TSAR EFFECT 1735

Mr.Eugene автор
Laughing Axeman соавтор
Koraan бета
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Mass Effect

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 259 страниц, 23 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Ангст Драма Насилие Нецензурная лексика ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Фантастика Философия Экшн Элементы гета Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Жанр – попытка соединить любимые мною альтернативную историю и похождения попаданцев, но с отходом от «классики», так что не ждите не распавшегося СССР и смеси эпического героя, терминатора и Рэмбо в одном флаконе.
Глазами человека, решения которого повлияют на сотни тысяч жизней, вы сможете взглянуть на альтернативную предысторию мира ME, в котором человечество пошло по знакомому, но очень необычному пути. Реставрация старого, его развитие и ответы на вызовы переломной эпохи в жизни галактики

Посвящение:
Спасибо моему другу Илье, персональному критику и отличному спецу по ME.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я не пишу фанфик ради фанфика, моя цель набить руку, попробовать себя в этой стезе. Моя конечная цель это оригинальные произведения, и на пути к ней я решил потренироваться на кошках, то есть на фанфиках. Из всех вселенных решил начать с mass effect, частично от влияния, которое на меня произвели Germanium Effect и Красный Космос. Я новичок, поэтому ждите сумбурности, много косяков, в том числе и сюжетных. Предупреждаю сразу, слишком сильно углубляюсь в детали, и ничего с собой поделать не могу.
Критикуйте смело, если появятся конструктивные идеи, как улучшить или наоборот, чего лучше не делать, пишите в личку.



Группа вконтакте, где будут выкладываться изображения по фанфику - https://vk.com/club133328174 .

Все права на вселенную Mass Effect принадлежат BioWare & EA

Все совпадения имен и названий случайны

И да, я переписал аннотацию.

Глава 5

23 октября 2016, 00:15
Примечания:
Добавлена вторая половина 5 главы.
Приятного чтения.
И уже традиционно - ***тайный сигнал фиксиков***

