Вторая жизнь. +984

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
AU, Попаданцы
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
планируется Макси, написано 195 страниц, 67 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от VanillaAngel
«Волшебная работа!» от Рита201
«Отличная работа! М» от yulia200018
Описание:
Очень-очень старая, богатая и властная женщина попадает в тело маленького Гарри Поттера. Рейтинг высокий поставила из-за мата и недетских рассуждений Гарри Поттера.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава 39

20 декабря 2016, 23:59
— И чтобы ни один ученик моложе семнадцати лет к этому кубку не подошел. Возлагаю на тебя за это персональную ответственность, — закончил инструктировать Рабастана Лестрейнджа Гарри в Выручай-комнате. Сейчас она представляла собой огромный склад спрятанных и забытых в ней вещей.
— У меня для тебя есть еще одно задание, Рабастан, — произнес «Милорд» таким тоном, что во взгляде мужчины тут же появилось предвкушение. Затевалось явно что-то очень интересное.
— Видишь этот шкаф? Это — большой и удобный портал, но он сломан. Его надо починить, в помощь я тебе выделю Фрэда и Джорджа Уизли.
— Умные ребята, — согласился мужчина, уже имея удовольствие наблюдать за действием некоторых изобретений близнецов, которые тайком продавали различные «вредилки» в школе. Мечта открыть свой бизнес была у них и в этой реальности, и талантом Мерлин не обделил тоже.
— А где выход? — поинтересовался Лестрейндж.
— В моей комнате в Лондоне стоит точно такой же шкаф, настройки доступа в него Сириус уже отрегулировал, ты туда включен.
— Блэк в курсе? — удивился Рабастан.
— Крестный был в полном восторге. Он, когда здесь учился, нашел несколько потайных ходов из Хогвартса, но этот самый крутой, — произнес мальчик, глядя в округлившиеся от изумления глаза мужчины.
— Меня зовут Гарри Поттер, у меня есть крестный отец Сириус Блэк, я учусь на четвертом курсе, а еще я личный предвыборный талисман Корнелиуса Фаджа, приятно познакомиться, — Гарри весело рассмеялся.
Рабастан выдохнул с облегчением, поняв, что Милорд шутит.
На самом деле с покупкой шкафа все получилось очень просто. На летних каникулах между третьим и четвертым курсами Гарри пошел прогуляться с друзьями, Роном и Драко, по Косому переулку. Когда они дошли до банка Гринготтс, возле которого было пересечение с Лютным переулком, Малфой со вздохом сказал, что в лавке «Горбин и Беркс» продается Рука Славы, но отец, конечно же, никогда ему её в подарок не купит. Гарри вспомнил, что этот артефакт является крайне полезной вещью, которая позволяет передвигаться незамеченными в темноте, и пообещал подарить ее другу на день рождения.
По этой причине в магазин троица пришла в крайне приподнятом настроении. Стоявший за прилавком владелец посмотрел на вошедших подростков настороженно, но когда те заявили цель прихода — расплылся в жутковатой улыбке.
— Выглядит эта рука отвратительно, — скривился Рон.
— А ты чего хотел? Это — кисть повешенного после того, как его сожгли, колдуна, — объявил Драко с торжественным видом.
— Подумай лучше о том, что в коридорах на нас не будут ругаться разбуженные портреты.
— Да, вообще-то, хорошая идея, — возможность не встречать во время прогулок по ночному Хогвартсу Филча, даже будучи скрытым мантией-невидимкой, не стоять в темноте по полчаса и не слышать его шарканье ногами, заставила Уизли смириться с неприглядным видом артефакта.
Исчезательный Шкаф, в нагрузку к Руке Славы, Гарри купил по дешевке за десять галеонов, и то, мистер Горбин считал, что облапошил мальчишку, так как никому не было известно, где находится парный артефакт, а без него это был самый обыкновенный старый шкаф.
Поттер оформил доставку на дом, поставил исчезательный шкаф в своей комнате и рассказал Сириусу о том, что именно и где он приобрел, будучи готовым отстаивать свое право на владение артефактом.
