TSAR EFFECT 1723

Mr.Eugene автор
Laughing Axeman соавтор
Koraan бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Mass Effect

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 259 страниц, 23 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Ангст Драма Насилие Нецензурная лексика ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Фантастика Философия Экшн Элементы гета Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Жанр – попытка соединить любимые мною альтернативную историю и похождения попаданцев, но с отходом от «классики», так что не ждите не распавшегося СССР и смеси эпического героя, терминатора и Рэмбо в одном флаконе.
Глазами человека, решения которого повлияют на сотни тысяч жизней, вы сможете взглянуть на альтернативную предысторию мира ME, в котором человечество пошло по знакомому, но очень необычному пути. Реставрация старого, его развитие и ответы на вызовы переломной эпохи в жизни галактики

Посвящение:
Спасибо моему другу Илье, персональному критику и отличному спецу по ME.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я не пишу фанфик ради фанфика, моя цель набить руку, попробовать себя в этой стезе. Моя конечная цель это оригинальные произведения, и на пути к ней я решил потренироваться на кошках, то есть на фанфиках. Из всех вселенных решил начать с mass effect, частично от влияния, которое на меня произвели Germanium Effect и Красный Космос. Я новичок, поэтому ждите сумбурности, много косяков, в том числе и сюжетных. Предупреждаю сразу, слишком сильно углубляюсь в детали, и ничего с собой поделать не могу.
Критикуйте смело, если появятся конструктивные идеи, как улучшить или наоборот, чего лучше не делать, пишите в личку.



Группа вконтакте, где будут выкладываться изображения по фанфику - https://vk.com/club133328174 .

Все права на вселенную Mass Effect принадлежат BioWare & EA

Все совпадения имен и названий случайны

И да, я переписал аннотацию.

Глава 8

1 июня 2017, 00:21
Примечания:
Вот и прода. В июне у меня начинаются ГОСы, так что не ждите от меня прод в этот период. Июль же месяц загадок...заберут ли в армию или нет, вот в чем вопрос. Если заберут, то фанф разумеется будет заморожен.
Но не смотря на выше написанное, хочется кое о чем попросить. Автор довольно тщеславная личность, и наблюдая в статистике за несоответствием количества просмотра новых глав и "оценок" ... ну не надо так? Я уже успел убедится, что чем больше "нравится", тем больше желание порадовать читателей новой продкой... ну и потешить свою самолюбия, как уж без этого, подсел я на это уже.

Еще один момент. Относитесь к фанфу попроще, все таки, я пишу фанф по компьютерной игрушке с альтернативной предысторией. И уж если вы собрались разносить автора по какому нибудь вопросу, то подучите матчасть, чтоб Столыпины "ГУЛАГи" не писали, и без попытки автора задеть, я на это остро реагирую, могу и нагрубить.

Ну а если у кого-то мысль дельная появилась, спать и есть мешая, то вы ее мне направьте, чтоб и я помучился. Можно сразу в личку.

