Охота вместе с эльфом +119

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
The Witcher

Основные персонажи:
Вернон Роше, Иорвет
Пэйринг:
Вернон Роше/Йорвет, Бьянка, Геральт, Фенн, Тринадцатый и много кто еще мимо пробегал
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Детектив, AU
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика, ОМП
Размер:
Макси, 142 страницы, 11 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Прекрасно! » от Эльфийка в очках
«Спасибо за прекрасную историю!» от Lusiolla
«Благодарю за тонну переживаний» от Neko On The Moon
«Я зависим от этой истории:)» от tvisty deer
«Прекрасно до мурашек по коже!» от Mika Akane
«Спасибо за продолжение истории» от Помидоролюб
«Отличная работа!» от Калил
Описание:
Сиквел к тексту "Охота на эльфа"
После событий первой части прошло полгода, весна сменилась холодной, дождливой осенью. И вместе с дождевой водой по улицам льется кровь жертв маньяка. Вернон Роше должен найти терроризирующего город убийцу и разобраться с еще одной проблемой.

Обложка (не судите строго, я не спец в этом)) http://i.imgur.com/MYmK7Djl.jpg

Посвящение:
Игуану, который мужественно игуанит меня, подталкивая к дальнейшему графоманству))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первую часть можно почитать здесь
https://ficbook.net/readfic/3984212

И великолепные арты от крутого Вако
1. Просто Роше и Йорвет в отличной футболке https://pp.userapi.com/c638023/v638023132/45a8c/qBs4UPJcrOc.jpg
2. Небольшой эпизод почти-не-спойлер будущего приквела https://pp.userapi.com/c836131/v836131132/40287/4WzFWCV5L0E.jpg

Глава 2

5 ноября 2016, 19:55
Просыпаться от поцелуя и теплых объятий было куда приятнее, чем от трелей флейты. Если бы еще не в пять утра…

Вернон попытался обнять лежащего на нем эльфа, теплого, придавливающего его к простыням своим тяжелым телом, но ему не дали. Йорвет перехватил его руки за запястья, прижимая их к спинке кровати. Его губы скользили по шее Вернона, зубы слегка прикусывали кожу. Следов от таких укусов остаться не должно было, но можно было не сомневаться, что на этом Йорвет не остановится.

Чужое колено бесцеремонно влезло между ног Роше, заставляя расставить их пошире. Член уже оттопыривал боксеры, инстинктивно хотелось вскинуть бедра и начать тереться о чужое тело. Йорвет продолжал удерживать его запястья, не давая Вернону ответить на прикосновения. Второй рукой он шарил по кровати, ища что-то. Сонный, еще толком не проснувшийся мозг Роше попытался анализировать, что же эльф может там искать, если смазка лежит в тумбочке. Тихий металлический лязг заставил его напрячься, и через секунду он готов был рвануть в сторону, но было поздно: его запястья оказались скованы наручниками, цепочка которых была пропущена через один из декоративных деревянных столбиков на спинке кровати.

— Су-у-уука… — Тихо протянул мгновенно проснувшийся Роше, безнадежно дергая руками. По внутреннему ощущению, он мог выломать столбик к чертовой матери и хотя бы частично освободиться, но кровать после этого была бы безнадежно испорчена. — Я тебя ненавижу.

— Ты же знаешь — у нас это взаимно, — эльф послал ему воздушный поцелуй. Он устроился между ног Вернона и, насколько тот мог видеть, был уже полностью обнажен. Роше от такого же состояния отделяли только боксеры, которыми как раз сейчас был занят Йорвет.
Запустив пальцы под резинку, он неторопливо потянул белье вниз, ровно настолько, чтобы та неприятно прижала член. Вернон снова чертыхнулся и завозился на кровати, пытаясь избавиться от дискомфорта. Судя по довольной роже, Йорвета его страдания полностью удовлетворили, он избавил Роше от белья и обхватил ладонью его член.

— Освободи меня и не придется скучать в одиночестве, — попробовал начать торговаться Вернон. — Я даже мстить не буду.

— А я и не скучаю, — мгновенно ответил эльф. — И сейчас моя очередь мстить.

Шансы на добровольное сотрудничество ушастой скотины испарились окончательно, и Роше решил, что он просто расслабится. В конце концов, такой вид мести нравился ему куда больше, чем, допустим, попытки увернуться от стрелы или пересоленная яичница на завтрак две недели подряд.

Прикрыв глаза, он отдался ощущению того, как эльф касается его члена. Прикосновения были слишком легкими, чтобы приносить удовольствие, постоянно хотелось сильнее толкнуться ему в руку. Роше крепче сжал зубы, пытаясь удержать рвущееся «Сильнее, пожалуйста». Он до последнего избегал того, чтобы просить, слишком уж это заводило эльфа.

Йорвет перегнулся через него, собираясь достать смазку из прикроватной тумбочки. Наколотое на плече и груди дерево на мгновение нависло над Верноном, и он невольно потянулся к нему, но получилось только нелепо дернуть скованными руками. Эльф сосредоточенно рылся в тумбочке, а Роше не мог отвести взгляда от изуродованной половины его лица. Шрам в тусклом утреннем свете казался почти черным и чертовски привлекательным.

С неожиданной горечью Вернон подумал, что попал. Очень сильно попал, возможно, безвозвратно.

Со смазкой дело пошло легче, Йорвет выдавил немного себе на пальцы и продолжил дрочить Роше, на этот раз действуя куда увереннее. Немного погоняв шкурку, обхватил пальцами головку, сжимая ее и надавливая ногтем на уретру.

Вернон довольно застонал, начиная толкаться в сладко сжимающие его пальцы. Прикрыв глаза, он полностью сосредоточился на тактильных ощущениях. Эльф дрочил ему в ровном темпе, недостаточно быстро, как бы хотелось, но Роше все еще не собирался просить. Йорвет явно что-то задумал, не стоит идти на поводу его ебанутых планов.

С закрытыми глазами все воспринималось еще острее. Когда чужие пальцы коснулись его между ягодиц, Вернон не выдержал и застонал в голос. Мокрые от смазки пальцы надавили на сжавшийся сфинктер, продавливая его сопротивление.

— Расслабься, плоскоухий. Не провоцируй меня своим сопротивлением, — голос у Йорвета был низким и слегка охрипшим. У Роше от этого голоса в паху разрастался тяжелый ком чистого наслаждения. Пальцы снова толкнулись ему в задницу, но на этот раз без сопротивления, Вернон не видел в нем смысла, наоборот хотел еще больше.

