Не такая уж и тёмная сторона 1841

Kezef автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Marvel Comics, Человек-Паук (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Питер Бенджамин Паркер
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 185 страниц, 29 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Вымышленные существа Мистика Насилие ООС Фантастика Фэнтези

Награды от читателей:
 
Описание:
Тёмная сторона. Она живёт в каждом из нас, но редко кто задумывается, что же она из себя представляет. Ведь тёмный не всегда означает плохой.

https://pp.vk.me/c631921/v631921371/533e3/UHEbUCMenSw.jpg - обложка фика

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фик по заявке. Проды будут, но редко - как вдохновение нахлынет.

Работа написана по заявке:

Глава 11.

10 апреля 2018, 23:32
- Что за… - произнёс я, оглядываясь по сторонам.       Ответа, конечно, не последовало. Но он мне требовался, причём немедленно. Вокруг творилась какая-то хрень, причём дикая. Я стоял посреди улицы какого-то города в одних трусах, а вокруг не было ни единой души. Но это-то не самое странное. Окружающее пространство было похоже на работу какого-то художника-сюрреалиста.       Дорога, на которой я стоял, да вообще всё вокруг подверглось сильнейшему искажению, принимая порой весьма парадоксальные формы. Небоскрёбы, видневшиеся вдалеке, в своём стремлении уйти ввысь скручивались в настоящие кренделя, здания вокруг были самых невообразимых форм и размеров. Некоторые и вовсе стояли на одной из своих граней и при действующих законах физики должны были как минимум упасть на одну из плоскостей, а как максимум – разрушиться. И было стойкое ощущение, что время вокруг замерло. Это сложно объяснить, но именно такое было ощущение.       Ещё одна странность, которую я отметил не сразу, - цветовая палитра здесь была не очень богатой и представлена чёрным, синим, белым и красными цветами. Небо без солнца было похоже на разводы бензина в воде. - Мне бывало по голове и хуже прилетало, но ТАКОГО… - я обвёл руками пространство вокруг. - … ещё никогда не было. –       Не зная что делать, я побрёл вперёд по странной дороге, которая местами выписывала такие кренделя, что любители американских горок бы слюной изошли. Однако, как выяснилось, гравитация, как видимо и все остальные законы физики в этом месте, подчинялась иным принципам.       В местах, где дорога не просто искривлялась, а прямо-таки переворачивалась с ног на голову я спокойно шёл, не ощущая никаких трудностей с изменением вектора силы притяжения. В месте, где дорога совершала такой себе переворот, прямо над зданиями, я спокойно стоял вниз головой, по отношению к этим самым зданиям. Правда, изменения силы притяжения при этом я не ощущал. Я даже попрыгал для верности, но нет – падать на здания я не спешил. Какому-нибудь, Шеогорату здесь бы понравилось, а мне это место изрядно выносило мозг. И дорога обещала быть долгой, так как конца её видно не было, хотя хорошо был виден тот участок, где дорога взмывает ввысь, скрываясь за кучкой чёрно-сине-бело-красных облаков. А затем через какой-то промежуток расстояния спускается обратно вниз.       В реальность происходящего я верить перестал, как и пытаться объяснить происходящее вокруг. Память мне не изменила, я помнил, что довольно сильно пострадал в стычке с Осборном-младшим, но мне почему-то не верилось, что это является причиной творившемуся вокруг сюру.       Так, любуясь здешними красотами сюрреализма, я шёл по дороге некоторое время, пока дорога подо мной, как и всё вокруг не исчезло, а я не начал падать в… чёрную пустоту. Чувство падения было мимолётным, а в следующий миг я просыпаюсь на своей кровати.       Вокруг всё как обычно – никакого сюрреализма. Я было решил, что дурной сон просто закончился, но тут же упёрся в тупик своих размышлений. Я не мог вспомнить, как я здесь оказался. Последнее моё воспоминание всё ещё было о том, как я немного потрёпанный после неравного боя ловлю попутку до города и сажусь в машину. В тщетных попытка вспомнить хоть что-то ещё, я упустил момент, когда окружающее меня пространство вновь превратилось в непроглядную темноту. Осмотревшись по сторонам, мне не удалось увидеть что-либо, хотя своё тело я видел, как ни в чём не бывало, не смотря на визуальное отсутствие источников света.       