Покорители стихий +79

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Аватар: Легенда об Аанге (Последний маг воздуха), Аватар: Легенда о Корре (кроссовер)

Основные персонажи:
Аанг (Проворные ноги), Азула, Айро (Муши, Дракон Запада), Джет, Зуко (Синяя Маска, Ли, Зу-Зу), Катара (Цветная Леди, Сафира Огонь), Мэй, Озай (Король Феникс), Сокка (Вонг Огонь), Тоф Бейфонг (Слепой Бандит, Беглянка), Аватар Корра, Ноатак (Амон)
Пэйринг:
Аанг, Корра и остальные канонные
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, Фэнтези, Экшн (action), Hurt/comfort, AU, Антиутопия, Дружба
Предупреждения:
Элементы гета
Размер:
Макси, 197 страниц, 31 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Невероятное развите сюжета!» от Mr. Exrud
«За следование традициям канона» от Эмер
Описание:
Аанг пробыл в айсберге гораздо дольше положенного срока, Катара и Сокка его не освободили. Озай захватил мир. Тем временем дух Темного Аватара вырывается на свободу, выбирая своей жертвой Корру - обычную девушку из Племени Воды. В попытке спастись, Корра случайно разбивает лед и освобождает Аанга. Теперь Темному и Светлому Аватарам предстоит встретиться в решающем сражении. А тут еще на горизонте вырисовались уравнители, решившие покончить с жестоким правлением огненной семьи и с магией в целом.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
1. Полное AU канонных событий.
2. Из ЛОК взяты только отдельные персонажи и идея с уравнителями.
3. Возможна смерть одного или даже нескольких персонажей.
4. От первого лица только пролог.
5. В отзывах много спойлеров.

Глава 26. Лист на ветру

9 февраля 2017, 15:35
Наученные горьким опытом, ребята теперь чаще меняли временные пристанища, не оставаясь в одном месте дольше, чем на пару дней. Айро отправился в Западный Храм Воздуха, где его ожидали лидеры других повстанческих групп, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Зуко вызвался его сопровождать, но дядя поручил ему другое задание — присматривать за друзьями, а в особенности за Аангом, который хандрил с каждым днем все больше. Тогда Сокка решил, что их команде нужен временный отдых и смена обстановки. Катара горячо поддержала брата, зная, как нелегко сейчас Аангу видеть остальных, занятых какими-нибудь повстанческими делами. Он, как и Тоф, чувствовал себя ненужным. Зуко не очень любил бездельничать, но готов был поступиться принципами. Кроме того, в глубине души ему и самому хотелось немного расслабиться и провести время с Мэй, а не выслеживать в очередной раз покорителей огня.

Именно поэтому они выбрались в одно из самых отдаленных горных ущелий. Уединённое озеро в окружении высоких скал выглядело идеальным местом, чтобы провести там свои каникулы. Рядом уютно шумел водопад, в близлежащем леске пели птицы.

— А люди огня знают об этом месте? — спросил Аанг. Он чувствовал себя уязвимым без способностей покорять.

— Уверен, что знают, — ответил Зуко, сверяясь с картой. — Но они сюда не суются. В этой части Царства Земли слишком часто бывают оползни, поэтому строить дома здесь опасно. Люди огня предпочитают северо-восточную часть материка.

Отдых немного пошел всем на пользу: они стали чуть менее раздражительными. Ничего не изменилось лишь в жизни Тоф. Даже здесь она не изменила своей новой привычке, по-прежнему часами просиживая в каменистой местности, медитируя и слушая землю. Несмотря на поддержку друзей, она чувствовала себя подавленной. Выполняла привычные пассы руками, уже ни на что не надеясь, скорее из упрямства.

— Тоф, ужинать, — позвала Катара, и девушка вздохнула, понимая, что еще один день прошел даром. Напоследок взмахнув рукой, она поднялась, а затем вдруг замерла на месте. Сердце ее учащенно забилось: камень, который она пыталась сдвинуть с места, шевельнулся, она явственно это ощутила. Тоф повторила движение, затаив дыхание, и камень снова подчинился ей: лениво, неуверенно, но он отодвинулся.

