никого не было. Чувствуя, как дрожат руки, подросток опустился на колено рядом с лужей крови. - Робин, доложи обстановку, - рявкнула Бэтвумен. Настроение у нее было хуже некуда, и она сама не замечала, что невольно копирует интонацию Бэтмена. - Я опоздал, - коротко ответил Робин, начиная исследовать место преступления, чтобы понять, куда делись Спойлер и ее противник. Он уже взял кровь на анализ и в душе молился, чтобы это была кровь не Стефани. Но сканер выдал бесстрастное «Стефани Браун – совпадение 100%». Дэмиену стало тяжело дышать. – Дрейк мне этого не простит. - Ты нашел Спойлер? - Пока нет, - Дэмиен включил тепловой сканер в маске. От лужи крови тянулась цепочка кровавых следов, не видимых в темноте. Робин проследил их до конца крыши и спустился на тросе в переулок. Спойлер, похоже, сделала то же самое, но сил убрать трос у нее не хватило, он так и болтался в двух метрах над асфальтом. Здесь тоже была лужа крови и снова вдоль стены тянулась цепочка следов и кровавые отпечатки руки на стене, за которую Стефани держалась. Дэмиен проследил их и наконец остановился. На асфальте снова была кровь и следы шин от ее байка. - Тупая Спойлер, куда тебя понесло? – в сердцах рыкнул подросток, окончательно потеряв след. Никаких следов противников девушки Робин не обнаружил, словно они были призраками. *** До рассвета оставались считанные часы, небо на горизонте уже светлело, однако оно было так затянуто тучами, что особой разницы никто не видел. На холме темнела громада особняка Уэйнов, а вдали в ясную погоду можно было увидеть крыши Готэмских небоскребов, где ни днем ни ночью не прекращается жизнь. Но здесь, на территории мертвых всегда было тихо и спокойно. Прекратившийся было противный мелкий холодный дождь снова начинал моросить. Джейсон поднял воротник своей куртки и зябко спрятал руки в карманы. Он был только что из аэропорта, даже не заехал домой, чтобы оставить дорожную сумку, а сразу приехал сюда. Это был своеобразный ритуал, который появился у него шесть месяцев назад, когда на этом кладбище похоронили Тима. Теперь Джейсон навещал брата каждый раз, когда уезжал из Готэма, и каждый раз, когда возвращался. Попетляв среди старинных надгробий и салютнув могилам Томаса и Марты Уэйн, Джейсон остановился у совсем свежего гранитного надгробия. В темноте оно выглядело как темная плита с крестом наверху, но Джейсон знал, что на ней позолотой высечено имя брата, недолгие годы жизни и посмертная эпитафия. Джейсон хорошо помнил каждую буковку и закорючку на этой плите. - Привет, Тимми. Все еще валяешься? Не пора ли уже проснутся? – Джейсон помолчал. – Хотя я тоже полгода там пробыл. Так что отдыхай… Но не особенно увлекайся. иначе мы со Стеф без тебя скоро свихнемся, - он попытался улыбнуться, но не получилось. После минуты молчания Джейсон продолжил. – Ты нужен ей, Тим. Она просто увядает без тебя, подолгу впадает в прострацию, в патрулях бездумно рискует жизнью. Мы стараемся присматривать за ней, я… черт, я даже живу с ней. Когда ты вернешься, ты изобьешь меня до полусмерти за это, но знай, у нас ничего не было… Джейсон осекся, вспомнив тот единственный раз, когда он пошел на поводу у девушки и лег с ней в постель, но он к ней не притронулся, хотя она уже сняла трусики и раздвинула ноги… и вдруг расплакалась. Он пытался ее утешить, обнимал, гладил по голове, укутал в одеяло и укачивал как маленькую, попутно шепча какие-то обещания и бестолковые ласковые слова. - Прости меня, Тим. Надеюсь, ты все поймешь. Я… не удивлюсь, если ты больше разговаривать со мной не захочешь, или даже видеть меня, я уеду, только, пожалуйста, возвращайся скорее, братец. Звук остановившегося у ограды мотоцикла заставил Джейсона обернуться. Кто-то, с трудом держась на ногах, хватаясь за надгробия, пробирался между могил. Джейсон кинул сумку на землю и рванулся к тому, как раз успев подхватить хрупкое тело. - О, Боже! Стефани! – с ужасом выдохнул он. Она была серьезно ранена. Кровь струилась из раны на боку и на бедре, капюшон плаща был изодран, передатчик приведен в негодность. Последним усилием она сорвала с себя маску, которая, казалось, мешала ей дышать. Джейсон попытался зажать рану на боку, но она вскрикнула. - Тим… это был Тим… - в полубреду пробормотала девушка, задыхаясь, и обмякла на руках Джейсона, наконец, потеряв сознание. *** - Через два дня вернусь, и тогда ты все передашь мне материалы дела. Я хочу иметь представление, с чем вы столкнулись, - гулкий голос Бэтмена никак не выдавал его эмоций, но Кэтти была уверена, что он взбешен. Она и сама готова была разнести все вокруг, лишь бы выместить хоть на чем-нибудь всю ярость, что бурлила в ней. – Ты уже разобралась в причинах вашего провала? - Мы работаем над этим, - Кэтти бросила взгляд на угрюмых девушек и подавленного Робина. - Держи меня в курсе. И о состоянии Спойлер тоже. - Да, Бэтмен. Отбой. - Конец связи. Экран погас. Бэтвумен тяжело откинулась на спинку кресла и сделала глубокий вдох, прежде чем повернуться к остальным. - Ты не сказала отцу, что Спойлер пострадала из-за того, что я опоздал, - грустно констатировал Робин и поднял злой взгляд на Кассандру. – И вы упустили одного из них, потому что кое-кто просто заблудился… Кассандра подняла на него взгляд побитого щенка, но промолчала. - Робин, давай не будем искать виноватого, - Бэтгерл оторвалась от смартфона, где что-то быстро-быстро набирала, и посмотрела на Робина. – Я тоже там была. Так почему же ты меня не