Далее моё внимание привлёк громкий звук, раздавшийся из-за спины. Обернувшись, увидел в конусе света, распространяющегося от незримого источника где-то вверху, в деревянных колодках сидела фигура.       С некоторой опаской и изрядной осторожностью, я приблизился к ней, чтобы получше рассмотреть. Так я узнал в этой фигуре Осборна-младшего. Он был сильно битый – синяки, ушибы, рассечения, кровоподтёки… в общем, вид имел не первой свежести. Его зелёный костюм тоже был серьёзно потрёпан и больше напоминал лохмотья.       Я слышал его дыхание, но каких-либо шевелений с его стороны не имелось, так что я сделал вывод о его бессознательном состоянии. Для верности подёргал его за колодки, которые удерживали в плену его шею и обе руки при помощи увесистого булатного замка.       От дальнейшего осмотра меня отвлёк звук, который ранее сопровождал появление Гоблина-младшего, донёсшийся справа от меня. В ещё одном кругу света, появился… Человек-Паук. То есть я в своём красно-синем костюме. Я даже не успел толком в ступор впасть, пытаясь вновь осмыслить происходящее, как звук вновь раздался слева от меня. Повернув голову, я увидел… получается опять себя же, но в чёрном костюме.       Все трое (Осборн и два Человека-Паука) стояли без единого движения, будто и вовсе не живые. От Осборна я хоть дыхание слышал, а от Пауков вообще ни единого звука. Будто манекены какие-то. Так же неожиданно, как и появились, они вместе с кругами света исчезли, чтобы через мгновение появиться рядом со мной.       От неожиданности я сделал шаг назад и даже умудрился оступиться, упав на задницу. Пауки были всё так же не подвижны, но теперь их поза изменилась – они оба протягивали в мою сторону правую руку. У Красного в руке был ключ, внешний вид которого оставлял самые минимальные сомнения в том, что он может не подойти к замку от колодок, а чёрный – пистолет.       Спустя несколько минут охуе… кхм… пребывания в ошеломлённом состоянии, до меня дошло, что от меня требовалось сделать выбор. Отпустить или убить. Выбор на самом деле был довольно сложен.       Да, в мыслях я уже придумал сто способов, которыми бы хотел убить этого придурка, но смог ли бы я их осуществить на практике – тот ещё вопрос. Всё же с этим дебилом мы дружили с детства, и он был моим лучшим другом. У меня было множество всё ещё дорогих и приятных воспоминаний, связанных с ним. Но всегда есть это самое «но».       В данном случае оно заключается в моём понимании того, что по сути своей тот Гарри, которого я знал, с которым и связаны те самые воспоминания, умер, когда зашёл в газовую камеру, как и его отец когда-то. Уж не знаю, что там за дурман в их семейной коллекции хранится, но рассудку он вредит однозначно – Осборны дают гарантию.       И это лишь вопрос времени, когда он окончательно слетит с нарезки и испортит мне жизнь окончательно, например, рассказав всему миру, что я – Человек-Паук. Доказательств у него хватит, не сомневаюсь.       Короче, хватит рассусоливать и надо просто принять один простой факт – пока Осборн жив, моя жизнь и жизни тех, кто со мной связан в большой опасности. Про лечение даже заикаться не стоит. К сожалению, реальность такова, что экспериментальные препараты могут серьёзно помутить рассудок, но не вернуть его в норму. Если уж крыша поехала, то ехать она будет лишь в выбранную ей сторону.       Руководствуясь этим, я взял пистолет из рук Чёрного и медленно подошёл к закованному Осборну. Решительно наставив на него пистолет, долгую минуту не мог решиться нажать на спуск. Но, как бы то ни было, всё же нажал. Спустя миг, я очнулся. Теперь уже, наверняка, в реальности. - Очнулся! – услышал я рядом с собой, облегчённый вздох.       В данный момент я лежал на заднем сидении машины, в которую сел незадолго до того, как, очевидно, потерял сознание. - Лежи спокойно, не двигайся. Я уже вызвала скорую. – заговорила женщина, сидевшая за рулём.       