Девушка не смела поверить своим ощущениям, мир снова будто ожил, даже пение птиц больше не звучало раздражающе. Она сделала несколько шагов, осознавая, что снова ощущает жизнь через землю, пусть и не на таком большом расстоянии, как когда-то.

Она не могла поверить в то, что наконец-то удалось сломать блок. С помощью покорения подняла с земли несколько камней, поиграла ими, а затем, счастливо рассмеявшись, помчалась в сторону их лагеря. Сообщить друзьям о радостном событии девушка решила в свойственной ей манере.

— Где тебя носит? — ворчливо пробормотала Катара. Она уже стала волноваться за подругу.

— Потеснитесь, — вместо ответа сказала Тоф, останавливаясь возле Сокки.

— Мест нет, но ты всегда можешь присесть ко мне на коленки, — вредным голосом ответил парень. Он любил дразнить ее.

— Пожалуй, обойдусь, — в тон ответила она и легонько топнула ногой по земле, чтобы через мгновение усесться на небольшой табурет, в ту же секунду созданный из камня.

На пару секунд воцарилась тишина, и Тоф искренне наслаждалась воспроизведенным эффектом. Давно она так не радовалась.

— Ты снова умеешь покорять? — наконец-то спросил ошеломленный Сокка. — Почему не сказала раньше?

— Потому что узнала об этом пару минут назад, дубина, — беззлобно ответила она, а затем поцеловала парня в висок.

Новость Тоф взволновала всех их. Несколько минут они говорили все вместе, перебивая друг друга, пока Зуко решительно не поднял руки, заставляя ребят замолчать и выслушать подругу.

— Но как же это? Амон говорил, что это навсегда, — Катара не могла поверить своим глазам, когда Тоф продемонстрировала им всем один из самых простых приемов покорения.

— Амон врал, неужели непонятно? — горячилась Тоф, размахивая руками. — Его нападения не имели бы смысла, если бы маги огня знали, что способность покорять можно вернуть. Они перестали пытаться, в этом их проблема. У меня ушло бы гораздо меньше времени, если бы я поняла принцип раньше: начинать нужно с самых азов.

Сокка смотрел на нее взглядом, полным восхищения.

— Аанг, ты ведь понимаешь, что это значит? — спросила Тоф. — Ты тоже вновь сможешь покорять. Я помогу тебе сломать блок. Ты снова станешь полноценным Аватаром.

Аанг неуверенно улыбнулся, а затем заключил Тоф в крепкие объятия. Гармоничная атмосфера в команде была восстановлена.


***




Корру ожидал еще один сюрприз — когда она решила вернуться в свою крепость, то обнаружила руины вместо замка. Она остановилась перед входом, не понимая, что здесь произошло.

— Правительница Азула совершила очередной рейд на твой домик?

Она уже давно почувствовала его присутствие, с помощью покорения земли уловив приближающиеся шаги.

— А ты и рад, небось? — буркнула девушка, не оборачиваясь. — Что здесь произошло?

— Не знаю, — пожал плечами Амон. Он сам явился не так давно, надеясь застать девушку на месте, и удивился, увидев разгром. — Возможно, Азула повторила свою попытку выкурить тебя из уютного гнездышка. Больше никто не рискнул бы. Ее люди напали и на мой отряд…

— Это единственное оправдание, которое ты подготовил для меня? — перебила его Корра, нахмурившись. — Я думала, ты решил бросить меня, — сказала она, садясь на землю.

— Я не бросаю своих, — резко ответил Амон. — Того же ожидаю и от тебя.

Корра не ответила. Она уже поняла, что Амон пришел к ней не просто так.

— Они пленили Тай Ли, — наконец упавшим голосом произнес он.

— Тай Ли? — безразлично переспросила Корра. Потом вспомнила ту улыбчивую девочку, которая вечно таскалась за Амоном. В штабе она снимала маску, в то время как другие, даже в безопасности, старались оставаться инкогнито. — Ах да, акробатку…

— Мы собираемся проникнуть в тюрьму и выпустить пленников, — сказал Амон. — Ты поможешь?

Она пожевала губу, а затем покачала головой.

— Нет. У тебя наверняка осталось слишком мало людей, кроме того, большая часть из них не обучена.

