Вторая жизнь. +984

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
AU, Попаданцы
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
планируется Макси, написано 195 страниц, 67 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от VanillaAngel
«Волшебная работа!» от Рита201
«Отличная работа! М» от yulia200018
Описание:
Очень-очень старая, богатая и властная женщина попадает в тело маленького Гарри Поттера. Рейтинг высокий поставила из-за мата и недетских рассуждений Гарри Поттера.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава 14

26 ноября 2016, 02:35
«Личная гигиена? Нет, не слышал. Зубная паста? Какая зубная паста?» — Гарри меланхолично разминал пестиком в ступке сушеных скарабеев до порошкообразного состояния и с неодобрением рассматривал профессора зельеварения.
«Сальные волосы, желтые зубы, землистого оттенка кожа. И это — в то время, когда у декана Слизерина в единоличном распоряжении есть роскошная ванна, даже лучше, чем у старост» — про её существование Гарри узнал от Драко.
«У него, наверняка, и член грязный, годами немытый. Заплесневелый член тридцатилетнего девственника» — какой Мерлин заставил мальчика именно в момент этой, лежавшей на поверхности мысли пересечься с Северусом Снейпом взглядом?
«А портки, Нюниус, иногда надо стирать», — вспомнился тому обидный комментарий Лили Эванс пятнадцатилетней давности.
«Чистые они у меня были, чистые! Просто заношенные, потому что старые! Потому что у нас с мамой денег было мало. И член у меня чистый. А это, тупой Поттер, чары гламура. К тебе никогда на „консультацию“ не приходили озабоченные старшеклассницы в мантиях, надетых на голое тело? Хотя, ты, гаденыш, наверно, обрадовался бы!» — у Снейпа стал такой взгляд, словно тот хотел кого-то убить.
«Нечего залезать в чужую голову без спроса, профессор, это неэтично», — глумился Гарри, зная, что декан Слизерина никогда со своего факультета баллы не снимет.
— Я его никогда таким не видел. Может, он под заклятьем? — прошептал ему на ухо Драко, с которым они работали в паре.
Рона Уизли отдали под присмотр аккуратной и дисциплинированной девочке, Дафне Гринграсс…

В жизни Северуса Снейпа было много потрясений, но одно из самых сильных он испытал в тот момент, когда распределяющая шляпа, надетая на голову Поттерова отродья, прокричала, как ошпаренная: — Слизерин!
«Хотя, после того, что он вытворил у Петуньи, чего-то в этом роде можно было ожидать» — находясь в некотором эмоциональном отупении, которое явилось следствием шока, распределение на свой факультет одного из Уизли Северус воспринял вполне флегматично.
Однако, вопреки опасениям Снейпа, Избранный проблем не доставлял: не шлялся по ночам по коридорам, не дрался, не зазнавался, хорошо учился, был доброжелательным и общительным ребенком.
Северус, наверно, тоже поверил бы этой насквозь лживой и лицемерной личности, если бы собственными глазами не видел в воспоминаниях Петуньи Дурсль, как этот «ангелок» недрогнувшей рукой выплеснул на кузена кипящее масло и даже зол, при этом, не был.
Профессор зельеварения переживал из-за того, что под влияние Поттера попал его крестник, Драко Малфой — мнящий себя самым умным и хитрым, а, на самом деле, избалованный, но хороший и искренний мальчик.
В добавок к этому, Драко довольно быстро сошелся и с другим другом Избранного — Роном Уизли. Как такое могло произойти, оставалось выше понимания Северуса Снейпа. А ведь точно так же, двадцать лет назад Джеймс Поттер из совершенно, казалось бы на первый взгляд, неподходящих друг другу детей сколотил свою банду.
Еще профессора Снейпа очень тревожила компания, в которую входили Грейнджер, Лонгботтом, Крэбб и Гойл — дочь стоматолога-маггла, сын одного из самых жестоких авроров и двое кузенов (их матери были родными сестрами), сыновья двух беспощадных, никогда не оставлявших свидетелей боевиков Волдеморта.
Северус наблюдал за тем, как Грегори Гойл, сидевший с Гермионой за одной партой, аккуратно нарезал ингредиенты, что перед тем клала хаффлпаффская зубрилка, затем пододвигал их в сторону Грейнджер, а сам клал руки на стол и почти не шевелился, пока не получал новую порцию для нарезки.
Маглорожденная умная и амбициозная девочка явно обладала талантом дрессировщицы, раз умела держать в кулачке трех тупых потомков благородных семей магической Англии, сделав из одного пажа, а из двоих других — бодигардов.
Профессор зельеварения ходил между рядами и наблюдал за работой учеников. У Ханны Аббот, которой ассистировал Невилл Лонгботтом, и Сьюзен Боунс, взявшей на себя Винсента Крэбба, получалось вполне себе сносное варево, тянувшее на «выше ожидаемого», а у Грейнджер с Гойлом так и вовсе — на превосходно. Хаффлпафф, в принципе, был факультетом дружным, где все друг другу помогали.
Именно его в этом году поставили в пару со Слизерином, а Ревенкло — с Гриффиндором, соответственно.
«Мальчик мой, дети подружились в поезде, надо дать им возможность больше общаться!» — передразнил Северус про себя директора.
Того десять лет просили провести такую рокировку, так как всем надоели драки между Гриффиндором и Слизерином, редко какой урок зельеварения заканчивался без взрыва или травмы. Альбусу было плевать! Но стоило священному Поттеру с кем-то там подружиться, как ему поставляют приятелей прямо в учебный зал! Дамблдор впал в маразм! Он понимает, что будет, если фан-клуб Поттера сольется с бандой Грейнджер? Близнецы Уизли покажутся на их фоне ангелочками.
А Поттер то, скотина! Улыбается Драко! Что-то на ухо шепчет! А этот дурачок краснеет, хихикает.
Некстати вспомнились слухи, передаваемые в свое время шепотом в гостиной Слизерина, что, де, Сириус, наследник Блэк, порвал с семьей потому, что ушел жить к своему любовнику Поттеру, который его совратил. И вот, история повторяется, все всегда начинается невинно. Да и состав участников тот же: Поттер и Драко, Блэк наполовину.
«Надо написать Люциусу, что Поттер и Уизли на Драко плохо влияют».
Северус ходил между рядами, отпуская язвительные комментарии и пугая детей.
Больше всего в этой ситуации бесило то, что он не мог сделать проклятому Поттеру ни одного замечания и баллы снять с него не мог, ведь коварный змей был Слизеринцем и варил зелье вместе с Драко.
— Удовлетворительно, — Северус поставил отметку Боунс и Аббот. — Выше ожидаемого, — кивнул мужчина Гермионе, занижая оценки на один балл. И встретил обиженный взгляд Грейнджер, возмущенный Лонгботтома, злой Кребба, набыченный Гойла, Боунс поджала губы, а Аббот смотрела с прищуром. Даже в ненависти Хаффлпаффцы были едины.
— Превосходно, — бросил Снейп Драко с Поттером и Гринграсс, хотя, у последней, работавшей в паре с Роном, субстанция в котле еле тянула на «выше ожидаемого».
— Время закончено! Налейте зелье в пробирки и поставьте мне на стол! Надеюсь, в ваших жалких мозгах что-то останется после этого урока! — слава Мерлину, еще один час в обществе Поттера прошел.
«Что это он про мой член думал? Мытый он, не мытый? Может, он его вымыть хочет языком, как его папаша Блэку? Большому любителю шоколадного очка и скольжения по глине?» — если с детьми Снейп был язвителен, то со взрослыми мог быть откровенно скабрезен.
Северус хотел бы устыдиться таких своих мыслей, но не мог, слишком сильна была его ненависть.
«Один, два, три, четыре, пять, шесть…» — он считал до десяти, уставившись в пол. Надо было успокоиться. Снейп поднял глаза и увидел стоявшего рядом с ним, Северусом, щенка Поттера, кроме них в классе никого не было.
— Профессор, я хотел бы с Вами поговорить, сэр, — мальчик был сама вежливость.
— Да, я слушаю Вас, мистер Поттер, — Снейпу захотелось оказаться где-то очень далеко от класса зельеваления, хоть на Северном Полюсе с белыми медведями.
— Я читал, что Вы стали самым молодым профессором зельеварения за прошедшие сто лет, — мальчишка явно зачем-то подлизывался.
«Может, хочет о дополнительных уроках попросить?» — Да, это так, Поттер.
— И Вам предрекали блестящую научную карьеру, сэр? — вкрадчиво произнес поганец.
«Он мне хочет взятку предложить или к чему-то склонить?» — в сочетании с мыслями о члене, последнее предположение звучало угрожающе.
«Я даже пожаловаться не смогу! Мне никто никогда не поверит» — мальчишка и так стоял совсем рядом с ним, Северусом, а теперь подошел еще ближе, но в глаза не смотрел, смотрел в пол, как-будто что-то взвешивал в уме. Снейп чувствовал себя загнанным в угол, как тогда, в Визжащей Хижине. Перед ним в каком-то смысле сейчас тоже стоял оборотень, который мог в любой момент обнажить свои клыки.
— Я сделал карьеру, я стал деканом Слизерина, — осторожно ответил Северус наглецу то, что и себе сам внушал неоднократно.
— Но у Вас нет ни малейшей склонности к педагогической деятельности. Вы не любите детей, — услышав это, Снейп выдохнул от облегчения.
Поттерово отродье не собирался шантажировать или подкупать, он остался, чтобы поглумиться.
— Что Вы понимаете, маленький наглец! — мужчину затрясло от гнева, — Вы такой же… — кулаки Снейпа непроизвольно сжались, он сделал шаг вперед, он хотел схватить Поттера за шиворот, поднять в воздух и как следует потрясти, рассказывая, каким мерзавцем был его, Избранного, отец. И будь что будет.
— Стоп! — голос мальчишки прозвучал как-то очень по-взрослому, тот выставил перед собой ладошки, почти коснувшись ими груди возвышавшегося над ним мужчины, но назад не отступил.
— Я требую у тебя, Северус Снейп, — голос Поттера зазвучал звонко и торжественно.
Мужчина понял, что за этим последует.
«Допрыгался», — подумал он обреченно. Худшие прогнозы становились реальностью, этот гаденыш, наслушавшись паршивую псину Блэка, не упустит возможности его, Северуса, унизить.
— В исполнении долга жизни, перешедшего мне по праву наследования от моего отца Джеймса Поттера, молчать и не сообщать никому никаким другим образом о том, что я прикажу тебе совершить, — мужчина увидел, как его запястье и запястье мальчишки обвила золотистая искрящаяся магическая лента, подтверждая правомерность выставленного требования.
«Неужели, он, и правда, сделает это? А потом сольет воспоминания в думосброс и будет всю жизнь меня шантажировать?» — Снейп чувствовал, как по его спине вдоль позвоночника льется холодный пот.
— Я требую, чтобы ты, Северус Снейп, сегодня же уволился из Хогвартса и более никогда не устраивался сюда на работу!
В этот момент у зельевара открылся рот. Он не мог не выполнить этот приказ, а это означило, что он, Северус, наконец, свободен, а Дамблдор со своими обетами идет на хуй!
Мужчина почувствовал, что мышцы лица его не слушаются, а дрожащие губы сами собой складываются в кривую счастливую улыбку.
— Так же, если ты, Северус Снейп, продолжишь свою научную карьеру, я от своего имени снимаю с тебя все обязательства, данные тобой по отношению ко мне третьим лицам! — золотистая лента стала в два раза толще, заискрилась и растворилась в воздухе. Клятва Гарри Поттера была принята.
«Я свободен! Свободен!» — Северус верил и не верил, а потом понял, что у него трясутся руки и он кусает губы, чтобы позорно не разреветься.
— Спасибо, Поттер, — произнес он, словно выплюнул, и направился к выходу из класса деревянной походкой. — И еще, — Снейп оглянулся. — Пятьдесят баллов со Слизерина за неуважение к учителю, — как давно он хотел это сделать!
Никого не замечая вокруг себя, мужчина сначала медленно шел по коридорам, затем быстрее, а потом сдерживался, чтобы не побежать в свои апартаменты. Там он собрал вещи и ингредиенты, которые считал своими, и ушел камином в Тупик Прядильщиков, оставляя позади десять бесплодных лет, тупых учеников и пустые комнаты.
У себя дома Северус Снейп написал заявление об увольнении и послал его Дамблдору почтовой совой.
Когда Альбус, получив корреспонденцию, аппарировал в Тупик Прядильщиков, чтобы вернуть мятежного зельевара, окна искомого дома оказались заколочены. Северус Снейп забрал все свои накопленные за десять лет сбережения из Гринготтса и отбыл из Англии в неизвестном направлении.
«Северус, Северус…» — сидя в гостиной, Гарри задумчиво смотрел на плававших в Черном Озере рыб. «Как же ты мог? Твой Лорд принял тебя никому не нужного, бедного, отвергнутого. Поверил в твой талант. Дал тебя знания, связи, деньги, уверенность в собственных силах, помог получить звание Мастера. Как же после всего этого ты смог его предать ради какой-то девки, которой не было до тебя никакого дела?»