Война есть продолжение политики другими средствами. Карл фон Клаузевиц

      Быстро попрощавшись, русский царь покинул апартаменты Хакета. Стоило двери закрыться, как Стивен рухнул на диван, закрыв глаза, и стал приводить мысли в порядок. Посмотрев с сочувствием на своего начальника, Ханна отправилась к бару, с ясным намерением. — Я просил У Вэя не делать глупостей, — устало проговорил Хакет, — но он меня не послушал. Налив в два бокала виски, Ханна вернулась к чайному столику. Отдав один бокал, она умастилась под бок Хакету, который, в свою очередь, нежно ее обнял. — Тайпины, японцы и индусы уже начали передислокацию своих флотов, — пригубив виски, продолжил адмирал, — восстание стало стремительно разрастаться по всему КНР, и ситуация стала напоминать индийский кризис. Не сегодня, так завтра местные «царьки» начнут объявлять себя независимыми правителями, и начнут резать друг друга. — Альянс может помешать этому. — Нет. Ханна с удивлением посмотрела на Хакета, и встретилась с взглядом, полным решимости. — Мы не можем тратить ресурсы на этот конфликт. Вэй увел с собой весь китайский контингент, а это двадцать процентов наших сил. Своим поступком он оголил наши границы и нам придется увеличить нагрузку на остальные наши флоты. Также, любой конфликт требует финансовых вливаний, а у нас лишних денег нет, все они уже заложены под конкретные проекты. — Но если все пойдет по самому пессимистическому сценарию, погибнут миллионы, еще больше будет беженцев, разрушенная экономика на десятках миров! Это катастрофа! — Пусть за это платят те, кто оплатил переворот и восстание. У Вэй давно и плотно общается с тайпинами и индусами, и я не сомневаюсь, кто все это затеял. — Тайпины? Это крошечное государство? — Верно, но тут не обошлось и без американского и европейского капитала. Тайпины имеют хоть небольшой, но сильный флот, плюс, рядовые китайцы видят в Тайпинской республике рай обетованный. За это стоит сказать спасибо грамотной пропаганде и агитации тайпинов. Тайпины разбили глиняные ноги китайского колосса и овладели его глиняным разумом. Шепард и Хакет погрузились в свои мысли, одновременно наслаждаясь объятиями друг друга, которые крайне редки. — Ты доверяешь Александру? — решившись, Ханна задала мучащий ее вопрос. — Нет, конечно. Он хитер, безжалостен, фанатичен… — Фанатичен? — Ему плевать на Альянс и человечество в целом, его волнует только безопасность и благополучие его собственных подданных и рода. Если ради этого придется пожертвовать другими, он это сделает. Но он не скрывает своих взглядов и способен на компромисс, подобная открытость подкупает. Да, он использует меня в своих интересах, но и мы получили от этого сотрудничества многое. Наши позиции как никогда сильны, наш план продвигается усиленными темпами, еще десяток лет и процесс будет неостановим. Даже Российская Империя окажется бессильна. Единое человечество, без границ, без внутренних войн, живущее под единым и централизованным управлением достойных людей. Вот утопичная мечта Хакета, которую он унаследовал от своего наставника и кумира Джона Гриссома, и его сторонников, положившие свои судьбы на алтарь истории ради этого. Хакет, Андерсон, Шепард и еще сотни высокопоставленных офицеров и чиновников Альянса живут и трудятся ради такого будущего. В какой-то момент казалось, что планам не суждено сбыться, но новый император дал этой группе, не желавшей брать себе какое-либо название, шанс, не подозревая, что собственными руками приблизил свое падение и падение своей империи, как впрочем и других суверенных стран. Голос Ханны вывел Хакета из размышлений и будущих планах. — Он интересовался, нет ли у меня сына. Что это может значить? — Сына? — Хакету потребовалось несколько секунд, чтобы проанализировать информацию, — Проклятье! Как они могли забыть, что Александр тоже был на Торфане, и они могли видеться с… — Что ты ему ответила? — Что у меня нет никакого сына. "Дура". — Он был на Торфане. У Ханны расширились глаза, в которых отразилось понимание, в какой они оказались ситуации. — Я — дура… После той операции, пришлось подчистить много хвостов, а все из-за дочки Ханны, Джейн Шепард. Девушка оказалась крайне перспективным не только бойцом, но и командиром, и она привлекла внимание Андерсона, который взял ее в программу N7. N7 — детище Джона Гриссома, кузница элитных военных кадров Альянса. На поверхности это просто элитный спецназ, выполняющий щепетильные и крайне сложные задание, но истинная цель создания данного подразделения иная — создать кадры, которые в свое время возглавят флот, армию, разведку и будут преданны только Альянсу. Кто-то, как Джейн, посвящена во многие планы и разделяет многие идеи своей матери и Хакета, а кто-то используется в темную. Утечка недопустима, и в связи с этим были предприняты беспрецедентные меры безопасности и секретности. К примеру, упоминание о существовании Джейн Шепард минимизировалось, на Торфане Шепард-младшей поменяли пол по документам, а ее подразделение действовало в отрыве от остальных сил. Биография самой Ханны была известна только Хакету, Дэвиду, Джону и некоторым подчиненным, что было сделать безумно сложно, ведь она правая рука генсека. Определенная информация была слита, но, в основном, общие данные. До сегодняшнего дня Стивен был уверен, что о Джейн знают только единицы во всем Альянсе, но если о ней знают русские, то значит высока вероятность… -… но его реакция была крайне странной. — Странной? В каком смысле? — Он сильно растерялся, и это было не наигранно. Неужели судьба в очередной раз им улыбнулась. Выходит, Александром двигало обычное любопытство. Соотнеся фамилию из отчетов и фамилию Ханны. — Есть вероятность, что он и правда ничего не знает. Узнай у Джейн, пересекались ли они на Торфане или вообще, когда-нибудь. — А если Александр начнет копать? — Он просто выяснит, что стал жертвой недомолвок, по крайней мере, мои люди сделают все возможное, чтобы направить его к этой мысли. Нам придется приоткрыть некоторые карты в нужном нам свете.