Лучше иметь амбициозный план, чем никакого. — Уинстон Черчилль

      Первым, что я услышал, войдя в зал для совещаний, оказался хруст коленных суставов трех десятков человек. Поздоровавшись с присутствующими, я прошел на своё законное место, которое, само собой, было во главе стола.       Какой у меня план? Примитивный, прямолинейный и больно бьющий, если сработает. Как лом. Мобилизоваться, укрепиться, держаться. Все ресурсы государства будут направлены на достижение этого плана. Первым делом я аккуратно лавирую между различными политическими группами и устраняю факторы, которые могут помешать или замедлить процесс. После этого уже не скрываться и готовиться к войне. Тотальная мобилизация — армия, флот, общество, экономика должны быть готовы к войне. Укрепиться и убедиться в том, что всё покоится на твёрдом фундаменте — ликвидировать или предупредить появление организаций помогающих Жнецам как внутри России, так и, по возможности, в целом в галактике. Наконец, самое сложное… держаться — выдержать первый натиск Жнецов. Если получится выдержать первый удар, то есть шанс на победу. На победу в долгой, кровопролитной для всех народов и рас последней войне.       Верю ли я в то, что Горн сможет остановить Жнецов? Не очень. Если и может, то где вероятность того, что Шепард не выберет концовку, где жатва продолжится? Или что он не умрёт по дороге к ней в мире, где сохранений не завезли? В общем, помогать или нет в постройке Горна я еще не решил — до этого момента дожить еще надо. Но вернемся к нашим баранам. Первое и несколько последующих собраний я решил провести на экономическую тему. Было принято решение идти по всем предложенным вариантам предотвращения кризиса одновременно… с моими добавлениями. Снятие любых экспортных ограничений откровенно обрадовало лидеров корпораций, как государственных, так и частных. Кроме того, был дан зеленый свет на разработку полезных ископаемых в домашнем скоплении Дикой Утки, но на определенных условиях: всё добытое сырьё выкупает государство по фиксированной цене, и чем дальше разработка от центральных миров, тем эта цена выше. Даже на таких условиях, это сверхприбыльное предложение, но в бочке меда не обошлось без ложки дёгтя. К 2183 году все государственные промышленные предприятия должны быть расконсервированы, а чтобы они не простаивали, было принято решение загрузить их производством транспортных, вспомогательных и шахтерских кораблей, промышленного оборудования и комплектующих к ним. Для частников это означает одно — потерю жирного куска рынка гражданского судопроизводства и станкостроения, а также поставки отдельных комплектующих для военного флота. Думаю, это должно побудить частников активнее выходить на внешний рынок. Разморозка военно-промышленных мощностей обеспокоила многих внутри страны, но ещё больше волнений возникло за рубежом. Есть сигнал, что Россия готовится к войне, но с кем? Когда? За что? Никто не знает. Уверен, что через несколько дней в МИД начнут поступать «прозрачные» намёки и прочие «выражения обеспокоенности».       На данный момент, наметив экономический курс (ведь именно экономика служит как основа любой армии), можно перейти к военным и военно-техническим задачам. Решив не затягивать процесс, я собрал в одном месте военного министра, командующих флотами, флотилиями, армиями, командиров гвардейских полков, членов ГАУ, начальника генштаба, представителей разведок, генеральных конструкторов, ученых, чьими изобретениями я заинтересовался, руководителей крупных государственных предприятий. Также присутствуют Юдов, Соловьев и Кац. В общем, вся военная верхушка, да несколько умников и финансистов. Пожалуй, начну свой монолог. — Господа, рад вас здесь видеть. Я собрал вас, чтобы обсудить перспективы развития нашего военного флота. Как вы уже знаете, мной был отдан приказ, о расконсервации всей нашей военной промышленности и обеспечении оной необходимым сырьем и кадрами. Причина моего решения очевидна — угроза России. Судя по выражению лиц присутствующих, это не так уж очевидно.  — Наши партнеры по Альянсу за последние пять лет увеличили свои военные бюджеты в несколько раз. Активность пиратов растет год от года, и они стали всё чаще появляться у наших границ. Небезызвестно, что их поддерживает Батарианская Гегемония, и я не исключаю конфликта между нами в будущем. Также не стоит забывать и о гетах, чей флот по своей совокупной мощи не уступает нашему, а возможно и превосходит. Думаю, вам всем хорошо известно, что если кто-то будет угрожать Альянсу из Аттического траверса или систем Терминуса, то именно мы из-за своего месторасположения первые подвергнемся угрозе. Здесь я вынужден согласиться с командующим вторым флотом, господином Измайловым Сергеем Христиановичем, и командующим четвертым флотом, Серпуховым Вадимом Александровичем. — Главным сейчас было вовремя перевести стрелки. — В своей докладной записке они утверждали, что нам нужны артиллерийские корабли, а точнее много артиллерийских кораблей. В связи с этим, считаю необходимым довести количество «вымпелов» в нашем флоте, как минимум, до пяти тысяч к 2183 году. А к 2186 достичь отметки в десять тысяч кораблей. Эта цифра сознательно мной завышена и, возможно, она избыточна, но достижение этого параметра должно стать приоритетом для всего нашего государства. Смысл моих слов стал доходить до присутствующих. И каждая братия реагировала по-своему. Ученые не понимали, зачем они здесь, конструкторы и промышленники уже предвкушали много новой и интересной работы (воистину, некоторые из них хоть и разжились сединами, но похожи на детей, которые строят корабли и делают невозможное, не потому что «надо», а потому что им это нравится). Адмиралы обрадовались, что у них будут новые игрушки, но немного нахмурились, когда я намекнул на неспособность флота защитить государство. Кац… впал в прострацию, когда представил, сколько это всё будет стоить.  — Господа адмиралы, я нисколько не умаляю способность нашего флота защитить Империю, но с новыми кораблями флот сможет справиться с этой задачей лучше. Как вы уже заметили, в этом зале присутствуют люди, чьи изобретения и знания помогут преодолеть поставленные перед нами препятствия. Господа ученые, кто из вас желает начать? — Я завёл привычку иногда довольно резко переводить основное внимание с одного лица или темы на другое. Это отлично работает на тех же чиновниках. Каждый должен быть готов, каждый должен быстро мыслить и адаптироваться. В конце концов, от наличия у них этих черт, в скором времени, будет зависеть слишком много.       Заседание продлилось четырнадцать часов с перерывом. В результате был готов черновой план по строительству новых кораблей и финансированию научных проектов. Были и новости, которые серьезно подпортили мне настроение. НТРО оказалась хороша на бумаге, да вот в реальности там еще полно проблем и недочетов. Савушкин и Фролов забросили проект, по причине игнора со стороны ГАУ. Ученые выпросили год на доработку модели. Я не мог отказать этим фанатам от науки, понимая, что если откажу после того, как дал надежду — сломаю им жизнь… и себе планы. Я выделил этой паре лучших ассистентов, учёных и лабораторию со всем необходимым оборудованием и неограниченным финансированием. В общем, сделал достаточно, чтобы стать в глазах светил науки живым святым.       Бронированная противоастероидная торпеда тоже подвела меня. На данный момент ни один корабль космофлота не способен нести на себе БПТ, так как та попросту незапихуема в универсальные пусковые установки. Даже для самых тяжелых ракет. Под эту торпеду разрабатывали специальный корабль, внешним видом похожий на экраноплан, но после закрытия работ над торпедой, отпала и необходимость в этом корабле, так что ещё один проект закрыли. Важный момент — декларируемая эффективность и мощность БПТ по факту так и не была достигнута, как бы конструкторы ни старались, но это и было семьдесят лет назад. Недолго думая поручил ученым возобновить разработку торпеды сопоставимой мощи, а также средств её доставки на поле боя. Так как работы по этому проекту придется начинать почти с нуля, результат не стоит ждать раньше, чем через год, но технологии шагнули далеко с тех времен когда БПТ разрабатывалась, и есть надежда, что на этот раз все закончится успехом.       Квантовые коммуникаторы будут готовы к серийному выпуску через пять-шесть месяцев, но технология новая и дорогая, а конструкция громоздкая и имеет кучу детских болезней. Только активная эксплуатация сможет эти недостатки выявить и исправить. Станции связи «метеор» смогут запустить в производство хоть завтра, но сама станция была разработана два десятка лет назад и морально-технически устарела. Однако, сама концепция актуальна и сегодня, ученые попросили четыре месяца на усовершенствование станции, что повысит как ее эффективность, так и стоимость. Я дал добро.       Понятно, что та же НТРО будет готова к серийной сборке не раньше, чем через один-два года. А корабли нужны уже сейчас. В связи с этим было принято решения строить старую добрую классику. Начали, разумеется, с любимой игрушки любого адмирала — с дредноутов. Руководствуясь принципом «коль строить, то лучшее», адмиралы вчерне набросали техзадание: мощный реактор, термоядерные антипротонные двигатели, многоэшелонированная система ПВО, включающая в себя ультрафиолетовые лазеры ПОИСК, которые в два с половиной раза дороже обычных и на столько же эффективней. Новейшие системы связи и целеуказания, мощный щит. Помимо главного орудия, запихнули несколько десятков торпед по бортам и на корме, дабы отпугивать мелкую шпану, любящую ударить с тылу. И под моим давлением всё это завернуто в тяжелую броню «Паладин». Как правило, современная доктрина броне уделяет немного внимания, считая, что лучшей защитой корабля служит кинетический щит. Достаточно толстая броня используется в основном на космических станциях и шахтерских кораблях. Броня «Паладин», лицензия на производство которой была выкуплена у азари, а потом усовершенствованная отечественными инженерами, специально создана для больших военных станций, и способна выдержать огромное температурное и кинетическое воздействие. Данная броня представляет из себя многослойный пирог из углеродных нанотрубок, получаемых из алмаза. При этом, я настоял на ПОЛНОМ бронирования кораблей, что обещало увеличить стоимость корабля на 20%, а срок постройки на два месяца. Многие взывали к разуму, но я был непреклонен. Было принято решение заложить сначала один, а потом, после эксплуатации и выявлении недостатков, сразу два дредноута.       Следующий класс кораблей, который пополнит ряды космофлота — линейный крейсер. Он же «карманный дредноут». Класс кораблей размером от восьмисот метров до одного километра. ЛК быстрее и маневреннее дредноута, а его корпус щедро усеян орудиями крейсерского калибра. А благодаря кинетическому щиту дредноута, ЛК превратился в идеального убийцу крейсеров. Но с настоящим дредноутом ЛК ни в дальности огня, ни в мощи залпа тягаться не сможет. Первый подобный корабль был разработан и построен британцами в ответ на Фариксенский договор, ограничивающий строительство дредноутов, а потом это подхватили европейцы, американцы, китайцы, и даже турианцы оценили по достоинству результат гения британского космического судостроения. Русский ЛК изнутри тот же дредноут, но меньше. Бронировать «Паладином» решили также полностью, но слоем потоньше. Таких кораблей решили заложить пока только четыре штуки в качестве пробной партии.       Касательно крейсеров и фрегатов. Уже построенные корабли решили усилить артиллерией, а на новых проектах еще и дополнительно бронировать критические точки. Последний класс — авианосцы. Космофлоту сильно не хватает таких кораблей, поэтому было принято решение о начале строительства двух типов авианосцев: авианесущий крейсер и суперавианосец. Авианесущий крейсер будет метров шестьсот-семьсот, с ангарами для пятидесяти-шестидесяти МЛА и с наступательным вооружением. Суперавианосец — корабль размером с дредноут и несущий на себе сотни МЛА, но имеющий только оборонительное вооружение. Через два года, когда подоспеет НТРО и новая торпеда, эту досадную мелочь можно будет и исправить. Решили построить по одному кораблю, и посмотреть, что из этого выйдет.       Были определенны ТТХ заказанных Альянсом трех дредноутов, так что я отдельно попросил не скупиться технологиями и техническими новинками, ибо на кону престиж державы. Вскользь коснулись проекта «Нормандии»… тут адмиралы в один голос заохали, увидев цену, но против царского «хочу» не попрешь. Для этого проекта необходимы контакты с турианцами, а это возможно будет устроить только после дипломатических переговоров, поэтому было решено отложить его обсуждение.       Крайне продуктивно поговорили и про армию. Всего в сухопутных и десантных войсках служит порядка трех миллионов человек, если не учитывать планетарные гарнизоны (два миллиона человек), гражданскую службу и ряд других силовых и правоохранительных структур. Армия хорошо оснащена, мобильна и подготовлена, а вся техника легкого или среднего класса. Мобилизационные склады полны и регулярно обновляются, запасов хватит для развертывания трехсотмиллионной группировки, но если стрелкового вооружения и комплектов индивидуальной защиты хватит на всех, то техники явно недостаточно. Новая техника в основном идёт в действующую армию, и только малая часть на склады, старая техника уходит с молотка, в результате техники скопилось относительно немного. Приказал исправить, а также разработать и запустить в производство новые виды тяжелой и сверхтяжелой бронетехники. Также взяться за большие десантные корабли, которые необходимы для крупных десантных операций, и которых сейчас явно недостаточно. Генералы откровенно порадовались, ведь армии часто уделяют меньше внимания чем космофлоту, а тут такая щедрость.       Гвардия — отдельный случай. В данный момент на службе во всех полках служит порядка пяти тысяч биотиков и около десяти тысяч бойцов находятся в запасе. Этого мало, но призвать больше нет возможности, ибо биотики и так рождаются редко, а уж с подходящим для военной службы даром еще реже. Правда, есть у меня несколько идей касательно данной проблемы, но здесь нужно быть аккуратным, дабы не возбуждать умы соседей. Идея заключается в рекрутировании биотиков в колониях Альянса. К биотикам, зачастую, предвзятое отношение, что сильно мешает им адаптироваться, а если предложить им службу, обучение, да еще и подданство… думаю, мало кто откажется.       Серьёзно озаботился и планетарной и около планетарной обороной. Отдал приказ провести ревизию оборонительных комплексов и космических станций, и чтобы через месяц у меня на столе был доклад об усилении обороны планет Российской Империи и программа строительства новых военных станций на стратегических направлениях.       Ближайший корабль по новым чертежам будет заложен через несколько месяцев, а верфи нужно загружать уже сейчас. Решение нашли быстро — строящиеся корабли достраиваем, а в следующие три месяца верфи будут строить только вспомогательные корабли: транспорты, заправщики, инженерные корабли, научно-исследовательские суда. Все эти корабли будут передаваться инженерной флотилии, дабы та ускорила процесс освоения Дикой Утки и помогла корпорациям, потом направим её на клепание военных станций. А новые корабли закладывать уже на расконсервированные верфи.

