Взгляд с обочины 3. Аглон +25

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Арда и Средиземье», Толкин Дж. Р. Р. «Неоконченные сказания Нуменора и Средиземья», Толкин Джон Рональд Руэл «История Средиземья» (кроссовер)

Основные персонажи:
Келебримбор (Тьелперинквар), Куруфин (Куруфинвэ, Атаринкэ)
Пэйринг:
Куруфин, Келебримбор, ОМП, первый дом и соседи
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Юмор, Драма, Фэнтези, Экшн (action), Психология, Повседневность, Дружба, Пропущенная сцена
Предупреждения:
ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 225 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«За дружбу!» от Gala_Bel
Описание:
Производственный роман об отцах и детях, или Хотели как лучше, а получилось как всегда || Третья книга, в которой Ангбанд осаждён, появляются гномы и люди, а первый дом строит много планов и ещё больше проваливает

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Первая книга: https://ficbook.net/readfic/3596634
Вторая книга: https://ficbook.net/readfic/4050988

Третья книга охватывает весь Долгий мир и из-за объёма делится на отдельные части, разнесённые во времени. В 3.2 появляются гномы, в 3.3 - люди.

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ (19 июня) ОБНОВЛЕНИЯ НЕ БУДЕТ

3.3 АГЛОН (13) Вербовка студентов, неправильный город и вводная лекция

30 мая 2017, 13:49
***
Гаудин посоветовал искать Хейлана в шахте, подтвердив предположение Тинто, но парень нашёлся гораздо раньше, ещё на первой трети склона, вместе с каким-то ещё человеком сидел на длинном бревне. При виде эльфа, правда, оба как-то засуетились, принялись поднимать бревно на плечи. У Хейлана получилось лучше, а его напарник поскользнулся, пустив вниз по склону пару мелких камешков и чуть не выронив свой конец бревна. Тинто еле успел перехватить его и подставить плечо. Второй парень, занятый спотыканием, облегчённо выругался, когда его не придавило бревном, душевно поблагодарил – и только потом удивился, обернувшись и разглядев нежданного помощника.
- Куда это? – спросил Тинто, кивнув в ответ.
- Это… Да вот, к нижней штольне, - человек махнул свободной рукой куда-то за отвал. – Укреплять будем.
- Не боишься одёжку свою попортить? – задиристо поинтересовался Хейлан с другого конца бревна. - Дорогая, небось.
- Дорогая? – удивился Тинто, покосился было на придавленное шершавой корой плечо, но оглядываться было неудобно. - Да нет, почему дорогая, самая обычная, у нас полсклада сейчас занято такой. Из Таргелиона прислали на весь гарнизон недавно.
Хейлан хмыкнул как-то странно, а второй парень быстро заверил эльфа:
- Да ты не беспокойся, господин хороший, дотащим уж. Благодарим за помощь, конечно. И за шахты не беспокойтесь, мы быстро всё восстановим.
- Восстановите, - покивал Тинто, догадываясь по вчерашнему приёму, что людям странно видеть "господ", к которым почему-то причислили весь их отряд, за простой работой. - Главное - чтобы снова такого не было. Но не будет, думаю. Уж этому-то вас точно научат.
- Научат? – нахмурился Хейлан.
- Это ты про чтение, что ли? – отозвался второй. - Вроде, говорили что-то такое, только верится с трудом. Это ж возни сколько…
"Не то что со спасением шахтёров, раскапыванием и восстановлением заваленной шахты", - подумал Тинто, но вслух только мотнул головой, деранувшись ухом о не до конца отпиленный сучок:
- Нет, это я про обучение на Аглоне. Там времени хватит и на чтение, и на вот технику. Пока не научитесь, не уедете.
- Мы? – второй парень снова споткнулся, чуть не уронив бревно. – В вашем городе? На кой мы там сдались?
- А вам не сказали что ли? – удивился Тинто, прихватывая ношу ещё и второй рукой для надёжности. – Ну, то есть, не знаю, как насчет тебя... Но Хейлана лорд точно хотел взять.
Теперь уже споткнулся Хейлан, больше держась при этом за бревно, чем помогая его держать. Тинто послушно ждал, пока зашатавшаяся шестиногая гусеница выровняется.
- С чего вдруг такая честь? – так недоверчиво осведомился Хейлан из-за бревна, что Тинто живо представил, как Тьелпэ вчера обсуждал с ним безопасность в шахтах, в обычной своей манере, с обилием похвалы и комплиментов, и громко думая о халатности и бестолковости. Хоть ты разъясняй человеку теперь, что он про всех так думает. Ну, почти про всех. Тинто немного поколебался, но нашёл более удобные формулировки:
- Ты хорошо думаешь. Только не хватает теоретических знаний. – "Теоретических" он сказал на синдарине, тут же усомнился, поймёт ли человек, и на всякий случай перевёл: - Общих. Ну, как всё работает и почему.
Если Хейлан и не понял, то переспрашивать не стал.
- И что, он тебя прислал сказать, чтоб я собирался уезжать? – недоверчиво и как-то недовольно спросил он. – Надолго хоть? Не на пятьдесят лет?
- Нет, он не присылал. - Тинто немного растерялся от его тона. - Я думал, тебе уже Гаудин сказал.
Хейлан скептически угукнул и уточнил:
- Так мне к нему зайти за распоряжениями?
- За какими распоряжениями?..
Тинто уже жалел, что вообще завёл этот разговор. Нужно было подойти к Гаудину просто и попросить передать. Зачем он лично пошёл искать человека? А если он теперь обидится и откажется? И как объяснять Тьелпэ то, чего сам не понимаешь?
Хейлан помолчал, как будто тоже собирал в кучу расползшиеся от странного вопроса мысли.
- Ну, ты говоришь, - неуверенно начал он, - меня лорд Келебримбор собирается взять на Аглон. Могу я узнать хотя бы, когда, зачем и надолго ли? И где мне это узнать?
- Ну я же сказал, учиться, – аккуратно повторил Тинто, опасаясь сделать хуже: - А как долго - я не знаю. Наверное, смотря как успевать будешь.
Хейлан опять замолчал, сосредоточившись на том, чтобы вписать бревно в узкий поворот, не застряв им в ветках по обочинам, и в паузу встрял его товарищ:
- А вы только Хейлана берёте? А мне можно тоже? Я и писать умею!
- О, - Тинто обрадовался сразу и новости, и возможности сменить тему. – Это отлично. Значит, ты сможешь помочь в переписывании инструкций и в обучении других.
- Да, но… - запротестовал было человек, но Хейлан с силой ткнул свой конец бревна в землю, так что остальным носильщикам пришлось вместо разговора спешно выдёргивать из-под него конечности
- Так и когда ехать-то? – хмуро спросил Хейлан, вытирая лицо рукавом рубашки, от чего по коже поползли серо-розовые разводы. Очевидно, с его стороны кора бревна тоже царапалась.
Тинто всё-таки положил свой конец бревна на землю, выпрямился, мельком глянув на двух мальчишек с тачками, отвозивших от провала шахты землю и сбрасывавших её с обрыва, заметно более лысому и пологому здесь, чем дальше по склону. Только кое-где из-под щебня ещё торчали особо упрямые кусты. Тьелпэ не говорил, сколько ещё им придётся провозиться, но вряд ли он захочет тут задерживаться ещё на один день.
- Думаю, мы завтра будем выезжать. Утром, наверное.
Хейлан коротко кивнул, отвернулся и подошёл к подвешенному на дерево умывальнику: деревянному ведру с затычкой в донышке. В паре шагов тут же стояла большая бочка под крышкой и ещё одно ведро. Пробка послушно утопилась в дно ведра под руками Хейлана, выпуская в ладони струйку воды. Часть её пролилась под ноги, плеснув на мокрую землю и пару брошенных поперёк лужи досок. Оставшийся у бревна человек отвлёк Тьелпэ от этой картины, продолжив расспросы:
- А что, и правда прямо сам лорд будет учить? – Судя по блеску в глазах, он то ли знал что-то про Тьелпэ, то ли, что вероятней, одинаково уважал всех лордов – а эльфийских особенно.
- Правда, ага. – Тинто кивнул, улыбнувшись, но продолжая озадаченно гадать о причинах поведения его товарища. - Он это не очень любит, но там всё равно ещё другие ученики приедут, из Химринга. Так что и Хейлан с ними заодно уж.
- Это мне что, прямо с эльфами учиться, что ли?! – потрясённо переспросил тот от умывальника.
- Да, - почти так же удивлённо подтвердил Тинто. - А что такого-то? Или ты думаешь, эльфы как-то по-особенному учатся?
- Откуда ж я знаю! И чего это... – Хейлан напился и принялся вытирать брызги с подбородка ладонью, а ладонь о штаны. - Они тоже читать не умеют?
- Умеют. Но этому ты тоже быстро научишься, – заверил его Тинто и поспешил успокоить: - Да ты не переживай. Лорд строгий, да. Но объясняет, сколько нужно.
Вряд ли это сильно исправило ситуацию, но, по крайней мере, не ухудшило. Хейлан хмыкнул что-то невразумительное и пошёл снова поднимать бревно. От шахты подошли ещё трое людей, так что Тинто больше не стал лезть с помощью. По крайней мере, новости он Хейлану сообщил.
Ещё днём они с Тьелпэ пришли к выводу, что оставить кого-то из своих мастеров здесь не выйдет, слишком часто меняются поколения рабочих, так что высылка к эдайн грозит затянуться. Значит, нужно организовать обучение у самих эдайн, и проще всего для этого взять нескольких учеников на Аглон, обучить их, с тем чтобы они затем сами обучали остальных людей. Гаудин неожиданно легко согласился на предложение, пообещал даже выбрать молодёжь потолковей, на что Тьелпэ сказал, что одного выбрал уже сам. Утром, правда, выяснилось, что даже второго выбирать не из кого, потому что Гаудин предложил забирать только Миро, который и сам, кажется, прямо не отказывался только из уважения к дяде и благородным гостям, а Тьелпэ его тем более брать не хотел. У Тинто осталось впечатление, что Хейлану уже всё предали, так что искал он его больше, чтобы уточнить детали вроде времени отъезда. Уточнил, называется.
Нужно учиться понимать этих людей, в конце концов.