обвиняешь? - Ты разбиралась с головорезами Фальконе, ты не могла быть в двух местах одновременно. А ей дали простую задачу, с которой она не справилась! - Дэмиен, эти ниндзя знали город куда лучше, чем Касс. Тебе не кажется, что вместо того, чтобы обвинять ее, нужно обратить внимание на эту зацепку? - Это значит, что многие из них родились и выросли в Готэме, - Кэтти задумчиво потерла подбородок. – Причем, в неблагополучных районах, вроде Нерроуз …или китайского квартала. - Полгорода подозреваемых. - Ошибаешься. Посмотри на их стиль, стремительный, точный, без единой ошибки. Их жертвы даже не успевают осознать, что был нанесен смертельный удар. Так не учат в обычной школе боевых искусств, чтобы так сражаться, нужно пройти обучение у лучших из лучших мастеров восточных единоборств, - Робин еще раз включил запись из маски Бэтгерл, на которой ниндзя расправлялись с людьми Фальконе. - Или пройти обучение в Лиге Убийц, - раздался голос Джейсона со стороны лестницы. Кассандра и Дэмиен мгновенно напряглись. Джейсон уже успел высказать, что и как он обо всех них думает, и в особенности досталось этим двоим. Но сейчас Тодд уже выпустил пар и ни на кого набрасываться не собирался. - Как Стефани? – тихо спросила Барбара. - Без сознания. Она потеряла слишком много крови, потребовалось несколько переливаний. Альфред не отходит от нее и ничего не обещает, - Джейсон устало потер виски. – Так что там с нашим делом? У вас уже есть зацепки? С чего начинаем? – он прошел по пещере и облокотился на свой мотоцикл. - Все школы Восточных единоборств в Готэме так или иначе связаны и мастера должны знать друг друга, - Бэтвумен задумчиво накручивала на палец локон своего огненно-красного парика. - У нас есть среди них хорошие знакомые, почему бы не пообщаться с ними? Выясним, не пропадали ли одаренные ученики… - … и не создает ли кто из мастеров армию обученных убийц? – Джейсон скривился. – А может быть Дэмиен просто позвонит дедушке или маме и спросит, зачем им убивать головорезов Фальконе? - Сам звони, Тодд, - огрызнулся в ответ Робин. - Это не Лига Убийц, - тихо, словно боясь звука собственного голоса, произнесла Кассандра. – Они действуют иначе и никогда не привлекают внимания полиции. И еще, если бы даже это была Лига Убийц, они бы убили и полицейских, как помеху, эти же убивают исключительно преступников, - девушка обвела всех затравленным взглядом, будто ее могли осудить за такое количество произнесенных слов. Барбара одобрительно ей кивнула. - У Бэтмена новые последователи? - Скорее у Красного Колпака, - презрительно бросил Дэмиен. Джейсон сверкнул глазами, но сдержался и промолчал. – Еще нужно побеседовать с самим Фальконе и узнать, нет ли у него терок с кем-нибудь из китайской мафии или якудза. - Разумеется, Робин, - Бэтвумен встала. Если честно, она давно искала возможности улизнуть из уже осточертевшей компании детей, которых ей навязал Бэтмен, почему-то решив, что из нее получится хорошая нянька. – Именно на это я планировала потратить остаток ночи. - Ты не можешь идти одна, это опасно, - Робин тут же мячиком соскочил со своего места. – Я пойду с тобой. Кассандра и Барбара обменялись взглядами и одновременно закатили глаза. Джейсон с интересом наблюдал за младшим братом, который даже не понимал, в какой опасности оказался он сам. Короткий рывок, подсечка, и Робин уже лежал на полу, морщась от боли в завернутой за спину руке. Бэтвумен придавила его коленом сверху и склонилась к самому уху подростка. - Нет, малыш, ты останешься здесь, и это приказ. Я уже потеряла сегодня одного несмышлёного ребенка и не собираюсь рисковать еще одним безрассудным маленьким задирой. Ты меня понял? – она надавила чуть сильнее, вынуждая Дэмиена болезненно застонать. – Не слышу? - Угу, - морщась простонал Робин, и только после этого Кэтти отпустила его. - И это касается каждого из вас, - она обвела взглядом всех присутствующих. – Отдохните, наберитесь сил, выспитесь. А кто моего приказа ослушается, - она сверкнула глазами в сторону Джейсона. – Обещаю, что лично уложу его в долгую кому рядом со Стефани. Ответом ей было молчание. Расценив это как согласие, Бэтвумен села на свой мотоцикл и покинула Бэтпещеру. - И что мы будем делать? – Робин хмуро помассировал плечо. - Я приму душ, совершу налет на холодильник и завалюсь спать, - Бэтгерл сладко потянулась. – Ты же слышал Бэтвумен, - она переглянулась с Кассандрой и, прежде чем уйти, незаметно ей подмигнула. Сирота кивнула. - Я… тоже, - едва слышно пробормотала она и побежала за Бэтгерл. Дэмиен недоуменно изогнул бровь, провожая девушек взглядом. - Вы же не серьезно! - Они правы, Дэми, - Джейсон вальяжно облокотился о руль. – Сегодня у вас была тяжелая ночь, нужно отдохнуть. Мальчишка прищурился, заподозрив неладное. - А чем будешь заниматься ты? - Съезжу в квартиру, привезу кое-какие вещи для Стэф. Похоже, она останется в особняке надолго, - Джейсон видел, как Робин подавленно опустил голову. – Послушай, Дэмиен, прости меня за те слова, что я тебе наговорил, я был не в себе, когда увидел ее такой. Но я больше не виню тебя в случившемся, каждый может опоздать, уж я-то знаю. И Стефани это знает. И уж тем более Тим, ему вообще все с небес видно. Так что перестань себя грызть. Лучше сходи, умойся, перекуси, а потом не забудь навестить ее. Ей сейчас нужна любая наша поддержка, чтобы вернуться. - Мне так… жаль, - Дэмиен опустил голову. - Все будет хорошо, малыш. Иди уже. Дэмиен послушно пошел в