***

      Я устало откинулся на кресло и закрыл глаза. Собрание закончилось и все потянулись на выход. На мой взгляд, собрание прошло успешно, были сформулированы направления, по которым будет двигаться страна в ближайшее время, а меня ждет еще не одна сотня подобных собраний, на которых надо рассматривать, обсуждать, утверждать или отвергать. Наверное, меня сейчас поминают забористым добрым словом почти в каждом министерстве, которых я завалил работой и проверками, выходящими за пределы привычных им распорядка и дисциплины. — Государь. Я думал, что все уже ушли, но открыв глаза, я увидел, что в зале остались Юдов, Соловьев и Кац. Кажись, будут пытать. Не могу их винить, хоть и очень хочется. — Государь, что происходит? — Железное самообладание. Он явно хотел спросить всё в более… кхм, прямолинейной форме. Вопрос задал Юдов, сидящий вместе с Соловьевым по левую руку от меня. Кац же нервно расхаживал по залу.  — Увеличение флота более чем в два раза, расконсервация военной промышленности и месторождений, экономическая экспансия, планы по заигрыванию с кроганами. Нелепые отговорки об угрозе гетов и батаров не убедят наших соседей! Они и так боятся нас, а из-за нашей новой политики этот страх дойдёт до панического! Государь, вы и сами знаете, что паникующие не склонны принимать правильные решения… — Он взял, наконец, паузу. — Я, как и Яков Соломонович и Эдуард Вячеславович… мы всегда были верны вашему отцу и верны Вам, мы поддержим Вас в любом случае, но мы хотим знать что происходит, и для чего все эти…приготовления. — Я не сомневаюсь в вашей преданности, друзья. — Я ждал подобного вопроса, но вразумительные отговорки так и не смог придумать — Наш народ нашел самый тёмный, негостеприимный и малодоступный уголок в галактике и забился в него. Вы говорите о страхе перед нами, но он вытекает из презрения. Всех устраивает, что мы забились в берлоге и не показываем нос. Всех устраивает, что мы почти самоустранились от участия в управлении Альянсом и жизни его народов. Всех устраивает наша экономическая самоизоляция, всех устраивает, что мы не основываем новые колонии. Если мы хотим, чтобы наши партнеры считались с нашим мнением, за нашими плечами должен быть полноценный военно-космический флот, и мощная промышленность способная этот флот содержать и пополнять. Иначе нас рано или поздно забьют. Да, мы имеем определенное финансовое влияние, но это слабо нам поможет в случае войны. Поэтому, усилив нашу экономику и наши вооруженные силы, мы напомним человечеству, что мы есть. Благодаря этому, мы усилим свое влияние как внутри Альянса, так и за его пределами. — Пожалуй, я с вами соглашусь, государь. — Заговорил Соловьев — Но всё-таки можно найти более дешевые способы заставить считаться с собой. Никто не озвучивает это, но "де факто" мы переводим нашу экономику или, если Вам так будет угодно, её отдельные отрасли, на военные рельсы. Рано или поздно о наших планах узнают в иностранных столицах. Возможно, они поверят в наши отговорки, что Россия расконсервировала свои оборонные предприятия только ради того, чтобы форсировано модернизировать и увеличить свой флот, а потом обратно всё это законсервирует. Возможно, эта иллюзия кого-то и успокоит, но они увидят, что мы бросили силы на постройку дорогущей добывающей инфраструктуры, которая ориентируется на эти предприятия, и самый тупой чиновник среднего звена поймет, что мы не собираемся обратно ничего сворачивать, и что мы продолжим клепать корабли, как горячие пирожки. Боюсь, многие, и под многими стоит в той или иной степени воспринимать всех, воспримут это как угрозу, и начнут нам жёстко противодействовать. В том числе и ксеносы. Так, может быть, мы немного поумерим наш пыл? — Эдуард Вячеславович, вы верите в интуицию, шестое чувство или в какую-нибудь подобную бредотню? — Я бывал на многих опасных заданиях, и часто меня, и моих бойцов, моя интуиция спасала. — Так вот, каждая клетка моего тела кричит диким голосом, что нам грозит ужасная опасность. Я не знаю, откуда ждать беды, но я чувствую, что она уже рядом, и если мы умерим пыл сейчас, мы можем не успеть к этой беде подготовиться. — Шестое чувство это, конечно, хорошо, но деньги любят тишину. — Подал голос раздраженный Кац. — Вы представляете себе, во сколько обойдутся все Ваши «хочу»? В триллионы! Да, мы сможем компенсировать часть этой суммы через наше экономическое наступление на Аттический траверс, но только часть. А содержание? А кадры? Ведь многие инженеры, техники, врачи, пойдут во флот, следовательно, наша экономика потеряет тысячи квалифицированных кадров. А нам нужны еще специалисты на заводы, которые расконсервируем. Откуда мы их возьмем? Правильно! Из гражданского сектора, что ослабит нашу экономику и гражданское производство. В таком темпе наша экономика проработает без сбоев примерно лет десять. Это максимум. А потом мы столкнемся с инфляцией, обрушением цен на сырьё и кадровым голодом. Закончив свою тираду, Кац перестал расхаживать по залу и сел обратно на свое место, чтобы урвать заслуженную передышку. Надо сказать, что бочку на своего царя он катил большую и аргументированную. Но это на мой ответ не повлияло. — Как раз Вы и должны будете со всем этим справиться. И у вас достаточно инструментов, а главное — опыта для этого. Цены на сырьё обрушатся, если мы будем бесконтрольно вываливать его на внешние рынки, а мы этим заниматься не собираемся. Излишки мы будем определять в резерв. Что касается кадров, то недавно у меня на столе появился доклад в котором говорилось о росте безработицы, небольшом, но росте. Этот доклад еще не учитывал бэби-бум прошедший двадцать лет назад, а дети уже выросли и стали заканчивать ВУЗы, а куда они пойдут после? Пополнять ряды безработных? Яков Соломонович, ведь это только черновик, у вас еще есть время все просчитать и учесть. Я ответил на все ваши вопросы? Все трое утвердительно кивнули. — Тогда позвольте откланяться.

***

За молодым императором закрылась дверь, и трое старых друзей, не сдвинувшись с места, погрузились в свои мысли. — Яш, у нас правда всё так плохо? — Разрушил атмосферу угрюмого молчания Соловьев. — Нет, конечно! — возмущенно воскликнул Кац — У нас резервов не на три, а на все триста дредноутов. Насчет кадров государь прав, растущая тенденция в гражданском секторе экономики на строительство полностью автоматизированных промышленных комплексов уже выкинула на улицы несколько миллионов человек, и это только начало. Благодаря расконсервации и увеличению вооруженных сил эти люди не останутся без работы, а если в СМИ подадут версию, что государь только ради этого всё и затеял, то люди это очень даже оценят. — Да, думаю, СМИ так и поступят, — Согласился с Кацем Соловьев, уже планируя, когда он сможет встретиться с главредами. — Я решил проверить государя на решительность и серьезность в достижении поставленных целей. — Виновато закончил Кац. Впрочем, вина тут была коллективная, ибо проверял он, а другие смолчали. — Меня продолжает волновать… — Юдов проявил себя и тут же замолк на мгновение, словно уцепившись за какую-то мысль. — Истинный мотив данного действа. Зачем ворошить улей? Не понимаю, почему он нам этого не говорит. Есть основания полагать, что он нам не доверяет? После нескольких минут тягостного молчания Соловьев снова решил первым разорвать тишину. — Он боится. Но боится не тех угроз, что перечислил. Он спрятал свой страх очень глубоко, но он настолько силен, что иногда мелькает в его глазах. — Но почему он не поделиться своими опасениями с нами? — Воскликнул Кац — Он не доверяет. Только не нам, а себе. Видимо, этот страх абстрактен, не зря же он спросил про интуицию? Или у него есть только подозрения без доказательств. И у меня есть несколько теорий касательно того, чего боится наш государь. — Эдик, дорогой, ты таки читаешь мысли? — С улыбкой проговорил Кац. — Нет, я читал запросы, которые сыпались трое суток назад ночью из императорского дворца. — Я думал, это невозможно. — Недоумевал Юдов — Императорский коммуникатор и инструментрон хорошо зашифрованы. — Верно, но я смог посмотреть запросы сделанные государем. Хоть они и сделаны его зашифрованным инструментроном, но сделаны они в гражданской сети. А так как только несколько человек могут это делать в Императорском дворце, включаем логику, метод исключения, находим автора запросов, а сами ресурсы в открытом доступе. — И что ты нашел? — В основном запросы о древних расах. Причины исчезновения протеан, рахни, Рахнийские войны… — Перечисляя запросы, Соловьев своим инструментроном сбрасывал ссылки — но, дольше всего Александр искал эти изображения. Порывшись некоторое время в своем инструментроне, Соловьев вывел изображение на большой экран установленный в зале. — Что это такое? — Недоуменно спросил Юдов А на экране было изображение примитивно нарисованного на каменной стене морского животного, похожего на кальмара, хорошо видно, что этот рисунок сделан где-то в пещере. — Это изображение было найдено на Раннохе, до восстания гетов, в поселении древних квариан. Этому произведению искусств порядка пятидесяти тысяч лет. Рисунок был взят со старого экстранет-ресурса кварианских ксеноархеологов, который не обновлялся почти триста лет, и наш государь стал первым посетителем этого сайта за данный период. Соловьев вывел на экран новое изображение, с похожим рисунком. — А эти изображения с этого же сайта, но только фото сделаны в других местах. Палавен, Тессия, СурʼКеш, Кхарʼшан. А это государь нашел отдельно… подобные изображения с Земли и с… Марса, найденное в постройках протеан. — Как это возможно? Древняя раса предтеч? — Я не знаю, но государя это явно обеспокоило. И я отказываюсь верить, что нашего императора испугали какие-то рисунки. Значит, он знает нечто большее. Мной было принято решение, создать небольшую группу специалистов, дабы те разобрались в данной ситуации. — Что же, будем ждать результатов, а сейчас предлагаю разойтись, у нас много работы. Вернее, ещё больше, чем обычно.