— Тогда нам нужно завербовать больше…

— Нет! — резко оборвала она Амона. — Я сама расправлюсь с Азулой. Она хитра и сильна, но я не хуже. Мне просто нужно научиться покорять этот идиотский воздух, чтобы стать полноценным Аватаром.

— У тебя и так преимущество в три стихии…

— А ты умеешь лишать людей способностей, но что-то я не вижу поверженной Азулы, — язвительно усмехнулась она. — Нет, Амон, мне необходимо стать истинным Аватаром, а для этого нужно научиться повелевать всеми четырьмя стихиями.

— У тебя не хватит терпения, — покачал он головой. — Всегда не хватает. Нужно выступить сейчас, когда Азула не ожидает этого. Нужно помочь нашим людям, освободить их…

— Ты сильно помог Джету? — язвительно спросила девушка. Взгляд ее полыхал гневом. — Теперь ты понимаешь, что я чувствовала тогда.

Амон замер на месте, не зная, что ответить.

— Я дам тебе знать, если понадобишься, — кивнула тем временем Корра и нырнула под землю, оставляя юношу в одиночестве. Он взглянул на руины ее замка и едва сдержался, чтобы не пнуть ногой камень. Знал, что это не поможет. Знал, что ошибся, решив завербовать Корру в свой отряд. Она и не собиралась помогать ему. Она решала свои проблемы, используя его силу в своих целях. Но Амон не мог обвинить Корру, так как намеревался поступить с ней точно так же. Он надеялся, что она поможет ему проникнуть в тюрьмы, ведь его отряд сейчас не смог бы справиться в одиночку. Как Амон ни сердился на нее, но понимал, что Корра была права: у них закончились запасы дымовых гранат, а людей было слишком мало, чтобы победить бесчисленные войска Азулы. Они в меньшинстве.

Но в тюрьме была Тай Ли, а больше всего на свете Амон боялся потерять ее. Он понимал, что благодаря своему дару оставался неуязвимым что для Азулы, что для Корры. А вот его любимая больше не была в безопасности. И Амон знал, что именно он виноват в этом. Он когда-то пообещал не отпускать ее, а сам не сдержал обещание. Снова. История повторялась, менялись лишь лица.

Он вздохнул, вспоминая те времена, о которых вот уже столько лет старался не думать. Тогда он носил другое имя. Тогда он был другим. У него была семья. Любящая мама и младший брат-озорник. Отец их давно погиб — его пленили люди огня еще до рождения младшего ребенка. Мужчина был магом воды, этот дар перешел и обоим его сыновьям. Им пришлось спешно переехать из Южного полюса на материк, так как мать переживала, что покорители огня станут и дальше преследовать их семью, но все обошлось. Они поселились в маленькой деревне в Царстве Земли, где никому не было до них дела. Амон первый обнаружил в себе способность покорять, и мать строго-настрого приказала никому не говорить об этом, даже друзьям. Он вспомнил те веселые вечера, когда они с Тарлоком, так звали его младшего брата, сбегали в лес, и Амон показывал ему движения, которые успел выучить по сворованному из старой лавки старьевщика свитку магии воды. Мать беззлобно ворчала, когда они возвращались за полночь, и ставила на стол миску с успевшими остыть лепешками.

Что-то теплое шевельнулось в душе Амона. Он столько лет подавлял эти воспоминания. С памяти постепенно стерлись их образы, он едва мог представить лица близких. Они ушли, растворились во мраке войны. Амон закрыл глаза, с невероятной точностью вспоминая тот самый день, когда все рухнуло в один миг.

Приближался очередной праздник, и в соседний городок приехал цирк. Мать, узнав об этом, дала сыновьям пару монет. В тот день они виделись в последний раз. В тот день Амон познакомился с Тай Ли, которая стала для него опорой. Без нее он не смог бы двигаться дальше. Он вспомнил, как впервые увидел ее — парящую под самым куполом цирка, хрупкую, будто сделанную из фарфора, похожую на улыбающуюся хорошенькую куколку. Амона всегда интересовали акробаты. Невозможно было оторвать взгляд от изящных фигур, перемещающихся без страховки на ненадежных с виду веревках. Он и сам любил повисеть вниз головой на ветках самого высокого в лесу дерева. Но до Тай Ли ему было далеко. Тогда он не знал ее имени, а просто любовался грациозными движениями. А затем снаружи послышались крики, чья-то ругань и визг женщин.