особняк, но на половине лестницы спохватился и обернулся. - Я не малыш, Тодд, - огрызнулся он своим обычным тоном. Джейсон дождался, когда он скроется в особняке, и завел двигатель. Дэми был прав в своих подозрениях, и Тодд не собирался выполнять приказ Бэтвумен и сидеть сложа руки, пока тот, кто сотворил такое с девушкой его покойного брата, спокойно разгуливает на свободе. *** Робин осторожно приоткрыл дверь и заглянул в комнату Стефани. Здесь царил полумрак, только над кроватью горел приглушенный ночник. Альфред сказал, что самое страшное позади, девушка поправится и со временем сможет полностью восстановиться, но сейчас она все еще находилась без сознания. - Привет, - Робин остановился у изножья кровати, подходить ближе он не хотел. – Ты же все равно меня не слышишь, да, в общем-то, тебе пофиг, что я скажу… Я просто хотел убедиться, что с тобой все в порядке и еще… вот… - он покрутил в руках то, что принес. – Это подарок, но я не знаю, как ты к нему отнесешься, может, будешь реветь над ним, а Тодд наорет на меня – пофиг. Я нашел его несколько месяцев назад, когда мы разбирали одно из убежищ Дрейка, и все забывал отдать. Думаю, Дрейк им очень дорожил, раз повесил на видном месте, - он все же приблизился к изголовью девушки и прислонил к стакану с водой на тумбочке небольшую фотографию Стефани и Тима. На снимке юные влюбленные обнимались и выглядели очень счастливыми, Тим не напоминал напыщенного индюка, кичащегося своей гениальностью, а Стефани не была размалевана косметикой, как японская гейша, их глаза сияли, они смеялись. Дэмиен поджал губы – он никогда не видел их такими в жизни, при нем они всегда прятались за ненужными масками. Сердце невольно сжалось, хотя боль потери за эти полгода немного утихла, или просто он привык, что Тима больше нет. Робин вздохнул и посмотрел на часы. Скоро пора в патруль, который он, похоже, проведет в одиночестве. Отец будет рассержен, но ничего иного не оставалось. Тодд куда-то исчез и на вызовы не отвечал, с Бэтвумен Робин принципиально не хотел пересекаться, а Бэтгерл и Сирота настолько успешно работали вдвоем, что мальчик невольно чувствовал себя лишним. Однако сидеть в пещере Дэмиен не собирался. Позади с тихим щелчком открылась дверь. Мальчик обернулся, и на душе сразу стало радостнее. - Дик! Ты приехал! – он бросился к старшему брату. – А как же гастроли твоего цирка? - Привет, Дэми. Вчера еще был в Бостоне, но узнал от Барбары о случившемся со Стефани и решил, что цирк может продолжить гастроли и без меня. Несколько часов на мотоцикле и вот я здесь, - он посмотрел на спящую девушку. – Как она? - Серьезные раны на боку и бедре, нанесенные чем-то вроде японского меча, большая кровопотеря. Пенниуорт сделал операцию, потребовалось несколько переливаний крови. Сейчас угрозы нет, но она еще не приходила в себя, - Дэмиен посмотрел на обожаемого старшего брата. Дик, конечно, не отец, но и с его появлением, как правило, все налаживается. - Мастер Дик! Вы вернулись! – голос старого дворецкого тоже звучал куда радостнее, чем обычно в последнее время. – И как всегда не предупредили. В таком случае сами разогрейте себе ужин, а я, как только закончу с мисс Браун, приготовлю вашу спальню, чтобы вы могли отдохнуть, - Альфред вкатил в комнату тележку с лекарствами для Стефани. - Рад видеть тебя, Альфи, старина! Прости, что не позвонил, очень спешил. Не беспокойся, отдых пока откладывается, я только перекушу и сразу в патруль, солнце уже село. Ну, Робин, ты готов? - С рождения, Найтвинг! – ухмыльнулся Дэмиен. - Тогда в пещеру! Дэмиен вприпрыжку выскочил из комнаты Стефани, на лестнице запрыгнул на перила и стоя скатился по ним. Как хорошо, что Дик вернулся! *** Кэтти отпила глоток свежего бодрящего кофе и блаженно улыбнулась. На кровати, разметавшись, спала Рене, уморившись после продолжительной рабочей смены и страстных часов в объятиях подруги. Кэтти взъерошила ежик коротких рыжих влажных волос. Секс взбодрил ее, а чашка кофе лишь закрепила результат. Теперь она может снова вернуться к образу Бэтвумен и охранять неспокойные улицы родного города. На телефон пришло сообщение. Не выпуская чашку, Кэтти небрежно взяла телефон, прочла сообщение и позволила себе улыбку и облегченный выдох. Найтвинг вернулся, а значит ответственность за детей теперь не только на ее плечах. Если с девушками Бэтвумен еще могла найти общий язык, а Бэтгерл вообще считала своей опорой, то с мальчишками, тем более такими неуправляемыми, как Красный Колпак и Робин, она просто не знала, что делать. В который раз она поймала себя на мысли, что скучает по спокойному и рассудительному Красному Робину. Но мальчик безвозвратно ушел в свой вечный патруль, и нужно было привыкать обходиться без него. А проблема у них назревала не маленькая. Фальконе был зол. Среди убитых были члены его «семьи», причем из самого близкого окружения, едва ли не возможные наследники, и старик не собирался оставлять их неотомщенными. Теперь шавки Готэмской Коза Ностры носились по городу как ужаленные, вынюхивая, кто же причастен к этой резне. Под подозрением были абсолютно все, но никто толком ничего не знал. Город был в напряжении, стоило пролиться хотя бы одной капельке крови – и город захлестнет новая война банд. Кэтти посмотрела на спящую Рене. Полиция была в напряжении, готовая в любой момент стать заслоном между воюющими бандами. Многие из них не вернутся с дежурства, и кто знает, не пополнится ли завтра список погибших готэмских