***

Идя быстрым шагом в свои апартаменты, я был погружен в напряженные мысли о Шепарде. Где он? Жив ли он? Появлялся ли он вообще на свет? И даже если да, то пошёл ли он по стезе, которая позволила ему стать протагонистом Mass Effect? С одной стороны, было много факторов, которые успокаивали меня. Главный заключался в том, что история хоть и пошла по альтернативному витку, в ней встречаются знакомые лица, будь то Ханна или Хакет. С другой же находилось и всё больше и больше напрягало отсутствие хоть сколько-нибудь внятной информации о Шепарде. Мысль о том, что придется спасать галактику без него ввергало в уныние. Подобный вывод, снял пелену, с моего разума. Если Шепард есть, то надо его найти, слишком много я пустил на самотек. Если Шепарда нет, то придется создать его. Найти бойца похаризматичнее и вперед. Кто у нас там в каноне был? Вега и Уильямс, отличная парочка. Но, как бы то ни было, мысли о спасении галактики не освобождают от исполнения обязанностей главы государства. В моих планах, после Ассамблеи, посещение Земли, и я был не намерен откладывать это, не смотря на то, что происходит в Альянсе. А происходящие события были эпохальными. Китай вспыхнул словно спичка. Революционная ситуация стала складываться в этой стране уже давно, и несколько лет назад процесс стал необратим. Нынешняя неэффективная экономика привела к сельскохозяйственному кризису на многих промышленно ориентированных мирах китайцев. Власти не придумали ничего лучше, чем организовать аналог продразверстки на аграрных колониях. Были установлены нормы, забирать не больше трети и т.д., но многие губернаторы решили немного заработать. Они конфисковывали не одну треть, а две или больше, отсылали установленную норму, а излишек продавали, бывало, что и самим фермерам, оставшимся без урожая. Китайские фермеры удивительные люди. Все плодородные территории государство отдает агро-промышленным корпорациям (чья эффективность также под большим вопросом), а земли похуже может получить любой гражданин КНР при желании. Подобная политика стала своеобразным спуском пара граждан КНР. Люди, уставшие от парт-корпоративной диктатуры могли получить какой-никакой клочек земли, и спокойно жить там. Подобные люди, многим рискуя, сбивались в общины, и селились на никому не нужные земли, обеспечивая себя продуктами питания, а излишки продавали или обменивали на промышленные товары. Со временем, упорным трудом, такие общины стали процветать. Они стали нанимать наемных рабочих, создавать предприятия на паях, активно участвовать в политической и культурной жизни колоний. Естественно, что лояльность подобной сельской буржуазии к властям КНР была низкой, свободные землепашцы, как они стали себя называть, симпатизировали тайпинам, хотя и скрывали это, и не предпринимали никаких агрессивных действий, дорожа своей жизнью и благополучием. Но закон о продразверстке разрушил баланс. Одним законом, китайские власти поставили на грань выживания миллиарды людей, многие аграрные планеты оказались на грани голода! Стоимость продовольствия росла небывалыми темпами, а губернаторы и чиновники зарабатывали миллиарды на спекуляциях с продовольствием. Так не могло продолжаться долго, и произошел социальный взрыв. Лидером восстания стала довольно молодая колония Шаньси, которая является еще и пограничным миром, с большим гарнизоном, набранным из местных. Неудивительно, что гарнизон сразу же присоединился к восстанию, как и эскадра на орбите. Одновременно с этим, командующий китайским контингентом Альянса, адмирал У Вэй, арестовывает весь кабинет министров и руководителей партии Китая, которых он сопровождал на Арктур. Через три дня, после «народного суда», состоялась казнь. Китай остался без руководства, и гражданская война вспыхнула с новой силой. Все это происходило параллельно тому, как я приближался к Земле, делая перелет воистину незабываемым.