Йорвет подошел к делу основательно, его пальцы гладили изнутри, ласкали, периодически начиная резковато долбиться глубже. От этого у Роше окончательно мутилось в голове, он поплыл, невнятно ругаясь сквозь зубы, не зная даже, что именно говорит и связывает ли слова между собой. Пальцы эльфа скользили по гладким стенкам, раздвигая их, растягивая с каждым движением чуточку сильнее. Каждую серию резких толчков он ощущал немного глубже, чем предыдущую. Ощущения были такие, будто эльф брал его медленно, постепенно проникал не только в тело, но и куда-то глубже.

Рука с члена в какой-то момент исчезла, Роше даже не сразу заметил. Его полностью поглотило ощущение пальцев его заднице. У Йорвета получилось довести его до состояния, когда вся его сущность была сфокусирована на движениях внутри него. Эльф начал двигать рукой чуть резче, растрахивая его, каждый раз задевая нужное место. От его движений по всему телу расходились волны острого, ноющего удовольствия.
Он был уже на грани, когда пальцы сначала замерли, а затем и вовсе исчезли из его задницы.

— Что?.. — Невнятно поинтересовался Вернон, пытаясь привстать, насколько позволяли скованные руки. Он все еще был поглощен предоргазменным, горячим возбуждением. И тем болезненней был внезапный и совершенно незаслуженный щипок. Те же самые пальцы, которые только что делали ему так хорошо, ущипнули его за внутреннюю сторону бедра, так близко к паху, что боль имела эффект взорвавшегося в голове взрыва.

— Курва! — Заорал Роше, пытаясь лягнуть наглого эльфа ногой. Йорвет легко перехватил его ступню, зажимая ее подмышкой. И рассмеялся. У Вернона аж скулы свело от этого смеха, он задергался, едва не выкручивая себе руки и пытаясь выломать нахрен спинку кровати. — Какого хера?!

— Ну-ну! — Эльф успокаивающее похлопал беснующегося Роше по бедру. — Просто видел бы ты себя со стороны. Выглядел так, будто готов был кончить от одних моих пальцев. Я едва тебя не пожалел. Но это было бы слишком просто.

— То есть все-таки месть? — поинтересовался Вернон, у которого сладко ныло в паху и болезненно в районе щипка, где почти наверняка будет синяк. Йорвет посмотрел на него задумчивым взглядом, его зеленый глаз был слегка прищурен. Роше не сомневался — эльф что-то задумал, это еще не конец.

— Попроси, — наконец-то произнес эльф.

— Пошел ты, — мгновенно отреагировал Вернон, но тут же осекся, когда на шею ему легла тяжелая ладонь. Пока что, просто придавливая, не пытаясь перекрыть кислород. Он еще разок попытался пихнуть Йорвета ногой, но получилось неубедительно. Навалившийся эльф прижался членом к его ягодицам, проезжаясь по ложбинке между ними.

— Попроси меня трахнуть тебя, — повторил Йорвет. Он слегка двигал пахом, терся об Вернона, как кот. Рука на горле немного сжалась, но Роше все равно отрицательно мотнул головой:

— Обломись.

Наклонившийся эльф прихватил губами его подбородок. Губы скользнули выше, Йорвет коротко поцеловал его и прошептал на ухо:

— Попроси, дхойне, не провоцируй. — Рука на горле сжалась чуть сильнее, частично перекрывая кислород. Член Вернона от этого только возбужденно дернулся, заставляя капитана сбиться с дыхания. Йорвет снова целовал его, шепча что-то на эльфском и Вернон не выдержал.

— Давай, — прошептал в готовые поцеловать его губы. — Трахни меня.

Рука сжалась еще сильнее, видимо эльфу не понравилось, что слова звучали скорее как приказ, чем просьба и Роше снабдил их хриплым и задыхающимся «пожалуйста».

Его задница уже была хорошо растянута пальцами, член проскользнул в нее без дискомфорта. Йорвет начал двигаться, сначала просто раскачиваясь, входя глубже небольшими, короткими толчками. От недостатка воздуха все ощущения обострились, Вернон поскуливал, сжимаясь на чужом члене, полностью забыв, кто он и где. Даже мысль о том, что нельзя позволять делать с собой такое затерялась в жарком потоке бессвязных мыслей и чистых, будто по голым нервам, ощущений.

Йорвет задвигался быстрее, сбиваясь с дыхания и нервно сжимая пальцы на шее Вернона. Роше едва контролировал себя, чтобы не начать дергаться и вжиматься в перекрывающую кислород ладонь. Лишенный необходимого объема воздуха мозг будто перегорал от всех испытываемых ощущений, а член, казалось, разорвет от удовольствия. Если бы эльф сейчас прикоснулся к нему, Вернон бы спустил самым позорным образом.

Хотя он и так был недалек от этого, Йорвет притянул его к себе, придерживая за бедро, начиная толкаться уже без всякого ритма. Его член теперь постоянно елозил по нужному месту и через пару минут подобных издевательств Роше кончил. Взрыв ощущений оглушил, его выгнуло дугой, так что затрещали сухожилия в руках. Перегревшийся без вентиляции мозг выдался тройную дозу удовольствия и просто отключился.

В себя Вернон пришел от похлопывания по щекам и влажных поцелуев, которыми эльф покрывал его шею.

— Жив? — Спросил Йорвет.

— Как… — голос больше напоминал хрипение утопца, пришлось откашляться, чтобы говорить нормально, — Как мило, что ты поинтересовался.

Его руки уже были свободны, наручники эльф куда-то дел, видимо, опасаясь ответных действий. Совершенно зря, у Роше просто не было на это сил. Он мог только обнять Йорвета и лежать так последние пять минут перед звонком будильника.

В ванной он внимательно осмотрел себя: отпечаток ладони эльфа охватывал его шею чуть пониже кадыка, вызывая нехорошую ассоциацию с ошейником. Хотя эти отметины были куда более безобидными, чем те, которые Йорвет наставил ему полгода назад в своем доме в заповеднике. Тогда в нем было желание убить, сейчас — просто хотелось поразвлечься.

Вернон чертыхнулся и полез под контрастный душ, надеясь настроиться на рабочий лад. Эльф присоединился к нему, нагло влезая в душевую кабинку и обнимая Роше со спины. Устроил подбородок у него на плече и замер, будто собирался еще немного поспать.
На языке вертелся едкий комментарий, что если эльф хотел спать, то надо было спать, а не устраивать им обоим веселые подъемы второй день подряд. Отвесив Йорвету крепкий щелкан и про себя улыбнувшись его насупленной роже, Вернон выпутался из объятий и ушел готовить завтрак. Сегодня была его очередь.