полицейских еще и именем Рене Монтойя. Кэтти решительно поставила чашку на блюдце и встала. Это в ее силах предотвратить новую войну банд, нужно лишь выяснить, кто эти вчерашние ниндзя, и кто стоит за ними. Бросив еще один взгляд на любимую, Кэтти вышла из комнаты, а с последними лучами осеннего готэмского солнца Бэтвумен огромной летучей мышью вспорхнула с крыши дома и полетела над городом. Даже с высоты было видно, что город готовится к войне. Простые граждане поскорее стремились закончить дела и быстрее оказаться в обманчивой безопасности за стенами своих квартир. Криминальные элементы, напротив, выбирались из своих нор, собирались в банды и вооружались. Активировались и защитники Готэма. Краем глаза Бэтвумен заметила на крыше одного из команды уличных Робинов – темноволосую девчонку в красной ветровке. Девочка, стараясь оставаться незамеченной, настороженно наблюдала за бандой, собиравшейся в переулке, и пока на рожон не лезла. Если девочка достаточно умная, то она так и останется в своем укрытии, и даже может оказаться полезной, на случай, если на улицах остались припозднившиеся прохожие, которых срочно придется спасать. Робины знали, где есть безопасные места, и им можно было доверить спасение жизней мирных граждан, пока герои Готэма будут выбивать дурь из преступников. Если же это просто глупая подражательница, то одной проблемой у Бэтвумен станет больше. Женщина на всякий случай пометила на карте алой точкой позицию уличного Робина, чтобы дать знать остальным, где может ожидать внезапная подмога… или проблема. Патруль продолжился. Вскоре пришли подтверждения от остальных, что и для них уже наступила ночь. Отозвались Бэтгерл, и почти сразу – Сирота, позже пришло оповещение «Найтвинг в городе» и одновременно с ним «Робин в игре». Кэтти поймала себя на мысли, что ждет отклика от Спойлер, но знала, что Стефани все еще без сознания в особняке Уэйна. И как всегда гробовое молчание от Красного Колпака, хотя Бэтвумен была больше чем уверена, что уж он-то в стороне не остался. Последними отозвались Дьюк Томас и Коготь. Остальных союзников Бэтмена, как и самого Темного Рыцаря, в городе по тем или иным причинам не было. А кое-кто, вроде Кошки, станет союзником, если только это будет выгодно. Бэтвумен опустилась на шею одной из горгулий Башни Уэйна. Это было самое удобное место, недаром его выбрал сам Бэтмен. Отсюда просматривался почти весь город. - Ваших вчерашних знакомых пока не видно? – Найтвинг вместе с Робином тоже выбрали эту позицию. - Нет. Но они появятся. - Откуда такая уверенность? – Робин плашмя лежал на крыше и в бинокль что-то разглядывал. - Если они не появятся, то, что они устроили вчера не имело смысла. Им нужно заявить о себе и показать, на что они способны. А это лучше всего сделать в условиях боевых действий. - Да, Робин. Вчера это было что-то вроде рекламы, сегодня должен быть дебют, - Найтвинг усмехнулся, включая коммуникатор. – Бэтгерл, здравствуй красавица, как твои дела? Бэтгерл явно собиралась сказать Найтвингу что-то резкое, но звук тревожного маячка ее отвлек. - Началась перестрелка на Гранд-авеню. Люди Фальконе вступили в бой с полицией. Я и Сирота займемся этим. - Нужна будет помощь… - Найтвинг, вы с Бэтвумен были правы. Вот и наши знакомые! – Робин мгновенно оказался на ногах и повесил бинокль на пояс. Дик и Кэтти тот час же обратились в ту сторону. Четыре тени двигались в сторону одной из многочисленных банд и наиболее вооруженных банд. Их намерения были ясны. - Робин, за мной! – скомандовал Найтвинг, срываясь с крыши. Бэтвумен хотела было последовать за ними, но яркая красная точка, резко мелькнувшая на одной из улиц, привлекла ее внимание. Красный Колпак на своем мотоцикле двигался в сторону доков, хотя основные бои сейчас происходили в центре. Это было неспроста, и Бэтвумен, повинуясь своей интуиции, последовала за ним. Джейсон остановил мотоцикл в тени между двумя складами. Бэтвумен, опустилась на один из погрузочных кранов, где было незаметнее всего, но откуда открывался наилучший обзор. Ей было видно, как Джейсон проверяет амуницию и берет наизготовку оружие. Едва заметное движение на крышах привлекло ее внимание. Красный Колпак оказался прав – они были здесь, а те, что в городе – лишь для отвлечения внимания. Но что им понадобилось на одном из заброшенных складов? Подавшись вперед, Бэтвумен наблюдала, как ниндзя сгруппировались на одной из крыш, а потом бесшумно один за другим проникли внутрь через люк в крыше, а один остался охранять проход. Похоже, они были намерены уйти тем же путем. Бэтвумен перевела взгляд на Красного Колпака, тот, кажется, что-то высчитывал или прислушивался к чему-то. А потом резко нажал на педаль газа, мотоциклом вышиб дверь склада, на ходу открывая стрельбу. В ответ тоже послышалась стрельба. Бэтвумен сорвалась с крана и спланировала к двери, выбитой Джейсоном. Красный Колпак с двумя пистолетами стоял посреди помещения, а за его спиной, спрятавшись за перевернутым столом, так же отстреливались сам дон Фальконе и несколько его приближенных и телохранителей. У ног Джейсона уже лежало несколько трупов, но в основном это были люди Фальконе. Кэтти сосредоточилась на напавших. В черном облачении ниндзя, с мечами и кинжалами, они обступили Колпака и мафиози кольцом, практически перекрыв пути отхода. То, что они пришли за кровью Фальконе, сомнений не вызывало. Оценив ситуацию, Кэтти набросилась на одного из нападавших, вырубая его, но второй