— Что происходит? — спросил Тарлок, испуганно взглянув на брата. Ему тогда было всего семь лет.

— Не знаю, — Амон завертел головой, пытаясь разглядеть источник шума. — Нужно убираться отсюда и поскорее. Не отпускай мою руку.

Брат мертвой хваткой вцепился в его рукав, и Амон потащил его за собой, пробираясь сквозь толпу и бесцеремонно расталкивая остальных посетителей локтями. Представление было прервано. Выбравшись наружу, Амон охнул: вся площадь была объята огнем, небо потемнело, повсюду ощущался резкий запах гари. Их толкали, пинали, убегая от преследователей. Тарлок плакал, цепляясь за брата.

— Скорее, скорее, — подгонял его Амон, ощущая, как липкие лапы страха сжали его горло. Но он не успел. Никто не сумел уйти от того, что для них подготовил Народ Огня.

В тот самый день прилетела комета Созина. В тот самый день его младший брат и сотни других людей стали жертвами страшного побоища. Позже он узнал, что большая часть народа Царства Земли была истреблена в один день. Амон сам не знал, как он выжил. Он помнил, как бежал вперед, не оглядываясь, как вдруг почувствовал, что рука брата выскальзывает из его ладони. Он вскрикнул и обернулся, а затем получил мощный заряд в грудь от неизвестного солдата в алом шлеме и потерял сознание. Очнулся в полнейшей тишине, и это напугало его сильнее недавней возни. Он поморщился и взглянул на свою грудь, на которой обуглилась одежда. Рана саднила, но боль можно было перетерпеть. Нужно было найти Тарлока. Мать не простила бы, если бы он потерял брата. Она всегда повторяла, что именно старший сын является опорой их семьи.

Он поднялся и, прихрамывая, побрел в сторону площади, разглядывая разрушенные здания, видя тут и там лежащие бездыханные тела людей, которые еще совсем недавно веселились на празднике. С трудом сфокусировал свой взгляд и узнал в обгоревшем дотла трупе продавца сладостей. У него перед представлением Амон покупал для брата шербет. Старик прикрывал собой кого-то маленького, кого-то знакомого…

— Нет, — Амон упал на колени, ощущая, как судорога свела руки. — Тарлок…

Он хотел было заплакать, но что-то будто сжало горло. Его трясло, он боялся, что если откроет рот, то его вырвет. Услышал за спиной шорох, но не стал оборачиваться. Если это солдат огня, то пусть лучше поскорее покончит со всем этим. Пусть уничтожит его, как и остальных, возможно, тогда эта боль утихнет. Но это был не солдат. Это была русоволосая девочка, лицо и одежда ее были полностью перепачканы сажей и пеплом. Она присела рядом с ним, дрожа всем телом, но не от холода.

— Не бойся, — ласково сказала она, легонько касаясь плеча мальчика. Она была старше его на пару лет. Она не улыбалась, поэтому Амон не сразу узнал ее — это была та же акробатка, которая так впечатлила его в цирке. — Твоя аура совсем почернела. Но это поправимо.

Амон почувствовал, как по щекам стекают слезы. Зачем она говорит ему это? Почему бы ей не оставить его здесь, чтобы он мог оплакать свою потерю? Но вслух он ничего не сказал. И она не ушла.

Амон вспомнил, как вернулся в свою деревню и обнаружил вместо нее такое же пепелище, как и в соседнем городке. Даже не стал заходить в свой разрушенный дом, знал, что мама уже не встретит его больше на пороге, как встречала всегда. Все ниточки оборвались.

— Они не уходят, — сказала ему тогда Тай Ли, когда он сидел на земле и невидящим взором смотрел на горизонт, не зная, что делать дальше, как продолжать жить, когда в один миг разрушилось все то, ради чего он готов был умереть раньше. — Они никогда не покидают нас.