Во время завтрака и сборов они почти не разговаривали. Во-первых, оба уже опаздывали, во-вторых, эльф все еще пребывал в странном сомнамбулическом состоянии, постоянно зевал и производил впечатление человека с недосыпом. Уже сидя за рулем и дожидаясь пока Йорвет пристегнется, и можно будет ехать, Роше решил поинтересоваться:

— Ты не заболел? Выглядишь усталым. И не выспавшимся.

— Я не выспался и у меня похмелье, — лаконично объяснился эльф. Его тон ясно говорил, что он желает только, чтобы от него отстали, дав подремать в машине еще минут десять.

По мнению Вернона, для похмельного, не выспавшегося и страдающего, у Йорвета было слишком зашкаливающее либидо. Начинающуюся перепалку в корне задушил телефонный звонок.

— Роше, — буркнул он в трубку, даже не посмотрев на экран прежде, чем ответить. Утренние звонки никогда не предвещали ничего хорошего. После непродолжительного молчания в трубку нерешительно выдохнули.

— Привет, Роше.

— Бьянка! — У него не получилось скрыть теплоту и волнение в голосе. Он успел здорово соскучиться по напарнице, но старался не докучать звонками. После случившегося Вернон отправил ее в отпуск и не хотел слишком часто мелькать у Бьянки перед глазами. Возможно, после всего ей бы захотелось сменить профессию, а его довлеющее присутствие могло повлиять на ее выбор. — Что-то случилось?

— Нет! Нет. Я слышала про убийство женщины, и… Я готова выйти на службу, если тебе нужен напарник.

— Ты уверена, что готова? Пока что в этом деле нет ничего… такого.

— Ну да, мы каждый день находим трупы с пришитыми эльфскими ушами, — фыркнула Бьянка. — Черт, Роше, я давно готова! Я… — Она на мгновение замолчала, будто что-то отвлекло ее внимание. — Я хочу вернуться.

— Хорошо, я подумаю над этим, — сухо ответил Вернон. Во рту чувствовалась, какая-то отвратительная горечь. Он не чувствовал радости от мысли, что девушка вернется в полицию, сам не знал почему.

— Позвони мне позже. Пожалуйста.

Бьянка отключилась, и Роше спрятал телефон во внутренний карман пальто. Этот звонок стоило обдумать. Да, он не очень хотел, чтобы она возвращалась на эту работу. Но он не мог не признать, что Бьянка была лучшим напарником из всех, кто у него был, возможно, потому что он сам воспитывал и тренировал ее. В глубине души он надеялся, что у нее за эти полгода появится новая жизнь, более радостная, менее грязная, чем жизнь копа в Вызиме.

— Ты серьезно задел эту девочку.

— Что? — Ушедший в свои мысли, Вернон даже не сразу отреагировал на звук йорветова голоса.

— Я часто вижу ее в центре переподготовки. Постоянно тренируется, пытается стать лучше. Даже попросила потренировать ее в стрельбе для снайперского теста, хотя было видно, что ее от меня воротит. Говорю же, ты сильно ее задел.

— Я о ней беспокоюсь! Она много пережила и заслуживает лучшего, чем может дать ей эта работа.

— Ну да.

Сарказма в глоссе эльфа было на пол-Офира и Вернону очень захотелось вытолкнуть его из машины. Йорвет понятия не имел, о чем говорил, не знал ничего об их с Бьянкой отношениях. Свой сарказм он мог запихать себе в задницу.

— Психолух хуев, — тихо выругался Роше. Где-то на краю сознания билась мысль, что по количеству жизненного опыта Йорвет его уделывает в разы, но капитан быстро заставил эту мыслишку замолчать. — Поехали уже. И пристегнись.

***

Йорвета он высадил за квартал от центра переподготовки, эльф любил пройтись, и оставшуюся часть дороги до офиса думал о его словах. По всему выходило, что Бьянка обиделась на него, но… Разве она не понимает, что он пытается позаботиться о ней?
В офисе его уже ждал отчет из морга. Отличное чтиво под кружку совершенно отвратительного кофе, сваренного, а вернее испоганенного совместными усилиями кофеварки и секретарши. Лениво перелистывая отчет о вскрытии, Вернон от руки делал пометки в блокноте: смерть от потери крови, на теле более сорока мелких порезов, других травм нет, следов сексуального насилия нет. Только уши ей пришивали еще живой.

Как ни крути, а в городе завелся новый псих, причем самой неприятной породы. Нужно действовать быстро, пока пресса не начала раздувать массовую истерию, а истерящая общественность давить на Фольтеста, Фольтест на Велерада, а уж Велерад с Роше не слезет.
Роше отложил отчет дока фон Гратца. Он собирался вызвать свою команду и устроить им небольшой разнос в воспитательных целях, но Тринадцатый опередил события и пришел к нему первым. Вернее ворвался без стука и соблюдения норм субординации, выкрикнув:

— Мы нашли тело эльфа!

***

Эльф тоже лежал в мусоре, но выглядело это совершенно по-другому. Вернон не мог понять, в чем различие, пока не сообразил: в отношении. Женщину выложили на черных мусорных пакетах так, будто это была инсталляция. Бледная кожа, черный пластик, бурые кровяные разводы. Эльф же лежал с мусором, будто мусором и был. Тело запихнули в мешок, но даже это сделали небрежно, будто не хотели тратить время. Женщина лежала в мусоре и ждала зрителей, эльфа выкинули, как расходный, отработанный материал.
Его и нашли случайно, группа школьников затеяла небольшую потасовку в переулке, толкнули бак. Тот опрокинулся, и подростки увидели тело. Детей опрашивал патрульный, но Роше сильно сомневался, что они могут сказать что-то сверх уже известного.

— Везение странная штука, да? — Риторически спросил Вернон, прячась под козырьком здания и закуривая первую на сегодня сигарету. Вид мертвого тела и согнувшегося над ним патологоанатома, вызывал у него неудержимое желание наполнить легкие крепким сигаретным дымом.

— Намекаете, что мы могли и не найти его? — Тринадцатый, хмуро строчил что-то в блокноте, периодически посматривая на тело эльфа.

— Да. Удача подкинула немного больше времени, чем убийце хотелось бы. Постараемся не потерять его. Напряги наших гениев в лаборатории. — Затушив сигарету, он направился к уже заканчивающему со своими обязанностями. — Что скажите, док?