уже был готов к встрече, и между ним и Бэтвумен завязалась схватка. Кэтти была отличным бойцом, но ниндзя был не хуже. Однако ее целью было дать время Джейсону и Фальконе. - Быстро! – рявкнул Колпак. Мафиози не нужно было повторять дважды. По-прежнему отстреливаясь, они бросились к выходу как крысы, и лишь сам старик Фальконе, поднял одного из раненных и взвалил его на себя, чтобы помочь дойти, да его телохранители до последнего оставались прикрывать своего хозяина. Но ниндзя уже успели перегруппироваться после атаки Бэтвумен и сейчас бросились за уходящей жертвой. Огонь мафиози они словно бы даже не замечали, потому что те по большей части промазывали, а вот пули Колпака были способны их уложить… если бы не были резиновыми. Джейсон ни разу не промахнулся, но ниндзя словно бы даже не ощущали боли, и замерев на пару секунд после удара пулей, снова вскакивали. - Кому вы успели так насолить, Дон Фальконе? – он закрыл собой старика, когда последний из его телохранителей упал с кинжалом в горле. - У меня врагов полгорода, - старый Крестный отец уложил своего раненного «племянника» на пол и достал из-за пазухи старую верную Беретту, занимая позицию, чтобы самому вести огонь. - Подрабатываешь телохранителем у мафии? – едко поинтересовалась Кэтти у Тодда. - Они сами по себе, - бросил ей Колпак. – Я лишь хочу понять, что нужно этим прыгунам. Наконец, патроны у него закончились, Колпак откинул в сторону свои огнестрельные игрушки и перешел к рукопашной схватке. Первый удар катаны он принял на усиленную армированными вставками наручь и нанес противнику удар в лицо, от которого тот отлетел к стене и пару минут не мог очухаться. - Они невероятно выносливы и почти не чувствительны к боли, но их можно вырубить, - крикнул он Бэтвумен. Кэтти уже и сама это поняла. Она сражалась сразу с тремя и периодически вырубала одного или двоих, но они быстро приходили в себя, как только Бэтвумен переключалась на других. - Значит, и убить их можно, - прорычал Фальконе, тщательно прицеливаясь. - Нет, Кармайн, просто уходи! – закричала Кэтти. – Мы их задержим! Им нужен ты! Но Фальконе уже выстрелил, один из ниндзя упал и больше не поднялся. Джейсон зарычал, отражая очередной выпад своего противника. Теперь их осталось только пятеро. Троих успешно задерживала Бэтвумен, один был снаружи, а еще один теснил Джейсона. Тодду не хотелось признавать, но это был отличный боец. Тим бы оценил. Под шлемом не видно было, но Красный Колпак улыбался от внезапно нахлынувших воспоминаний. Этот ниндзя порой идеально копировал стиль Тима. Джейсон много раз сражался с братом, чтобы изучить все его приемы. Но этот прыгун – не Тим, ему не известны все приемы Джейсона. Уже празднуя победу Тодд сделал выпад нанося свой коронный удар… И улыбка сошла с его лица – его противник увернулся в точности как Тим. - Этого не может быть! Ты умер! – Джейсон так и не понял, крикнул ли он это на самом деле или просто подумал. Противник в паре метрах от него приготовился нанести следующий удар, и если бы он это сделал, то, пожалуй, даже не встретил бы сопротивления. Джейсон потрясенно смотрел на него, лишь в последний момент краем глаза успел заметить, что Фальконе снова целится. Тодду не нужно было высчитывать траекторию полета пули, чтобы сообразить, кто сейчас упадет. Он не думал, он просто бросился вперед. Раздался выстрел. И вспышка боли погасила все вокруг. Последнее, что увидел Джейсон – алая метка на плече своего противника, который не дает ему удариться о землю. Вместе с этим Джейсон почувствовал лезвие меча, вонзившееся в живот. - Зачем ты это делаешь? Он преступник. Зачем ты защищаешь его? – в окружившей темноте ниндзя с красной меткой причиняя невыносимую боль вынимает свой меч и укладывает Красного Колпака на пол. Его голос глухой и хриплый, совсем не похож на голос Тима Дрейка, но Джейсон точно знает, что это он. - Потому что он… такой же как я… и ты, Тим… Ниндзя пару секунд молчит и просто смотрит, а потом исчезает в темноте. - Тим! – отчаянно зовет Джейсон, но горло перехватывает от сухости, и получается лишь невнятный шепот. – Тимми… Темнота раскалывается мельканием ярких ламп и чьих-то полузнакомых лиц. - Он пришел в себя! – рядом яркое красно-желто-зеленое пятно. Следом возникает сине-черное пятно и озабоченное лицо. - Джейсон, держись, все будет в порядке, ты уже дома. Альфред займется тобой. Но сине-черного отстраняют, на его месте возникает лицо лысеющего старика. - Осторожно перекладывайте его, - распоряжается старик. – Он потерял очень много крови. На какое-то мгновение вспышка боли почти гасит сознание, но через мгновение он возвращается, когда над ним вспыхивает свет операционной лампы. - Тимми… - глухо шепчет он. – Где Тим? Но над ним склоняется лишь Альфред. - Тише, мой мальчик, все будет хорошо, сейчас ты уснешь, и боль уйдет. Джейсон не почувствовал, как в руку вонзилась игла с наркозом, он даже не заметил момента, когда снова провалился в небытие. *** - Бред какой-то! Зачем Тодду заслонять собой своего врага от пули? – Дэмиен поднял голову и посмотрел на Дика, прикладывающего к голове лед. Их потрепали неслабо. Они успели перехватить ниндзя до того, как они набросились на самые буйные головы преступного мира Готэма и посеяли еще больший хаос. Но нападающие были хороши. Дэмиен до сих пор бесился, что им не удалось пленить ни одного из них. Но они хотя бы предотвратили их нападение и хаос, который бы за этим последовал. А так банды послонялись