***

      Мочульский Сергей Викторович неторопливо поднимался по большой мраморной лестнице в Ксенобиологическом Государственном Университете. Сергей Викторович хоть и был потомственным офицером, но наука привлекала его куда больше, чем военная карьера. После двенадцати лет во флоте он подал в отставку и посвятил себя любимому делу, а именно — изучению различных видов насекомых, открытых, в том числе, и им самим, на других планетах. Сергей Викторович с детства был очарован этим маленьким и прекрасным миром, его разнообразием и совершенством. Неудивительно, что Сергей Викторович создал самую большую в империи коллекцию насекомых с доброй сотни миров. Но одна встреча изменила всю его жизнь. Он познакомился на конференции, на Цитадели, с одним саларианским ученым, изучавшим рахни. Для Сергея Викторовича это стало открытием, он впервые услышал о существовании данной расы. Как оказалось, изучение рахни является негласным табу для ученых Цитадели, в общем доступе же только поверхностная информация, вся более важная информация хранится в закрытых архивах. Это привело к тому, что информации о них крайне мало. Да и та, в основе своей, полумифическая. Но это не остановило загоревшегося ученого. С того дня Сергей Викторович стал одержим рахни. Сложно представить, но речь шла о целой расе насекомых, способных освоить космические путешествия и способных к искусству (изображение подземных городов рахни тому подтверждение) Он не верил в агрессивность рахни, предпочитавших холодные и негостеприимные миры. Скорее всего, расы Цитадели поступили так же, как турианцы при первой встрече с людьми, а именно атаковали первыми. Да, на тот момент законов о запрете активации ретрансляторов не было, но главное желание, а причина найдется.       Устроившись преподавателем в университет, он получил доступ к высокотехнологическому оборудованию и возможность к организации экспедиций. Вначале руководству университета понравилась данная инициатива, обещающая привлечь внимание к молодому ВУЗу, но время шло, средства тратились, а результатов было слишком мало. Кроганы особо не церемонились, уничтожая рахни, и следов их существования осталось слишком мало. Со временем, бюджет сначала урезали, а потом и вовсе кастрировали. И вот уже который год Сергей Викторович пытается выбить деньги на новую экспедицию в места боев космических флотов, обнаруженных в старых архивах Цитадели. Безуспешно.       На автомате здороваясь со студентами и коллегами (студенты Сергея Викторовича любили и восхищались им, а коллеги уважали, и, безусловно, жалели, видя, как этот человек увядает покуда его любимое дело медленно гибнет), ученый добрался до своей лаборатории и недоуменно замер. Над дверью лаборатории призывно горел зеленый индикатор, означающий, что дверь открыта. Это было странно. Очень странно. Сергей Викторович еще в начале своей карьеры ксенобиолога выработал рефлекс всегда запирать дверь в свою лабораторию (а иначе не удивляйся, что твои наработки оказались в чужой научной работе). Кроме Сергея Викторовича доступ в лабораторию имеет только руководство университета, но и те, согласно правилам внутреннего распорядка, его обязаны уведомить об открытии лаборатории в его отсутствие. Раздражение и злость накрыли ученого. Войдя в лабораторию Сергей Викторович увидел стоящего к двери спиной молодого светловолосого мужчину в явно дорогом костюме. Новая вспышка злости. Опять ректор пустил в его лабораторию богача-коллекционера. Мысли о ректоре и о том, что будет сказано в лицо этому хорошему человеку, моментально улетучились, когда Сергей Викторович увидел, что в руках у незнакомца, который мирно и тихо себе стоял и вертел в руках часть экзоскелета рабочего рахни, превратившейся за сотни лет в хрупкую стеклоподобную конструкцию. — Немедленно положите образец на место — здесь ничего не продается! — Злым командирским голосом прокричал ученный, — Кто вас сюда пустил?! Какого хрена вы лапаете мои образцы?! Немедленно выматывайтесь отсюда! В гневе Сергей Викторович был страшен. Покрасневшее лицо, глаза полные решимости причинить добро и нанести справедливость, сжатые в пудовые кулаки пальцы. Не удивительно, что от такого напора нежданный посетитель быстро поставил на место злополучный панцирь давно сдохшего огромного таракана и, выставив ладони перед собой, стал пятиться подальше от ученого-берсеркера. — Сергей Викторович, держите себя в руках. Меня пустил Дмитрий Федорович. Я просто хотел с вами поговорить насчет работы. Ученый моментально остыл, увидев, наконец, лицо нежданного гостя. Сложно не узнать человека, чью коронацию крутили по всем СМИ Империи последнюю неделю. В этот момент Сергей Викторович не знал, что делать. Бледнеть? Или еще сильнее краснеть? Из головы выветрились абсолютно все мысли. После неловкой паузы ученый все же сумел выдавить из себя запоздалый полупоклон. — Прошу прощение за это представление, Ваше Императорское Величество… — Это вы меня извините, Сергей Викторович. Я ворвался к Вам в лабораторию, забыв, что здесь могут находиться важные и бесценные артефакты. Я хотел спокойно с Вами побеседовать, так что решил приехать пораньше, предупредив только ректора. Он мне лабораторию и открыл. — Император обвел взглядом лабораторию, — Мы можем поговорить в более комфортной обстановке? Разговор будет долгий. Сергей Викторович чувствовал, что вот-вот и он самовозгорится от стыда и волнения. Тесная подсобка лаборатории, гордо зовущаяся кабинетом, ящики вместо стульев, в которых хранится не самый ценный научный инвентарь, чай в колбах и нехитрое угощение из бутербродов и дешевого песочного печенья. Император воспринял всё спокойно и с большим воодушевлением принялся за бутерброды. — Возможно, Вы удивитесь, Сергей Викторович, но я — ваш большой фанат. Ваши теории про появление, становление и развитие инсектоидных рас крайне интересны. К сожалению или к счастью, в данный момент не существует ни одной расы инсектоидов, или, по крайне мере, они нам не известны. Но меня привлекли ваши работы касательно рахни. Ваши утверждения, что рахни не были угрозой для пространства Цитадели, что они имели индивидуальные и сформированные личности, что их телепатические способности преувеличенны, и они, в основном, общались запахами… а главное, что они по своей природе не могли быть инициаторами войны. Все эти тезисы вы смело противопоставили традиционному мнению ученых Цитадели, и ваши… дебаты, на прошлой конференции, были эффектными. Сергей Викторович непроизвольно улыбнулся, тогда он здорово поцапался с одним саларианским ученым. Но следующие слова царя заставили ученного замереть. — Я был сильно огорчен, когда узнал, что вас лишили государственного финансирования. Ведь эта тема крайне важна для нас, но в любом случае, я сомневаюсь, что деньги помогут Вам продвинуться в дальнейших изысканиях. Очень важных изысканиях — рахни скрывают много секретов, которые могут сильно помочь нашему народу в будущем. Увидев вопрос в глазах учёного, государь продолжил. — Поверьте мне на слово. В связи с этим я хочу предложить вам поменять место работы. Я дам вам лучший исследовательский корабль, лучших ученых, лучшее оборудование, безграничное финансирование, которое будет утверждаться лично мной, и отчет о проделанной работе будете предоставлять лично и только мне. Вы согласны? Сергей Викторович был обескуражен и растерян, в какой уже раз за этот день. Да что там день? Десять минут! Он не смел отказаться, тут даже думать не о чем, но все же оставался один вопрос, который был задан в следующее мгновение императору. — Ээ, а что именно я должен делать? — Самое главное сказать и забыл, — молодой император хлопнул себя по лбу, — воскресить рахни.

***

      Гираш был доволен, нет, он был очень доволен. Вынужденный месячный рейд выдался крайне прибыльным. Трюм забит рабами и трофеями, а симпатичная, сломленная азари, с рабским ошейником, стоящая на коленях перед Гирашом, не это ли успех?       Вызов от куратора из штаба флотской разведки Гегемонии был неожиданным. Он и десяток таких же «пиратов» должны зачистить определенный район на границе Аттического траверса и систем Термина. Приказ был четок — создать мертвую зону вокруг системы Дис, в саму систему перемещаться запрещалось под страхом смерти, да капитаны — «нелегалы» туда и не рвались. Местные оказались не пуганы, летали на слабо вооруженных транспортах, шахтерские станции не имели вменяемой защиты, двумя словами — легкая добыча.       За этот месяц на «Тесаке», корабле Гираша, набралась почти сотня рабов, семнадцать из которых азари, наиболее ценный товар на галактическом рынке рабов. Одну азари оставил себе, трех отдал парням, а остальные пойдут на продажу. Попался один кварианец, что тоже неплохо, они хорошо ценятся, одних покупают как техников, в основном мужского пола, других для «одноразовой любви», в основном девушек, что повышает их стоимость практически до уровня азари. Сейчас кварианец отрабатывает еду: чинит всякую утварь и гражданскую технику. Гираш от удовольствия облизал свои острые зубы, он выбрал ту что надо, девочка старается. Капитана корабля отвлек от наслаждения сигнал входящего вызова. Гираш с раздражением ответил: — Ради твоих яиц, я надеюсь, что произошло что-то серьезное. — Кэп, гости прибыли.       Гираш мгновенно собрался. Они недавно захватили небольшой шахтерский добывающий комплекс хумансов в астероидном поле. Всего этих ублюдков было около тридцати, мужиков в расход, с бабами развлеклись, те, что остались поцелее, примерили ошейник, тех кто превратился после развлечения в неликвид в расход. Хабара оказалось много, в том числе забитое рудой хранилище , людишки ждали транспорт, который должен был привести их смену и забрать руду. Теперь этот транспорт ждет Гираш.