— Хотите предварительный отчет? — фон Гратц, педантично упаковывал свои вещи. Док ненавидел предварительные отчеты, считал, что так можно упустить много деталей и направить следствие по ложному пути. Но необходимость быстро подкинуть детективам подсказки он тоже понимал. — Судя по температуре печени, он умер в районе девяти-десяти вечера прошлого дня. На теле есть следы побоев, но причина смерти, скорее всего удушение. Видите? — док указал пальцем на распухшую синюю полосу на шее эльфа. — Его задушили, скорее всего, веревкой, но окончательно скажу после обследования.

— А уши? — поинтересовался Вернон, глядя на уродливые обрубки, оставшиеся от ушей эльфа. Под шарфом у него неудержимо заныл оставленный Йорветом отпечаток ладони.

— Отрезали после смерти.

— Странно, я думал наш убийца — садист.

— Вы когда-нибудь пробовали отрезать ухо живому человеку, капитан? — Поинтересовался фон Гратц, явно настроившись на лекцию о хрящах и брызжущей во все стороны крови. Роше оторвал взгляд от изуродованного эльфа и посмотрел прямо коронеру в глаза:

— Вы не хотите знать ответ, док.

***

Личность эльфа они узнали еще до возвращения в офис. Парня брали за мелкое хулиганство, но сейчас он учился в Академии на Оксенфуртском острове. Раньше эльфов там было совсем немного, но за последние лет пять нравы претерпели изменения и эльфской молодежи в Университете прибавилось. И вот теперь один из таких «счастливчиков» лежал в полицейском морге, рядом с женщиной пытавшейся бороться за его права.

— Итак. — Роше приклеил на рабочую доску фотографию эльфа и подписал его имя. Теперь они с мертвой женщиной висели рядом. Определенно не то равенство, к которому стоит стремиться. — Защитница расовых меньшинств и эльф. Думаю, вы все поняли, к чему я веду. Жестокость преступлений, их характер… Наш убийца садист и психопат из тех, кто не останавливаются самостоятельно, но он не взялся из ниоткуда. Мы продолжим заниматься бандами и будем искать связь между жертвами. Тринадцатый, вам удалось встретиться с Саскией?

Детектив отрицательно покачал головой. Он явно чувствовал это своим личным провалом. Что поделать политиканы умели водить копов за нос. Как и всех других собственно.

— Я поговорю с ней сам. Сегодня. — Роше нарисовал на доске двухстороннюю стрелку от мертвой девушки к эльфу и поставил над ней вопросительный знак. Оба этих убийства могли иметь отношение к Саскии. Какая-нибудь месть или попытка угомонить ее неуемное желание помогать нелюдям. — Нужно так же опросить семью убитого. Они не захотят с вами разговаривать, но это не повод отступать. Будьте настойчивы, но вежливы, попытайтесь объяснить, что вы на их стороне.

После того, как все задания были розданы, Роше зашел в кабинет за плащом. Он собирался поехать к Саскии, уверенный, что ему она не сможет отказать в разговоре, но телефон подкинул ему задачки посрочнее. На экране светились два не отвеченных от Бьянки, один от Йорвета и сообщение, как всегда лаконичное, от Фольтеста: «Вечером зайдешь». Без вопросительного знака в конце.
К разговору с Бьянкой он был не готов, поэтому в первую очередь позвонил эльфу:

— Я на сегодня все. — Без вступления начал Йорвет. — Пообедаем вместе?

Роще хотел согласиться, но замер с открытым ртом. Пришедшая ему в голову идея просто не могла быть хорошей. Вернее она была очень плохой.

— Ты тут? — В голосе эльфа сквозило недоумение.

— Да. То есть… — определенно очень плохая идея, — Да. Давай встретимся, у меня есть к тебе дело. Через пятнадцать минут заберу тебя.

Он отключился до того, как Йорвет потребовал деталей. Плохие идеи зачастую давали неплохие результаты.

***

Йорвета он обычно подбирал на том же месте, где высаживал утром. Роше никогда не заезжал за ним прямо к центру, где эльф работал. Это было неудобно, приходилось закладывать крюк по тесным, вечно забитым машинами улочкам старого города. Не говоря уже о том, что могло возникнуть слишком много вопросов, сплетен и слухов.

Ожидавший его Йорвет стоял под навесом автобусной остановки. Прятался от дождя, натянув еще и капюшон толстовки, который забавно оттопыривался на его острых ушах. Эльф курил, но завидев машину Роше, выкинул окурок в урну и подошел к обочине. Выставил ногу, будто был дамочкой легкого поведения. Хорошо хоть Вернон был единственным свидетелем этого позерства, дождь и рабочий график почти очистили тротуары от прохожих.

— Идиот, — прокомментировал он, как только эльф сел в машину и забросил свою сумку на заднее сидение.

— Что? Ты так гнал, я решил, что нужно немного тебя затормозить, легавый.

— Ну, я же не из полиции нравов. И «легавый» не говорят уже лет двадцать.

— Ох уж эти дхойне! Дохнут со скоростью тараканов и еще указывают, что говорить, — Йорвет наклонился к нему, легко касаясь губами края его губ. — Рассказывай, что задумал.

Роше положил руки на руль, раздумывая, как бы рассказать ему о своей плохой идее.

— Мне нужно поговорить с Саскией.

Йорвет погладил шрам, выдавая жестом свое волнение, но на лице его не дрогнул ни один мускул:

— Говори, не вижу проблемы.

— Она не хочет говорить со мной.

— И ты хочешь использовать меня, как бесплатный пропуск, надеясь, что мне она не откажет, — поморщился эльф. Ему идея, похоже, не понравилась, Вернон успел пожалеть, что высказал ее. Возможно, стоило надавить на Саскию по-другому, не вмешивая в это Йорвета. По сути, он правда хотел использовать его. Роше не стыдился такого подхода, он использовал подчиненных и информаторов, это было частью его работы. Но не хотел ссориться второй раз за два дня.

— Хорошо, — вздохнул Йорвет. — Поехали, поговорим с Саскией. Только не в ее офис, в это время она обычное обедает в «Зимородке».

По дороге Йорвет, не спрашивая разрешения, сунул нос в материалы дела. Роше никак не стал это комментировать, решив, что он заслуживает понимать, во что вляпывается. Эльф долго рассматривал фото жертв. Ничего не сказал, но его мнение явно выдавали сжатые в тонкую нить губы.