***

— Твою маааааааааааать… Утыкаться лицом в подушку после отбоя и бубнить в неё первые пришедшие в голову бранные слова или выражения. Это стало для Николая традицией, своеобразным ритуалом, без которого не обходился ни один отход ко сну. Мышцы ноют. Каждый раз. Каждый день. Как бы ни поднимался уровень их физической подготовки — инструктора всегда ставили планку выше уровня, до которого можно дотянуться. Мозг, который здесь так же нагружают, пусть и не школьными задачками, онемел, мысли плавают, чувства еле-еле вылавливают то, что происходит вокруг. Шаги. Ленивые разговоры. Кто-то умудрился найти в себе силы на это. — Сааааань. Сааааняяяя… — Чего тебе? Голоса с соседних коек. Парни из третьего взвода, если только память Николая не начала его подводить. — Сколько мы тут уже? — Не знаю, может недели две… или три, хрен его. — Ответ прозвучал после достаточно долгой паузы. «Действительно». Эта мысль даже смогла отсрочить неминуемый провал в сон. Никто во всей роте никогда не говорит о времени, никто не знает, сколько он здесь провёл. Здесь нет календарей и средств связи с внешним миром, а распорядок и ряд «мероприятий», которые происходят в течение дня идеально справляются с тем, чтобы весь мир вокруг превратился в кашу, в которой значение имеют только распорядок, дисциплина и слова офицеров. Учебка в самом-самом разгаре. В самой-самой своей красе. Одновременно ломающая, сплачивающая и создающая материал, из которого хороший мастер сможет изваять даже что-то большее, чем хороших солдат. Николай попытался прикинуть, сколько всё-таки дней прошло, но ему это не удалось. Некоторые бойцы уже уснули, а он всё ещё пытался. В чём-то успешно, но улов был не тот, который он ждал. Место службы, самое далекое владение Империи, планета Гистрад. Большая планета, с одним огромным материком покрытым бескрайними саваннами. Колония расположена в предгорье горного хребта, тянущегося вдоль восточного побережья, и богатого редкоземельными металлами. Население колонии примерно тридцать тысяч человек, занятых в основном добычей полезных ископаемых и сельским хозяйством, а именно культивацией и селекцией местных видов. Помимо этого, на планете располагаются крупные научные центры, но что они исследуют никому не известно. Так как планета находится вдалеке от основных владений России, здесь сконцентрирован крупный гарнизон и космическая группировка. На орбите находиться большая космическая станция, совмещающая гражданские и военные функции, охраняет ее эскадра из пятнадцати кораблей разных классов. В памяти всплыл первый день. Негодование. Обида. Злость. Они преследовали Николая в течение всей дороги к месту службы. Но все эти «прекрасные» чувства разгорелись раза эдак в четыре ярче после того, как Николай узнал, какая именно служба его ждёт. Николай уж рассчитывал на какой-нибудь микроскопический, но пост. Звание. Тихую, мирную, скучную службу. С наблюдением, конечно, чтобы часто забивать не получалось. Куда же без него? А самое главное — никто не спешил развеивать его заблуждения. То ли «сверху» кто-то попросил, то ли конвоировавшие этого «благородного преступника» сами порешили устроить ему сюрприз… но сюрприз удался. О, он очень удался. Николая бы трясло, он бы орал и срывал голос, если бы не помнил один простой факт. Он здесь по воле императора. Офицеры это знают. И наверняка кто-то ещё за всем тут посматривает. Их не подкупить. Не уломать. Не завалить сладкими обещаниями, ибо ни одно из них не перевесит риск увольнения и бесчестья. В голове Николая это тогда значило не «даже не пробуй», а всего лишь «надо бы как-нибудь аккуратненько». Ныне он может этому только посмеяться да потереть нос, который ему сломал молодой лейтенант. — Да чё ты нервничаешь так? Не помрём. В учебке, по крайней мере. — Весело смеялся и тыкал локтем смуглый паренёк, стоявший по левую руку от Николая, и у которого лицо постоянно излучало несмываемый (смылся через три дня) оптимизм. — РАЗГОВОРЧИКИ. О, этот голос достоин отдельного кошмара. Механический, резкий, чуть более громкий, чем следует ожидать даже от самого строгого офицера. Таким обладал Майор (именно так, с большой буквы) Константин Родионов. Боевой офицер, монстр и биотик, через заботливые руки которого проходили все новобранцы. Многие шутили, что он даже благодарен