Алые мечи +99

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Звездные Войны, Звездные войны: Войны клонов, Звездные войны: Повстанцы (кроссовер)

Основные персонажи:
Арманд Исард, Бен Соло (Кайло Рен), Верджер, Гранд-адмирал Траун (Митт'рау'нуруодо), Дарт Мол, Исанн Айсард, Лея Органа-Соло, Люк Скайуокер, Люмия (Шира Бри), Оби-Ван Кеноби, Сев'ранс Танн, Шив Палпатин (Дарт Сидиус), Энакин Скайуокер (Дарт Вейдер, Избранный), Сатин Краиз
Пэйринг:
Дарт Сидиус/Исанн Айсард, Дарт Мол/Сатин Крайз, Асока Тано/Малорум, Люк/Мара Джейд, Лея/Хан Соло, Эйла Секура/ОМП (Дарт Хейдис), Цавонг Ла/Вики Шеш, Траун/Танн, Люмия/ОМП, Энакин/Падме
Рейтинг:
NC-21
Жанры:
Романтика, Ангст, Юмор, Драма, Фантастика, Экшн (action), Психология, Даркфик, Ужасы, AU, Стёб, Дружба, Пропущенная сцена
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, UST, Ксенофилия, Беременность, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 295 страниц, 34 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Великолепная работа!» от Арнинли
«За идеальный стеб!))» от Elsa_Brown
«Самобытно и талантливо!» от Efah
Описание:
"Злодеи - это герои, чьи истории не были рассказаны" (с) Малефисента

Это взгляд на историю Звездных Войн с Темной Стороны. Глазами тех, кто называл себя ситхами, тех, кто посвятил свою жизнь борьбе с Республикой и Орденом Джедаев, который на самом деле был не чем иным, как тоталитарной сектой. Кем они были, чем жили, о чем думали, что приводило их на Темную Сторону и как они воспринимали все происходящее? Каким было истинное лицо Республики и почему многие системы мечтали ее покинуть?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Отдельное спасибо Kamean за вылов опечаток и дельные советы. Ранее текст выкладывался на старом профиле, был отредактирован.

Осторожно: полный неканон и сильно флаффные ситхи (правда, только по отношению к своим). Текст рекомендуется к прочтению исключительно тем, кто терпеть не может джедаев и Республику. Содержит непечатную лексику и сцены насилия и жестокости. События фанфика начинаются за тринадцать лет до битвы за Набу и захватывают времена вторжения йуужань-вонгов. Вонги тоже неканонные.

Иллюстрации к тексту теперь можно посмотреть здесь (автор - Dead Morose):
https://vk.com/album83548914_237179472

21. Жестокая месть

2 февраля 2017, 22:57
Когда Наат Рит немного успокоилась, поела и передохнула, Дарт Мол проводил ее в госпиталь к генералу Танн, чтобы они смогли спокойно обо всем поговорить и объясниться. Чисска чувствовала себя уже относительно неплохо — вставать ей, конечно, было пока нельзя, но разговаривать она вполне могла, поэтому внимательно выслушала рассказ девушки о ее злоключениях в секте и согласилась взять ее к себе в ученицы — ей сразу показалось, что Наат вполне себе толковая и неглупая.

— Пока я тут в себя прихожу, — сказала она, — возьми вон у наших что-то из книг или какой-нибудь голокрон, они тебе покажут, как с ним обращаться. Ознакомься с основами, а как я выздоровею, так и начнем с тобой заниматься. Я не так давно тут, а уже жутко скучаю — привыкла ко всяким делам, теперь же придется какое-то время со стороны наблюдать, как Гривус нашими войсками успешно командует.

*

Случившееся с Наат Рит и Эйлой Секурой еще больше убедило Сатин в том, что она все сделала правильно, во-первых, когда не стала отвергать Дарта Мола, во-вторых, когда окончательно послала Оби-Вана куда подальше — более того, она думала, что еще слишком мягко с ним разговаривала, потому что он вместе со всеми джедаями заслуживает худшего.