***

      Капитана транспортного судна доброфлота «Амур», Громова Егора Борисовича, вызвали на мостик в момент выхода корабля из сверх-скорости. Это крепкий, подтянутый мужчина сорока лет, густые черные волосы с сединой на висках, ухоженная борода закрывающая нижнюю челюсть и круглый подбородок, дополненная усами, связанными с бородой. Поднимаясь на лифте, Громов, в очередной раз, мысленно вернулся к нынешнему заданию. Изначально его корабль должен был доставить на Омегу груз, а по пути поторговать в колониях Аттического траверса. На одной из колонии с ним связался глава шахтерской корпорации, и слезно умолял его за двойную оплату забрать с отдаленной шахты груз и вахтовиков, ибо транспорт корпорации обещал долго жить. Громову было по пути, и он не отказался от дополнительного заработка, но при подлете к система его интуиция неприятно пощипывала нервы. Громов вошел на мостик, где его уже ждал старпом Шеин Василий Николаевич, старый друг и боевой товарищ. — Что у вас тут? — Землеройки не выходят на связь. — Б***ть. Громов подошел к голографической карте системы, где отображался шахтерский комплекс в астероидном поле и «Амур» на краю системы. Громов в задумчивости достал сигарету и хотел уже подымить, как почувствовал взгляд пилота, крайне раздраженный взгляд пилота. Пилота, не любившего когда капитан курит. Одного из лучших пилотов крупнотоннажных кораблей, когда-либо встреченных Громовым за свою карьеру военного космонавта и капитана торгового судна, а повстречал он их не мало. Рыжеволосая красавица, на десять лет младше капитана, Сара Николаевна… Громова. Жена капитана. Они познакомились, когда Егор был старпомом на разведывательном корабле ВКФ России, её перевели взамен старого пилота ушедшего на покой. Только что выпустившегося курсанта на опытного пилота, неудивительно, что их знакомство не заладилось, как итог одиннадцать лет вместе и двое мальчиков восьми и девяти лет. Несмотря на невысказанное недовольство жены, капитан все же закурил, сейчас требовалась максимальная концентрация. — Что думаешь, Василь? — Засада или зачищенная станция. В этом секторе уже несколько месяцев как пропадают корабли и станции. — Это было тихое местечко, несмотря на границу с Терминусом, откуда здесь могут взяться пираты? — Недоумевал Громов. — Все бывает впервые.       «Амур», по классификации — корабль снабжения и поддержки флота второго поколения, выкупленный еще отцом капитана, Борисом Громовым, после вывода корабля из состава флота. Это восьмисотметровый гигант с огромными трюмами и внешними креплениями для дополнительного груза, мог снабжать, в одиночку, целую молодую колонию, а здоровенные манипуляторы позволяли проводить ремонт других судов и станций. Огромным плюсом кораблей того поколения было серьезное бронирование, на тот момент мощность щитов была неудовлетворительна, и цельная, а не модульная конструкция, что увеличило жесткость каркаса.       Отец Егора, воспитывающий в данный момент внуков и ведущий всю бумажную деятельность в общей с сыном компании, слегка модернизировал корабль, заменив щит на более мощный и увеличил трюм. Большего для перевозки грузов внутри империи и не нужно было. После передачи капитанства, Егор уже более серьезно занялся модернизацией корабля. Поставил несколько масс-драйверов, установил новые кластерные пушки и лазеры ПОИСК, два скрытых барабанных ракетных аппарата на шесть ракет каждый в носовой части. Поставил новые термоядерные двигатели, взамен ионных. Урезал на четверть трюм, а вместо него установил приличный ангар на тридцать аппаратов, в данный момент на борту «Амура» двенадцать легких истребителей МиГ-141, десять тяжелых истребителей Су-233, и восемь транспортно-штурмовых челноков Ми-218. После модернизации новый капитан ринулся в Аттический траверс и системы Терминуса, заработав, на данный момент, неплохую славу надежного партнера. Проанализировав те ресурсы которыми располагает и примерную тактику действия в случае нападения пиратов, Громов начал ставить задачи. — Поднять все звенья, в челноки загрузить десант, и пустить их по краю системы, пусть войдут в астероидный пояс с другой стороны, полное радиомолчание. «Амур» же, экономным ходом, пойдет напрямик, не прекращайте посылать запросы. — Есть. — По старой привычке козырнул Шеин. Через несколько напряженных часов, тихоходный гигант добрался до шахтерской базы, находившейся на краю астероидного поля. — Ответного сигнала не поступало? — Никак нет… — Внимание замечено неизвестное судно. — Прокричала пилот. — Что за судно? — Батарианский легкий крейсер «Преследователь III» — Значит, всё же пираты.

***

      Гираш с интересов наблюдал за кораблем, приближающимся к шахтерской базе. Восьмисотметровый корабль с манипуляторами под брюхом, напоминал жука из джунглей Кхар`шана. На обшивке хорошо видны турели систем ПОИСК, прикрывающие всю верхнюю полусферу, в носовой части две турели массдрайверов. Гираш был опытным капитаном, и прекрасно разбирался в кораблях вероятного противника, он быстро определил, что перед ним транспортное судно одного из человеческих государств, а именно Российской Империи. Только это государство строит такие большие транспорты, в связи с этим есть вероятность, что на этом корабле есть ракетное вооружение. При наличии двуглавой птахи на борту, корабль определенно принадлежит Доброфлоту, следовательно, на корабле, скорее всего, высококвалифицированная команда из военных в отставке, которую не стоит недооценивать. Хорошая добыча, такой корабль будет не лишним при перевозке добычи, плюс Гираш уверен, корабль забит дорогим оборудованием и специалистами, которые хорошо ценятся. На стороне пиратов фактор неожиданности, скорость, и огневая мощь, хоть и придется попотеть, но победа почти гарантированна. — Полный вперед, сильно не сближаться, загоняй его в астероидное поле. — Стал отдавать команды пилоту Гираш. — Сканеры на полную мощность по курсу, вероятно, будет сбрасывать мины и ракеты.       «Тесак» стал быстро набирать скорость, вылетая «сверху» от транспорта из астероидного поля, поливая того огнем, и отрезая путь отступления для жертвы. Гираш довольно улыбнулся, транспорт, ускорившись и пытаясь отстреливаться, неуклюже маневрируя, ринулся в астероидное поле, ища там спасение. Гираш чувствовал себя загонщиком варренов, его корабль кружил вокруг транспорта, загоняя того всё глубже и глубже в астероидное поле, где такой большой корабль уже не сможет активно маневрировать и перемещаться, превратившись в легкую добычу. Не успел Гираш насладиться своим тактическим превосходством над капитаном транспортника, как добыча пропала из вида и с радаров, последнее и неудивительно, учитывая насыщенные металлом глыбы вокруг.  — Что произошло, где цель? — Всё в порядке босс, цель резко скрылась за крупной каменюкой, через несколько минут мы их догоним, никуда они от нас уже не денутся. — Уверенно проговорил пилот.

***

      План Громова сработал на все сто процентов. Пират, потеряв голову, поперся за «Амуром» вглубь астероидного поля, где его уже ждали истребители. Совершив рисковый маневр, Сара скрыла корабль от глаз пиратов за особо крупным булыжником, давая момент скоординировать истребителям и Амуру атаку по пирату. Стоило пиратскому кораблю показаться на виду, как в тот же миг, он был атакован истребителями. К удивлению Громова у пирата, еще до первых попаданий, резко отключился кинетический щит, а двигатель стал резко снижать мощность. Первые залпы истребителей пришлись по не защищенному борту. Эффект не заставил себя долго ждать, шквальным огнем были уничтожены все лазерные турели и орудийные башни. Спустя пятнадцать минут пиратский крейсер представлял из себя дрейфующий кусок металла. Десант не заставил себя долго ждать. Штурмовые челноки ринулись сбрасывать десантные партии в крупные бреши в корпусе. Пираты сопротивлялись яростно, но неорганизованно, через несколько часов почти все пираты были уничтожены, либо захвачены в плен, только небольшая группа забаррикадировалась в трюме вместе с капитаном судна.

