Вторая жизнь. 1281

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
AU, Попаданцы
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
планируется Макси, написано 208 страниц, 71 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
« Восторг!!! Шикарному Гарри!» от Fisthus
«Отличная работа!» от Gentle Devil
«Волшебная работа!» от Mar_ra
«Отличная работа! М» от yulia200018
Описание:
Очень-очень старая, богатая и властная женщина попадает в тело маленького Гарри Поттера. Рейтинг высокий поставила из-за мата и недетских рассуждений Гарри Поттера. Затем рейтинг повышается и даже появляются элементы БДСМ. Все участники сцен с высоким рейтингом достигли необходимого возраста.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава 26

8 декабря 2016, 01:07
Отправив крестника учиться в школу, Сириус Блэк откровенно заскучал. Люпин преподавал в Хогвартсе, бывшие Мародеры виделись не чаще одного раза в две недели, разговаривали, в основном, о Гарри или вспоминали прошедшие времена, пили пиво, в общем, тоска зеленая. Артур и Молли Уизли принимали радушно, но они были людьми другого поколения. Гораздо интереснее Сириусу было общаться с приезжавшими к родителям в гости Чарли и Биллом, но те жили: один в Румынии, а второй в Египте. На работе в Аврорате мистера Блэка восстановили, но ждали после прохождения комиссии целителей не раньше Нового Года.
Поэтому, в один прекрасный вечер Сириус Блэк купил билеты на концерт Ведуний, чтобы развеяться, повеселиться и тряхнуть стариной. После ополовиненной в баре клуба бутылки огневиски, жизнь главе древнейшего благородного рода начала казаться прекрасной.
Возле него за барной стойкой сидела девушка. Сириус, как истинный джентльмен, предложил ее угостить. На концерте под музыку они прыгали вместе, мистер Блэк чувствовал себя молодым и полным сил. По окончании мероприятия оставаться одному мужчине не захотелось. Поэтому он предложил молодой волшебнице составить ему компанию и продолжить веселье у себя дома, без всякой задней мысли предложил. Там они еще выпили, после чего пошел разговор за жизнь. Девушка по имени то ли Петти, то ли Бетти, пьяный мозг Сириуса это не уловил, рассказала, что хотела бы приобрести дога. В ответ на что Блэк ее спросил, зачем ей эти гладкошерстные мутанты с крысиными хвостами, и перекинулся в огромного черного волкодава. Девушка завизжала, но не от страха, а от радости. Сириус-волкодав с удовольствием выслушивал, какой он прекрасный и красивый пес. Потом его расчесывали, нежно гладили за ушами и по пузу. Дальше Сириус помнил смутно, но было очень хорошо, а в последний момент он успел даже перекинуться в человека. Затем все было просто замечательно. И все, дальше темнота.
Проснулся мистер Блэк от того, то у него дико болела голова.
«Где я? Кто я? Кто это рядом со мной?» — постепенно мужчина все вспомнил.
«Мне с девушками тоже нравится? Значит ли это, что я не гей?» — Сириус смотрел на спавшую рядом с ним молоденькую волшебницу. Хорошенькая она или нет, понять было невозможно из-за тонны растекшейся косметики на ее лице. Голова болела ужасно.
— Кричер! — рявкнул Блэк и тут же схватился за виски. — Принеси мне антипохмельное зелье.
Девушка, тем временем, тоже проснулась, вид у нее после вчерашнего был весьма помятым. Увидев рядом с собой малознакомого мужчину, она быстро натянула на себя одеяло.
«Какие мы нежные». — Давай, хоть, познакомимся, — отхлебнув из стакана, принесенного послушным домовым эльфом, Сириус протянул его девице. — Выпей эту бурду, станет полегче.
— Спасибо, — после вчерашних воплей в клубе голос у нее звучал немного хрипло… Она замялась, не зная, как обратиться к собеседнику.
— Сириус Блэк Третий, к Вашим услугам, мисс…
Вместо ответа ведьмочка быстро вскочила с кровати, заметалась по комнате, подобрала свои вещи, схватила волшебную палочку с пола и аппарировала в неизвестном направлении.