— Бедная Наат, — сказала она вечером Молу, — я себе даже не представляю, до чего нужно довести человека, чтобы он так рыдал. А что до Эйлы, то у меня на этот счет вообще нехорошие мысли — она очень красивая, и наверняка этот псих Винду сам на нее глаз положил, а то с чего он ее все к врачу посылал и от нее по женской части всякие справки требовал. Так что все хорошо, что хорошо кончается и она вовремя от него сбежала, пока он с ней ничего не сделал.

— Да уж, — согласился он, — хорошо, что все обошлось, по крайней мере, эти джедайнутые выродки Наат и Эйлу не изнасиловали, не убили и не покалечили, хотя такое не скоро забудется. Ладно, думаю, нам лучше перейти к более приятным и интересным вопросам. Недавно ты сказала, что согласна выйти за меня замуж. Если ты, конечно, не передумала, нам надо обсудить дату этого мероприятия и заодно решить, какое ты хочешь платье. Мой Хейдис дружит с одной очень талантливой девушкой с Рилота, ее зовут Аола, она придумывает и шьет совершенно потрясающие наряды, тебе вполне может что-то понравиться.

Сатин смутилась и растерялась.

— Да нет, передумать не передумала…, но насчет всего остального даже не знаю.

— Как насчет через месяц? Поскольку я не Оби-Ван, то не вижу смысла тянуть резину.

Она, чуть помедлив, кивнула.

— Как скажешь. Представляю себе, как наш дорогой общий друг Убиван на стенку полезет. Ему вроде бы как и я была не нужна, и в то же время он послать меня никак не мог. Ну и пусть злобствует, так ему и надо. А насчет платья — надо посмотреть, какие у нее есть модели и цвета, только, я думаю, белое мне уже надевать не стоит, все равно уже не… — она снова смутилась.

— Мне, честно говоря, вообще не нравится белый цвет, — ситх деликатно обошел этот вопрос, — да к тому же девяносто девять процентов невест в белом, это как-то тривиально. У Аолы в коллекции есть два платья, и они как раз не белые — одно цвета фуксии, и юбка у него не простая, а сшитая из атласных роз. Второе… затрудняюсь сказать, как ткань называется, но оно насыщенного переливающегося темно-синего цвета.

— Синий я как раз люблю.

— Я заметил. Так вот, я попрошу Хейдиса, чтобы он в ближайшее время связался с Аолой, как раз посмотришь.

Сатин снова обратила внимание на то, что Дарт Мол во время разговора постоянно не сводит с нее глаз. В глубине души она по-прежнему удивлялась тому, что могла так сильно понравиться одному из тех, кого раньше считала воплощенным злом…, а он на деле оказался вовсе не таким, как она себе представляла, да и ученик его тоже вполне неплохой человек, еще бы матерился поменьше, и было бы просто замечательно.

Она посмотрела в окно: на улице давно стемнело.

— Уже поздно. Может, пойдем спать… ко мне?

Он улыбнулся.

— Сегодня ты приглашаешь меня к себе в спальню?

— Конечно. Не все же тебе проявлять инициативу.

*

Эйлу уложили в одной из комнат для гостей; едва успев опустить голову на подушку, она тут же провалилась в глубокий сон без сновидений, но по старой привычке поднялась с постели задолго до рассвета, когда все еще крепко спали. Стараясь никому не мешать, она прошла на кухню, достала из ящика самый маленький, плохонький и потрепанный чайный пакетик, чтобы все-таки не злоупотреблять чужим гостеприимством, и заварила себе чай с одним кусочком сахара.

Так она и сидела, глядя в окно на постепенно светлеющее небо, и думала обо всем, что с ней произошло, пока чуть позже к ней не спустилась герцогиня Сатин.

— А что ты так рано вскочила? — удивилась она.

Эйла обернулась и с любопытством посмотрела на нее. Судя по всему, в последнее время Сатин и в самом деле пришлось очень несладко — из выреза платья торчали острые ключицы, скулы на лице были туго обтянуты кожей.