***

      Ферус`Нис нар Вайет со злорадством наблюдал как четырехглазый ублюдок уставился в страхе на него, а точнее на дуло его дробовика. Нехарактерное для Феруса чувство, но он достаточно его пережил, чтобы даже не задавать себе по этому поводу вопросов. Выстрел. Батарианец что-то попытался сказать перед смертью. Может, попросить. Может, умолять. Может, проклинать. Может, это просто был вскрик, которому даже не стоило придавать столько внимания. В любом случае, у этого выродка, который не так давно скептично спросил: «И что ты сделаешь? Выстрелишь в меня?!», стало на одну голову меньше.       После этого Ферус устало сполз по стене — несколько легких ранений дают о себе знать. А ведь для его расы, любое легкое ранение может превратиться в смертельное. Найдя в себе силы, Ферус встал и обыскал труп убитого пирата. К своему счастью, он нашёл именно то, что искал: несколько боевых стимуляторов и панацелин. Проведя необходимые манипуляции, Ферус вернулся на свою позицию, с которой хорошо можно было контролировать вход в инженерный отсек.       Ферус уже месяц как выполнял грязную техническую работу на этом судне. Оплатой служили еда, сохранение жизни и в меньшей степени сохранение здоровья (тут всё ещё оставались варианты, если судить по опыту некоторых других «работничков»). И вот вишенка на торт невезения — это судно берут на абордаж неизвестные… а вдруг они ещё и пленных не берут?       А ведь как всё хорошо начиналось. Ферус родился на Мигрирующем флоте, на корабле Вайет. На этом хорошее начало и закончилось. Отец погиб на одной из миссий, когда Ферусу было четыре года. Мать сильно заболела, когда Ферусу было десять, через несколько месяцев болезни её не стало, а Ферус оказался сиротой. На флоте таких детей относительно много и их воспитывают вместе, всем экипажем, прививая традиции народа-изгнанника.       И Ферус впитал бы эти традиции, как и многие другие до него, если бы не его прирожденный характер, а также пытливый, стремящийся к новым знаниям ум, относящийся ко всему с подозрением и ставящий любой догмат под сомнение. Ферусу было «душно» на Флоте. Закостенелые соплеменники, не желающие ничего менять в своей жизни, и которых ничего не интересовало за пределами Флота, раздражали его. Неудивительно, что у него было немного друзей и ещё меньше взрослых, которые не поставили на нём крестик. Для всех он был возмутителем спокойствия и бунтарем, ставящим под сомнения правильность образа жизни, избранного кварианцами. Вот с такой атмосферой вокруг он дожил до момента совершеннолетия.       Наконец, наступил подходящий возраст, пройдены тренировки по выживанию вне Флота, выслушаны напутственные речи, а Ферус, вместе с остальными молодыми кварианцами, высажен на ближайшей безопасной станции, где каждый должен был пойти своим путем. Стоит ли говорить, что весь экипаж «Вайета» вздохнул с облегчением, когда «бунтарь» отправился в своё паломничество, одновременно боясь его возвращения?       Ферус был счастлив — перед ним лежал огромный новый мир с десятком разумных рас, тысячами планет, новыми технологиями и возможностями. В среднем, паломничество длится всего лишь два-три года, так что Ферус решил максимально использовать это время. Благодаря своим навыкам, он легко находил работу на различных торговых судах, оплачивая ремонтом различных механизмов путь. Так он и встретил команду небольшого торгового судна «Иссилия», в которой было восемь разумных: две азари, одна из которых, Ферона, была капитаном, пять турианцев и один саларианец. Ферона предложила Ферусу годовой контракт и должность инженера с неплохим окладом. Ферус, недолго думая, согласился. И это был лучший год в его жизни. Он занимался любимым делом в отличной компании да ещё и получал за это деньги. Он даже сблизился с Рилой, второй азари, и она стала частым гостем в его стерильной каюте. Ферус подумывал, а так ли сильно расстроятся его соотечественники, если паломничество Феруса затянется на несколько лет? Но жизнь упрямо отказывала кварианцу в кусочке долговечного счастья и внесла свои коррективы.       Во время абордажа погибли все турианцы — оправдали репутацию своей расы и сражались до конца. Врача-саларианца пираты пристрелили, слишком старый для продажи, не слишком ценный для сохранении жизни. А вот азари и Феруса пираты с ходу убивать не стали. Технарь нужен всегда, ну, а азари для работорговца всегда джекпот.       Но не те характеры были у Фероны и Рилы чтобы терпеть рабство — они попытались поднять бунт, но их раскрыли или же попросту сдали (второе, с учётом тупости командования, было вероятнее). В результате их пустили по кругу всей командой, а истерзанные тела подвесили в трюме для наглядности. Скорее всего, Ферус бы погиб, пытаясь спасти друзей, но его держали в отдельной камере, так что о случившемся он узнал лишь спустя несколько дней. Именно тогда Ферус поклялся себе, что отомстит во чтобы то ни стало.       Батары крайне жестоки и одновременно с этим тупы. А как ещё можно назвать то, что главный инженер пиратов, чтобы сэкономить, а сэкономленное положить себе в карман, привлек к ремонту энергосистем корабля Феруса, в тайне от капитана? Ферус выполнил свою работу идеально, и как бонус теперь знал технические коммуникации и все технические ходы корабля как свои три пальца. Плюс инженер батаров не особо следил за Ферусом, что позволило последнему обнаружить несколько тайников, в одном из которых был старый инструментрон. Это прибавило надежды, и Ферус стал ждать удобного случая для побега.       Долго ждать не пришлось. Пираты нашли новую жертву и схлестнулись с ней в битве. Жертва оказалась зубастой, битва затягивалась. Момент был идеальным, поэтому Ферус решил немного помочь жертве пиратов. Конечно, он прекрасно понимал, что это могут быть другие пираты, но сейчас стоило рискнуть. Он открыл давно взломанную дверь камеры и направился в сторону инженерного отсека, благо было недалеко. В инженерном отсеке был только главный инженер, который подключившись к внешним камерам следил за боем и не реагировал ни на что вокруг. Ферус, держа в руке недавно сделанную заточку, приблизился к батару, и просто вонзил её в шею четырехглазого урода. После этого он снял с батара его инструментрон и пристроил его себе на левую руку вместо старого. Для большей ясности беглец включил внешние камеры корабля, но, как ни старался, не смог определить корабль предполагаемого спасителя. Но одно было ясно — это явно не пираты. Ферус прекрасно знал, где и что расположено в инженерном отсеке, и сразу направился к нужному терминалу. Воспользовавшись допуском главного инженера, пароль быль выцарапан на обратной стороне терминала, Ферус отключил подачу энергии в двигательный отсек и щиты. Двигатель и щиты можно перезапустить и с капитанского мостика, но на это потребуется большое количество времени, которого у пиратов нет. Гораздо быстрее это сделать из инженерного отсека, а значит… скоро будут гости. Подобрав дробовик мертвого батара, Ферус выстрелил в терминал, осложняя запуск щитов и двигателей для пиратов. А то, что они смогут подавить оборону одного единственного кварианца… он не сомневался.

***

      Отделение сержанта Алексея Ефремова вышло к инженерному отсеку спустя пять минут после высадки. Увиденные, перед входом в инженерный отсек, три трупа пиратов, серьезно озадачили сержанта. Бойцы заняли позиции, и уже в следующий миг тройка штурмовиков открыла двери (благо, что они были, а то ведь пришлось бы делать собственные) и зашла в отсек. — Тащ сержант, вам стоит это увидеть, — спустя несколько долгих секунд раздался голос одного из бойца. Первое, что увидел сержант — еще два трупа батаров. Один со снесенной башкой, другой с заточкой в шее. — Лех, сюда! Медика, быстро! Ефремов быстро подбежал с медиком, в, видимо, подсобку, где обнаружился тяжело дышащий кварианец с несколькими дырками в скафандре. Санитар быстро осмотрел раненого и щедро залил панацелином пулевые отверстия. — Шок, несколько легких ранений, для обычного человека ничего серьезного, но для них... — медик кивнул в сторону раненого, — В общем, я настаиваю на эвакуации. — У меня нет ни времени, ни лишних бойцов для этого… — И не нужно, — неожиданно подал голос раненный, — пули пробили лишь верхний слой скафандра, и только две смогли пробить второй слой. И то… без серьезных травм. Я еще в состоянии двигаться сам. — Кто ты и что здесь произошло? Кварианец взял несколько секунд отдышаться и сформулировать мысль. — Я Ферус`Нис нар Вайет, один из пленных. Во время битвы смог сбежать из камеры и проник сюда, убил главного инженера и отключил щит с двигателем. — Пока рассказчик опять переводил дыхание, бойцы удивленно переглянулись. — Потом, занял позицию и стал отстреливаться, за мной был фактор неожиданности и… по-моему, они только вчера выучили какая сторона гром-палки стреляет. — Выходит, это тебе мы благодарны за относительно легкую победу? — сержант проигнорировал пост-шоковый юмор, не до него. — Да, — хоть у кварианца были видны только ярко светящиеся глаза, некоторые штурмовики готовы были поспорить, что тот сейчас улыбается. — Тогда прими нашу благодарность и знай, что твоя самоотверженность будет вознаграждена. — Я тут отсиживался не из-за денег. Я хотел убить этих ублюдков. Как можно больше… — Ферус уже смог встать, хоть и держась за стеночку, панацелин всё-таки отличная штука. А после несколько боевых стимуляторов, переданных медиком, стало вообще замечательно.