***
Назавтра Тинто проснулся ни свет ни заря и решил, пользуясь случаем, ещё раз побродить по окрестностям без провожатого. Посёлок спал, укутанный наползшим с реки туманом, только откуда-то с горы слышалась странная, перебивчивая мелодия дудочки. Тинто успел обойти посёлок кругом, но так и не понял, где именно сидит музыкант. А потом долину внезапно залило солнце, успевшее, оказывается, уже высоко взобраться по небу, и Тинто поспешил обратно – чтобы на полпути нагнать тоже идущего к большому дому Хейлана. Все его сборы в дорогу ограничились, похоже, одной тощей сумкой. На пожелание доброго утра он ответил так хмуро, что Тинто разом перехотелось обсуждать погоду. Осталось, правда, лёгкое недоумение: если Хейлан по какой-то причине не хочет ехать, почему не сказал об этом? Может, у него здесь какие-то нерешённые проблемы, а попросить отряд задержаться он стесняется?
Тинто уже решил было спросить у человека прямо – мало ли, вдруг что-то серьёзное, - но они уже подходили к дому, перед которым расселся остальной отряд – кто на траве, кто на крыльце, кто в развилке старой ивы. Лошади бродили рядом, выбирая необъеденные козами кусты и передёргивая шкурой от насекомых. Одна с интересом поглядывала на полосатую кошку, снисходительно наблюдавшую за гостями с перил крыльца. Тинто видел несколько таких в посёлке: поменьше местных лесных, наверное, эдайн привезли их с собой откуда-то из степей. Лошадь шагнула ближе, качнув гривой и любопытно потянулась к кошке. Та на миг прижала уши, но с места не сдвинулась, а потом и потянулась навстречу лошадиной ноздре со взаимным интересом. Пару мгновений они мирно обнюхивались, но потом лошадь протяжно фыркнула – и сама испугалась эффекта: кошка возмущённо присела, снова прижимая уши и шипя, и ответила на оскорбление когтистой лапой. Лошадь удивлённо попятилась от пощёчин, задирая голову и дико кося глазом.
Отряд был уже готов ехать, и Тинто не стал всех задерживать, рассудив, что случись у Хейлана и в самом деле что-то плохое, он и сам сказал бы. А что хмурый – так он, похоже, всегда такой.

Новый повод для беспокойства человек ему дал уже через три часа, когда позади остался не только посёлок, но и окружавшие его поля. Хейлану дали седло, поводья и прочую человеческую упряжь, и даже попросили для этого у Гаудина их же лошадь, привычную ко всем этим приспособлениям, пообещав вернуть с первым же обозом, но держался парень всё равно не слишком уверенно. Вот, опять: как-то странно дёрнулся, когда лошадь сбилась с шага, с брезгливым видом переходя лужу. Заметив это, Тинто глазами показал обернувшемуся Тьелпэ на причину своего отставания и придержал лошадь. Задумавшийся Хейлан заметил это не сразу и потянул поводья слишком поздно. Его лошадь пошла тише, но не остановилась.
- Ты не умеешь ездить верхом? – спросил Тинто, когда они поравнялись, и цокнул, посылая лошадь шагом.
- Умею, - огрызнулся Хейлан, садясь ровней. Выждал немного, убеждаясь, что за недоверчивым взглядом никаких вопросов больше не последует, и снова натянул поводья, пропуская Тинто вперёд. Тот не стал пока настаивать, но поделился своими сомнениями и с Тьелпэ, и с Амилвендэ, и оставшееся до привала время от времени поглядывал на человека, иногда ловя ответные хмурые взгляды и убеждаясь, что у парня пострадал левый бок.
А на привале подошёл к нему вместе с целительницей. Когда они сели рядом, Хейлан только покосился и продолжил водить прутом в золе старого кострища. Огня они не разжигали, рассчитывая пока только перекусить, а горячим уже поужинать.
- Ну, рассказывай, что у тебя там болит? – как можно дружелюбней улыбнулся Тинто.
Не оценивший его стараний Хейлан раздражённо дёрнул плечом со здоровой стороны.
- Ерунда.
- Дай я посмотрю, - ласково, как ребёнка, попросил Тинто. Хейлан в ответ покосился неприветливо и как будто с вызовом. Но прямо отказывать не стал.
- Ты целитель?
- Он – нет, - вступила Амилвендэ, - но я могу помочь.
Девушка передвинула себе на колени висевшую сбоку небольшую сумку, укладывая на неё ладонь. Хейлан поколебался, но кивнул. Неохотно, не развязывая пояс, выдернул из-под него рубашку и задрал, показывая пару синяков на рёбрах. Ничего опасного, но от насыщенности расцветки Тинто аж присвистнул.
- Это где ты так?
- Так... – неопределённо покрутил головой Хейлан, недовольный таким вниманием. - Помирать я пока не собираюсь, не беспокойтесь. Работать тоже могу.
Тинто взглянул на Амилвендэ и кивнул вслед за ней. Она ободряюще улыбнулась Хейлану и вопросительно протянула ладонь – мол, можно? Парень с нарочитой небрежностью пожал плечами, но напрягся, как будто ждал, что в синяки ему станут тыкать палкой, а не пробегутся прохладными пальцами. Удивлённо опустил голову, следя за этими пальцами, и не менее удивлённо пощупал синяки сам, когда Амилвендэ убрала руку.
- Держи, - сказала она, порывшись в сумке. - Вот это завари в чай.
Хейлан всё с тем же растерянным лицом кивнул, отпуская задранную рубашку, и забирая протянутый пучок сушёной травы, мягко пахнущей мятой и чем-то ещё. На Тинто он по-прежнему смотрел неприветливо, но умирающим и в самом деле не выглядел. Даже пошёл помогать дежурным, спрятал траву в пояс, заправив рубашку обратно, хотя до того всё время держался от всех в стороне. Тем более, что не все в отряде и говорили-то на талиске.
Расспрашивать Тинто не стал: видно же, что человек не хочет рассказывать. Да и нечего рассказывать, наверняка в обвале и пострадал, Гаудин ведь говорил, что он был тогда в штольне.