В «Зимородок» их впустили без проблем, хотя Вернон с его цепким взглядом служителя закона и мрачный эльф в толстовке явно выбивались на фоне местной богемной публики. А вот к Саскии они смогли попасть только после того, как Роше показал свой значок слегка занервничавшему менеджеру. Про себя капитан подумал, что нервничает он не просто так, кажется хозяевам «Зимородка» было что скрывать.
Саския обедала в отдельном зале, небольшом, очень уютном и явно предназначенном для vip-персон. Интерьер, выполненный в мягких бежевых тонах, настраивал на успокаивающий лад и очень подходил самой Саскии. В своем деловом костюме приглушенного голубого оттенка, с толстой светлой косой, переброшенной на плечо, девушка выглядела нежной и почти беззащитной. Роше не поверил ей ни на йоту, жизнь научила его, что самые хитрые часто прикрывают силу мнимыми мягкостью и слабостью.

— Капитан Роше, мне говорили, что вы хотите поговорить со мной. — Саския разговаривала с капитаном, не отрывая взгляда от лежащего перед ней планшета. Она подняла голову только когда Роше сел за стол напротив нее. Глаза Саскии удивленно распахнулись, когда она увидела севшего рядом с Верноном эльфа.

— Й-Йорвет?.. Что ты здесь делаешь?

— Здравствуй. — На лице Йорвета появилась мягкая улыбка. Роше он так по-доброму никогда не улыбался. — Нам нужна твоя помощь.

— Милсдарыня, простите, что прерываю ваш обед, но, — Роше вмешался, собираясь взять быка за рога сразу, — вы знаете этих людей?

Он показал фото убитых женщины и эльфа, и Саския хоть и никак не проявила своих чувств, но слегка побледнела. Отложив в сторону планшет, она взяла в у Вернона фотографию девушки.

— Я не знаю эльфа, но это Ивона. Ивона Вуйчик, она работала на меня.

— Это мы знаем, чем именно она занималась?

— Меняла мир, капитан! — слегка вспылила Саския. — Она работала в отделе связей с общественностью. Привлекала на нашу сторону людей, поддерживала связь с молодежью и студентами.

— Студентами? Наш эльф учился в Академии.

— Да они могли пересечься именно там. — Аккуратные ноготки Саскии отбили дробь на столешнице. — Чтобы это узнать, вы могли просто позвонить, капитан. И почему ты здесь, Йорвет из Aen Seidhe?

— Это важное дело. Ты знаешь, я немного… отдалился от нашей общины, но хочу, чтобы убийцу поймали до того, как он убьет еще кого-нибудь. — Эльф больше не улыбался. — Разве не для этого все, Саския? Чтобы не жить в страхе? Раньше нелюдя убивали, и полиции было все равно, теперь полиция пытается найти виновного, а все, чем ты можешь помочь это «вы могли позвонить мне»?

Атмосфера в помещении ощутимо потяжелела. На мгновение Вернона посетило странное видение, как Саския плюет в них с эльфом огнем. Он не знал, откуда такой образ взялся в его голове и постарался побыстрее выгнать его оттуда.

— Хочешь сказать, я не помогаю? — Мило улыбнулась девушка, но ни теплоты, ни искренности в этой улыбке не было. — А ты Йорвет, как ты помогаешь? Ты… Ты просто ушел, ты всех бросил. Ради этого? — Она указала пальцем на эмблему полицейского управления вышитую на толстовке эльфа. — Или ради чего-то еще менее…

Она не договорила, Роше снова вытащил из папки фото, на этот раз с места преступления. Эльф лежал в куче мусора, спутанные темные волосы закрывали лицо, на шее четко был виден сизый след от удавки. Он положил фото на стол с такой силой, что звякнула расставленная посуда. Саския замолчала на полуслове и посмотрела на фотографию.

Постепенно черты ее лица смягчались, внутренний огонь, кажется, утих. Роше видел, что ей правда жаль этого эльфа и она хочет им помочь. На честных людей всегда было проще давить, поэтому Вернон спросил в лоб:

— Это может быть атака на вас?

— Не думаю. Ивона не занимала высокой должности и не была мне близкой подругой. — После секундного молчания ответила Саския.

— Вам часто угрожают, милсдарыня?

Саския только фыркнула. Ответ на вопрос был, конечно, очевиден, но Вернона больше интересовало, не вспомнит ли она чего-нибудь пересекающегося с преступлением.

— Подумайте, не поступало ли вам угроз похожих на то, что вы видите на этих фото?

Он передвинул папку поближе к Саскии и та начала рассматривать фотографии. Не желая ее отвлекать, Роше замолчал. Его задели слова о том, что Йорвет всех бросил. Вернон даже не сомневался, что эльф поддерживает связь со свой шайкой и держит руку на пульсе. А тут вот… «бросил».

Отвечая на его мысли, Йорвет положил руку ему на колено. Сначала Вернон решил, что это что-то вроде жеста поддержки, но рука сдвинулась выше. И еще немного выше, туда, где болезненно ныл оставленный утром синяк. На Роше эльф не смотрел, полностью увлеченный водой со льдом, которую цедил мелкими глотками. Рука тем временем заползла уже настолько высоко, что жестом дружеской поддержи, это не могло считаться ни по каким статьям. Пальцы Йорвета легли ему на пах, почти неощутимо погладив через ткань. И все же дыхание у Вернона перехватило. От чужой невероятной наглости и мгновенно накатившего почти болезненного возбуждения. Он схватил руку эльфа у запястья и выразительно глянул на самого Йорвета. В зеленном глазу были только насмешка и много-много желания.

«Какого хрена ты делаешь?» — спросил Роше одними губами, удерживая чужую руку. Молчаливая борьба длилась еще какое-то время, пока Саския со вздохом не отложила папку, и Вернон на секунду ослабил хватку. Йорвет мгновенно воспользовался преимуществом и слегка сжал его член сквозь брюки.

— Если подумать, то мне угрожали подобной расправой. Не могу вспомнить дословно, но было что-то вроде «шлюхи, которой надо пришить эльфские уши», что-то в таком духе. — Саския вернула ему фото, вроде бы не заметив его слегка скованной позы. — Я часто получаю подобные угрозы, самые агрессивные из них мои помощники передают в полицию.

— Эту тоже?

— Возможно, — девушка пожала плечами. — Я свяжусь со своими людьми, скажу им, чтобы переслали все в полицию немедленно.