***

      Сержант с интересом поглядывал на ксеноса. Тот, только встав, накачался энергетиками и стал шарить по трупам пиратов, ничуть не смущаясь. В результате он стал обладателем пары гранат, пистолета и явно нового дробовика. — Тащ сержант, третье отделение зажали, просят помощи. — К Ефремову подошел связист и хороший инженер по совместительству. — Бл**ь, где они находятся?! — Хм, почти ровно над нами. — Ясно. Бойцы, за мной! Пойдем спасать этих принцесс. Бойцы посмеиваясь стали выходить из инженерного отсека. Алексей уже направился к выходу, когда его остановили. — Кхм-кхм… господин сержант, — к нему обратился недостреленный кварианин, — я могу последовать с вами? — Извини, парень, ты только будешь мешаться. Да ещё и ранен. — Ранение незначительно, а ещё без меня будет сложнее добраться до ваших друзей. Я знаю этот корабль достаточно хорошо, а технические тоннели просто отлично. Взвесив все за и против, Ефремов согласился, сержанту хотелось побыстрее прийти на выручку своим товарищам. — Ладно, только держись позади, не отсвечивай, не лезь на рожон, лишний раз не стрелять — ещё наших зацепишь. Не самый тёплый ответ, но безопасность отряда должна быть на первом месте. Кварианца непосредственно в деле сержант ещё не видел. — Спасибо, господин сержант. Ферус обрадовался, одновременно пытаясь понять, что значит «отсвечивать» и «рожон».

***

— Сдалось или попало в плен пятнадцать пиратов, в том числе капитан и его старпом. Невосполнимых потерь удалось избежать. — Бодрым голосом рапортовал Шеин Громову. — Также, удалось захватить сервера БИЦа корабля, с нетипичной для пиратов шифровкой данных, которую так и не удалось взломать. Было освобождено сто три пленника, почти всем им необходима медицинская или психологическая помощь. Несколько азари… находятся в критическом состоянии, но медики заверяют, что их жизни уже ничего не угрожает. Удалось решить проблему с пленными турианцами, в основном женщинами и детьми. В ангаре пиратского корабля мы обнаружили несколько тонн пайков для правоаминокислотных. Громов решил воспользоваться паузой в докладе старпома, и задать заинтриговавший его вопрос. — А что там с кварианцем? — О, это я хотел оставить напоследок, — осклабился Шеин, — Представился Ферусом, был таким же пленником, но чуть более ценным, чем остальные. Во время сражения, совершил побег, по сути, в одно лицо захватил инженерный отсек. Отключил щит и двигатели корабля, что подарило нам легкую победу. По пути подстрелил пяток пиратов, в том числе и главного инженера. Получил легкое ранение. Впрочем, и это гарантировало ему, как минимум, пару дней в медблоке. После нахождения группой Ефремова проявил желание присоединиться к операции. Сержант согласился на свой страх и риск, но чуйка его не подвела. Парень отлично ориентировался на корабле. Благодаря этому им удалось помочь третьей группе и потом захватить капитана пиратов. — Хм, неплохо, у парня есть яйца. А что важнее — сталь в них. — Ха. Да, это точно. И ведь парень ещё рвется в бой, предложил свою помощь в технических вопросах. Скажу честно, я склонен согласиться. Такие специалисты везде большая редкость. — Я даю добро. Кстати, выпиши ему обезличенный чек на шестьдесят тысяч, парень заслужил. — Хорошо. Что касается трофеев… самое интересное — легкий крейсер «Преследователь III». Снят с вооружения Гегемонии десять лет назад. Почти все орудийные системы нами выбиты, серьезно пострадали верхние палубы, мостик. Но ангар, двигательный и реакторные отсеки в норме. На Омеге сможем продать тысяч за сто пятьдесят, а может и за все двести, если немного его подлатаем, подкрасим. На корабле четыре челнока по сорок кусков каждый. Стрелкового оружия и брони в сумме набралось примерно на семьдесят. — Очень даже неплохо. Как поступим с освобожденными и пленными? Переть их на Омегу вообще не вариант. — Думаю, стоит связаться с другими капитанами из Доброфлота. Возможно, получится пересечься курсами, а там и сбагрим им освобожденных, пленных и сервера БИЦа, а сами пойдем своим курсом. — Так и поступим. Берем пиратский корабль на буксир и прямым курсом на реле. И стоит поторопиться, сомневаюсь, что в этом секторе только один корабль пиратов.

***

      Неделя в стерильной палате тянулась, как казалось для Феруса, целую вечность и ещё пару лет сверху. Только подключение к гостевой сети корабля и визит старпома скрасили это время.Палата в медблоке оказалась весьма просторной. Две комнаты, одна с койкой большая, а вторая, поменьше, с санузлом. Скорее всего, это была обычная каюта, переделанная специально для кварианцев. Кормили турианскими пайками, теми самыми, которые были у пиратов. Доктора в специальных костюмах заглядывали и проводили обследования. Приходило несколько человек, как потом узнал Ферус, это были старпом с помощником, с которыми уже пришлось разговаривать через огромное обзорное стекло. Им он выложил почти всю свою жизнь, несколько раз пересказал свои действия на корабле пиратов.       Из гостевой сети корабля и от врачей Ферус наконец узнал, кого благодарить за спасение. Он оказался на борту тяжелого транспортно-инженерного корабля одного из человеческих государств — Российской Империи. До этого он видел людей только мельком на торговых станциях, а потом и в плену у пиратов. Как и подобает любопытному кварианцу, он интересовался людьми еще в первый месяц паломничества. Уж больно занятными казались эти новички в пространстве Цитадели, но экстранет давал только общую информацию. Государственное устройство людей Ферусу напоминает в равной степени и Саларианский Союз, и Республику Азари. Огромная конфедерация из десятка государств, но в отличии от саларианцев и азари, каждое государство уникально, как по формам правления, так и по политическим, экономическим, культурным аспектам. Еще одно отличие от Республики и Союза было в том, что в Земном Альянсе идут непрекращающиеся конфликты между его членами. Конфликты самого разного характера и доходящие иногда до войны. Для людей это нечто само собой разумеющееся.       Что касается самой Российской Империи, это одно из самых таинственных государств Альянса. Для большинства разумных Россия — карманная Турианская Иерархия Альянса. Правда, в отличие от Иерархии, может похвастаться не только сильной армией, но и мощной экономикой и развитой наукой. Россия — монархическое государство с элементами демократии. По сути в России не избираются только император и силовые министры. Если судить по той информации, какой располагает Ферус на данный момент, в России демократии больше, чем в Республике Азари. Может быть, Ферус и предвзят, но своих спасителей он заочно определил как хороших парней. Внешний вид людей сильно напоминает азари, различия заключаются в том, что люди двуполы, цвет их кожи варьируется от белого до черного, их тело частично покрыто «мехом». Левоаминокислотны.