***
За один день от Синих камней до Аглона доехать было можно, и гонец, посланный недавно сообщить про обвал, так и сделал. Но вызванный им отряд что из города, что теперь обратно ехал хоть и быстро, но не во весь опор, сейчас вновь остановившись на той же заимке, отмечавшей половину пути. Хейлан неловко сполз с седла и с огромным облегчением выпрямился, радуясь твёрдой земле под (менее твёрдыми) ногами и завистливо следя, как спешиваются эльфы. Им дорога, кажется, вовсе была нипочём.
Нет, Хейлан умел ездить верхом, хотя лошадей в посёлке было мало, и привычных больше к телегам, чем к седлу. Правда, от эльфийских они отличались, как бык от оленя: пузатенькие, приземистые, с жёсткой щёткой гривы, не то что эти, тощие и лоснящиеся, с гривами как бы не мягче человеческих. Ещё и лентами заплетены, да ещё такими яркими, где только такие краски нашли! Первый час парень украдкой их разглядывал, но потом стало не до того: и устал с непривычки, и ноющий бок ёкал на каждой кочке. Сейчас снова выдался повод разглядеть поближе, так и так нужно лошадок почистить, покормить, напоить...
Этим Хейлан и занялся, снимая со своей лошадки седло и укладывая его прямо под кустистую ольху, а заодно искоса разглядывая своих попутчиков. Двое или трое возились с лошадьми здесь же, негромко переговариваясь то ли друг с другом, то ли с ними. Лошади в ответ раздували ноздри, принюхиваясь к журчащему за ольхой ручью. Ближе к заимке кто-то, полускрытый отсюда травой, кормил уже разгоревшийся костёр. Ещё кто-то – кажется, Тинтэль, - наклонился, положив руку на притолоку и заглянул в низкую дверь заимки, но внутрь даже заходить не стал, посмотрел только, принюхиваясь к закопчёным стенам.
"В землянку им, небось, нос сунуть противно," – думал Хейлан, начищая горячий и остро пахнущий потом бок и снова начиная злиться.
До обвала он не особенно думал об эльфах: ну, есть где-то и есть, держат границу, помогают в голодные годы, спасибо им. Но проситься к ним на службу Хейлан, в отличие от Геби и многих других, вовсе не думал. Он и так был вполне доволен своей жизнью, успев сравнить её с деревенской, в гостях у отцовой сестры, и лишний раз убедившись, что если уж копаться всю жизнь в земле, то пусть в ней хоть красивые камешки попадаются, а не только сорняки да навоз. За синими каменными цветами – быстро тускневшими на солнце, но такими яркими сначала, - и за страшными историями детвора начинала лазать в шахты задолго до того, как это лазанье начинало приносить пользу, и Хейлан с братьями и сестрой не был исключением. Дети знали по имени каждый закуток в горе и каждый бугор на ней, пугали друг друга рассказами про застрявших в трещинах и заблудившихся, про подземных демонов, крадущих дыхание, которых можно заметить только по гаснущим лампам. Знали, чьи родители и родичи пробивали каждый ход, и какая воронка проглотила старуху, искавшую на горе пропавшего козлёнка – потому что нельзя подниматься на гору ночью в новолуние.
Обвал всколыхнул посёлок, но не напугал: гора сурова и не прощает ошибок, это тоже все знали. И чего эти эльфы примчались, как на пожар? И без них бы справились!
Дочистив второй бок, парень досадливо стукнул скребком о камень, сорвал пук травы и принялся растирать следы от седла и подпруги, придерживая лениво переступающую лошадку ладонью на холке и гоняя оживившихся с сумерками комаров. Можно было, конечно, управиться куда быстрей, но тогда пришлось бы идти к остальным, к костру, а Хейлану этого совсем не хотелось.
С того первого разговора в штольне он то злился, то чувствовал себя болваном. Ну правда, долбили эти дырки зачем-то. И сам он долбил. Но это ещё не даёт чужакам, будь они хоть сорок раз эльфы, смотреть на их гору и их штольни с такой брезгливой миной, будто с вином клопа проглотили и не сплёвывают только чтобы не оскорбить хозяев.
И мастера тоже хороши! Дядя Ремисто, который ни Миро, ни Гаудина сроду не стеснялся послать на болото за поганками, - при этих боялся лишний раз рот раскрыть. Ещё бы, бессмертные, мудрые, всё знающие – тьфу! Хейлан вспомнил, как эльфийский лорд беспечно шагал вброд по завалам, а грязь с сапог скатывалась, как с гуся, и снова разозлился. Зыркнул искоса на костёр, но тот давал больше жара, чем пламени, придавленный котелком, и в красноватом отсвете плохо было видно, кто именно там копошится, смеясь и переговариваясь. Почти все собрались, кажется.
Кто-то, будто заметив взгляд Хейлана, окликнул его, приглашая ужинать, и парень со вздохом подчинился. В животе и в самом деле бурчало, а вечно прятаться от мудрых и всезнающих не выйдет, уж в их городе точно. Проще привыкать сейчас.

За ужином, к счастью, к нему никто не лез, после он снова сбежал к ручью, теперь под предлогом чистки котелка. Когда половина отряда не улеглась спать, Хейлан признал котелок достаточно чистым, а когда он вернулся к костру, то был награждён за труды тонким одеялом, в которое немедленно и завернулся, надеясь отдохнуть от эльфов хотя бы до утра. Но не тут-то было. На этот раз надоедать Хейлану снова пришла Амилвендэ. Спросонья он сначала не мог понять, чего от него хотят, а потом – убедить заботливую целительницу, что не загибается от очередной человеческой болезни, и звуки вовсе не странные, с синяками на боку вовсе не связаны, обычный храп. Между прочим, не такой уж громкий! Наконец, эльфийка ушла по ту сторону костра, всё равно, кажется, не вполне поверив, а Хейлан остался с досадой сопеть на звёзды и щупать бок. Хрипа и кровавой пены, как от сломанных рёбер, он конечно, не опасался, но синяки и правда ныли. Только жаловаться на это благородным господам ничуть не хотелось.
С синяками история вышла мало что дурацкая, так ещё и помнилась смутно. Восторженный Геби вчера разнёс всем встречным и поперечным, что эльфы берут с собой Хейлана на учёбу, и вечером к ним в дом набилась половина посёлка, опасно скрипя полом и пугая скотину. Еды и пива натащили столько, что, наверное, ещё и завтра доедать будут. Даже Миро заглянул – похоже, только затем, чтобы всем объяснить, что настоящие мужчины просятся к эльфам на военную службу, а не вот так, невесть какие сказки про горное дело слушать. От него досадливо отмахивались, но пива налили.
И подрался Хейлан не с ним, а почему-то с Геби, но хоть убей не помнил, почему. Парень осторожно почесал ноющий бок, в поясе зашуршало, напоминая о забытых травках. Ладно, не вставать же теперь, разводя костёр заново. И так пройдёт.
Драку он помнил так же смутно, как и её причину, но рёбра, кажется, болели всё-таки не поэтому. В драке они с Геби свалились на кадку с тестом для завтрашнего хлеба и развезли её по всему полу, за что сперва от бабки ухватом прилетело – обоим, - и остаток ночи они соскребали тесто с пола, стараясь не слишком шуметь. Проводы удались.