кучке наёмников за то, что они привели его родные голосовые связки в полную негодность (с правой рукой по локоть вместе), иначе бы он давно уже оплатил пару операций и вернул бы голос в первозданном виде. Второе по яркости воспоминание было относительно свежим, и оно заставило рёбра ныть, а мурашки бежать по спине. Первая «серьёзная» тренировка, в которой необходимо было применить все имеющиеся навыки, чтобы в полной выкладке пройти полосу препятствий, и поразить все тренировочные цели… основной особенностью которых являлось то, что они стреляют в ответ. Конечно, эти дроны не могут убить (при условии, что боец не решит вдруг снять шлем), но боли будет много. Боли, лёгкого удара током и учебной брони, которая позволит только упасть, а потом блокирует движения. Звучало банально. Николай даже подумал, что всё пройдёт как по маслу. Эту иллюзию развеял пятый взвод, который в первые две минуты напоролся на «мину» и получил мощный электрический разряд. Следующим большим сюрпризом стал двадцатиметровый тоннель с отсутствующим внутри освещением. Все были на нервах, все были на адреналине. Все ожидали море дронов, засаду, что-нибудь. Но не имитацию взрыва и выкачивание воздуха до момента, когда условия оказываются приближенными к вакууму… и потом уже волну дронов. Наконец… предпоследний сюрприз. Последний для Николая и всех остальных. Бойцов, которые не срезались на всех прошлых препятствиях, встречал Родионов и семеро солдат, которых Николай раньше никогда не видел. Экипированы они были как для затяжной войны, и поспешили это впечатление оправдать. Те открыли огонь и загнали огрызки роты Николая в укрытие. Так бы и сидели они, отдыхая под аккомпанемент выстрелов, если бы не Майор, который с помощью биотики начал растаскивать чужое укрытие на кусочки, а также кидаться в бойцов различными элементами ландшафта или даже другими бойцами. На этом этапе Николай и выбыл, словив булыжник, который мимоходом сломал ему три ребра. Как Николай выяснил после, те семь бойцов были частью роты, которая должна была заступить на дежурства в этой системе. Те тоже заняли своё место в памяти. Слегка жутковатое место. Во всём, что касается военного дела и дисциплины, они превосходили любого солдата в этой колонии. Их редко можно было увидеть без изрядно потрёпанной брони или хотя бы оружия. Их лица, кажется, были высечены из камня, а сосредоточенный, стальной взгляд заставлял чувствовать себя очень неуютно, если с ним встретиться. Хладнокровие. Огромный опыт, который быстро начинает поступать из «практики». Непоколебимая, почти фанатичная преданность Империи и её правителю. Они вызывали бы уважение или даже определённое благоговение, если бы не то, чем каждый из них был. «Ресоциализированные» — самый мягкий термин, который к ним применялся. По факту, это бывшие преступники с самыми тяжкими статьями и рецидивами, которым до кристального блеска промыли мозги, а некоторых и вовсе было решено лишить воспоминаний о прошлой жизни. На выходе нет ни семьи, ни связей за пределами своих подразделений, ни старых грехов. Только долг и желание служить Империи, и только один способ служить ей, которому их учат. Прекрасные солдаты. Почти идеальные. С точки зрения некоторых, и Николая в том числе — без одной минуты монстры, которых гуманнее было бы пристрелить после суда. Дальше воспоминания превращаются в ту самую кашу, в которой почти нет стоящих моментов. Мелочи. Лазарет и расстраивающее отсутствие стереотипных медсестричек. Приятели и несколько разговоров с ними, один из которых завершился лёгкой обидой. — Император вообще не такой. — Пфффф. Как будто ты его видел. — Видел. — На экранах не считается. — Видел. Обмен колкостями и «видел» шёл где-то с минуту. — Я тоже видел! — Вмешался (причём с максимально доступным градусом эпичности — вскочив на табуретку и приковав к себе всеобщее внимание) другой приятель Николая. Георгий. Тот самый смуглый паренёк, локоть которого терроризировал в первый день. — Где? — Николай уж удивления не сдержал. — Каждый день зрю. В зеркале. — Ой, да идите нахер. На этой ноте Николай отбыл, а остаток сослуживцев закидал Георгия подушками за сотую за сегодня не смешную шутку. Эта сцена очень радует Николая каждый раз, как он о ней вспоминает. Благодаря ей он даже заснёт сегодня с улыбкой.