— Что за… — пробормотал мужчина, глядя на то место на кровати, где его гостья сидела еще секунду назад, и увидел красное пятно на простыне. Та была испачкана явно не губной помадой.
«О, Мерлин. Я ее обесчестил и даже не знаю ее имени. Дожил ты, Бродяга, раньше девушки бегали за тобой, теперь девушки бегают от тебя» — мужчина рассматривал свое отражение в зеркале, висевшем сбоку от кровати.
«Красавец, она разглядела тебя при дневном свете и испугалась» — из зеркала на Сириуса смотрел тощий с растрепанными волосами и глазами-щелочками неопрятный тип.
«Пора, и в самом деле, приводить себя в порядок» — до комиссии целителей в конце декабря оставалось два месяца.
В тот же день Сириус Блэк пошел сдаваться в госпиталь имени святого Мунго. Стойко вытерпев все назначенные медицинские процедуры и прослушав лекцию о здоровом образе жизни, мужчина прошелся по магазинам, обновив свой гардероб, после чего направился в косметический салон.
— Делайте со мной, дамы, что хотите, — отдался он парикмахерам, косметологам и массажистам на растерзание.
Под вечер Сириус выглядел почти прилично, не двадцатилетний красавец еще, конечно, но и не утреннее пугало.
В таком размеренном ритме прошло полтора месяца: святой Мунго — прогулки — занятия спортом в тренировочном зале Аврората — косметический салон.
Результаты Сириуса радовали, на него, как в юности, начали заглядываться женщины. Про реакцию Гарри (или Джима?) на подобные изменения мужчина старался не думать.
«Если это Джим, почему он мне не открылся? Это все мое бредовое воображение. Гарри — его сын, мне давно пора смириться» — мистер Блэк принял решение. Джима ему, конечно, никто не заменит, но жизнь продолжается, надо погулять, как следует, а лет через пять жениться.
«Старая карга позлорадствовала бы» — думал Сириус. Семейное гнездо Блэков на площади Гриммо в Лондоне он до сих пор не навестил.
А через полтора месяца в окно спальни мужчины постучала почтовая сова. В послании, которое она принесла, некая Ребекка Эллис слезно просила о встрече, говоря, что для нее это вопрос жизни и смерти. На пергаменте некоторые буквы расплывались, так что письмо, судя по всему, было залито слезами в прямом смысле этого слова.
Понимая уже, о чем примерно пойдет речь, чувствуя, как у него сосет под ложечкой, чтобы рассеять охватившие его подозрения, Сириус аппарировал на площадь Гриммо в Лондоне и назвал адрес, после чего зашел в дом, который был бы счастлив никогда не видеть. Споткнувшись о ногу тролля, пройдя мимо что-то заоравшего ему вслед портрета матери и отвратительных сушеных голов эльфов, прибитых над лестницей, Блэк вошел в зал с фамильным гобеленом и застыл перед ним, словно соляной столб.
«Добегался ты, Бродяга» — от выжженного пятна, где раньше было его, Сириуса Блэка имя, отходили три веточки. Вальпурга семейный артефакт, конечно, изуродовала, но Орион никогда не отлучал от рода своего старшего сына, надеясь, что тот перебесится и остепенится.
«Вот я силен» — мужчина даже не знал, то ли плакать ему, то ли радоваться.
Но человеком он был порядочным, поэтому, покинув юдоль скорби, коим почитал родимый дом, Сириус прямиком направился в ювелирный магазин покупать помолвочное кольцо и пару обручальных. После чего ответил на письмо будущей матери своих детей, пригласив ее в один из самых роскошных ресторанов магического Лондона, настоятельно рекомендовав добираться туда камином. Все же, он был Блэком, а Блэки где попало предложения руки и сердца не делают.
«Главное, ее узнать» — ужас ситуации заключался в том, что мужчина не помнил, как Реббека Эллис выглядела.
Сириус забронировал отдельный кабинет и пришел на назначенную встречу раньше времени для того, чтобы его гостью к нему привел метрдотель, и не случилось неловкости с неузнаванием.