Второй день пути ознаменовался унылой моросью (скатывавшейся с эльфов так же бесследно, как и подземная грязь – к завистливому недоумению Хейлана) и тем, что после обеда человек сам, добровольно первым завязал разговор. Он успел заметить, что остальные попутчики с титулом обращаются только к Тьелпэ и решил всё же выяснить у "господина Тинтэля", почему это и как к нему положено обращаться людям.
- Да нет у меня никакого титула, - обрадовался собеседнику тот. – Обращайся, как тебе удобно.
Хейлан озадаченно на него уставился, подозревая подвох, а Тьелпэ тронул лошадь пяткой, подъезжая ближе:
- Кстати, мне тоже интересно. Почему они тебя лордом называли?
В посёлке он то забывал спросить, то неудобно было посреди разговора с эдайн.
- Это потому что я постоянно с тобой хожу, - отмахнулся Тинто, которого эта странность по-прежнему забавляла. – Вот на меня и распространили часть твоего влияния.
Хейлан потрясённо переводил глаза с одного на другого. Тьелпэ скептически приподнял бровь: нолдор как-то не распространяли ничьего влияния. А эти с чего вдруг? Но вслух сомневаться в своём консультанте по чужим мотивам не стал.
- Так ты чего, не из благородных? – недоверчиво спросил у того Хейлан.
- Нет. - Тинто с улыбкой пожал плечами. - А что, похоже?
- Похоже. Ну, ты держался так... – Под любопытными взглядами обоих Хейлан попытался изобразить что-то лицом, но неубедительно. - И с лордом, и вообще.
Он снова начал подозревать, что над ним издеваются. Как вчера: приказали ехать в город, не уточняя, когда, надолго ли и что там делать. До сих пор он списывал это на благородные замашки, но этому Тинтэлю, выходит, и без благородства совесть не мешает.
- И как же я держался? – заинтересовался Тинто, даже вперёд подался немного, чтобы лучше расслышать. Смутившийся от такого внимания Хейлан неопределённо пошевелил рукой и бровями, задумался и наконец пожал плечами, сдаваясь:
- Ну, как благородный.
- А как себя ведут благородные? – не унимался Тинто.
- Ну... – Хейлану окончательно захотелось сбежать обратно. Можно пешком и даже без сумки. – Так. – Он ещё пошевелил рукой и бровями, совершенно не представляя, как можно объяснить свои смутные впечатления. Нагло они себя ведут и беспечно, как будто в рыло никогда не получали. И вообще.
Тинто с большим интересом наблюдал это представление, пока Хейлан не сложил руки на коленях, смутившись окончательно.
- Ладно, - смилостивился Тинто, поняв, что человеку не хватает знаний синдарина и мешает стеснительность. - А другие, - показал на конвой, - _так_ себя не ведут?
- Не знаю, - нахмурился Хейлан, бросив короткий взгляд на этих других. - По вам трудно понять, я не знаю ваших обычаев. По ним тоже непонятно. Но ты ещё и к лорду обращался так... – он покосился на молча слушавшего лорда, - запросто. Прошу прощения, я не знаю, как у вас принято.
- Мы ваших тоже не знаем, - заверил его Тинто. - Но у нас будет время это исправить. Если меня не закидают делами...
Он тоже покосился на Тьелпэ, но тот ограничился неопределённым "Посмотрим".
- Ну, сколько-то времени же точно будет, - не слишком огорчился Тинто. - Не целыми же днями ты его будешь заставлять учиться.
- Не целыми, - кивнул Тьелпэ. За время отсутствия в городе наверняка накопилось работы, которую нужно будет сейчас навёрстывать. И часть этой работы он собирался навёрстывать руками Тинто. Тот понимающе хмыкнул и улыбнулся Хейлану, подозрительно переводившему взгляд с одного на другого, думая, что учёбу точно надо будет отрабатывать:
- Ну вот. Если не знаешь, что как делать, можешь спрашивать у меня. Но даже если ты сделаешь что-то не так, никто не будет обижаться.
Хейлан покивал, зная, что господские "обиды" могут помять рёбра не хуже бабкиного ухвата, но Тинто его молчанием остался вполне доволен: хоть не огрызается уже, глядишь, скоро получится приручить.
- Думаю, у тебя будет время осмотреться и выучить тенгвар, - неожиданно подключился к приручению Тьелпэ. - После этого сможешь сам заниматься в свободное время.
Тинто хмыкнул, оценив представления о свободном времени. Это человек пока не понимал, во что ввязывается.

***
К Тинто стали подходить и многозначительно молчать, кажется, ещё на подъезде к цитадели. Так что поручив лошадей конюхам, он быстро пообещал зайти вечером, забрал растерянного Хейлана и ушёл к складам, на ходу спрашивая что-то про ячмень и одновременно рассказывая про поставки меди.
Тьелпэ ждал примерно такого же приёма, но его как раз пока не трогали, догадываясь, что первым на повестке дня всё равно будет доклад Куруфинвэ. А вот потом можно уже и с вопросами подходить. Тоже так рассудив, Тьелпэ быстро напился, протёр сапоги от пыли и пошёл к отцу. На лестнице встретил Нинкветинко с подносом с тарелками, а уже в коридоре на этаже – внезапно оказались Хелькасурэ и Вельвелоссэ.
Последний раз Тьелпэ виделся с ними обоими в Таргелионе и тогда они никуда не собирались, так что остановился поздороваться и узнать, что они здесь делают, да ещё и вдвоём. Оказалось, что они приехали вслед за письмом Майтимо, в котором тот настоятельно предлагал Куруфинвэ обучить всяким тонкостям нескольких мастеров поопытней, раз уж тот сам не выбирается никуда дальше ближайших к Аглону районов Химринга. Да и в самом деле, не наездишься каждый раз, когда где-то оползнем стесало дозорную башню. Письмо Тьелпэ, конечно, видел, но не думал, что так быстро приедут и ученики. Оказалось, что им Майтимо написал ещё раньше, и теперь четверо мастеров уже который день слонялись по Аглону и ждали начала занятий. Куруфинвэ ничего о сроках не говорил, но и не отменял обучение, так что сами ученики уже плохо понимали, что происходит и чего ждать. И главное, как долго. Тьелпэ выслушал, покивал, пообещал спросить у отца, и пошёл в кабинет.
Рабочий кабинет Куруфинвэ выходил окном на северную сторону, так что в хорошую погоду оттуда были видны пики Дортониона, и в любую – уходящая к перевалу мощёная дорога. Дальше по перевалу её перекрывали несколько рядов укреплений, то больше на северном спуске, так что отсюда их увидеть было нельзя, но сама мысль об их наличии вселяла чувство уверенности в торговцев всех мастей. Так что последние несколько десятилетий город неуклонно рос и уже можно было начинать задумываться о втором кольце городских стен. Первое давно не вмещало все постройки, но Куруфинвэ пока отказывался признавать неизбежное.
За две недели их отсутствия за окном ничего не поменялось, даже дождь капал так же, как и в день их отъезда. И отец так же сидел за столом, вырисовывая квадратики и треугольники на здоровенной карте Железных гор. Тьелпэ скользнул по ней краем глаза - значимых деталей, вроде, не прибавилось. Как и на громоздившемся на отдельном столе макете Ангамандо. Периодически группы разведчиков приносили какую-то новую информацию. Но, видимо, не в эти две недели. И, видимо, именно этим объяснялось хмурое настроение Куруфинвэ.
Навстречу сыну он, правда, поднялся, обнял, выслушал доклад про то, что люди затопили одну выработку и не читают инструкции, потому что читать не умеют. Хмыкнул с непонятным выражением. То ли "я так и знал", то ли "а чего ещё от них ожидать?". И уточнил:
- И что ты сделал? – Сомнений в том, что Тьелпэ ситуацию решил, его тон не оставлял никаких.
Тьелпэ, правда, подозревал, что источник этого доверия в том, что на самом деле, отцу было безразлично, как именно решили проблему.
- Я поручил Гаудину организовать обучение на месте, чтобы хотя бы мастера умели читать все, но думаю на днях отправить к ним кого-то из наших, проследить за работами. И одного из их мастеров привёз сюда. Он, вроде, более-менее знает дело, но теории не хватает.
Куруфинвэ кивнул, поворачиваясь обратно к карте и берясь за измеритель.
- У тебя есть для меня срочные поручения? – Уточнил Тьелпэ на всякий случай, надеясь, однако, что можно будет хотя бы поесть, прежде чем бежать затыкать очередную дыру в стройке или логистике.
Куруфинвэ отмерил расстояние, поставил точку карандашом и поднял взгляд, то ли раздумывая, то ли проверяя, не обваливается ли где потолок.
- Срочных нет. Но когда освободишься глянь верхнюю башню. Что-то про неё Халион говорил...
- Хорошо. Документами, - Тьелпэ кивнул на стопку сдвинутых на угол стола запросов и докладов, - ты занимаешься или мне что-то взять?
Куруфинвэ тоже покосился на стопку, поморщился и отмахнулся:
- Сначала башню посмотри. Там посмотрим.
Тьелпэ кивнул, прикидывая размеры стопки и осознавая, что ещё как минимум такая же ждёт на его собственном столе. И на Тинто не переложишь, у него наверняка своих дел не меньше. Тьелпэ прогнал безрадостную картинку, решив разбираться с проблемами постепенно, и спросил другие новости. Новостей было немного. Орки по-прежнему иногда просачивались к югу от границы, но маленькими отрядами, обычно успевавшими сбежать до появления патруля. Вреда такие отряды приносили немного, но, по твёрдому убеждению Куруфинвэ, их целью было не мародёрство, а разведка. А раз так, значит, Моринготто тоже готовится к нападению, и надо что-то делать, чтобы его опередить. Майтимо эти доводы год от года не убеждали, несмотря на количество писем, которыми его заваливали попеременно Куруфинвэ и Тьелкормо, и в последнем, недавнем послании, он ещё раз просил заняться укреплением обороны, что, очевидно, должно было помочь и с проблемой орочьей разведки тоже. Других новостей тоже было не густо, Эол обратно не проходил, по крайней мере, не через Аглон. Песок с нового участка опять оказался недостаточно чистым, так что на поиски нового Куруфинвэ для надёжности послал Ингасиндэ. А Тьелкормо три дня как уехал на северные укрепления с проверкой и далее, патрулировать ближайшую часть Ард-Гален.
Уже собравшись уходить, Тьелпэ вспомнил встречу в коридоре и спросил:
- Там к тебе Вельвелоссэ и Хелькасурэ пришли, узнать про обучение. Им что-то передать, или ты сам поговоришь?
- Опять? – Куруфинвэ раздраженно бросил карандаш на карту.
- Я так понял, что ты ещё не начинал с ними заниматься, - слегка пожал плечами Тьелпэ. Он догадывался, что мастера пришли не в первый раз, но понятия не имел, как часто они этим развлекаются. - Они спрашивают, на какой срок рассчитывать.
- Почему я вообще должен с ними возиться? – недовольно буркнул Куруфинвэ. - Потому что Майтимо кажется, что мне больше нечем заняться?
- Возможно, ему кажется, что у нас не хватает специалистов?
- Не хватает? Кто же тогда построил крепости? Вырыл шахты? Я один что ли?
- Думаю, он тоже понимает, что ты не можешь быть одновременно везде. – Тьелпэ помолчал, глядя, как отец снова берётся за карандаш. Судя по всему, другого ответа не предвиделось. - Так я скажу, что у тебя нет времени?
- Я им это уже несколько раз сказал, – отмахнулся Куруфинвэ. - Им обязательно нужно услышать ещё раз и от тебя?
- Они спросили, - пожал плечами Тьелпэ и вопросительно посмотрел: можно ли уходить или будут ещё вопросы? С учёбой ему, в общем, уже было ясно.
Куруфин недовольно мотнул головой в сторону двери, отпуская, но через несколько секунд окликнул:
- Тьелпэ! – и продолжил, когда тот обернулся, не отпуская ручку ещё закрытой двери. - Если тебе кажется, что это так важно, бери и учи. Не вижу тут ничего, с чем ты не справился бы.
- Хорошо, - кивнул Тьелпэ, вместо гордости за оказанное доверие ощущая лёгкую досаду. "Кажется". Ему казалось, что кто-то просто не хочет отвлекаться от игры в стратегию на объяснения с Майтимо – как и на возню с мастерами.

Снаружи его терпеливо ждали, и Тьелпэ помолчал под взглядами, закрыв за собой дверь и подойдя к развернувшимся к нему мастерам, к которым за это время успел присоединиться сердитый Норнолассэ.
- Отцу некогда заниматься обучением, и он поручил это мне. Я правильно понимаю, что вас четверо, и все уже здесь?
Они переглянулись.
- Совсем некогда? – недоверчиво переспросила Хелькасурэ.
- Пока да, - кивнул Тьелпэ, решив оставить им некоторую надежду на лучшее.
Норнолассэ недовольно нахмурился. но Вельвелоссэ его опередил:
- Понятно. Да, мы все уже приехали.
- Хорошо, - кивнул Тьелпэ. - Тогда приходите послезавтра к беседке над южной стеной, с утра.
Мастера явно ожидали других новостей. Но спорить не стали, по крайней мере, сразу. Только Вельвелоссэ уточнил:
- План занятий остаётся такой же?
- А вам его сообщали? – оживился Тьелпэ, понадеявшись, что не придётся ничего придумывать. Но Вельвелоссэ его разочаровал:
- В общих чертах.
Видимо, примерно в тех же, в каких его описал Майтимо в письме.
Получив подтверждение, что – в общих чертах – план таким и останется, они сдержанно поблагодарили и попрощались до послезавтра, хотя Вельвелоссэ задумчиво оглянулся, будто хотел что-то ещё обсудить, но передумал.
Догонять и уточнять Тьелпэ не стал. Он и правда собирался поесть, прежде чем на него навалятся остальные срочные вопросы.