— Привычка, — ответила она. — Нас в Ордене Джедаев заставляли подниматься в половине пятого, вот я и проснулась раньше всех. Прошу прощения, если вдруг кого разбудила, я не хотела вам мешать.

Сатин весело рассмеялась.

— Эйла, ты свободна! Тебе больше не нужно вставать в пять утра! Джедаи больше никогда не будут указывать тебе, что делать! Ты вправе вставать, когда тебе заблагорассудится, даже спать до обеда, никого не слушать или вообще выйти замуж и родить детей… кстати, ты, наверное, догадывалась, что Хейдис к тебе неровно дышит?

Девушка растерялась. Говоря по правде, она догадывалась о том, что такое возможно, но Хейдис все время их общения вел себя очень корректно и не пытался ее лапать. Теперь она не имела ни малейшего понятия о том, как себя вести. Внезапно она поймала себя на мысли о том, что при всех ее джедайских навыках в повседневной жизни она еще более беспомощна, чем обычный ребенок, который вчера окончил начальную школу. Если она устроится на работу, ей будут платить зарплату, а она даже не представляет себе, какой оклад считать маленьким, а какой большим. Как платить за квартиру, свет, газ, воду? И вот теперь к ней проявляет интерес молодой человек, а она даже не знает, как себя вести, не то что ни разу в жизни не целовалась — имеет весьма слабое понятие о том, как все это происходит. Как готовить есть, вести хозяйство, одним словом, делать все то, что другие привыкли выполнять каждый день на автомате с раннего детства? Даже сегодня перед тем, как заварить пакетик с чаем, она сначала внимательно прочитала инструкцию, потому что тоже плохо себе представляла, как с ним обращаться. Глупо, конечно, но она со световым мечом умела обращаться куда лучше, чем с чайником или кофейником. И если в плане всяких бытовых вопросов она могла прибегнуть к помощи того же Хейдиса или Сатин, то о том, как взаимодействовать с противоположным полом, она не знала ровным счетом ничего. Герцогиня ей тут что-то про детей и замужество толкует, а она даже себе не представляет, как реагировать, если кому-то нравишься.

Сатин посмотрела на нее с удивлением — видимо, не очень поняла, что у Эйлы в этот момент было за выражение лица, но ничего не сказала и решила сменить тему, чтобы хоть немного поддержать бывшего генерала и рыцаря-джедая, с которой совершенно незаслуженно обошлись самым что ни на есть скотским образом — она от души сочувствовала Эйле и Наат, поскольку сама натерпелась от Кеноби-Хреноби.

— Ты поживи пока у нас… вернее, вы обе поживите пока у нас, потом Танн выздоровеет, Наат пойдет к ней в ученицы, они вроде бы вчера обо всем договорились, а ты подумай, чего в дальнейшем хочешь.

Эйла отодвинула пустую чашку, однако потом вновь придвинула ее к себе — наверное, правильно было бы поставить ее в посудомоечную машину, но она окончательно растерялась и не знала, как себя вести.

— Я хочу найти какую-нибудь работу, — сказала она, чуть помедлив, — только у вас, наверное, с этим сейчас плохо.

— Смотря что ты хочешь и умеешь делать, — успокоила ее Сатин. — В любом случае мы можем для тебя что-то подыскать, в беде не бросим, мы же не секта джедаев. Вон, например, в том заведении, где мой племянник учится, есть вакансия военного инструктора, как тебе это?

Та вздохнула.

— Честно говоря, мне после всего не хотелось бы связываться с военными делами или чем-то, где нужно использовать Силу. Достало так, что просто не могу.

— А там никого убивать и не надо, просто детей учить, — пояснила мандалорка. — Твоя задача состоит в том, чтобы показать им искусство стрельбы из разных видов оружия, основы управления всяческими кораблями и транспортом, рукопашного боя и так далее. Самое большое, чем ты сможешь кому-то навредить — это плохую оценку поставить, да и это будет редко, у нас в основном дети довольно старательные.

— Ну ладно, — сказала Эйла, — я подумаю.