Ребекка, к душевному облегчению Сириуса, оказалась довольно милой девушкой среднего роста, со светлыми, заплетенными в косу, забранными в высокую гладкую прическу волосами и голубыми глазами. Судить о её фигуре было сложно, так как одета она была в свободную мантию серого цвета, чей глухой воротник и обшлага рукавов были расшиты розовыми цветами.
«Похоже, у нее очень строгие родители» — пришел официант с меню, Сириус его отослал, сказав, что когда он и его спутница определятся с предпочтениями, они его позовут сами.
— Привет, красавица, давно не виделись, — улыбнулся мужчина девушке, желая ее приободрить.
И тут на Сириуса Блэка обрушился словесный поток, прерываемый всхлипываниями.
Мужчина узнал, что «она не такая, и у нее это было первый раз, и она никогда не ходила никуда с мужчинами и не пила огневиски. И, вообще, училась на Рейвенкло и прекрасно закончила Хогвартс и ни с кем не встречалась, так как родители запрещали. А потом училась на колдомедика. Родители уехали, а ее дома оставили, и она решила сходить на концерт. И вообще, она совсем не такая, не меркантильная, а он, Сириус, ей понравился. Но когда она узнала, как его зовут, она решила, что он подумает, что она с ним из-за денег и, вообще, гулящая, и поэтому сбежала. А теперь она беременная, но она не хотела этого, так получилось. И аборт она делать не станет, родителям рассказать боится, они ее выгонят…»
«Головы бы открутить твоим родителям. Это ты еще про тройню не знаешь».
— Бекки, — произнес Сириус проникновенно, прерывая этот поток сознания. — Ты напрасно убежала, я тебя потом искал, — естественно, это было неправдой. Предстоящий брак был вынужденным, но помня холодные, отстраненные отношения своих родителей, Сириус не хотел, чтобы его собственные дети росли в подобной атмосфере. Поэтому хоть для кого-то внезапное супружество должно было стать счастливым.
— Правда? — мисс Эллис потеряла дар речи и плакать перестала.
— Конечно, ведь не каждый день на меня обращают внимание симпатичные молодые девушки, — Сириус продолжал вешать будущей жене лапшу на уши и накрыл ее ладонь своей. Та покраснела.
— И, потом, кто еще будет меня так ласково гладить? — по правде говоря, ощущения и правда были волшебными. Мародеры его никогда так не гладили, могли лишь потрепать за ушами.
Бекки покраснела еще сильнее.
— А как ты его, то есть себя называешь, ну, когда… — девушка замялась.
— Это Бродяга, так меня прозвали мои друзья. Они называли меня Бродягой, — улыбка получилось грустной.
— Но, поскольку ты меня нашла, да и еще с таким приятным известием, то согласишься ли ты, Реббека Эллис, — Сириус, как положено, встал перед будущей женой на одно колено, — стать моей женой.
Та хлопала глазами в изумлении, потом расплакалась от счастья, конечно же, согласилась и позволила надеть на себя кольцо.
Потом уже почти миссис Блэк переживала о том, как отреагируют ее родители на ее скоропалительный брак и внезапную беременность.
Сириус успокоил невесту, сказав, что сам будет с ними обо всем договариваться, а она, если хочет, может сразу перебираться жить в свой новый дом, чтобы ей никто не трепал нервы. А про себя подумал, что когда виновником беременности является решивший взять на себя ответственность богатый аристократ, то даже самые строгие родители склонны проявлять снисхождение к «оступившимся» дочерям.
— Думаю, самое время нанести визит мистеру и миссис Эллис и сообщить им приятную весть…
«Делай, что должен, и будь, что будет» — отступать было некуда.
Свадьбу Сириус решил справить на Рождественских каникулах, когда Гарри приедет из Хогвартса.
Осталось крестнику лишь обо всем написать.
«Как он отреагирует?» — этот вопрос волновал мужчину гораздо больше, нежели предстоявшая ему встреча с будущими тещей и тестем.