А это уже было не хорошо. Конечно, медицинская помощь мне бы не помешала, но я и так приду в себя (физически, по крайней мере), а отвечать на неудобные вопросы мне бы не хотелось. Так что следовать словам женщины у меня ярко выраженного желания не было. - Спасибо, но… - попытался я с некоторым трудом принять сидячее положение. -… я в порядке, скорая не нужна. – - Да на тебе живого места нет! – воскликнула эта женщина.       А я бы может и хотел с ней не согласиться, но она права. Синяки и ушибы – это так, мелочи жизни. А вот ноющие рёбра, говорящие если не о переломе, то о трещинах уж точно, множество мелких порезов и пара сильных рассечений на торсе, который к слову сейчас был оголён и перебинтован. Кровь от рассечений проступала через бинты. Приняв сидячее положение, потянулся руками к загудевшей голове и обнаружил, что и тут без бинтов не обошлось. Сильно же они меня потрепали. - Послушайте, я в порядке, честно. – попытался я заверить её.       Сейчас в свете проезжающих мимо машин удалось её рассмотреть. Фигуристая, темнокожая женщина с африканскими чертами лица и волосами молочного цвета. На вид – лет тридцать максимум.       Разумеется, в тот момент я максимум отметил для себя, что говорю с женщиной. Ведь не смотря на мои слова, самочувствие у меня было отвратным. Взгляд периодически «плыл», не говоря уже об остальных последствиях боя. - Как вас зовут? – задал я вопрос. -… - назвала имя она. Но, то ли из-за звона в ушах, то ли из-за сложности самого имени, которое я позже всё равно узнал, осознать сказанное ей так и не смог. - Повторите, пожалуйста. – натянул я на лицо самую дружелюбную улыбку, на которую был способен.       На это она лишь закатила глаза. Похоже, у неё, действительно, экзотическое имя и подобная ситуация для неё не в новинку. - Мисс Монро. Можешь звать меня мисс Монро. – - Хорошо… - медленно произнёс я, так как старался сдержать кашель, приступ которого решил начаться так не вовремя. -… Мисс Монро. Понимаете… - пытался я подобрать слова, чтобы отмазаться от поездки в больницу, но приступ кашля взялся за дело с новой силой, так что сдержать я его не смог. Прикрыв рот рукой, я прокашлялся. С некоторой досадой отметил немного крови на своей ладони, которая покинула тело вместе с кашлем. Внутреннее кровотечение – это плохо. - Да у тебя внутренне кровотечение! – воскликнула она, также заметив кровь. А ведь на улице время уже ночное. Это, наверное, был первый момент, когда интуиция царапнула край сознания, пытаясь сказать, что здесь не всё так просто. - Мисс Монро. – твёрдо произнёс я, проигнорировав её слова. – Меня зовут… - я на долю секунды замялся. -… Джек. – По лицу было видно, что обмануть мне её не удалось, но говорить ничего не стала. – Поймите, мне нельзя в больницу. – - Почему? – скрестила она руки под грудью. - Я… - Человек-Паук, бл*ть. И если в больнице возьмут мою кровь на анализы, то скорее всего моя жизнь накроется полнейшей задницей. Но не могу же я тебе сказать об этом! -… не могу сказать. – - Кажется, я поняла. – нахмурилась она и достала из кармана джинс телефон. При этом её хмурый вид не предвещал мне ничего хорошего. Только фараонов мне тут не хватало!       Я не придумал ничего лучше, чем рвануть со всех ног по шоссе в сторону города. Благо, мы уже и так почти в него въехали. Преследовать меня она не стала или не смогла, или не хотела. Не суть. Я смог скрыться, правда, здоровья мне это не прибавило.       Завернув в ближайший переулок, я буквально стёк по стенке на землю, где вновь зашёлся кашлем. Правда, уже без крови, что не может не радовать – регенерация работает. Нужно лишь подождать, пока организм сам себя залатает до приемлемого состояния. Конечно, ждать этого момента лёжа на земле в подворотне я посчитал ниже собственного достоинства, поэтому приложив некоторые усилия забрался на крышу ближайшего здания, где и залёг на следующие пару часов. Сморило меня очень быстро.       