по улицам, пару раз схлестнулись между собой, но без серьезных жертв, а потом хлынул холодный дождь, и город сам разогнал банды по ближайшим барам и прочим забегаловкам. Угроза уличных войн еще оставалась, но хотя бы в эту ночь ничего серьезнее перестрелки с полицией на одной из центральных улиц не произошло, но и там обошлось без ненужных смертей из-за вмешательства Бэтгерл и Сироты. Еще несколько серьезных драк сумел остановить или предотвратить Коготь и вовремя вернувшийся в город Бэтвинг. Но самая серьезная схватка в это время происходила в районе доков. Найтвинг и Робин, промокшие, побитые и злые, уже собирались домой и спорили, кто поведет машину, когда пришел зов о помощи от Бэтвумен. Они мгновенно сорвались, но приехав, обнаружили уже закончившуюся битву. Мертвые люди Фальконе, двое мертвых ниндзя и посреди всей этой бойни раненая Бэтвумен и умирающий Красный Колпак. Сам дон Фальконе успел скрыться со своими немногими выжившими людьми, ниндзя тоже смылись. Дик не знал, продолжили ли они преследование Фальконе, или просто сбежали, жизнь Джейсона была на тот момент важнее. - Вам виднее бред это или его обычное поведение, - проворчала Бэтвумен, которой Барбара зашивала глубокий порез на руке. – Но если он выкарабкается, то советую серьезно с ним поговорить. Может ему стоит повторно пройти курс лечения в Аркхеме? Женщина была зла, как тысяча фурий. Дэмиен был уверен, что если бы Красный Колпак сейчас не находился между жизнью и смертью, то она бы сама набросилась на него и избивала бы до потери сознания. Мальчик посмотрел туда, где за ширмой лазарета в стерильной комнате пробивался свет от операционной лампы. Они ждали, что скажет Альфред, и не придется ли им вслед за Тимом хоронить еще и Джейсона. Хотя Дэмиен был уверен, что уж Тодд-то найдет способ вернуться. Вернулся же он один раз, так почему бы ему не вернуться снова? Насчет Тима такой уверенности не было. Сейчас, чтобы хоть чем-то отвлечься от ожидания, Найтвинг искал информацию по двум убитым ниндзя, пытаясь установить их личности. Здесь проблем не возникло. Один уже больше года значился в федеральной базе, как пропавший без вести, родственники до сих пор его разыскивали. Вторая выбыла со своего прежнего места жительства в Готэме и переехала в Чикаго и на этом ее след терялся. Родных у нее не было, она росла в детдоме, друзей тоже практически не имела. Но у обоих была общая черта – оба увлекались боевыми искусствами и среди учеников своих школ были в числе лучших. Больше никаких связей не было. Дэмиен облокотился на спинку кресла в котором сидел Дик. - Заключения судмедэксперта еще нет? - Угу, - Дик откинулся на спинку стула и закрыл полурастаявшим компрессом лицо полностью, из-за чего голос прозвучал глухо. – Гордон говорит, что их новый судмедэксперт вчера написал заявление на увольнение и вместе со всей семьей покинул Готэм. Я его не виню, честно. - Может, сами съездим в морг и посмотрим? - Угу, - вяло отозвался Найтвинг. – Как только Альфред скажет, как там Джейсон. Барбара тем временем закончила накладывать швы на раны Бэтвумен и тоже подошла к парням. - Ну, хотя бы у нас есть кое-какие зацепки. Нужно расспросить родственников этого парня, проверить его связи, друзей. Должен же он был хоть кого-то посвящать в свои тайны. Так же стоит побывать в детдоме и расспросить про эту девушку, поговорить с ее соседями. И, разумеется, навестить эти школы. Наверняка они участвовали в каких-то общих состязаниях. Должно же их хоть что-то связывать. Дик убрал компресс от лица и внезапно встал. - Поехали, Дэмиен, - внезапно велел он. Все недоуменно на него посмотрели. - Но ты же сам говорил, что мы сначала дождемся… - Мне надоело. Мы все равно ничем Джею не поможем, если будем торчать тут. Поехали, у меня внезапно появилось предчувствие. - Какое еще… - Дэмиен внезапно бросил взгляд на экран, и ему сразу многое стало ясно. - Неважно. Ты со мной? – Дик уже оседлал свой мотоцикл. То же самое сделали Бэтгерл и Бэтвумен. - Да, - кивнул Дэмиен, усаживаясь на свой мотоцикл и бросая взгляд на лестницу в особняк, где показалась огромная фигура вернувшегося домой Бэтмена. Отчасти он понимал, почему Дик сейчас не хочет встречаться с отцом и глядя в глаза объяснять, почему Джейсон и Стэфани внезапно оказались на грани жизни и смерти. Дэмиен тоже завел мотоцикл и вслед за девушками и старшим братом скрылся в туннеле. *** - Я бы предпочел захватить их живыми, - Дэмиен смотрел на тело ниндзя. - Не думаю, что они смогли бы хоть что-то рассказать, - Дик сканировал тело. Причиной смерти у обоих стали огнестрельные ранения в голову и сердце, но парень был так же ранен в плечо – одна из шальных пуль людей Фальконе. Однако с этой раной он продолжал сражаться, игнорируя боль и потерю крови. Впрочем, это было неудивительно – у обоих все тело было покрыто таким количеством шрамов, ран и ожогов, словно их специально кто-то долгое время пытал и наносил побои. Почти все кости были переломаны и сращены заново. Дэмиен вопросительно посмотрел на старшего брата, ожидая комментариев. Дик взял ткани на анализ. - Больше чем уверен, что они были под каким-то наркотиком, - наконец пояснил он. – Они почти не чувствовали боль, да и действовали на пределе человеческих возможностей, - Дик подошел к девушке. Полголовы у нее было снесено выстрелом, да и все тело больше напоминало решето – люди Фальконе выместили на ней всю свою злость и страх, когда она внезапно спрыгнула с крыши, но и