***

— Андрей Сергеевич, до прибытия двадцать минут. Открывшаяся дверь в каюту позволила свету больно ударить в глаза дипломата, который практически всё путешествие не высовывался из своей временной обители. — И по-моему я просил не беспокоить до самого прибытия. Даже слух такой ходит по кораблю. «Чернова не беспокоить». Саш, я с тобой зря «наставничаю» что ли? — Андрей Сергеевич, выйдите в люди уже. Там уже есть те, кто начинает нервничать, а нервы на такой миссии точно ни к чему. Нехотя стареющему лису пришлось признать, что его протеже даже слегка преуменьшает. Грядущая миссия по сложности пока рисуется сопоставимой с переговорами с террористами. На их территории. На их условиях. По их правилам. В полной секретности. Вероятно, с разоружением охраны на месте. Да и к чему охрана, если её чуть что будут превосходить один только Бог знает сколько к одному. И некоторые террористы более предсказуемые, чем… — Вы всё ещё их демонизируете. — Я в армии был недолго, но впечатлений хватило. — Надеюсь, это не повлияет на ход переговоров. Такие беседы стали для дуэта уже доброй традицией. С одной стороны знания, опыт и авторитет. С другой стороны молодость, недоверчивость и редкое умение очень точно смотреть сквозь авторитеты, прошлое и красивые, а главное заманчивые, речи. Неизбежный конфликт, но плодотворное сотрудничество. «Научить бы тебя ещё молчать… цены не будет»

***

Небольшая эскадра Доброфлота, состоящая из пяти кораблей, приближалась к Тучанке. Турианская наблюдательная эскадра, задав несколько стандартных вопросов, не стала даже досматривать корабли, и так понятно для чего они летят на Тучанку.  — Ааа… Андрей Сергеевич, я уж думал, что придётся без вас отправляться. — Майор, я разве известен за такие подарки? — Ну как Вам сказать… — Скажите лучше, как всё идёт. — Без сучка да без задоринки. Разведгруппа докладывает, что связь с целью установлена, и что всё в порядке и безопасно настолько, насколько это возможно. Мы прибудем. Нас встретят. Ваш выход. — Значит, отправляемся. Полёт до поверхности планеты был ещё одним моментом, который должен был быть наполнен волнениями, но их-то как раз было на удивление немного. Чернов больше старался отбиться от мысли о том, почему вдруг с самой верхушки (а если с самой верхушки, то пахнет инициативой императора) поступает распоряжение лететь… сюда. — Восхитительный комок грязи. Не правда ли, майор? Планета, походившая из космоса на неприветливый шарик ржавчины, вовсе не спешила менять представление о себе. Скорее наоборот, оправдывала и чуточку превосходила дурные ожидания. Отмеченным маячком местом приземления оказалось место относительно далёкое от того, что здесь принято именовать цивилизацией. Когда-то, вероятно, это было площадью. Сейчас же это просто напоминание о давно минувших временах, фон которого эффектно украшен несколькими рухнувшим небоскрёбами. Адская жара, которая ощущалась даже сейчас, когда наступила ночь. Ветер, который нёс с собой песок и Бог знает какой мусор, который так и стремился бы забиться в глаза любому, кому хватило бы ума выйти наружу без подобающей защиты. — Ну и дыра. — Для дыры с постоянной войной и ядерной зимой — не так плохо. Голоса солдат прервали очередную цепочку мыслей в голове Чернова, заставив того внимательно осмотреться. — Саш, тест на внимательность. Что ты видишь? — Эм… руины. — Продолжай. — Разрушения. Паршивую погодку. Войну. — Вот! — Война? Ну… это поле боя. Вся планета — поле боя. — Присмотрись. Тут следов боя нет. — За столько лет могли бы и… — Их бы «обновили». К тому же, они воюют так, что следы не заглаживаются. — И? — Думаю, это место для них важно. Что-то вроде… И вновь закончить мысль Чернову не удалось — в ситуацию вклинился майор, бойцы которого явно чувствовали себя неуютно. Не нравилась им эта дипломатия. Особенно перспектива стоять молчаливым караулом, а не занимать наиболее защищённые позиции. — Пейзажем потом полюбуетесь, господа. Вас идут встречать. В сторону челнока неспешно вышагивала троица. Одна фигура была мельче других, и в ней моментально угадывался человек. Вероятно, тот самый связной. Две другие были куда более внушительными и в чём-то грозными, хоть они и отражают в максимальной степени всё женственное, что есть в местном населении. Трио приблизилось, и одна из фигур поспешила оставить спутников позади. Чернов поступил так же. — Добро пожаловать на Тучанку, Андрей Сергеевич. — поприветствовал дипломата капитан, командир разведчиков, которые и налаживали первичные контакты. Спутницы продолжали хранить молчание. — Благодарю, — переведя взгляд на кроганок, посол продолжил, — я посол Российской Империи Чернов Андрей Сергеевич, прибыл, дабы установить дипломатические и торговые связи с вашим народом. Юноша, который сопровождает меня — мой помощник, Александр Николаевич Немишев. — Мое имя Гора, и я предводительница клана женщин. Моя спутница Бакара, шаман нашего клана. Ваше прибытие честь для нас, прошу, следуйте за мной. Кроганы провели послов в катакомбы под площадью. Конечным пунктом небольшой прогулки стало помещение с большим столом и большими каменюками вместо стульев. При этом помещение было чистым, и украшено красивой росписью и небольшими статуями кроганов по углам комнаты. — Что же привело достопочтенных послов далекой империи на нашу землю? — Мой государь желает наладить крепкие торговые и дипломатические отношение с вашим народом. — Тогда, почему вы прибыли к нам, а не к более сильным и многочисленным кланам мужчин? — Мы не ищем наемников, мы ищем союзников, если хотите, партнеров. Империя желает открыть торговую факторию на Тучанке, продавая оружие, технику, медикаменты, оборудование, а также иные услуги. Обратись мы в какой-либо клан, мы бы ставили наших людей здесь под угрозу удара кланов конкурентов, но если торговая фактория окажется на вашей земле, никто не посмеет угрожать нашим людям. Ваш клан получит бесплатное медицинское оборудование, если желаете наши спецы подготовят кадры из ваших соплеменниц, медикаменты, воду, продовольствие, все остальное вы сможете приобретать в половину стоимости. Также, если вам будет это интересно, при положительном результате нашего общего дела, Империя будет содействовать женскому клану во всех сферах, все ВУЗы Империи будут открыты для вас, также как и банки. Даже, если наши переговоры не увенчаются успехом, примите в дар от нас гуманитарный груз: вода, медикаменты, продовольствие, горючее. Три транспорта ждут отмашки на посадку туда, куда укажете вы. — Это… очень щедрое предложение, но почему? Зачем вам это? Удивлению Горы не было предела. Женские кланы столетиями пытаются выжить на этой жестокой планете, но в отличие от мужчин, не оружием, а мудростью. Копя и приумножая знания, культуру и технологии своего народа. Самки, зачастую в ущерб себе, стремятся к возрождению своей расы, а мужчины, впавшие в фатализм, снискали у прекрасного пола презрение и отвращение. Стоя на грани процветания и вымирания, самки не опускают руки, продолжая бороться, и вот послы чужаков, со сладкими речами и обещаниями, чья сладость закрывает истинные мотивы чужаков. — Мой государь стремится к справедливости, а ваш народ, как никто иной, нуждается в справедливости. Ваши мужчины не способны в полной мере оценить дары принесенные нами, им нужно только оружие, дабы убивать друг друга. Они прошлое расы кроганов, а вы — будущее, и мы хотим помочь этому будущему наступить как можно скорее. — Я должна, обсудить это со своими сестрами, но не переживайте, это не займет много времени, а пока будьте нашим гостем.

***

Человечество, за всю свою военную историю, создало большое количество оборонительных сооружений. Среди них встречались шедевры, поражающие своими размерами, продуманностью и эффективностью. Линия Мажино, Линия Маннергейма, Линия Сталина, Атлантический вал, стали венцом военной инженерии. Так я думал до недавнего времени. Солнечная система, родина людей и наглядная картина, того до чего может довести конкуренция и недоверие великих держав. Прошло совсем немного времени от появления первых научных поселений вне Земли, до первых военных объектов в системе. Луна, Марс, Плутон, Меркурий, Венера, спутники Юпитера и Сатурна очень быстро обзаводились военными объектами. Державы дрались за выгодные места, иногда — не только дипломатическими методами, каждый стремился, занять стратегически выгодную позицию. В течении столетия, данные военные форпосты, рассчитанные на несколько сотен человек, превратились в крупные военные центры со своими космодромами, предприятиями и гражданскими объектами. Яркий пример — Луна, американцы выстроили крайне эффективную систему обороны на спутнике Земли, построив целую крепость, держа, таким образом, за горло все человечество. Русские тоже старались не отставать. Россия стала активно строить свои военные базы на Марсе и его спутнике Фобосе, и на Титане, спутнике Сатурна. На тот момент это было стратегически обоснованно. База на Марсе и Фобосе прикрывала русских колонистов и исследователей, и располагала относительно скромными силами. База на Титане, в свою очередь, буквально «нависала» над основными космическими маршрутами, тянущихся от Земли до Сатурна, который представлял большой интерес для зарождавшихся космических шахтеров. После появления Альянса был заключен Демилитаризованный Пакт, который ограничивал державы в вооруженных силах в системе. Страны могли иметь в системе только легкие силы, МЛА и фрегаты, а большая часть военных объектов передавалась Альянсу. Правда, были и исключения, американцы отказались уходить с Луны, и предложив совместное «проживание», с разделением содержания. Россия законсервировала свои базы на Фобосе и Марсе, но сохранила за собой Титан, превращенный за столетие в крупнейший военный объект. Альянс был вынужден согласиться как с американцами, так и с русскими. Альянс, в свою очередь, выработал свою оборонительную стратегию, законсервировал большую часть переданных объектов, или передал их в аренду коммерсантам, перенеся бремя защиты Земли на систему Арктур, начав строительство оборонительных объектов уже там. И на это были причины. Во-первых, это было дешевле. Во-вторых, Земля уже тогда стремительно теряла свое экономическое и политическое значение, несмотря на то, что большинство правительств находилось на Земле. Но Земля по-прежнему является крупнейшим потребителем в Альянсе, пятнадцать миллиардов людей расходуют огромное количество продовольствия и других товаров народного потребления. Земные владения Российской Империи обширные, но, как и в начале двадцать первого века, малозаселенные. Это, впрочем, мало кого волнует. Сто пятьдесят миллионов, размазанные по всей территории. От южного Казахстана, до границы с Ираном и Афганистаном, ныне провинциями Звездного Халифата, располагается Самаркандский протекторат. Искусственно созданный протекторат служит для России рынком сбыта, а также центром легкой и аграрной промышленности. В протекторате живет порядка двухсот миллионов человек. Военный контингент России на планете состоит, в основном, из кадровых дивизий, расположенных по всей территории, и в случае мобилизации их суммарная численность личного состава будет составлять тридцать миллионов человек. Помимо них существуют оперативные и гарнизонные корпуса, чья численность хоть и не велика, но они в постоянной боеготовности и имеют штатный состав. С оперативными корпусами все понятно, около ста тысяч человек, которые готовы сорваться в любую точку России или Земли. А вот гарнизонные корпуса, за простым названием, скрывают непростые функции. Комплекс «Бастион», еще один «подарок» Второй Холодной войны. Сеть укрепрайонов, каждый из которых выстроен в одном из крупных горных массивов (Урал, Кавказ, Саяны, Алтай). Каждый из них — подземная крепость, имеющая в своём распоряжении набор всевозможных средств ПВО, ПРО и ПКО, огромные мобилизационные склады, укрытия для гражданского населения, а главное — самих потенциальных защитников Родины, коих насчитывается сто тысяч кадровых солдат и офицеров, а также других специалистов. Не менее важным является и тот факт, что каждая из этих крепостей соединена с другими подземной монорельсовой дорогой, которая делает и без того грозный «Бастион» не просто набором крепостей, которые можно было бы долго и муторно «щёлкать» по отдельности, а единым целым, которое способно пережить хоть очередную общепланетарную войну, хоть полномасштабное космическое вторжение. Возможно, проще было бы даже окончательно «убить» планету, чем заниматься выкорчёвыванием таких вот защитников. Вот в таких «Бастионах» и сидят гарнизонные корпуса.«Это почти что перебор» — первая моя мысль, но, в свете грядущего, все эти меры кажутся вполне приемлемыми. Россия не одинока в гигантомании, многие державы также вгрызлись в горные породы, истоки данного косплея гномов проистекают из Третьей Мировой. Вопросы к укреплениям пропали. Остались вопросы к самим защитникам. Но это всё будет послезавтра. Сегодня осталось только дождаться прибытия в порт, пережить ряд официальных мероприятий и позволить себе небольшую роскошь в виде полутора суток прогулок по Москве, превратившейся для меня в совершенно другой город. Москва. Вместо ожидаемых футуристических небоскребов, меня встретили широкие зеленые улицы, большие парки, частные многоэтажные дома и относительно тихая, размеренная жизнь. Население Москвы составляет пятнадцать миллионов человек, но административная граница Москвы полностью поглотила Московскую область. После переноса столицы на Царьград, население Москвы стало резко сокращаться. Все государственные структуры, офисы крупных корпораций, переехали на Царьград, и Москва очень быстро утратила свои позиции как административного и экономического сердца империи, а вместе с тем и интерес для капитала. Москва зажила по новому, новая "зелёная" градостроительная политика позволила всем москвичам приобрести доступное и комфортное жилье, вместе с земельными участками и обязательствами об их уходе. Была улучшена экологическая обстановка, решены инфраструктурные проблемы, социальные. Большой доход Москве стал приносить исторический туризм. По моему мнению, передача статуса столицы на другую планету, только помогла Москве стать гораздо лучше.