Пробудился я несколькими часами позже. Самочувствие улучшилось в разы, но состояние «попал под товарняк» сопровождало меня ещё целые сутки. И от необходимости идти на работу меня это не избавляло, так что стиснув зубы пришлось идти. Предварительно, конечно, заглянув домой, чтобы привести себя в порядок и переодеться. Благо, времени хватало. - Господи, Паркер, второй-то хоть жив? – вместо дежурного «Привет», спросил у меня зам нашего главреда Робби. Ну да, видок у меня ещё тот. - Жив, но, скорее всего, жалеет об этом. – в привычной уже для себя манере ответил я. - Ты же не впутался в неприятности? – серьёзно спросил он.       Ну да. Робби был у нас сама заботливость в противоположность главному редактору. Уверен, Джеймисон бы просто проигнорировал моё состояние. Пришёл – значит может работать. А большего ему и не надо. - Нет, Робби. Я в порядке, правда. – уверил я нашу корпоративную няньку.       К слову, с Бетти нам так и не удалось сохранить дружеских отношений. Поэтому она уволилась с работы и уехала в другой город. Разумеется, Джеймисон винит в этом меня (вполне заслужено, к слову) и постоянно жалуется на отсутствие хорошей секретарши и моей причастности к этому. Пытался даже заставить меня варить ему кофе, мотивировав это моей причастностью к увольнению мисс Брант, но после чашки с отвратно приготовленного кофе зарёкся просить меня что-либо ему приготовить. Разве что, к его арсеналу подколок добавилась: «Даже кофе приготовить не можешь» в различных вариациях.       Отработав положенные восемь часов я со спокойной душой мог отправляться по своим делам. Для начала я должен был сходить на кладбище, чтобы кое с кем поговорить. Понимаю, что разговаривать с мёртвым человеком нельзя отнести к качествам психически здорового человека, но по-другому я просто не мог. - Привет, дядя. Это опять я. – положил я свежий букет цветов, взамен старого увядшего, перед его надгробием. – Знаю, ты не этому меня учил… - начал я свой монолог. - … но вряд ли ты мог знать, что произойдёт в моей жизни. Многое изменилось. Слишком многое. Ну, ты и так в курсе. Бывший когда-то лучшим друг хочет меня убить, даже почти в этом преуспел… - я потёр всё ещё слегка ноющее от ушиба плечо. -… Девушка, которую я любил, променяла меня на этого больного ублюдка… В общем, было больно. – усмехнулся я. – Но всё это дало толчок к переосмыслению собственной жизни. Так сказать, сбросило с меня те розовые очки, через которые я смотрел на мир, заставив прочувствовать мир таким, какой он есть. И за это их можно даже поблагодарить, но делать этого я, конечно, не буду. – вновь усмехнулся я. – У меня теперь новая жизнь и она мне нравится. Я познакомился с другой девушкой, даже не одной, но сейчас я говорю именно об одной. Я тебе о ней уже рассказывал. Не скажу, что люблю её, но она мне нравится. С ней я вижу некоторое будущее. Однако, моё прошлое, что наступает мне на пятки, пытается меня с полной самоотдачей убить, а соответственно и то будущее, о котором я говорил. – я ненадолго замолчал, погрузившись в каскад воспоминаний, после чего продолжил. – Как ты, наверняка, понимаешь я всё для себя решил, а сюда пришёл лишь попросить у тебя прощения. Прости, что подвёл тебя. Но я не позволю прошлому сломать моё будущее. Больше никогда. Так что… - я вздохнул. -… прости меня, если сможешь. – постояв немного в тишине, будто ожидая чего-то (чего я и сам понять не мог, не ответа же?), я отправился домой.       Мне предстояло убить не последнюю личность не то что в городе, а даже в мире. В общем, тут было необходимо всё хорошенько спланировать. Опыта у меня в подобных делах не было, так что работу предстояло проделать огромную. Мне нужно было убить Осборна-младшего, как и его рыжую подстилку, чтобы чего лишнего болтать не начала, так, чтобы с этим не связали меня. План минимум – чтобы с этим убийством не связали Питера Паркера, а максимум – чтобы и моё альтер-эго осталось вне подозрений.
Примечания:
Данные с умершего ноута удалось восстановить почти в полном объёме, так что я возвращаюсь к работе. Однако, сам процесс оказался довольно сложным и ёмким в плане затраченных нервов, так что я сейчас несколько "не в форме". Не творческий кризис, конечно, но тоже ничего хорошего. В общем, проды будут выходить не реже раза в неделю, но вряд ли чаще.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.