она успела уложить троих, прежде чем упала от выстрела самого дона Фальконе, а потом получила контрольный в голову. Дэмиен отвернулся. Дик взял кровь на анализ и снова накрыл тело покрывалом. - Идем? Нужно обработать полученные данные… и поговорить с твоим отцом, - Найтвинг тяжко вздохнул. Дэмиен не сдвинулся с места. - Ричард, мы с тобой через многое прошли. Ты не должен ничего от меня скрывать, если это касается дела, - тихо проговорил он, стоя рядом с телом парня. Дик заметил, как он чуть отвел в сторону волосы мертвеца, открывая взору извилистый шрам. - Прости, я подумал, что ты снова вспомнишь… Впрочем, неважно… Судя по данным сканера, парню около года назад сделали операцию по удалению опухоли мозга. - Как у Дрейка? - Да. Но в его личном деле нет никаких упоминаний о том, что он проходил лечение. - Год назад. Примерно тогда же он и пропал? - Да. Думаю, это как-то связано… - он осекся и положил ладонь на плечо Дэмиена. – Ты как? - Все в порядке, Ричард. Я просто подумал, а вдруг если бы Дрейк пережил ту операцию, с ним бы тоже такое сделали? Что если бы нам пришлось с ним сражаться? – он посмотрел снизу-вверх на старшего брата. - Твой отец не допустил бы этого. Если бы Тим выжил, с него бы до полного выздоровления глаз не спускали лучшие врачи, телохранители, целая армия прислуги, Альфред и Стефани, в конце концов. А мы бы сейчас выслушивали его нытье, что он как в золотой клетке, и ему не дают личного пространства, - Дик грустно улыбнулся. Дэмиен лишь вздохнул и накрыл труп простыней. Он бы предпочел любой другой расклад, чем видеть, как под проливным дождем в землю опускается гроб с телом брата. *** За время их отсутствия в бэтпещере не изменилось ничего. Все так же мерцал экран Бэткомпьютера, по пещере разливался тусклый свет, а где-то над головой копошились и попискивали летучие мыши. Разве что в лазарете больше не горела лампа над операционным столом. Вместо нее разливался успокаивающий свет ночника и тихо пищало оборудование, отсчитывая ритм сердца. Дик и Дэмиен одновременно выдохнули – пока все было хорошо. - Он жив, - Брюс даже не развернул к ним кресло. – Состояние тяжелое, но стабильное. Сейчас с ним Альфред, но через полчаса я его сменю, - Уэйн посмотрел на часы и только после этого обернулся к Найтвингу и Робину. Сейчас в тусклом освещении пещеры лицо Уэйна больше напоминало череп, обтянутый кожей. Темные круги под глазами, четко проступившие скулы, оттененные трехдневной щетиной, тонкая линия губ. Наставник снова себя не щадил, пытаясь одновременно возглавлять и Лигу Справедливости и заботиться о собственном неспокойном городе, да еще и мастерски играть роль «Брюсика» Уэйна. - Тебе бы отдохнуть, - начал Дик, но его оборвали категоричным жестом. - Сейчас нет времени. Я просмотрел отчет Бэтвумен, и уже отчасти имею представление о том, с чем вы столкнулись. Что у вас? – он снова повернулся к бэткомпьютеру. - Мы были в морге, проверили тела этих ниндзя, - Робин подошел ближе, чтобы посмотреть, чем занят отец, и застыл в ступоре. - Да, взяли ткани на анализ. Думаю, их накачали каким-то препаратом, потому что они слишком уж безупречно действовали, почти не обращая внимания на раны… - Найтвинг тоже подошел и с интересом облокотился на спинку кресла, наблюдая за действиями отца. – А Джейсон не будет возмущаться, что ты сломал его шлем? - У него их много, - отмахнулся Уэйн, скидывая алые обломки на пол. Он уже извлек то, что было нужно – память маленького записывающего устройства, фиксирующего все, что видели линзы маски Красного Колпака. При других обстоятельствах Джейсон собственноручно бы перекинул все данные Бэтмену, если бы посчитал нужным, но сейчас он этого сделать не мог, а как работает оборудование Красного Колпака, знал только Красный Колпак… Ну, еще может быть, Красный Робин. - Ты сможешь расшифровать данные? Джейсон слишком дорожит информацией и наверняка там система защиты на уровне Пентагона… Брюс дернул уголком рта, подсоединяя проводки от устройства Джейсона к Бэткомпьютеру. Пара минут усиленного стучания по клавишам и кликов мышью - и на экране видео того, что в тот день видел Джейсон сквозь линзы своей маски. - Каждый из нас хоть раз взламывал базу данных Пентагона, Дик. Хуже было бы, если бы тут была защита на уровне Красного Робина. Глазами Джейсона они смотрели на битву от начала и до конца. Найтвинг, наконец, снял маску и протер глаза. Усталость давала о себе знать. Дэмиен тоже снял маску и почти прилип носом к экрану. - Отец, можно посмотреть еще раз. Момент между первым и вторым выстрелом. Брюс и сам хотел еще раз увидеть это, чтобы понять начались ли у него галлюцинации или он просто обознался. Они снова наблюдают за движениями ниндзя с красной меткой, за каждым его до боли знакомым жестом до тех пор, пока Джейсон не застывает, глядя на своего противника, точно так же, как сейчас застыли его отец и братья. Брюсу кажется, что в этот момент Красный колпак что-то едва слышно шепчет – так тихо, что это едва улавливает микрофон устройства. А потом Джейсон замечает движение Фальконе и бросается вперед, чтобы заслонить собой своего противника, раздается выстрел, камера вздрагивает и утыкается в красную метку на плече ниндзя. Дальше ниндзя укладывает Красного Колпака на пол, стряхивает его кровь со своего меча, дает знак своим напарникам и бросается к Фальконе, и только стремительный рывок Бэтвумен их останавливает. Кэтти ранена, но настроена решительно, в руках она держит