***

На экране разворачивались эпичные сцены, взрывы, артиллерийский огонь, шныряющая туда сюда бронетехника, авиация. Военные учения во всей красе. Войска были подняты по моей команде, с целью проверки боеспособности, и я не разочарован. Не смотря на то, что специализируюсь больше на космическом флоте, я смог оценить выучку и подготовку войск. Учения проводятся на десятках полигонов, и пустынных мест, координаты которых были сообщены командирам в последний момент. За всем этим я наблюдаю из командного пункта укрепрайона «Алтай», хрен его знает сколько под уровнем моря, вместе с генерал-фельдмаршалом, командующий вооруженными силами России в Солнечной системе, Михаилом Сергеевичем Бестужевым. Генерал-фельдмаршал имеет карикатурный генеральский внешний вид: объемное пузо, двойной подбородок, пышные усы, и вместе с этим гениальный ум. Ни одна мелочь от него не ускользает, всеми действиями армии он руководит так же чётко, как дирижёр оркестром. Михаил Сергеевич, крайне сосредоточенный и не говорящий не по делу в «рабочее время», оказался крайне приятным собеседникам со знаниями, которые в его призвании стремятся сравниться с энциклопедиями. Разговоры о тактике, о стратегии, о сравнении вооружённых сил разных стран, о новой броне для пехоты, которая как раз проходит последние испытания, о необходимости тяжёлой и сверхтяжёлой техники, от которой «так опрометчиво» отказываются другие государства, Альянс и ксеносы. Неудивительно, что Бестужев первый поддержал императора в разработке и постройке тяжелой бронетехники. Тут, мой взор зацепился за яркую точку в Тихом океане. — Что это? Морской боевой корабль? — задал я вопрос командующему. — Это подводная лодка, государь. Благодаря элементу ноль, мы смогли добиться феноменальных характеристик. По сути, это подводная ракетная база, способная из-под толщи воды поражать цели на низкой орбите, где как раз и возникают проблемы с кинетическими щитами у крупных кораблей, но ГАУ, к сожалению, посчитало данный проект бесперспективным. Поэтому у нас всего лишь три опытных образца, не считая музейных экспонатов, конечно же. Подводные лодки это… просто и гениально. Семь человек экипажа, сорок ракет, высокая автономность, погружение на большую глубину, и неуязвимость для врага. Скорее всего Жнецы неплохо плавают, все же их создатели - огромные головоногие, и сами имеют подобный вид, но таких подлодок можно настроить сотни, и ты попробуй ее поймай. Использовать под водой пушки жнецов не получится, и поэтому им придется делать это лапками, что позволит выиграть время для осажденных планет. Плюс урон, при входе в атмосферу крупного объекта, даже у Жнецов, кинетический щит проседает практически в ноль, что превращает подобную цель в легкую добычу для подлодок. — Ну, думаю, я смогу изменить мнение ГАУ на данный проект. — Я буду надеяться на это, — с облегчением проговорил Бестужев. — И всё же, почему данный проект игнорировался? На это Бестужев лишь плечами пожал. — Военное министерство в последние десятилетия очень скептично смотрит на все рода войск, которые слишком привязаны к планетам. Если где-то есть флот — его держат минимальным. Мы много раз предлагали разные проекты, тяжелая техника ли, подводные лодки ли, но каждый раз ловили отказ. Нецелесообразно. Не вписывается в доктрину. Затратно, на худой конец. — Теперь все подобные проекты будут идти через меня, — я уже давно понял, что в каком бы веке генералы ни жили, они будут готовиться к прошлым войнам, за редким исключением, — и отправьте все свои проекты, наработки, и просто мысли в мою канцелярию. Фельдмаршал довольно крякнул. — Как пожелаете, государь. Снаряжение и оснащение сухопутных войск на довольно высоком уровне. Рядовые бойцы используют средний пехотный скафандр «Ратник-4М», который в свою очередь состоит из «Поддоспешника», легкого скафандра, и различных модулей, с помощью которых каждый боец подгоняет скафандр под себя и цели, которые ставятся командованием. Бронетехника исключительно колесного типа. Основа бронетанковых войск это колесный танк «Скиф». Десант в четверо бойцов, хорошая броня, стодвадцатипятимиллиметровая пушка и пулемет. Основная задача КТ «Скиф» на поле боя — не сколько доставка десанта, сколько прорыв вражеской обороны и поддержка пехоты огнем. Основная тяжесть доставки войск на поле боя лежит на БТР «Ракушка-3», по сути, это десантная вариация «Скифа». Десант десять человек, из вооружения только пулемет. Машина неплохая, быстроходная и с хорошей защитой, также существует большое количество модулей для БТР, которые позволяют адаптировать машину под разные условия и задачи. Артиллерийскую поддержку оказывает САУ «Спрут-3», со стодвадцатипятимиллиметровым орудием и САУ «Кальмар-3М» со стапятидесятидвухмиллиметровым орудием. Также используется двестидвадцатимиллиметровая установка РСЗО «Фаланга». Данная РСЗО представляет из себя колесную платформу с четырьмя установками, в каждой из которых тридцать две пусковые ячейки, в сумме получается сто двадцать восемь ракетных ячеек. Данная конструкция позволяет поддерживать высокий уровень плотности огня и урона. Воздух представлен в виде десантных челноков Ми-218 и его более тяжелого собрата Ми-264, последний предназначен также и для быстрой высадки техники. Засветился штурмовик возрожденной серии Ил — Ил-202, отличающийся хоть и слабой маневренностью, но отличной защитой и вооружением. Мельком продефилировали истребители Су-233 и МиГ-141. Яркая особенность современной армии, не только российской, это унификация, модульность и мобильность. Как впишется в эту триаду сверхтяжелая техника мы еще посмотрим. Большим открытием для меня стала лоббирование генералами шагоходов в различных вариациях, от двуногих до сороконожек. Я с большим скепсисом отнесся к данной идее, но отбросить ее не осмелился, поэтому отправил все эти идеи в генштаб и КБ на более детальное рассмотрение.

***

На обратном пути мы заскочили на Титан. Титан… впечатлил. Огромные крепости, ощетинившиеся системами ПОИСК, массдрайверными батареями и ракетными шахтами. Подземные космопорты могут суммарно вмещать в себя около семи тысяч МЛА и порядка сотни фрегатов и крейсеров. Запасы топлива, боеприпасов, расходных материалов, продовольствия и медикаментов хватит на то чтобы снабдить целый флот и выдержать осаду. Достойный младший брат американской лунной базы. Сейчас на Титане не наберется и полусотни МЛА и десятка фрегатов, а персонал сильно сокращен и его достаточно только для поддержания баз в надлежавшем виде. Комендант спутника провел мне экскурсию, показав огромные комплексы изнутри. Во время этой экскурсии меня не покидали мысли, за сколько часов, дней или недель Жнецы смогут всковырнуть это чудо военной фортификации? А американскую базу на Луне, занимающую половину спутника? Много вопросов, но ни одного ответа. От экскурсии меня отвлекло входящее сообщение по зашифрованному каналу, а именно результаты разведки в системе Дис, с пометкой «СРОЧНО». — Господин комендант, — мне хватило одного взгляда, чтобы понять, что нашла моя разведка, — я вынужден вас покинуть досрочно. Государственная необходимость. — Я все понимаю, Ваше Императорское Величество. Спустя несколько часов царская эскадра рванула в систему Брест.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.