*

Поразмыслив до вечера, Эйла Секура согласилась через пару дней сходить на собеседование к потенциальным работодателям — воевать ей больше не хотелось, однако она помнила о странных чужаках, которых, возможно, действительно видел канцлер Палпатин: кто знает, не придется ли галактике в будущем с ними сражаться? Поэтому она решила, что все же пойдет учить мандалорскую молодежь военному делу.

Тем временем Муся-Винда на Корусканте тоже понял, чего лишился собственными стараниями: вместо толковой твиʼлечки он назначил командиром 327-го Звездного Корпуса какого-то безмозглого юнца, который в первом же сражении умудрился положить добрую половину солдат. Взбешенный офицер Блай, долгое время служивший под началом Эйлы Секуры, отправился к Винду и потребовал вернуть прежнего генерала — во-первых, он очень хорошо относился к твиʼлечке, их отношения можно было даже назвать скорее дружескими, а не просто формальными, и он считал, что Орден Джедаев поступил с ней в высшей степени несправедливо, во-вторых, ему было очень жалко своих солдат. Говоря по правде, если бы Блай улучил момент и прострелил главе сектантов череп, всем стало бы намного легче жить, но на такое он все же не решился — про Винду ходили крайне нехорошие слухи, как-то раз за чашкой чая Эйла даже проболталась клону о том, будто бы лет за пять до битвы за Набу Муся под спайсами вырезал глаза собственному ученику, но республикоиды быстро замяли дело. Поэтому офицер разговаривал с предводителем сектантов максимально корректно, выбирая каждое слово, но все равно умудрился разозлить его до предела. В душе джедай все же понимал, что повел себя глупо, однако признавать этого не хотел и не собирался, в связи с чем по старой привычке обвинил во всем Эйлу и выставил Блая вон, нецензурно обругав, а потом решил отомстить строптивой девушке и, злорадно потирая руки, полез в свой планшет.

Утром следующего дня Дарт Мол несколько удивился, когда увидел, что его ученик в бешенстве мечется по комнате, словно разъяренный ранкор, а из ванной комнаты доносятся рыдания твиʼлечки.

— Вы что? — воскликнул он.

— Да что, этот уебок Муся-Винда совсем офонарел! Я сегодня полез в Голонет — а там такое! Такое! Когда я доберусь до Винды, ему не жить, более того, убивать этого выблядка банты и рососпинника я буду долго и жестоко — отрежу ему хуй тупым ножом и заставлю сожрать, а потом уже нафарширую его через сраку битым стеклом, подожгу и выкину с двадцатого этажа!

— Так что же в очередной раз натворил Винда?

— Он Эйлу все то время, пока она была джедаем, судя по всему, тайком снимал во всяких похабных ситуациях — как она голая в душе моется, как переодевается и даже как в туалете сидит и свои естественные надобности справляет. Наверняка еще потом все это рассматривал, дрочил на свои фотошедевры и вытирался джедайской хламидой. Так теперь после того, как она от них сбежала, он вывалил всю эту пакость в Голонет, и сейчас изображениями Эйлы во всей красе любуется добрая половина галактики! Причем он даже не скрывает, что сам слил все картинки, и на основании их наличия обзывает ее шлюхой подзаборной, да не только ее, а и вообще всех женщин ее расы — хотя сам же это все и снял! Я, конечно, тоже делал всякие забавные видеоролики с нашими джедайнутыми друзьями, но я даже не знаю, что нужно иметь вместо мозгов, чтобы докатиться до такого — снимать кого-то в туалете, когда он срет!

Мол на какое-то время замер на месте, будучи не в силах хоть что-то ответить, потом произнес:

— Нда, тут не Эйла, а джедайская логика во всей красе… если из нее исходить, то мыться надо в одежде, стирать ее и сушить прямо на себе, а к туалету так и вообще не приближаться, и если какой-нибудь моральный урод сфотографировал тебя в непристойном виде, то ты сама виновата, что осмелилась в душе догола раздеться. Скажи Эйле, пусть не переживает, я сейчас с Таркином свяжусь, у него друг умеет с Голонетом работать, они всю эту гадость в два счета уберут. Мусю, я надеюсь, тоже скоро уберут. Хорошо еще, что он с Эйлой ничего другого не сделал, а то сдается мне, что неспроста он с нее эти справки требовал и за ней подсматривал — мог ведь и ее изнасиловать, идиот чокнутый.

— Да я бы его тогда… — Хейдис сжал кулаки.

— Наверняка у него и на других джедаев компромата полно, — размышлял вслух его учитель. — Снимает всех в голом виде, пока они душ принимают, а потом, если с кем разругается… — он внезапно рассмеялся. — Представь себе, если бы он с Йодой поссорился. Целая эротическая фотосессия в Голонете с участием нашего зелененького друга!

— Вот это уже вряд ли, картиночек с Наат Рит в неприличном виде там, к счастью, нет, видимо, она ему, в отличие от Эйлы, не по вкусу пришлась, — злобно прошипел юноша. — Ненавижу этого урода, доберусь до него — и он долго будет умолять свою мамашу родить его обратно. Наверное, ты прав, он однозначно имел в отношении Эйлы очень нехорошие намерения, и она вовремя успела от него сбежать, иначе еще неизвестно, чем бы там дело кончилось.

— Ладно, Винда свое получит, причем не только за Эйлу, — ответил Мол. — Его есть за что убивать долго и мучительно, потому что я навел справки относительно больных юнлингов, о которых ты мне говорил. Один джедайнутый как-то раз проболтался, куда их отвозят, и это вовсе не больница, а место под названием Морабанд.

— То есть… Коррибан?! — ахнул Хейдис. — Они совсем разумом тронулись?! Все с ними ясно. Я давно собирался посетить эту планету, тем более что там наши святыни, но все никак руки не доходили, теперь обязательно туда полечу, как только разделаюсь с этим дегенератом Хрен-Джоном.

*

Следующим утром Дарт Хейдис предупредил всех о том, что уедет на два дня по крайне важным делам, правда, не сообщив никому, куда конкретно направляется, а по истечении этого времени в Голонет попал жуткий видеоролик длительностью шесть с лишним часов. Когда его посмотрел Мэйс Винду, то долго прыгал до потолка и проклинал тот час, когда позволил своему бывшему ученику отлучиться с Корусканта по личным делам, но было уже поздно. Оказалось, что Шен-Джон улетел из столицы отнюдь не для того, чтобы навестить знакомых на другом конце галактики, а принял вызов на поединок, который прислал ему граф Дуку, и это решение оказалось для него роковым.

В самом начале видеоролика глазам зрителей предстало сражение джедая с Дартом Тираннусом, который закончился не в пользу бывшего учителя Наат Рит, а потом камера показала крупным планом самого Эчуу, закатывающего глаза от дикой боли и корчащегося на земле с распоротым животом. Затем ехидный голос за кадром произнес:

— Всем добрый день, с вами снова канал АнтиДжедай. Сейчас вы видите перед собой одного из наиболее одиозных адептов данной тоталитарной секты Хуйэчуу Хрен-Джона, прославившегося своими изощренными издевательствами над собственными падаванами — одного из них он довел своими придирками до самоубийства, другую до нервного срыва, вследствие чего она от него сбежала и решила стать ситхом. Однако сегодня Хрен-Джон огреб по заслугам не только за это, но и за то, что сделал с генералом Севʼранс Танн. Всем известно, что в своем глазу никто и соринки не видит, но в отношении Эчуу это высказывание особенно справедливо. Он не подумал о том, что сам доконал Стэма, но винил в его смерти исключительно Танн. За это он попытался ее убить, однако всего лишь тяжело ранил и бросил умирать в жутких мучениях на необитаемой планете, мотивируя это джедайскими постулатами. Теперь он получил свое, но нам с графом Дуку пришла в голову идея не просто убить гада, но и поставить на нем один очень жестокий эксперимент. Итак, господа, вы видите перед собой раненого и беспомощного Хрен-Джона на необитаемой планете, координаты которой я умышленно не называю. Делаем ставки: сколько он продержится и придет ли кто-то из своих к нему на помощь? Генерала Танн спас ее учитель, но в данном случае я не уверен в том, что Винда поднимет жопу и полетит на выручку своему гаденышу — что неудивительно, ведь он же не ситх!

На этом моменте глава секты джедаев подпрыгнул едва ли не до потолка — конечно, по возмущению в Силе он уже давно понял, что с его бывшим падаваном что-то случилось, однако, почувствовав это прошлой ночью, быстро успокоил свою совесть джедайским постулатом о том, что привязанности — зло, а рыцари Ордена и так погибают каждый день на войне во всех концах галактики, и, повернувшись на другой бок, продолжил крепко спать. Теперь Эчуу, судя по всему, уже давно мертв, а ситхи снова торжествуют! Однако он, внутренне кипя, велел другим сектантам его не беспокоить и продолжил смотреть дальше. Камера бесстрастно фиксировала предсмертные мучения Шен-Джона, а неизвестный соратник или прислужник графа Дуку саркастично комментировал все происходящее.

— А этот гад, однако, живучий… уже три часа дергается… ну что, Хуйэчуу, где твои друзья? Чувствительность к Силе утратили или ты чем-то Винде не угодил? Да, хороший у тебя учитель, ничего не скажешь!

В какой-то момент Эчуу не выдержал и сам начал умолять графа Дуку его добить, однако ситх только посмеялся.

— То-то же, как запел, — промолвил он, расхаживая вокруг с видом торжествующего победителя. — Когда моя ученица тебя о том же просила, так ничего в голове не шевельнулось, хотя было бы чему шевелиться! Ей тоже было плохо, получай, что заслужил! Если бы я ее не нашел, еще неизвестно, сколько бы она там умирала в мучениях — теперь ты на своей шкуре испытываешь то, что чувствовала она! Так тебе и надо!

Джедай пытался из последних сил взывать к милосердию и упрекать Дуку в изуверской жестокости, но том был неумолим.

— Знаешь, я, так уж и быть, дам тебе последний шанс. Если твой учитель за тобой прилетит, я, так уж и быть, уберусь отсюда, и можешь жить дальше, если, конечно, Винду соблаговолит доставить тебя к врачу. Если же нет… ну, нет так нет.

— Сомневаюсь, что Винду прилетит за учеником, — прокомментировал голос за кадром, — хотя бы из экономии, потому что у сектантов нет денег на врача.

От ярости Винду был готов разбить голопроектор, но вспомнил наставления Йоды по поводу того, что ломать предметы в гневе лишь ситху подобает, продолжил просмотр. Когда его ученик наконец испустил последний вздох, он выключил гаджет и вышел из своей комнаты, но тут его ждал новый неприятный сюрприз — к нему подошел бывший учитель Эйлы Секуры Квинлан Вос.

— Прошу меня простить, магистр Винду, но я не вижу смысла далее это скрывать.

— В чем дело?! — нахмурился и без того пребывающий в отвратительном настроении сектант.

— Дело в том, — невозмутимо ответил киффар, — что я совершил поступок, несовместимый со званием рыцаря-джедая, и поэтому вынужден покинуть Орден. Я женился, и у меня скоро будет ребенок. В связи с этим я ухожу.

В этот момент Мэйс Винду мог бы, по идее, вспомнить недавние слова Эйлы Секуры о том, что такими темпами он скоро распугает из Ордена всех мало-мальски разумных джедаев, но гордыня не позволяла ему сделать хоть какие-то выводы из своих поступков, более того — он никак не связал намерение Квинлана покинуть секту джедаев с тем, что не так давно он грязно оскорбил его ученицу, поэтому он искренне подумал, что причина именно в тайной женитьбе киффара. Скроив зверскую рожу, он велел ему сдать оружие и убираться на все четыре стороны, а сам направился к Йоде за советом и сочувствием.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.