***
До вечера Тьелпэ успел поговорить с Халионом и другими мастерами, убедиться, что город пока не рушится, а с мелочами справляются и без него, так что можно с чистой совестью засесть в кабинете и придумать для внезапных учеников занятие хотя бы на первое время. Здравый смысл упорно твердил, что за день этого успеть всё равно нельзя, отчего только сильней хотелось махнуть рукой и уйти в мастерскую, свалив на учеников часть своих обязанностей, пусть учатся на практике, самый эффективный метод.
Исполнению этой мечты, к сожалению, мешало сначала чувство долга, а потом Тинто, заглянувший на огонёк уже перед самым закатом, когда небо расчистилось и проглянули первые звёзды. Днём они не виделись: Тинто тоже ушёл разбирать накопившиеся дела и собирать слухи, но про внезапных учеников, похоже, услышать не успел. Во всяком случае, разговор начал не с этого, а с Хейлана, для которого пока нашли небольшую каморку прямо в цитадели.
- Нам там Калайнис встретилась по дороге, - сообщил он, наискось от двери проходя к окну и усаживаясь на ещё мокрый от дождя подоконник. - Заинтересовалась, так что я её попросил, чтобы помогла ему освоиться. Он пока растерян, конечно, но хорохорится. Как обычно.
На самом деле, Калайнис встретилась им уже у самой двери: Тинто мог, конечно, просто показать Хейлану нужное направление и сказать, чтобы объяснил ситуацию на месте, но любопытство и желание повозиться с человеком пересилило дорожную усталость и голод. Калайнис, похоже, полностью это любопытство разделяла, и на неё Хейлан, вроде бы, не смотрел с такой неприязнью, как на Тинто. Может, с ней проще найдёт общий язык? Тинто всю дорогу думал, не обидел ли где человека ненароком, но для ответа на этот вопрос нужно было либо разговорить этого самого человека, либо куда больше узнать об их обычаях и правилах вежливости.
- Как обычно? – переспросил Тьелпэ, отрываясь от своих пометок и непонимающе хмурясь.
- Ну он всё время огрызается где нужно и не нужно, - небрежно пояснил Тинто, заглядывая другу под руку. - А ты во что уже закопался?
Тьелпэ сдвинул руку в сторону, показывая разрозненные заметки на обороте старого отчёта.
- Помнишь, мы говорили про письмо Майтимо? – Тинто, уже успевший услышать о приезде мастеров, кивнул, и Тьелпэ продолжил: - Он просил отца проработать безопасность в шахтах с мастерами. Отец сегодня перепоручил это мне.
- А он сам? – спросил Тинто, уже зная ответ.
Тьелпэ оправдал его ожидания:
- Он занят.
- Ну ясно. - Тинто понимающе кивнул и присел на край стола, осторожно отодвинув документы. И что, когда теперь это всё начинается? Хоть не сильно скоро?
- Я сказал им приходить послезавтра. Оказывается, они уже несколько дней ждут, сразу после нашего отъезда начали приезжать.
- Погоди, а как же Хейлан? – удивился Тинто, перестав щуриться на неразборчивые сокращения и подняв голову на друга. Но тот удивил его ещё больше:
- Как раз с ними и будет заниматься.
- С ними?.. С Хелькасурэ и Вельвелоссэ? Разве Хейлан потянет?
- А куда ему деваться? – хмыкнул Тьелпэ.
- Ну, не знаю... – Тинто задумчиво покатал по столу шуршащий свиток. – Как-то это слишком для него будет, по-моему.
- Я вообще не понимаю, зачем прислали их, а не кого-то из новичков, - пожал плечами Тьелпэ. - А у тебя всё в порядке, или тоже какие-то сюрпризы были?
Тинто коротко пересказал свои новости, заключив, что город отлично справляется и без них, можно было уезжать и надольше.
- Я же как раз освободился вот, хотел узнать, что у тебя. Может, к Арессэ заглянуть успеем? Там и Калайнис будет, и вообще приятная компания.
- Может, - без особой уверенности подтвердил Тьелпэ, но потом оценивающе оглядел припорошенный бумагами стол и тряхнул головой: - Да нет, давай заглянем. Скажешь Хейлану, чтобы приходил послезавтра с утра к беседке? А я как раз закончу.
Ответить Тинто помешал стук в дверь и вошедший по приглашению Вельвелоссэ, которого интересовало, не слишком ли лорд занят. Убедившись, что нет, тот охотно воспользовался приглашением войти, приветливо улыбнулся Тинто ("И ты здесь? Линталле привет передавала"), но злоупотреблять терпением не стал. Пришёл он, похоже, выяснить, не случилось ли на Аглоне чего-то, срочно потребовавшего внимания лорда Куруфинвэ, так что пришлось в последний момент перестраивать планы, и не нужно ли с этим случившимся помочь. Прямо он этого не говорил, но намекал достаточно прозрачно, чтобы даже у Тьелпэ были шансы догадаться. Объяснять действия отца тот не стал, но и от помощи не отказался. Правда, немного в другом: в двух словах объяснил, что привёз из человеческого посёлка ученика для изучения техники безопасности.
- Я постараюсь сам с ним заниматься, но не уверен, что всегда будет на это время. Буду благодарен, если ты сможешь помочь.
- Мастер из эдайн? – Вельвелоссэ немного удивился – то ли просьбе, то ли наличию у эдайн мастеров. – Конечно, это интересно.
- Ну, они многого не знают, - влез Тинто, - но у них свой... творческий подход. Так что скучно точно не будет.
С молчаливого попустительства Тьелпэ они ещё немного поговорили об эдайн: в Таргелионе ни сами они не стремились проектировать шахты, ни соседи – их учить. Зачем плодить конкуренцию? Только-только успели ресурсы поделить, а наугрим и претензиям нолдор, мягко говоря, не обрадовались. Что уж говорить о каких-то эдайн. Попробуй их подпусти – замаешься потом дырки в потолке заделывать. До этого момента Тьелпэ ещё слушал вполуха, но потом Тинто стал расспрашивать про Линталле и двоюродных, и Вельвелоссэ первым спохватился, что обсудить родню они могут и не в кабинете у лорда, извинился, ещё раз пообещал присмотреть за человеком и попрощался, уже в дверях попросив Тинто заглянуть к нему и забрать передачу от Линталле. Тот покивал, а когда дверь закрылась, виновато посмотрел на задумчиво чёркающего по черновику друга. Тьелпэ заметил взгляд и пожал плечами, отрываясь от рисунка. Против минутного отдыха он не возражал – и не постеснялся бы выставить за дверь обоих, если бы разговор затянулся. Тинто, видимо, тоже это сообразил.
- Так ты правда уже послезавтра думаешь начинать? – с сомнением спросил он, возвращаясь к главной проблеме. – Или это ты только поздороваешься с ними? Просто ты же не успеешь всё подготовить за один день.
- Я и за два не успею, - качнул головой Тьелпэ. - И пытаться не буду.
- А что ты будешь делать тогда?
Тьелпэ хмыкнул, качая перо в пальцах:
- Самый заманчивый вариант - тоже кому-то делегировать. Например, Хелькасурэ, у неё как раз опыта хватит. Да и Вельвелоссэ...
- Что они тогда тут делают?
Тьелпэ покачал головой, как будто тоже задавался этим вопросом – хотя Тинто как раз спросил риторически, подозревая, что кое-кто может просто переоценивать чужой опыт. Вельвелоссэ, кажется, именно в шахтах особенно и не работал...
- Главное, чтобы это всё не оказалось пустой тратой времени, - перебил его мысли Тьелпэ. - Но я думаю, не окажется. У нас есть инструкция, которую я писал для эдайн. За основу можно взять её, но в любом случае глупо пересказывать им всем прописные истины. Лучше брать конкретные ситуации и обсуждать их. У них у всех, я думаю, хватает примеров из личного опыта. И положительных - и наоборот.
- И ты предложишь каждому поделиться?
- Да. И обсудить. Хорошо бы в итоге составить общий для всех свод правил, ещё и с учётом подсмотренного у наугрим. Это точно будет полезно.
- Да, - медленно сказал Тинто, подумав. - Это, наверное, будет правильно. Совместно придумать, я имею в виду.
Несколько секунд оба бессмысленно смотрели в наброски, но в более удачный план они не складывались. Потом Тинто сказал "хм", забрал у друга перо, которое тот задумчиво крутил в пальцах, макнул его в чернильницу и добавил к рисунку на полях круглый глаз, отчего абстрактные завитки неожиданно сложились в падающего на добычу сокола. Тьелпэ заулыбался, но перо отобрал. И перевёл тему.
- Хейлан ведь говорит на синдарине?
- Ну... – с сомнением протянул Тинто, продолжая коситься на сокола и думая, что левое крыло у него немного кривовато. – Очень относительно. Самые общие фразы. Дорогу спросить точно сможет, а вот с учёбой не знаю, как получится.
- Будем надеяться, что понимает лучше. Или что остальные четверо знают талиску, - "лучше меня" Тьелпэ вслух не сказал, но думал отчётливо. Тинто почесал нос, крепко сомневаясь, что талиска подойдёт для обучения. Судя по тому, что он слышал, люди и так почти все рабочие вопросы обсуждали синдаринскими терминами, даже говоря на своём языке.
- Ну, Вельвелоссэ точно должен, - сказал он. – В Таргелионе-то.
- А тамошние эдайн говорят на талиске? – нахмурился Тьелпэ. – У них тоже несколько языков, я плохо помню, у кого какой.
Обрадованный интересным вопросом Тинто принялся рассказывать, как именно человеческие языки перемешались за время их переселений, но Тьелпэ его почти сразу прервал: всё равно это не доказывало, знают ли талиску приехавшие ученики. Проще спросить послезавтра, чем гадать сейчас.
- Хочешь, я приду, - предложил Тинто. – Поработаю переводчиком, в случае чего.
- Приходи, если время будет. Но если мы не найдём общий для всех язык, боюсь, это не поможет. И нужно учителя для Хейлана найти, чтобы помогли ему разобраться с азбукой.
- Да, я поспрашиваю, кто возьмётся.
- Спасибо, - кивнул Тьелпэ, снова принимаясь задумчиво разглядывать документы.
- А если потом окажется, что Майтимо не этого хотел? – спросил ещё не наговорившийся Тинто, не спеша уходить. Но Тьелпэ только пожал плечами. Хотел Майтимо точно не этого, поскольку поручил обучение не ему. Но что уж тут поделаешь. Предлагать отцу поменяться – заниматься вместо него обороной, чтобы тот мог учить мастеров, - Тьелпэ не хотел. Да и не потянул бы, о чём отец прекрасно знал.

***
Город Хейлана разочаровал и оглушил одновременно. С тем, что вернувшихся лордов (или даже одного лорда) не приветствовали трубящие рога и строй воинов, ещё можно было смириться, но и всё остальное было... не таким. Хейлан сам не мог бы сказать, чего ждал от волшебного города, смутно сознавая только, что чего-то другого. Но ни хрустальных дворцов с золотыми воротами, ни стен высотой с гору на пути не попадалось. Выселки и вовсе мало отличались от человеческих, разве что дома побольше и скота почему-то не видно. И вместо полезного насажена глупость всякая, сплошь цветочки.
А вот насчёт размеров города торговые люди не врали. На широченные, сплошь мощёные улицы без колеи и выбоин, Хейлан смотрел, раскрыв рот. Огромные окна – сразу видно, что дрова не жалеют и выстудить не боятся, - были затянуты не то хрусталём, не то стеклом, да таким прозрачным, что хрусталь вышел бы дешевле. Кое-где между домами были насажены деревья – такие же бесполезные, - и текла прямо из стен вода. На вопрос Хейлана ответил вместо Тинтэля лорд, принялся охотно и непонятно объяснять, что это не стены выстроили вокруг родников, а родники в стенах – в это Хейлан ещё мог поверить, но потом эльф пошёл врать, что вовсе это не магия и люди тоже могут себе такое устроить, и он обиженно умолк. А скоро отряд въехал в прилепившуюся к скалам над городом крепость и там разделился. Хейлан вздохнул посвободней.
Тинтэль ещё проводил его за поворот, но там поручил заботам встречной девушки, которая уже довела гостя до небольшого домика под одной крышей с ещё парой таких же, извинилась за тесноту и обещала зайти попозже и всё объяснить, когда он устроится.
Раньше неё снова заглянул с книжкой Тинтэль – здесь его почти все называли "Тинтаэле"; прозвище это или другое наречие, Хейлан пока не понял, но опять обиделся. Про буквы он только и знал – смутно и со слов Геби, - что у эльфов их аж два вида разных.
- И зачем мне это вот? – Хейлан непочтительно ткнул пальцем в дорогую вещь. – Я всё равно букв не знаю. Сколько мне нужно листать книгу, чтобы это прошло?
- Ты не переживай, совсем недолго, - успокоил его Тинтэль, опять притворяясь, что не заметил неуважения. – Я попрошу кого-нибудь тебе помочь завтра, или сам приду.
Сам он, конечно, не пришёл, зато вместо него явились сразу двое: вчерашней приветливой девушке составил компанию Арессэ, один из лучников, провожавших лорда в Синие камни. Обоим как будто нечем было больше заняться, кроме как водить приезжего по городу, показывая бьющую из каменных чаш воду, цветы, нарочно высаженные по грядкам так, чтобы получились узоры, и необъяснимо, противоестественно чистые улицы.
То есть, на самом деле они показывали, рынок, поле для обучения воинов, большой обеденный дом с бесплатной едой (возможно, бесплатной не для всех, но точнее Хейлан не понял), бани и множество других домов с непонятными эльфийскими названиями, о назначении которых он расспрашивать постеснялся. Завели даже на гору над крепостью, откуда было видно и весь город, и ущелье – широкое и приветливое здесь, - по которому можно было доехать до самой Ард-Гален.
Провожатые охотно рассказывали про город и про здешние порядки, просили в случае чего обязательно спрашивать, но Хейлан только кивал и молчал. Уже спросил раз: в обеденном доме в одной миске был и хороший хлеб, белый, и совсем никудышный, мука мало что серая, ещё и половину зерна и вовсе поленились смолоть, так целиком в тесто и покидали. Арессэ в ответ на его возмущение удивлённо рассмеялся, а Калайнис оказалась сдержанней, но тоже улыбалась, объясняя, что хлеб разный бывает, кому что нравится, хочешь белый – бери белый, на здоровье. Хейлан обиженно сопел, дожёвывая неправильный хлеб из плохо смолотой муки, и другие вопросы всё больше оставлял при себе.
Куда эльфы прячут своих детей, что их на улицах почти не видно? Почему скота никакого нет? Ни одного самого малого лужка в городе нет, хоть бы коз и свиней выпустить можно было. Неужели, всех гонят пастись за город? Умаешься каждый день гонять! И прятать потом куда? Ни в одном доме даже курятника не видно, не говоря уж про коровники. Как он умудрился этих стад не заметить по дороге в город? Было бы у каждого жителя хоть по одной тощей коровёнке, и то страшно подумать, какое огромное стадо вышло бы.
Да что стада – даже грядок возле домов нет. Неужели они за каждой мелочью на рынок ходят? Хоть бы петрушки какой посадили с огурцами! Но нет, в городе, как и на выселках, место нашлось только для бесполезных деревьев и цветущей травы.
А музыканты? Когда они в третий раз за день прошли мимо одних и тех же музыкантов над убранной в каменные берега рекой, Хейлан сперва заслушался, потом полюбопытствовал, что это за праздник, что они целый день знай себе поют и бренчат. А потом не мог уложить в голове: как это – никакой другой работы у них нет? Не слепые же, не безногие, да и слепой безногий мог бы хоть корзины плести!
Но провожатые и на расспросы о празднике смотрели странно, будто с жалостью, окончательно отбив Хейлану желание что-то у них выяснять.
Общаться с ними было всё же чуточку проще: эти-то уж точно не благородные. Арессэ хоть и воин, но в отряде с ним обращались запросто, небось, тоже руки к топору больше привычны, чем к пёрышку. А девушка и вовсе мела крылечко, когда Тинтэль её подозвал и поручил Хейлану всё показать. Даже слуги у эльфов, оказывается, были из своих. Людям даже веник доверить не могут? Боятся, что сломаем?
На обратном пути заглянули к Калайнис домой за мылом, свечами и прочей мелочью, которой в "его" комнате не было. Здесь Хейлана снова раскрыл рот, прямо с порога: от бумажных фигурок, рассаженных по полкам, рябило в глазах. А целая стайка белоснежных птиц парила прямо под потолком на разной высоте – прицепленная тонкие, как паутина, нити. И откуда у неё столько денег: переводить хорошую белую бумагу на такое вот? Что, из перьев сделать нельзя было, раз так хочется? Калайнис заметила его удивлённый взгляд и пообещала научить делать такие же фигурки. Бумаги столько дать, впрочем, не обещала.
Проводила до комнаты и ещё раз сказала всё спрашивать и не огорчаться, если что-то непонятно или не получается. Последнее уточнение снова разозлило. Хейлан хмуро кивнул, забрал подарки и отгородился от этого непонятного города красивой, обитой металлическими полосами дверью.

***
В первый день Тьелпэ, вопреки обыкновению, хотел не приступать сразу к делу, а просто поздороваться и всё обговорить, и обнадёжив учеников, и выгадав на подготовку чуть больше времени, чем один вечер. Вчерашняя идея свалить большую часть работы на самих учеников, безусловно, сделала задачу куда реалистичней, но активного участия всё равно требовала: составить общий план, выбрать темы, которые нужно будет разрабатывать ученикам... Придумать, как вписать в этот план Хейлана, чтобы он не молча слушал, а занимался чем-то полезным. Когда Тьелпэ и догнавший его по дороге Тинто пришли в небольшой дворик, с трёх сторон ограниченный слепыми стенами из крупного камня, а с четвёртой – укреплённым обрывом, остальные уже ждали. В углу дворика пряталась в тени беседка, окружённая седой от росы травой, а рядом четверо нолдор переговаривались о чём-то под утренним солнцем. До них тянулась от обрыва длинная тень Хейлана: парень с нарочитой небрежностью стоял у края, заткнув большие пальцы рук за пояс, и неубедительно притворялся, что любуется поверх крепостной стены убегающими на юг холмами, разгладившимися здесь до мягких складок. В овражках трава зеленела ещё совсем по-весеннему, а на южных склонах подёрнулась поверху желтоватыми метёлками семян. Прорезавшая холмы дорога одним концом терялась где-то на юго-западе, уходя к бродам через Арос, а другим вливалась в город, рыжевший крышами сквозь фруктовые кроны прямо под стеной и вытянувший предместье далеко вперёд, навстречу дороге.
Куруфинвэ этот пейзаж не нравился: он строил город как очередной рубеж обороны, который оброс садами и усадьбами самовольно и вопреки плану. Хорошо хоть, только под южными стенами.
Представляться Тьелпэ не стал, рассудив, что его и так все знают, а мастера успели друг с другом перезнакомиться, уж за четыре дня-то. Так что сразу начал с объяснения своей гениальной идеи про отсутствие теоретического блока и замену его разбором конкретных ситуаций из опыта сразу трёх рас. Углубиться в тему ему не дал недовольный Фернион:
- Я правильно понимаю, - начал он, - что это получится больше обсуждение, чем обучение? И что вести его будешь ты?
- Да, - кивнул Тьелпэ. Он чего-то подобного ожидал ещё позавчера, когда сообщил ученикам о смене планов, - правда, не от Ферниона, а от старших, у которых опыта работы больше, чем у него самого – жизни.
- Тогда прости, лорд, но меня это не устраивает. Изначально речь шла совсем о другом. Я приехал учиться у лорда Куруфинвэ, а раз его не будет, то и вовсе не уверен, что есть смысл здесь задерживаться.
- Как знаешь, - легко согласился Тьелпэ. Точного числа учеников никто не назначал, и он, скорей, обрадовался, что это число уменьшилось. А вот Фернион наоборот растерянно умолк, как будто ждал какого-то другого ответа. Оглянулся на остальных за поддержкой или подсказкой – Вельвелоссэ даже думал было что-то сказать, но не заметивший этого Тьелпэ уже предложил расположиться в беседке и пошёл туда, подавая пример. Остальные потянулись следом, человек, растерянный не меньше Ферниона, хотя и по другой причине, - последним. Фернион проводил их взглядом, будто недоумевая, как это так получилось, тряхнул головой, пересёк дворик, нырнул в арку и скрылся из вида.
В этот раз и время, и место Хейлану сообщили без обиняков. Дорогу Калайнис и вовсе показала ещё вчера, опасаясь, как бы непривычный к городу гость не заблудился: аж два дома обойти надо! Гость, слегка оглушённый размерами города, безропотно подчинился и поблагодарил за заботу, а заново злиться на покровительственные улыбки начал уже сегодня, попытавшись найти дорогу не от выделенной ему комнаты, а от кухни – и в самом деле чуть не заблудившись. В нужный дворик он потому пришёл не первым, а предпоследним, и почти весь первый разговор пропустил мимо ушей: отчасти занятый своими мыслями, а отчасти просто не понимая незнакомое наречие. Понял только, что ушедший был чем-то недоволен и даже выговаривал лорду, но ничем за это не поплатился. Хейлану, впрочем, было не до того: он только сейчас поверил, что его и в самом деле будут учить вместе с эльфами, и теперь судорожно гадал, как бы садиться в лужу пореже, хотя бы не с каждым словом.
Но когда лорд, будто подслушав его мысли, принялся спрашивать у остальных эльфов, хорошо ли те знают талиску, Хейлан взбунтовался. Они что, думают, люди даже язык их выучить не смогут? Чего уж тогда говорить о шахтах и прочих премудростях? Пришлось собрать все свои познания в синдарине, но Хейлан сумел, кажется, убедить их, что ему проще наловчиться понимать синдарин, чем обучить всех талиске.

***
Объяснив мастерам план обучения и договорившись о темах обсуждения на следующее занятие, Тьелпэ не стал их больше задерживать и подошёл к Хейлану. Всё занятие парень сидел тихо, то ли убеждаясь, что переоценил своё знание синдарина, то ли стесняясь, хотя остальные поглядывали на него сочувственно и нарочно говорили медленней и разборчивей, чтобы человеку было легче. На подошедшего лорда он глянул со странным выражением, насупившись и заранее ожидая выговора, но Тьелпэ хотел только объяснить, что ему пока можно просто слушать и запоминать, спрашивая непонятные слова и напоминая остальным озвучивать пометки на чертежах.
- Как освоишь азбуку, - продолжал Тьелпэ, - я дам тебе учебник, скорей всего, что-то вроде тех инструкций, что остались у вас в посёлке. Заодно сделаешь с него список, когда почерк получше станет.
- У вас своих переписчиков нет? – буркнул Хейлан со смесью разочарования, облегчения и обиды. Было бы ради чего тащить его в город. Дома, вон, со списыванием даже Миро справится.
- Ты передумал учиться читать и писать? – удивился Тьелпэ.
- А я могу отказаться? – недоверчиво поинтересовался Хейлан.
- Разумеется. – Тьелпэ уставился на него с полной взаимностью. - Если ты не хочешь учиться, то зря не сказал этого сразу. Но уехать никогда не поздно.
- Да не хочу я уезжать! – возмутился парень, окончательно сбив его с толку, но не с мысли.
- Тогда учи пока азбуку, - повторил Тьелпэ, возвращаясь к главному и привычно проигнорировав непонятные чужие эмоции. - И начинай думать над докладом о вашей шахте. Что там есть и что можно исправить.
- Ты хочешь, чтобы я что-то рассказывал?! – Хейлан окончательно убедился, что над ним издеваются. - Им?!
Тьелпэ от его возмущения слегка опешил, но кивнул:
- Да. Через несколько занятий, как будешь готов. Конкретную тему выбирай сам. Думаю, тебе будет удобней после того, как научишься писать
- А про что им рассказывать? – теперь опешил Хейлан. - Они же в сто раз больше меня про всё знают!
- Например, про организацию работ на вашей шахте. Думаю, это всем будет интересно. Независимо от того, какую её часть ты решишь обсудить
- Ладно... – парень смотрел по-прежнему недоверчиво, но спорить перестал.
- Если сам не сможешь определиться, можешь обсудить с остальными, о чём они собираются говорить и что им интересно послушать.
- Я подумаю, - пообещал Хейлан, так посмотрев на "остальных", будто они в любой момент могли на него кинуться с дубинами. Но Тьелпэ одобрительно кивнул, довольный уже тем, что приступ агрессии у человека прошёл.
- С обустройством тебе помогли?
- Да, - всё ещё растерянно отозвался Хейлан и, вспомнив про вежливость, добавил: - Спасибо.
Тьелпэ кивнул, решив, что агрессия ему померещилась: этот разговор лишний раз подтвердил, что эдайн он понимает ещё хуже, чем квенди. Поискав глазами Тинто, он обнаружил, что тот не сбежал, убедившись, что переводчик не нужен, но так живо обсуждает что-то с Хелькасурэ, что жаль прерывать. Тьелпэ пошёл к мастерской.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.