Он взглянул ей в глаза и не стал перечить, хотя на языке вертелось много нехороших слов. Понимал, что она хочет утешить его, и он позволил ей сделать это. Так завязалась их дружба. Два потерянных человека нашли друг друга. Амон помнил, как терпеливо она сносила все его раздражительные выпады. Знала, что не хотел обижать, просто не мог иначе, душевные раны заживали долго. Он был благодарен ей за каждый прожитый день. За каждую минуту, которую эта удивительная девушка потратила на его обучение и восстановление. И осознание того, что Тай Ли попала в сети Азулы по его вине, терзало его с каждым мгновением все сильнее. Любой ценой он должен спасти ее.

Амон с горечью вспомнил, как когда-то рассчитывал, что Корра поможет ему свергнуть жестокую правительницу, поможет вернуть справедливость. В итоге, она могла теперь оказаться даже большей угрозой, чем Азула. В глазах Аватара он явственно увидел тень безумия.

В душе его зрело тяжелое решение. Он знал, что нужно было сделать, чтобы прекратить все это.


***




— Не верю, что все придется делать заново, — вздохнул Аанг. — Я столько времени потратил, чтобы обуздать все четыре элемента…

Они стояли на вершине горы. Тоф затащила туда Аанга, когда тот рассказал ей, что усиливающим фактором для магии воздуха является наличие естественных воздушных потоков. Именно поэтому Воздушные кочевники жили высоко в горах. Девушка решила, что в наиболее привычной среде Аангу сломать блок будет проще.

— Тебе не нужно будет изучать заново все стихии, — терпеливо объяснила Тоф. — Тебе просто нужно вспомнить, как ты действовал, когда покорял их. Сконцентрироваться на своей внутренней энергии.

— Сказать легче, чем сделать, — вздохнул Аанг, виновато пожав плечами.

— Твоя главная стихия — воздух, — продолжила Тоф. — Думаю, следует начать именно с нее. Будь словно лист на ветру. Тебе нужно следовать по пути наименьшего сопротивления. Уклоняйся от атаки, а не пытайся отразить ее. Все получится, нужно лишь стараться.

— Ты будешь атаковать меня с помощью магии земли? — поежился Аанг. — Но это же нечестно…

— Я слепая, — ехидно фыркнула Тоф. — Кто вообще говорит о честности?

Увертываться от летящих камней оказалось не слишком сложно — Аанг видел траекторию и изящно отступал на пару шагов. Первые тренировки результата не дали. Аанг умело увертывался, вот только магию воздуха это вернуть никак не помогало.

— Нужно завязать глаза, — деловито сказала Тоф. — Мы уже делали так, когда я учила тебя покорять землю. Так ты сможешь лучше концентрироваться.

Аанг нервно сглотнул. Тоф всегда была требовательным учителем, сейчас же она не давала ему ни минуты покоя, зная, как важно было для него сломать блок. Поэтому он безмолвно выполнял все ее требования, пытаясь прислушиваться к своим ощущениям. И во время одного из таких поединков, когда прошло две недели с тех пор, как они приступили к тренировкам, он вдруг почувствовал нечто странное. Когда камень полетел в его сторону, он ощутил это даже с завязанными глазами. Движение воздушных потоков будто само направило его. И он увернулся, возможно, впервые за все время их усложненных уроков.

— Ты сделал это! — взволнованно завопила Тоф. — Ты близок как никогда. Теперь попробуй делать те же движения, которые ты обычно использовал при покорении магии воздуха.

— Тоф нужно открыть собственную школу, — в восхищении сказал Сокка. — Откуда она знает, как нужно действовать Аангу?

— Она очень наблюдательная, — прошептал Зуко. — Кроме того, она всегда любила слушать рассказы дяди о стихиях.

Аанг больше не чувствовал напряжения. Он уворачивался от атак Тоф, которая, заметив успех ученика, усилила нажим. И в одно прекрасное мгновение он вдруг, вместо того чтобы увернуться, сделал пасс руками. Легчайший прием, создающий вокруг покорителя воздушный щит. И Тоф взвизгнула от радости, потому что ее камни воздушными потоками отбросило от мальчика на несколько футов.

— Ты сумел, Аанг, — торжествующе сказала она, пожимая руку ошеломленного мальчика. — Ты сломал первый блок.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.