— Спасибо, милсдарыня, — кивнул Вернон, у которого назрела острейшая необходимость немедленно покинуть «Зимородок». И надавать кое-кому ушатому и не в меру игривому по зубам. — Надеюсь на ваше сотрудничество.

— Да и… Извините мне мою резкость. Ты тоже, Йорвет. — Немного холодно улыбнулась Саския. Они пожали друг другу руки, и Роше поднялся со своего места, быстро смахнув ладонь эльфа со своего бедра.

***

— Ну, вроде бы все прошло неплохо, — как ни в чем небывало сказал эльф, когда они вышли из «Зимородка». Вернон повернулся к нему, не зная, какими словами передать все то, что он думает о Йорвете и его выходках. Иногда ему казалось, что подобные вещи — проявление эльфского старческого маразма.

— Иди к машине.

Говорить было бессмысленно, драться на пороге «Зимородка» бессмысленно, перевоспитывать эльфа, который был старше Вернона раз в пять, бессмысленно втройне. Да и не злился капитан на него так уж сильно, скорее, на дискомфорт в штанах.

Йорвет, как всегда чувствительный к его настроению, нагло расселся на пассажирском сидении, не ощущая никакой угрозы и не волнуясь за сохранность своей физиономии. В руках у него был яркий рекламный буклет какого-то ресторана, который Йорвет внимательно изучал.

— Ну так… Пообедаем, плоскоухий? За твой счет.

— Редко бывает иначе, — хмыкнул Вернон. — Хочу после обеда поехать в Академию, расспросить про убитого эльфа.

Роше выехал на дорогу, мысленно прикидывая, куда им заехать на обед, чтобы эльфу потом было удобно добраться домой, а ему попасть на Оксенфурдский остров до того, как студиозы и их преподаватели разбегутся кто куда.

— Так поехали сразу туда, — неожиданно предложил Йорвет.

— А обед?

— Перекусим на месте, затем я помогу тебе со студентами.

Притормозив на светофоре, Вернон посчитал от двадцати до нуля в обратном порядке, пытаясь успокоиться. Иногда Йорвет его поражал. Вел себя так, будто перед ним не серьезный мужик, разменявший четвертый десяток и сделавший карьеру на полицейской службе, а неразумное дитя. И пытался «незаметно» опекать. Фольтест бросил это гиблое дело после первых же попыток, но до Йорвета видимо доходило медленнее.

— Возможно, ты не заметил, но у меня на поясе значок. Он означает, что я умею допрашивать людей.

— Людей да, а вот эльфов ты обычно допрашиваешь и в комнате для допросов и прикованных к столу. А это студенты, большинство из них с копами не сталкивались, а твоим лицом их, скорее всего, матери пугают. Без обид.

— А ты не слишком-то стар для общения с молодежью? — ответил шпилькой на шпильку Вернон.

— Что ты понимаешь в эльфском возрасте, дхойне? Если вы мрете, как мухи, это не значит, что для других рас несколько сотен лет — возраст.

— Просто признайся, что хочешь и завтра обедать за мой счет.

Йорвет презрительно фыркнул, всем видом показывая, что больше не собирается продолжать беседу с каким-то дхойне. Впрочем, теперь Роше не собирался спускать ему это с рук, они оба поедут в Академию.

***

Прежде всего, Роше отправился на поиски декана убитого студента. Он примерно представлял куда идти, приходилось бывать в этом месте. Всегда по делам, никогда даже с надеждой, что будет учиться здесь. В юности он испытывал дискомфорт, находясь среди студентов, все казалось, что каждый изнеженный мажорчик смотрит на него свысока. Повзрослев, доказав себе и окружающем, на что он правда способен, Вернон уже не ощущал все так остро. Смирился с тем, что у некоторых всегда будет лучшее место в жизни, машина и дом, просто потому что посчастливилось родиться в нужной семье. И нужно думать не об этом, а о деле, которым занят. С возрастом вникать в подобные материи и вовсе перехотелось.

И все же он испытывал некое благоговение, шагая по дубовым полам, мимо портретов и бюстов знаменитых выпускников. Здание дышало некоторой напыщенной торжественностью, которую неплохо разбавляли снующие туда-сюда группы студентов. Вернон не сомневался, что отдел по борьбе с наркотиками смог бы вытрясти из студентиков ассортимент небольшой аптеки и еще с полтонны травы сверху, но сейчас ему не было до этого особого дела.

Идущий рядом Йорвет почти не смотрел по сторонам и выглядел скучающе. Роше подмывало спросить, бывал ли он в Академии раньше, но он старался избегать вопросов о прошлом Йорвета. Ответы слишком часто ему не нравились.

А вот на самого эльфа посматривали с явным интересом и даже опаской. Угрюмое, изуродованное шрамом лицо не оставляло студентов равнодушными, а нашивка с эмблемой полицейского управления порождала гомон шепотков за их спинами. Студенты еще не знали, что произошло с их «коллегой», но долго это скрывать не получится, очень скоро тут все будет гудеть как растревоженный улей.

Им пришлось поплутать в поисках приемной декана, но судя потому, что секретарь пропустила их, только услышав приветствие — тут были готовы к их появлению. Роше постучал в дубовую дверь с табличкой «Кейра Мец. Декан» и вошел не дожидаясь ответа.
Кейру Вернон знал, правда, больше заочно: у Фольтеста с ней был непродолжительный, но довольно бурный роман. Роше, тогда еще сержант, пробивал ее досье, а потом выслушивал от шефа жалобы, на коварную женскую натуру. Милсдарыня декан могла не знать о существовании Вернона, но он знал о ней почти все.

— Милсдарыня, я капитан Роше, — он показал значок и пожал протянутую ему руку. Рукопожатие у Кейры оказалось не по-женски твердое, тонкие женские пальчики крепко вцепились ему в руку.

— Мне звонили из управления, капитан. Я в курсе произошедшего. — Ноготки декана отбили дробь на папке, затем подтолкнули ее к Вернону. — Досье на этого бедного студента.

— Так легко? — Обычно такие вещи приходилось выбивать при помощи ордеров и звонков судьям, процесс затягивался на часы, а то и на дни.

— Это не официально. Снимите копию, если потребуется, оригинал останется здесь. — Кейра слегка улыбнулась и возле ее губ обрисовались очаровательные морщинки. — Открытая папка просто лежала на моем столе, что вы там успели прочесть, я контролировать не могу.

В серых глазах было что-то такое… Лукавство и ум, заставляющий понять, почему обычно равнодушный к блондинкам Фольтест увлекся Кейрой. А вот Роше светлые волосы всегда были по душе, поэтому он ответил на полуулыбку.