меч убитого ранее ниндзя. Теперь она одна против них, если не считать старого мафиози, бегство которого она прикрывает. На улице слышаться выстрелы, но их перекрывает визг шин подъехавшей машины. Фальконе удается уйти. Ниндзя с красной меткой дает отмашку своим, и они тоже стремительно покидают поле битвы, оставляя Кэтти и Джейсона. Брюс снова возвращает запись к моменту схватки. - Он двигается, как Дрейк, - Дэмиен первый не выдерживает и озвучивает то, что на уме у Брюса и Дика. - Тим никогда не использовал японский меч, - Найтвинг отстраненно наблюдает за поединком, который с этого ракурса ему больше напоминает игру от первого лица. - Однако, он отлично им владел. Вспомни схватку с «Мамой». - Дэмиен, это не может быть Тим. Тим умер, мы похоронили его, и это никак не изменить! – Дик и сам не понял, почему вдруг повысил голос. - Но ведь Тодд вернулся… - тихо-тихо, словно контрастируя с криком Грейсона, проговорил Дэмиен. - Это не значит, что и Тим… - Это он, - внезапно произнес тонкий, чуть хрипловатый голос у них из-за спин. – Это Тим. Все трое моментально обернулись. По ступеням, держась за стену, медленно спускалась Стефани Браун. С босыми ногами, в бесформенном белом халате и с распущенными светлыми волосами она больше напоминала привидение. - Стефани! – Дик моментально оказался рядом, поддерживая едва стоящую на ногах девушку. - Браун, зачем ты встала?! – Робин недовольно нахмурился, но тут же отстегнул свой плащ и накинул его на плечи девушки. Все же в пещере было очень холодно. Брюс освободил кресло и заставил ее сесть. Девушка жалобным взглядом посмотрела на экран, где на паузе застыл ниндзя с красной меткой. - Это совершенно точно Тим. Мы… мы сражались. Я бы его ни с кем не перепутала… Его стиль… его движения… атаки… - она потянулась к экрану, словно пытаясь коснуться наваждения. Брюс, Дик и Дэмиен недоверчиво на нее смотрели. - Стэфани, Тим умер, - наконец, нарушил молчание Дик. Он говорил спокойно, как говорят с маленькими детьми или с душевнобольными. – Мы похоронили его, ты же помнишь. - Значит, он вернулся, как Джейсон. Или вы похоронили кого-то другого, - девушка отмахнулась от Дика. Ее глаза, наполненные полубезумным обожанием, смотрели на экран. – Он жив. - Стэфани, - осторожно начал Брюс, отстраняя Дика. – Вы сражались, и ты едва не погибла. Но разве Тим Дрейк ранил бы тебя? – он развернул кресло с девушкой к себе и заглянул прямо в ее глаза. Ее взгляд стал растерянным, она пыталась найти объяснение, как-то оправдать его, но ничего не выходило. Она опустила голову. - Нет, - ответил за нее Брюс. – Он бы и волоску не позволил упасть с твоей головы. И этот человек едва не убил Джейсона, - Уэйн выпрямился и посмотрел на часы. Скоро нужно было сменить Альфреда у кровати воспитанника. Робин протянул Стэфани руку. - Пойдем, Браун, я отведу тебя в твою комнату. - Он спасал меня, - вдруг тихо, но твердо заявила девушка. - Что? – не понял Уэйн. Дэмиен тоже вопросительно приподнял бровь. Стэфани подняла взгляд и с твердой уверенностью посмотрела на каждого из них. - Он не позволил второму меня добить! Он спас меня! – она посмотрела на экран, где застыло изображение, и нажала пуск. – И Джейсон… Смотрите вот здесь, он не позволяет Джею упасть, когда вынимает клинок, а осторожно его укладывает. - С такой раной падение Тодда просто убило бы, - подтвердил Дэмиен. – Но, боюсь, это ему не слишком помогло. - А у Тима был выбор? – Стэфани аж привстала от возмущения и сверкнула глазами на младшего из Уэйнов. – Если бы он поступил иначе, он бы просто выдал себя. Разве вы не понимаете, он там один, среди врагов, не может дать о себе никакой вести и вынужден сражаться против тех, кого любит! Его наверняка заставляют, держат на коротком поводке, но он надеется, что мы поймем и… спасем его! – она посмотрела на притихших мужчин. Брюс устало потер виски. Версия Стэфани была уж слишком… неправдоподобной. Но! Он снова бросил взгляд на экран. Лицо человека было скрыто, но движения, язык тела – все говорило в пользу версии девушки. Уже сидя у постели своего раненного сына и слушая равнодушное пиканье датчиков, показывающих сердцебиение и давление Джейсона, Брюс еще раз обдумывал то, во что так хотела верить Стефани. Во что поверил Джейсон, бросаясь вперед на острие клинка, чтобы защитить своего противника… брата от пули. Часть сознания Брюса тоже цеплялась за эту версию, находила ей объяснения, пусть даже самые фантастические. Ведь, неведомо как, но вернулся же Джейсон, так почему бы не вернуться и Тиму? Однако, суровый реалист по имени Бэтмен видел слишком много кошмарного, чтобы просто так начать верить в чудеса. Жизнь научила его, что за все в мире приходится платить, и порой цена может оказаться слишком высокой. Наверху, в поместье, убаюканная успокоительным пополам с обезболивающим и собственными несбыточными грезами, спит Стэфани, перед ним лежит Джейсон, чью жизнь поддерживают лишь сложная медицинская аппаратура и немного его собственная жажда жить. А кто будет следующим? Ричард или Дэмиен? Барбара или Кэтти? А может быть Альфред? И повезет ли им так же, как этим двоим, и никто не погибнет? Готов ли Бэтмен пожертвовать их жизнями, чтобы услышать, как над ним смеется очередной безумный призрак? В любом случае сейчас гадать было бесполезно. Сначала нужно было узнать, кто скрывается за глухой маской этого ниндзя? Какая у него и его соратников цель? Кто стоит за ними? В любом случае, это работа для Бэтмена.