***

      Ферус натягивал свой скафандр, тщательно проверяя каждый элемент. Сын кварианского народа был крайне воодушевлен, неделя карантина и лечения закончилась и ему разрешили покинуть палату. Справившись с костюмом, Ферус вышел из палаты, на выходе его уже ждали, врач Юрьев и… — Господин капитан! — вытянулся по струнке Ферус. Для квариан, капитан корабля это обязательно выдающаяся и уважаемая личность, вызывающая восхищение. Лучший представитель своего народа, неформальное дворянство. Не удивительно, что Ферус чувствовал себя неловко в присутствие этого человека. — Приветствую, Герой! — улыбаясь, крепко пожимает руку Громов. — Герой? — пытаясь отойти от такого фривольного для квариан приветствия. — Именно так называют разумных, которые сбегают из плена, захватывают инженерный отсек и походя пристреливает пятерку врагов. Ну, а потом, не смотря на ранения, присоединяется к штурмовой группе и захватывает капитана пиратского корабля. — Не переставая улыбаться, проговорил Громов. Нужно ли говорить, что кварианец какое-то время был не в том состоянии, в котором можно отвечать, комментировать и даже явно удивляться? — Благодаря тебе много хороших парней остались в живых, — Уже серьезным голосом продолжил капитан, — и я благодарен тебе. Вот. Возьми. Громов передал Ферусу небольшую коробочку. — Там обезличенная карта с шестьюдесятью кусками, твоя доля с пирата. — "Кусками"? — Тысяч. Шестьдесят тысяч кредитов, ты их заработал. Ферус окончательно впал в прострацию. Шестьдесят тысяч кредитов. Огромная для него сумма. — Спасибо, — у Феруса хватило воли только на одно слово, слишком сильно тронул его подарок, шанс на более успешное будущее. — Шеин мне передал, что ты изъявил желание подработать? — Да. Я неплохой техник, и не привык быть нахлебником, — наконец отойдя от двойного шока, уверенно ответил Ферус. — Отлично, — поманив за собой рукой, Громов вышел из медотсека, и уже на ходу продолжив разговор, — Мы сейчас висим в безымянной системе, и ждем корабль, капитану которого я могу довериться. Как раз он на своей посудине и довезет освобождённых до ближайшей планеты пространства Цитадели. Громов вел Феруса по многочисленным отсекам и коридорам. По пути попадалось много людей, козыряют Громову и с интересом смотрящих на ксеноса. Внутренняя конструкция корабля напоминала корабли Мигрирующего флота — экономно и функционально. — Но дело в том, что ждать нам его еще суток пятнадцать, а то и все двадцать, все же мы находимся в таких ебе… отдаленных местах, что не каждый до нас доберётся. А если самому вас всех тащить до ближайшей приличной системы, то я сделаю такой громадный крюк, что потеряю еще больше времени, а в моём положении, ещё и денег. Так что, как минимум пятнадцать суток у тебя есть. Буду платить по тарифу как члену экипажа. Схему корабля тебе скинет главинженер. Кормежка бесплатная. Свободных спальных мест нет, так что, придется тебе потесниться в ангарном отсеке, у них там есть пара кают. Добравшись до лифта, они спустились вниз на несколько уровней и вышли в большой ангар, который был заставлен разнообразной техникой, вокруг которой суетились люди. Сразу после того, как они вышли из лифта, к ним подошел уже явно не молодой человек крупного телосложения и невысокого роста и с пышными усами, которые Ферусу с непривычки врезались в память. — Ферус, знакомься! Твой начальник на ближайшие пятнадцать дней — Михаил Михайлович Кузнецов, главный инженер на нашем корабле. — Ферус`Нис нар Вайет, приятно познакомиться. Кузнецов с интересом осмотрел кварианца. — Я надеюсь, технику ты чинишь лучше, чем ломаешь. Что ты её ломать мастак я уже убедился, — проворчал старик. — Кхм-кхм. Извини, что перебиваю, Михалыч, но парень не виноват. Сам понимаешь в каких он был условиях. И без него навряд ли нам удалось бы так легко захватить рейдера, — старик явно смутился, — Ладно, я вас покину. Пригляди за парнем. — Пригляжу, куда я денусь-то? — с обреченностью проворчал Кузнецов в спину уходящего капитана.

***

      На таком огромном корабле, как Амур, работы для техника предостаточно: диагностика систем МЛА, ремонт поврежденных модулей, оружия и брони. Кузнецов увидел собственными глазами, как кварианец реанимирует и чинит то, что, по мнению главного инженера, годилось лишь для продажи на металлолом. Это невероятно воодушевило Кузнецова, и он решил воспользоваться подарком судьбы в лице Феруса как можно эффективнее. То есть, он спихнул его разгребать завалы старого и нерабочего оборудования, дав в помощь двух техников и карт-бланш на действия со всем хламом. Ферус не подвел. За первые десять дней Ферусу удалось починить старый челнок, десяток разномастных дронов, пятёрку пищевых синтезаторов, целый склад (пусть и небольшой) оружия, роторную пушку для истребителя, несколько десятков компьютеров, движок от корвета. На этом складе рухляди Ферус нашел средних размером контейнер, в котором хранились, скорее всего, трофейные тубусы с ВИ. Они все были заблокированы, а команда корабля видимо не смогла их взломать, а выбросить жалко (странная черта, объединяющая людей и квариан), вот и скопилось здесь несколько десятков ВИ — почти все они навигационные или производственные. Для Феруса взлом ВИ был трудной и интересной задачей. На один ВИ Ферус тратил целый день, но это стоило того! Ошарашенное лицо Кузнецова навсегда останется в памяти Феруса.       Приятным сюрпризом для Феруса стала оплата его трудов в сфере починки оборудования. Хоть оборудование и старенькое, но ему заплатили десять "кусков". А вот за ВИ ему заплатили по десять кусков уже за каждый успешный взлом. Всего Ферусу удалось взломать четыре ВИ.       Одновременно с успехами на трудовом фронте Ферус обживался в своей временной каюте. Увидев, сколько пользы приносит временный сотрудник, Кузнецов добился, чтобы чужая временная обитель была обустроена самым лучшим образом. Конечно, изменить планировку и размер каюты было невозможно, но вот наполнить её небольшими подарками — вполне. Все видели, что Ферус был нормальным парнем, все знали, что тот скоро отчалит. Так почему бы не оставить у него хорошие воспоминания? Каюта заполняется небольшими подарками, сувенирчиками, парой книг (вдруг когда-нибудь выучит русский и прочтёт?), кто-то даже пожертвовал своей техникой (например, почти что новый инструментрон, который «трофейный» пиратский оставил далеко позади).       Ферус постепенно знакомился и общался с экипажем корабля, повстречал сержанта Ефремова и других ребят, которые его вытащили с пиратского рейдера. Довольно быстро Ферус стал завсегдатаем посиделок после рабочей смены, где техники, пилоты и десантники делились последними новостями и слухами, шутили и, разумеется, выпивали. Ферус с удовольствие рассказывал про Мигрирующий Флот и свой народ. Ну и с интересом слушал про людей, быт, нравы Российской Империи.       Других освобожденных Ферус предпочитал избегать. Общение с ними вызывали ужасные и совсем ещё свежие воспоминания. К счастью, на Амуре такие встречи крайне редки, ведь других освобожденных просто не пускают в ангар.       Сам корабль сильно впечатлил Феруса. Крайне многофункционален, крепок, живуч, хороший боевой потенциал… идеальный корабль для кварианцев. Когда ему сказали, что Амур старый корабль и ему больше шестидесяти лет… Ферус засмеялся во весь голос. Большая часть Мигрирующего Флота летает на куда более древних лоханках.       Ферусу нравилось на Амуре, интересная работа, отличная команда, и только вдуматься, за неполные пятнадцать дней заработать пятьдесят тысяч кредитов, плюс еще шестьдесят тысяч, которые подарил капитан. Ферус уже сейчас в состоянии купить на Цитадели неплохой средний транспортный корабль и вернуться капитаном корабля на Флот, но эта мысль неожиданно стала тяготить. Зачем возвращаться? Снова слушать проповеди адмиралов про терпение и взаимовыручку да смотреть, как твой народ медленно умирает? Даже если он вернется капитаном, Ферус уверен, он так и останется изгоем. Только в этом случае изгоем-капитаном, его признают, только в том случае если он притащит дредноут, или похожий на Амур корабль, а подобные корабли стоят куда больше чем сто десять тысяч. На семнадцатый день в систему, в которой находился транспорт, вышел систершип «Амура» — «Енисей».

***

      Громов наблюдал, как челноки обоих кораблей Доброфлота перевозят освобожденных рабов и пленных пиратов на «Енисей». Последний отличается от своего собрата только во внешнем виде — отсутствием расширенного ангара и наличием дополнительной парой манипуляторов. Капитан «Енисея», Сергей Спицын, успешно поторговав в Атическом траверсе, держал курс на Метрополию, когда его перехватил сигнал с Амура. Размышления капитана прервал появившийся кварианец. — Поторопись, Ферус, идет погрузка последних челноков. Но кварианец не ответил. Ферус сутуло стоял со слегка опущенной головой, его маска была затемнена, и Громов не мог увидеть даже самый маленький кусочек чувств, которые переживает инопланетянин. Спустя несколько мгновений, молодой кварианец разительно изменился, он выпрямился и напрягся, в последующих его словах чувствовалась стальная уверенность. — Капитан, прошу вас принять меня в ряды экипажа корабля «Амур». Громову нравился Ферус. Смелый, самоотверженный, умный, отличный специалист, переживший серьезное испытание и не сломавшийся в процессе. Таких разумных Громов сильно уважал. Плюс к этому, Кузнецов и Шеин проели всю плешь ему о том, какой классный специалист Ферус, и как будет жалко, если он покинет корабль. Громов дал добро, если парень захочет — пусть остается. Правда, существует определенная сложность. Власти не особо одобряют наем ксеносов из пространства Цитадели на суда Доброфлота, но лазейка нашлась в том, что кварианцы в пространство Цитадели и не входят. — Что ж, думаю стандартный договор техника ты уже изучил, — Ферус, терпеливо ждавший решения капитана, кивнул, — За дополнительные технические услуги буду доплачивать. Каюта в ангаре закрепляется за тобой. Добро пожаловать на борт, младший сержант Ферус`Нис нар Вайет. — Вас Амур. — Что? — Теперь моё полное имя ФерусʼНис вас Амур нар Вайет. — Да будет так. Крепкое рукопожатие, как в древние времена, скрепило договор.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: