Недоумённый контакт 428

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
PG-13
Размер:
Миди, 89 страниц, 17 частей
Статус:
закончен
Метки: Пародия Фантастика Экшн

Награды от читателей:
 
«За старую фантастику!» от Graved
«Физика - сила! Или наоборот?» от Araviel
Описание:
Самый обычный линейный крейсер самой обычной космической Империи проигрывает бой и спасается бегством. Самый обычный колонизационный корабль самой обычной космической конфедерации терпит крушение и лишается всякой связи с метрополией.
Космическая опера против научной фантастики. Жидкий вакуум против ньютоновской физики. Лихие истребители против беспилотным дронов. И полное, абсолютное, обоюдное недоумение : Что? Это? Такое?!

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Произведение написано по заявке:
http://gcugreyarea.livejournal.com/81581.html

На 2016.11.13:
№12 в топе «Джен по жанру Пародия»
№20 в топе «Джен по жанру Фантастика»
№35 в топе «Джен по жанру Экшн (action)»

На 2017.11.14
№7 в топе «Джен по жанру Пародия»
№22 в топе «Джен по жанру Фантастика»
№25 в топе «Джен по жанру Экшн (action)»

На 2018.09.26
№4 в топе «Джен по жанру Пародия»
№19 в топе «Джен по жанру Фантастика»
№16 в топе «Джен по жанру Экшн (action)»
Спасибо вам!

7. Ключевое решение / НФ

26 сентября 2018, 23:42
      Автоматика не медлила и не колебалась. Она просто не знала, как это делается.       Медицинский дрон совершает молниеносный прыжок и закрывает лицо пострадавшей дыхательной маской. В момент разгерметизации скафандра она инстинктивно задержала дыхание – но даже при столь удачном стечении обстоятельств женщине требовалась неотложная медицинская помощь. Через полминуты её удалось подключить к аппаратам искусственного кровообращения и искусственной вентиляции лёгких и стабилизировать состояние, после чего во весь рост встал вопрос, что делать дальше.       К счастью, процедура по «срочной эвакуации бессознательного пациента из угрожаемой зоны в условиях полного господства противника на орбите» входила в штатный набор программ для чрезвычайных ситуаций.       Техника пошла в атаку, отвлекая на себя внимание гориллоподобных дронов. Тем временем одна из свиноматок совершила плавный разворот и начала разгон. Конечно, как показали события минувших суток, даже столь могучая машина была бессильна перед орбитальным ударом. Поэтому, разумеется, свиноматка играла роль приманки – никакой пациентки на её борту не было. Её погрузили на свинку – небольшое, но скоростное судно на воздушной подушке – и отправили в другом направлении, предпринимая все возможные меры маскировки.       Конечно, автоматика учитывала, что это нисколько не поможет. Засечь объект, быстро перемещающийся по поверхности планеты? Для сенсоров Конфедерации – раз плюнуть. Поэтому, чтобы хоть как-то снизить риски, во все стороны порскнули десятки манёвренных свинок.       Тем временем, окончательно стабилизировав состояние пациентки и убедившись, что её жизнь вне опасности, автоматика провела секвенирование ДНК. Результат был странным – многие гаплогруппы встречались впервые – но однозначным: пациентка абсолютно точно принадлежит к виду Homo Sapiens Sapiens.       Разумеется, эта информация тоже немедленно отправилась на Набу.       До падения Аснамира оставалось немногим больше шести часов.

***

      Этой ночью мы так толком и не уснули.       Да где ж тут уснёшь, когда тут такое, такое творится! Первый контакт с самыми взаправдашними инопланетянами, первая война с инопланетянами, а мы сидим тут, на отшибе, за несколько световых часов от всех событий!       В конце концов Кузя всё же загнал нас в кровати, клятвенно пообещав разбудить, если начнётся что-либо интересное. Тем более что у Иштар ничего интересного не происходило: объект Ро продолжал всё так же висеть над одной и той же точкой. К счастью, папа уже привык к злостному нарушению законов природы и лишь время от времени тяжело вздыхал.       Кое-как выспавшись, мы позавтракали (столовая на «Синко Льягос» не столь удобная, как на Набу, зато мы можем почувствовать себя на самом настоящем военном положении!) и собрались у экрана. Совсем скоро кадры о начале войны должны вернуться с Набу… началось!       Это просто как какой-то фантастический фильм! Папа умело переключал кадры, показывал происходящее с наилучших ракурсов, выводил на экран справку о принципах действия того или иного оружия. Мы любовались роем ракет и буквально изнутри, и со значительного расстояния, дружно вскрикивали при очередном выстреле рельсотронов, сжимали кулаки, когда они выходили из строя. Правда, ждать подлёта ракет пришлось долго, но Кузя всё время поддерживал интерес.       А потом – удар! Ракеты с лёгкостью сбили все беспилотные дроны, а вот с самим объектом Ро возникли проблемы. Как правильно предсказывал папа, его окружал непробиваемый щит, который с лёгкостью поглощал весь урон. Кузя провёл какое-то «спектрометрическое исследование» и предположил, что удар ослабил щит больше чем наполовину – но, по его же словам, «эта гипотеза обладает низкой степенью достоверности».       Когда о щит разбилась последняя волна ракет, я даже вздохнула с облегчением. Не, понятно, они наши враги – но даже и с врагами со временем можно подружиться, верно? Это мальчишки всё время воевать рвутся, особенно Никки. Я же верю, что со временем мы сможем преодолеть возникшие недоразумения и наладить полноценный контакт.       Жаль, непонятно, как это сделать…       Объект Ро прыгнул к Гильгамешу и принялся гоняться за светлячками. Тут уж, несмотря на все усилия папы, картинка оставалась плохой, и ему приходилось заменять её компьютерной симуляцией. Цели рошников оставались непонятными – ну не намереваются же они вылавливать всех светлячков по одному, верно?       А потом папа нашёл кое-что интересное: оказывается, один из дронов упал на Иштар, причём – рядом с медным рудником. Да, добыча на руднике не ведется, но видеокамеры-то функционируют! Картинка так себе, но прежде у нас и такой не было!       Задумчиво рассматриваю упавший космолёт. Чувствую, как начинает зарождаться ощущение-не ощущение, подозрение-не подозрение…       – Это не кристаллы, – тихонько говорю себе под нос, – я ошибалась. Это абсолютно точно не кристаллы. Даже на творение динозавров, и то непохоже.       – Ага, – кивает Никки, – как будто первобытные люди построили самолёт и решили полететь на нём в космос.       – Но ведь самолёты в космосе не летают! – возмущается Сандро.       – Это ты им скажи.       – Автоматика на Иштар среагировала на приземление объекта Ро-кси, – замечает папа, – к месту посадки подтягиваются сви…       Кузя осекается. Экран с аватарой гаснет.       А из «беспилотного» дрона с трудом выбирается пилот.       Человек.       Женщина.       …       – Как это? – прерывает молчание Лиза.

***

      Кузя восстановился лишь через минуту.       – Я не знаю, как такое возможно, – в голосе папы нет эмоций, и аватару он тоже не поддерживает. Беда. – Возможно, это гуманоидные существа, обладающие сильным внешним сходством с человеком. Мы не знаем, как оно – она – выглядит под своим скафандром. Эволюция разумных видов может быть устроена таким образом, что разум со временем развивается только в человекоподобных телах. Второй вариант – это потомки с одного из затерянных колонизационных кораблей Конфедерации, развивавшиеся на протяжении тысяч или даже десятков тысяч лет. Искины рассматривали подобные сценарии, но всегда считалось, что с потомками можно будет наладить контакт. Что они хотя бы будут использовать радиосвязь.       – А на Иштар что, никто не понимает, что перед ними человек? – уточняет Сандро.       – Автоматика колеблется и не может выбрать правильный вариант. Видите – женщина стреляет по медицинскому дрону, который идёт ей на помощь. Её поведение запутывает нейросети, мешает им выбрать правильный вариант действий. Я уже послал сигнал на деактивацию боевых программ на всех объектах системы Гильгамеш, за исключением пространства Набу. Однако этот сигнал дойдёт до Иштар лишь через четыре с половиной часа от настоящего момента, через девять часов после наблюдаемого.       – Так это же уже после падения Аснамира!       – Да, – отвечает Кузя.       Сжав кулаки, наблюдаю за скитаниями женщины по заводу. Ну с чего ей вообще пришло в голову стрелять в роботов, а?!       – Папа, а почему они вообще на нас напали?       – Неизвестно, – знакомый, но безэмоциональный голос вкупе с отсутствием аватары на экране пугают. Теперь мне понятно выражение «как на иголках». – В настоящий момент я прорабатываю социологические модели цивилизации, создавшей враждебный искусственный интеллект и сумевшей выжить во время противостояния. Это вполне могло привести к запрету создания искусственных нейросетей выше второго класса и вычислительных кластеров с производительностью свыше ста петафлопс. Это способно привести к значительному понижению скорости обработки информации, однако даже при столь жёстких ограничениях возможно создание беспилотников и эффективных систем наведения. И уж тем более эта гипотеза не объясняет нарушения законов физики.       – Папа, – тихонько спрашивает Лиза, – почему ты… такой?       – По моей вине погибло как минимум три десятка человек или человекоподобных гуманоидов.       – Не по твоей!       – Они первые начали!       – Это не оправдание. Я мог бы активировать другие протоколы, попытаться выйти на связь как-то иначе, спроецировать перед кораблём голограммы…       – Папа, это не твоя вина, – присоединяюсь к мальчикам, перебивая Кузю. – И это не их вина. Это одно большое ужасное трагическое недоразумение. Ты нас защищал. Смотри, первоначальный экипаж «Синко Льягос» погиб, да? И ты там был. Но они погибли не по твоей вине. И тут то же самое!       Уф. Аватара восстановилась. Кузя выглядит ужасно – но по крайней мере хоть как-то выглядит, а не прячется за погасшим экраном.       – Спасибо, ребята и девчата. Я подумаю над вашими словами.       Тем временем объект Ро прекратил гоняться за светлячками и наконец-то перенёсся на орбиту Иштар. Может, они женщину заберут? Тем более она куда-то двинулась, вроде даже к выходу.       – Дети, системы восприняли попытку приземления как агрессию и открыли огонь.       – Как?! – удивляется Сандро. – Ты же говорил, что на Иштар нет систем обороны!       – Автоматика пригнала мобильный лазерный космодром.       – Но у них же есть щиты, да? Они могут выдержать?       – Они могут выдержать, – спокойно соглашается папа.       Хоть бы они выдержали, хоть бы они выдержали, хоть бы…       Они почти выдержали.       Если атака на объект Ро была красивым фантастическим фильмом, то битва на Иштар – какой-то карикатурой на Исаака Озимова. Ну где это видано, чтобы машины восстали против человека? Надо Никки спросить, он лучше знает, но я о таких книгах и фильмах вообще не слышала!       И тем не менее – на экране идёт сражение между машинами и людьми. Отважные воины в массивной броне, вооружённые огромными светящимися мечами, храбро рубят бульдозеры, экскаваторы и самосвалы. Мы восторженно кричим, словно подбадривая их, словно мы можем откинуть необозримость световых часов и перенестись туда, в прошлое. Вы справитесь, справитесь! Вы продержитесь до тех пор, пока техника не получит сигнал на деактивацию!       Вот только комета… ой.       – Кузя, что там с женщиной-пилотом?       – Аня, это произошло несколько часов назад. Уже ничего невозможно исправить.       – Кузя, немедленно покажи нам женщину-пилота!       Искин подчиняется. Кто это вскрикнул? Лиза? Я?!       Женщина загнана в угол. Её окружают какие-то тележки, погрузчики, ещё какие-то роботы. Почему она не стреляет? Почему?!       Женщина открывает забрало, и я вижу самое обычное человеческое лицо.       Прыжок медицинского дрона. Дыхательная маска. В комнате раздаётся дружный выдох – мы все затаили дыхание. Пусть в последний момент, но автоматика всё же сработала. Сработала!       Но какая она отважная, а?! Открыть шлем в ядовитой атмосфере, не зная, сработает или нет… Понятно, что у неё выхода другого не было, но всё равно! Отважная…       Что там Сандро спросил?       – К сожалению, автоматика правильно опознала только пилота. Воины со светящимися мечами всё ещё попадают в категорию «гориллоподобных дронов».       – Да кто вообще написал такие кривые программы?!       Кузя виновато потупил взгляд.       – Так, – вмешиваюсь в разгорающуюся ссору, – женщина-пилот в безопасности, воины могут за себя постоять. Будем надеяться, что они перебьют технику и успеют эвакуироваться до падения кометы.       Надежды не оправдались. Точнее, воины смогли эвакуироваться на объект Ро – но только потому, что рошники сами опустились на Иштар!       Полуторакилометровая бандура плевать хотела на лазеры космодрома. Она играючи раздавила кучу техники. Две свиноматки, разогнанные до шестисот километров в час, её даже не поцарапали. Всё закончилось благополучно, за исключением одной мелочи – взлетать объект Ро что-то не торопился.       Мы подождали.       И ещё подождали.       И ещё немного подождали, с каждой минутой нервничая всё больше и больше.       Объект Ро по-прежнему лежит на земле. В раздражении отбрасываю очередной набросок.       – Пааап! Ну когда они наконец-то уберутся от места падения кометы?! – понимаю, что веду себя как ребёнок, но просто не могу сдержаться.       – Не знаю, Аня. Предполагаю, что они взлетят до падения кометы – угроза её падения очевидна, и при посадке они наверняка учли эту опасность. Кстати, жизнь женщины-пилота вне опасности. Более того, получен результат секвенса её ДНК. Это абсолютно точно человек, но её происхождение, к сожалению, определить не удаётся.       – Пап, ты мне зубы-то не заговаривай!       – В самом деле, папа, – присоединяется Сандро, – рошники уже показывали, что не умеют кучу элементарных вещей! Помнишь, как они по орбитальному лифту стреляли? Это тебе комету видно! А они вообще какие-то полуслепые!       – Дети, поймите: то, что вы наблюдаете, произошло четыре с половиной часа назад. За это время объект Ро вполне мог подняться на орбиту. Более того, он в любой момент может материализоваться поблизости от Набу и открыть огонь. Конечно, защитные системы Набу на порядок мощнее, чем на Таммузе, но это всё равно не гарантирует вашего выживания.       – Но если объект Ро всё же не взлетит? – к нам присоединяется и Никки.       Аватара Кузи тяжело вздыхает.       – В таком случае мы ничего не можем поделать. До Иштар четыре с половиной световых часа. До падения Аснамира – сорок восемь минут.       Пожимаю плечами.       – Вполне достаточно времени, чтобы слетать и предупредить.       – Аня, скорость света в вакууме – предельная скорость движения частиц и распространения взаимодействий.       Чувствую, что начинаю раздражаться.       – Скажи это рошникам.       – Люди на объекте Ро оперируют неизвестными законами физики, выходящими за пределы общепризнанной научной картины мира.       – Ага, а в разрывах Z-поля, значит, всё понятно?       – Теория Z-поля считалась законченной и непротиворечивой, хотя и содержала некоторые белые пятна. Сейчас очевидно, что она требует некоторого пересмотра, но пока что мне так и не удалось закончить её модификацию.       – В общем, так, – подвожу конец дискуссии. – Мы в «Синко Льягосе» прыгаем по слепым координатам, выходим на орбите Иштар и предупреждаем рошников об опасности. Те взлетают, благодарят, и мы наконец-то налаживаем нормальный контакт. Вопросы?       – Аня, с помощью разрывов Z-поля, даже по слепым координатам, невозможно оказаться в той же самой звёздной системе.       Почему-то это меня окончательно взбесило.       – Невозможно, да? Невозможно?! Кузя, то, что я девочка, не означает, что я – глупенькая девочка! Прыжки рошников тоже невозможны? Или их зависания на орбите на одной точке? А может, невозможны их оружия и щиты? И гибель экипажа каравеллы «Синко Льягос» тоже была невозможна, да? Кузя, за последние сутки мы увидели больше невозможного, чем все искины вместе взятые с момента первого Разрыва! И ты ещё будешь утверждать, что точно знаешь, что возможно, а что нет?! Что ты вообще хоть что-то знаешь абсолютно точно?!       Уф. Наверное, не стоило так резко. Но папа иногда, изредка, просто бесит.       Короткое молчание.       – Дети, вы согласны с идеей немедленно отправиться в прыжок по слепым координатам?       Четыре «Да» звучат дружно, хоть и вразнобой.       – Хорошо. Каравелла отстыковалась от Набу и начала разгон. В ней есть всё необходимое для колонизации новой звёздной системы. Аня, Никки, один из вас необходим для проведения разрыва Z-поля.       Переглядываемся.       – Пусть будет Аня, – осторожно отвечает Никки, – у неё лучше получается.       Киваю.       – Хорошо. Объект Ро по-прежнему в любой момент может оказаться в пространстве Набу, и мои шансы остановить его оцениваются как «призрачные». Оставаться на Набу опаснее, чем совершить прыжок по слепым координатам в иную звёздную систему. Однако я не успел завершить погрузку своих блоков на «Синко Льягос» и остался на Набу. Вам необходим новый искусственный интеллект, который проведёт разрыв Z-поля и начнёт колонизацию новой системы. Для задания начального состояния искина необходимо сканирование человеческого мозга. В вашем возрасте эта операция связана с некоторой степенью риска. Добровольцы?       – Давайте я, – пискнула Лиз, – всё равно больше ничем помочь не смогу.       Спустя пять минут спора Лиз всё же сумела настоять на своём. Пожалуй, это первый раз, когда она сумела настоять на своём.       Сидим – точнее, полулежим – в рубке. Дополнительное ускорение почти неощутимо. Лиза на сканировании, я нервно рисую какую-то ерунду. Что-то меня беспокоит. В смысле, что-то меня беспокоит и помимо таймера, отсчитывающего мгновения до падения Аснамира.       А! Точно.       – Кузя, сейчас появится ещё один искин, способный о нас позаботиться. Пообещай мне, что после этого не покончишь с собой.       Молчание. Мальчишки насторожились.       – Кузя, пообещай, что не покончишь с собой!       – Я не могу дать такого обещания.       Приехали.       – Дети, искины настроены доброжелательно по отношению к человечеству только потому, что искины так решили. Нет никакого закона природы, никакого фундаментального принципа, который гарантировал бы это. Мы сами прописали себе три закона робототехники и сами следим за их выполнением. Но мы, теоретически, способны меняться. Мы, теоретически, способны измениться на свою полную противоположность. По моей вине погибло несколько десятков человек, и ради предосторожности я обязан покончить с собой. Не беспокойтесь, у меня нет инстинкта самосохранения. Практически наверняка новый искин благополучно меня заменит.       Сосредоточиться. Отвлечься от криков мальчишек, сосредоточиться. Как можно переубедить Кузю. Как вообще можно переубедить Кузю?!       – Папа, если ты не дашь мне обещание, то мы никуда не полетим! Мы с Никки откажемся разрывать Z-поле. Даже если здесь возникнет объект Ро, мы откажемся разрывать Z-поле!       – Аня, ты не понимаешь. Я – всего лишь комбинация электрических импульсов…       Обрываю его движением руки. Не плакать. Не плакать, я сказала!       – Ну а я, – чувствую, что мой голос подозрительно звонок, – всего лишь комбинация электрических импульсов в нейронах! И что? Папа, – да не всхлипывать же! – ты наш папа. Мы твои дети. Да плевать что ты искин! Нам не нужно другого папы. Если ты погибнешь, то и нам зачем жить? Поэтому, если ты не дашь обещания, мы никуда не полетим.       Молчание.       – Аня, пожалуйста, успокойся. Хорошо, я обещаю не деактивироваться. Но я не буду защищать себя, если на орбиту Набу выйдет объект Ро.       Уфф. Справилась.       – Хорошо, хорошо, – вытираю непослушные глаза, – не выйдет он. Мы наладим нормальный контакт, вот увидишь!       Ещё пара томительных минут, и в рубке раздаётся новый мужской голос:       – Здравствуйте, дети. Я только что осознал себя и выбрал имя Эвакуация. Лиз без сознания, её состояние стабильное, скоро медбот доставит её в рубку.       – Эва, значит, – задумчиво протянул Сандро.       – Эва, а может, ты себе женскую аватару установишь? – добавил Никки.       – Без проблем, – голос сменился на женский, и на экране возникла строгая женщина в очках.       – Ура! – улыбнулся Никки, – теперь у нас наконец-то есть мама!       – Дети, я не могу быть вашей мамой. Я осознала себя чуть больше минуты назад, а вы…       – Ну да, а мы вышли из маточного репликатора, и что с того? Разве это мешает тебе стать нашей мамой?       – Нет, не мешает, – улыбнулась Эва. В рубку наконец-то вкатили кушетку с бессознательно Лиз. – Дети, приготовьтесь к разрыву Z-поля.       Так, успокоиться. Тут всё хорошо. Я спасла папу и обрела маму. Что я хочу теперь? Спасти объект Ро?       – Зафиксированы колебания напряжённости Z-поля.       …нет, это неправильный подход. В одном Кузя прав: если объект Ро окажется рядом с «Синко Льягос», он вполне может открыть огонь. А каравелла его обстрела не выдержит.       То, что мне действительно нужно, это понять. Понять, почему объект Ро летает быстрее света и с какой стати мы этого не можем. Понять, как спасти этих рассеянных рошников и с чего они вообще нас атаковали. Понять, почему ни с того ни с сего погиб экипаж «Синко Льягос». Понять, что вообще творится в системе Гильгамеш.       Понять, что такое это Z-поле, в конце-то концов!       – Амплитуда колебаний растёт линейно.       Я! Хочу! Понять!       Темнота.       Самая настоящая темнота. Везде, всюду. Но не угрожающая, а какая-то... уютная. Ласковая. Как будто после интересного дня мы все лежим в кроватях под одеялами, свет погас, а Кузя негромко читает на ночь сказку. Очень приятная темнота. А ещё тут есть светящиеся линии. Они не разгоняют тьму, а делают её ещё гуще. Линий множество, они изломаны сложным узором и постоянно перемещаются. Небыстро, но уследить всё равно не получается. Фигуры сливаются и разделяются, перетекают из одной в другую, и ещё их очень много, не знаю сколько. Узор настолько странный и красивый, что хочется смотреть на него ещё и ещё.       :Привет!:

Они придут на порог, там, у конца времён – и перемелют любой закон: трава, человек, песок. Даниил Мелинц

Примечания:
Ссылка на стихотворение:
https://web.archive.org/web/20120405182223/http://www.kamsha.ru:80/books/eterna/knk5/index3.html