— Вы знали погибшего студента лично?

— Нет, капитан. Я не могу знать всех студентов, а этот был довольно тихим. Изучал историю, звезд с неба не хватал, ни в чем предосудительном не замечен. Вам нужно поговорить с его группой и куратором.

— Его куратором? — Поинтересовался Вернон, открывая досье и по диагонали читая самое интересное.

— Профессор Креван. Креван Эспане аэп Каомхан Маха.

Роше оторвался от чтения, поднимая взгляд на Кейру:

— Светлые волосы, голубые глаза, приехал сюда с другого материка?

— Непроизносимое имя. — Улыбка сделалась чуть шире. — Вижу, вы уже знакомы. Я попросила его задержать группу, в которой учился бедный юноша, после лекции, вас проводят. Приятного общения, капитан.

***

Больше всего в своей работе Вернон ненавидел именно эти моменты: сообщать людям, что их друг или родственник погиб. Люди всегда реагируют по-разному, но при этом поразительно одинаково. Кто-то сразу плакал, кого-то новость так шокировала, что он не знал, как реагировать. Кто-то делал вид, что не испытывает ничего, кто-то правда ничего не испытывал, чувства приходили позже. Были и такие, кто выдавал весь положенный спектр чувств на деле не испытывая ни одного из них.

Группа студентов в этом плане выдавала все возможные варианты. Конечно, шока и удивления было больше всего, но сидящая в дальнем конце аудитории эльфка сразу же заплакала, горько и искренне. Ее капитан взял на заметку, слишком бурной была реакция. Они с Йорветом переглянулись, понимая друг друга с полуслова. Но кроме этого никакой интересной реакции он не заметил, Аваллак’х и вовсе не проявил никаких чувств. Равнодушно выслушав известие, он позволил Роше переговорить со студентами, которые ничего особо полезного не сообщили. Все хорошо отзывались о покойном, впрочем, люди редко бывали откровенны на публике.

Попросив Аваллак’ха задержаться, Вернон переговорил с несколькими ребятами, назвавшими себя друзьями убитого. Тут ему действительно пригодился Йорвет, молодые эльфы отвечали ему куда охотнее, чем Вернону, периодически переходя на эльфский диалект. С их слов, ни в чем предосудительном покойник замечен не был, в политику не лез, ничем подозрительным не занимался. Они заметили пропажу друга, но волноваться пока не начали. Совсем недавно парень расстался со своей девушкой, той самой эльфкой, которая так горько заплакала, при известии о его смерти. Думали, ему хотелось побыть немного в одиночестве и понятия не имели, что происходит на самом деле.

Прикинув их слова так и эдак, Роше решил, что верит. Конечно, каждого еще предстояло допросить повторно, они могли знать что-то важное и даже не догадываться об этом, но специально они ничего не скрывали, и их горе было вполне искренним. Полицейское чутье подсказывало, что ничего интересного он тут не узнает.

Отпустив студентов, Роше переключил свое внимание на Аваллак’ха. Эльф делал какие-то отметки в своем журнале и казался полностью этим увлеченным. Особого желания общаться с ним не было, но Вернон никогда не позволял своим желаниям мешать работе. К тому, же доводилось ему общаться и с личностями куда менее приятными.

— Профессор Креван, — Роше откашлялся, привлекая к себе внимание, но эльф не оторвался от своих бумаг и просто кивнул:

— Аваллак’х, капитан. Я же уже говорил.

— Вы хорошо знали погибшего?

— Вы хотели сказать «убитого», капитан. — Аваллак’х, поставил какую-то отметку в своем журнале, по-прежнему не взгляда на Вернона. — Его ведь убили, он не погиб. И отвечая на ваш вопрос, я не слишком хорошо знал его, мне поручили эту злосчастную группу буквально неделю назад.

— Почему злосчастную, профессор? — поинтересовался Роше, аккуратно захлопывая журнал эльфа. Он ненавидел, когда от него пытались отделаться такими штучками. Аваллак’х зря надеялся, что он из тех, от кого легко избавиться, если прикидываться глухим, немым и непонимающим. Отложив перьевую ручку, эльф поднял на него свои прозрачные голубые глаза. В них светился ум и жестокость, а еще они смотрели на Вернона из такой бездны веков, что становилось не по себе. Разница в возрасте поражала, но капитан быстро взял себя в руки, сказывался опыт общения с Йорветом.

— Тут все немного не так… как я рассчитывал. У нас не принято, чтобы эльфы и люди учились в одних группах. — Аваллак’х вздохнул. — Какой-то бардак. Смешанные группы, смешанные курсы и общежития!

Роше приходилось и раньше слышать подобные претензии, но из уст людей недовольных подобным потеплением межрасовых отношения. Слышать подобное из уст эльфа было странно.

— И что же тут плохого?

— Вы когда-нибудь общались с умственно-отсталыми детьми, капитан? Именно так я воспринимаю студентов вашей расы. — Он недовольно поморщился и продолжил: — Это так называемое равенство — просто бред какой-то. Почему никто тут не осознает, что в обучении разных рас нужен совершенно разный подход. Я не могу позволить себе возиться с «однодневками».

— Даже с Зираэль? — Тихо спросил Йорвет. В его голосе была затаенная злость и Роше удивленно на него глянул. Сам он слова Аваллак’ха близко к сердцу не принял, и не такое приходилось выслушивать, но Йорвет отреагировал неожиданно сильно.

— Прошу прощения, у меня скоро начинается следующая лекция, я обязан подготовиться, — Аваллак’х начал собирать свои вещи в сумку. — У вас есть еще какие-нибудь вопросы?

— Да. Я давно не встречался ни с кем из народа Ольх, вы там все такие мудаки? — Улыбка Йорвета не сулила Аваллак’ху ничего хорошего, но тот ответил неожиданно прямым, злым взглядом.

Прежде чем в аудитории завязалась драка, в которой Роше, как разнимающему прилетит больше всех, капитан развернул «своего» эльфа за плечо и повел прочь.

— Мы еще свяжемся с вами, профессор. — Кинул он через плечо, закрывая за собой дверь. Йорвет резко дернулся, сбрасывая его руку. Из университета они вышли молча. Никто из них не желал первым начинать разговор. Возможно, эльф вообще не считал, что им нужно разговаривать. Они перешли весь университетский двор, обходя кучки беззаботно болтающих студентов, которых даже усиливающийся дождь и начало лекции не способны были загнать на учебу.

Йорвет шел немного впереди, засунув руки в карманы своей толстовки. Весь его вид говорил о том, что он не желает, чтобы его трогали. Хорошо, что Вернону сейчас было на его желания плевать.

— Ну и что это было такое? — Поинтересовался он, придерживая дверцу машины, чтобы эльф не мог захлопнуть ее. Теперь Йорвету приходилось смотреть на него снизу вверх, что заранее ставило Роше в более выгодное положение.

— Мне просто не понравилось, как он говорил.

Он отвел взгляд, не глядя на Вернона, и это позволило капитану усмехнуться. Видеть эльфа пристыженным было бесценно.

— Белка, ты регулярно говоришь то же самое.

— Нет, — Йорвет упрямо мотнул головой. — Я не люблю вашу расу, но в основном за то, что вы относитесь к нам, как…

— Как этот ебучий эльф к людям. — Закончил за него Роше.

— Да, но… я же с тобой, дхойне. — Вид у эльфа был почти пристыженный. — Не могу этого объяснить. Дело ведь не в том, что ты не такой дхойне, как все остальные…

— Ну, спасибо!

— Но выбирая между тобой и этим Креваном…

— Спасибо еще раз.

— Ты можешь не перебивать меня, курва?! — Наконец-то разозлился эльф, поворачиваясь к Вернону. Быстро понял, что его провоцируют, и прищурил глаз в намеке на угрозу. Они обменялись долгими взглядами. Небольшой молчаливый поединок закончился ничем, затевать ссору прямо здесь и сейчас никто из них не собирался. Ссору можно было устроить и дома. Закончить ее потасовкой или сексом, они получали равное удовольствие от обоих вариантов.

Йорвет первый прервал эту небольшую безмолвную дуэль, переведя взгляд на кого-то за спиной Роше. Капитан тоже оглянулся и изобразил на лице приветливую улыбку.

— Извините, — неловко кашлянул подошедший паренек. Его лицо Роше помнил, он учился в одной группе с их эльфом. Тогда он выглядел таким же ошарашенным, как и все остальные, сейчас — смущенным и неуверенным.

— Привет, — кивнул Роше, пытаясь не вспугнуть мальчишку. — Кажется, мы сегодня уже встречались? Напомни свое имя, парень.

— Болека Кравчик, милсдарь… капитан? — парень смутился еще больше, необходимость общаться с копом явно приводила его в ступор. У него явно была парочка грешков за душой, приходилось делать вид, что Роше об этом не догадывается.

— Капитан Вернон Роше. Что-то хочешь мне рассказать, Болека?

— Я… Да, хочу. — Нервно закивал парень. Голова у него заболталась как у болванчика. — Только я не уверен, что это то, что вам нужно.

— Ну, если не расскажешь, я этого и не пойму, — Вернон старался не давить и не торопить парня.

— Несколько дней назад я видел, как кто-то следит за девушкой. Какой-то эльф, — он виновато глянул на Йорвета.

— Почему ты решил, что именно следит? Может он просто шел за ней.

— Он, скорее, крался. Была ночь и он шел так, чтобы она его не заметила. Быстро проходил за фонарями, а один раз спрятался за деревом, когда она оглянулась. — Заторопился объяснять Болека. Он явно хотел, чтобы ему поверили, слишком больших усилий ему стоило подойти к копам со своей историей. — А потом девушка встретилась с парнем, они поцеловались и эльф пошел обратно! Просто развернулся и пошел обратно, он точно за нею следил!

— Когда это было?

— Два дня назад.

Два дня назад их эльф и пропал, но проводить параллели Вернон пока не пытался.

— А тебя этот эльф не заметил?

— Нет, я... лежал. — Смутился парень.

— Лежал? Осенней ночью?

— Да, на лавочке. Меня немного разморило.

— От травки? — усмехнулся Вернон. Он уже не сомневался, что именно этот грешок пытался скрыть Болека и его испуганный вид только подтвердил опасения. — Ладно, не дергайся, я не из отдела борьбы с наркотиками. Но ты точно уверен в том, что видел?

— Клянусь пророком Лебедой! — парень снова закивал как болванчик. — Готов подтвердить, если нужно.

— Хорошо, а теперь расскажи мне про своего одногруппника-эльфа. Каким он был? Его друзья поют ему дифирамбы, деканат судит о нем только по записям в личном деле, но каким он был на самом деле?

— Нормальным, — после недолго молчания выдал Болека. — То есть все эльфы такие… немного замкнутые, — он снова виновато посмотрел на Йорвета, — но, в общем, нормально. Тусил в основном со своими, но иногда приходил на человеческие вечеринки. Говорили, у него была девушка на стороне, и он из-за этого расстался с Маликой.

— Хм… — про девушку Вернон слышал в первый раз.

— Он встречался с человеком? — Йорвет, судя по тону, тоже был удивлен.

— Ну, слухи были, но больше я не знаю ничего, — пожал плечами парень.

— Хорошо, напиши мне свой номер и возьми мою визитку. Свяжись, если вспомнишь что-то еще. — Он записал номер и имя парня, собираясь пробить их, как только появится возможность. Не то чтобы ему Болека показался подозрительным, но всегда лучше знать подноготную возможного свидетеля.

Йорвет заговорил, только когда они выехали с территории Академии:

— И ты примешь показания обкуренного студента?

— Обкуренный, но не под фисштехом же. — Пожал плечами Вернон. — Да и показаниями они станут только, когда их запишут в полицейском управлении, и он под ними подпишется. Сейчас это просто информация к размышлению. Что если наш эльф правда любил человеческих женщин?

— Ты в это веришь? — поморщился Йорвет.

— Ох, ну чья бы корова мычала… — Роше очень захотелось эльфа пнуть, мешало только то, что драка в салоне движущейся машины точно закончилась бы печально.

— Вдруг он просто направляет тебя по ложному следу?

— О да, он настоящий темный гений, как я сразу не заметил?

— Ох, заткнись! — Йорвет все-таки толкнул его кулаком в плечо, но совсем не сильно. Вернон засмеялся, с трудом удерживая на языке миллион рвущихся насмешек.

Йорвета он высадил недалеко от дома, у самого Роше были дела на сегодняшний день. Глядя в спину удаляющемуся эльфу, он подумал, что с делами хочет разобраться быстро. Максимально быстро. Он бы вообще отменил все свои дела, если бы не необходимость поехать к Фольтесту. Шефа он игнорировать просто не мог.