Но ничего подобного делать не пришлось. Сириус выслушал крестника и восхитился тем, что тот настоящий «мародер» (истинное значение этого слова мужчине было объяснять бесполезно), объяснил Гарри, как работают такого рода порталы, и предложил свою помощь в починке. Но, все же, мистер Блэк повзрослел. Он научил Гарри накладывать на шкаф чары избирательного допуска, для активации которых требовалось дать клятву, что пришедший не намерен причинить зло самому дому, его жильцам и гостям. Теперь дело оставалось за малым — починить второй шкаф, находившийся в Выручай-Комнате, чем Гарри озадачил Рабастана Лестрейнджа, а, затем, и близнецов Уизли, для того, чтобы направить их безудержную страсть к экспериментам в позитивное и полезное русло.
«Драко справился на шестом курсе, значит, у Рабастана, Фрэда и Джорджа тоже получится» — необходимость сотрудничества с последними «Милорд» доходчиво объяснил Лестрейнджу, сказав, что необходимо перетащить на свою сторону эту пока еще нейтральную семью. А близнецы ничему не удивлялись, они вообще были за любую «движуху», кроме голодовки.
Гермиона, Невилл, Кребб и Гойл были заняты разведением чего-то очень опасного и полезного в теплицах, Рон, чтобы не опозориться на Рождественском балу, упорно учился танцевать, так что до Нового Года аниматоры никому были не нужны и Гарри мог вздохнуть спокойно.
— Гарри, смотри! Пегасы летят! — вся школа высыпала во двор, встречать учеников из Думстранга и Шармбатона. Драко показал другу на летевшие по небу кареты, запряженными крылатыми лошадьми.
«Красивые, но прожорливые» — к этим волшебным животным у Поттера было особое отношение.
После окончания первого курса он с крестным навестил поместье своих бабки и деда. Оно вовсе не пришло в запустение, так как на его территории проживали две разросшиеся семьи эльфов, которые развели самое настоящее натуральное хозяйство. А еще в Поттер-холле пасся табун пегасов, которые в пределах поместья летали, где хотели, и пытались пожирать любые культурные насаждения, если те не росли в защищенных теплицах. Еще между семьями эльфов постоянно шли распри. Одни считали, что в Поттер-холле должен быть разбит настоящий английский парк, а другие настаивали на том, что огород важнее. В результате чего клумбы представляли собой фигурно высаженные кочаны капусты разных сортов и комбинации других плодово-ягодных растений. Красивые гроты превратили в сараи для садовых инструментов, а фонтанчики для питья и родники приспособили для полива грядок. Между ними пробивались ухоженные розы и английские высокие лабиринты из ежевики и малины. Периодически вниз спускались пегасы, которые пытались съесть все это фантасмагорическое великолепие, домовики их с криками отгоняли.
Сириуса все увиденное очень повеселило, а Гарри (вернее — Александра Владимировна) постановила — огороду быть! Все оставшиеся газоны мальчик приказал засеять овсом и кукурузой и кормить их смесью пегасов.
Когда половина домовиков подняла страшный вой, мальчик, чувствуя себя рабовладельцем из книги «Хижина дяди Тома», подарил громче всех причитавших эльфов кузине, Нарциссе Малфой, которая обожала английские парки и тут же нашла применение вновь обретенной рабочей силе.
Взамен Гарри попросил у Люциуса дать свободу домовому эльфу по имени Добби. Малфой удивился. Зачем Милорду понадобился этот неполноценный, бракованный эльф? Гарри объяснил верному последователю, что Добби вольется в Хогвартскую общину домовиков, но служить будет лишь ему, Милорду.
Так и получилось. Добби, как и у Роулинг, считал себя свободным эльфом, но, при этом, верой и правдой служил своему новому хозяину, Гарри Поттеру, находясь вместе с ним в Хогвартсе. Другие слизеринцы таких привилегий не имели, и вскоре у мальчика появился рычаг давления на старшеклассников, так как с помощью Добби было легко достать косметику, противозачаточное зелье или бутылку огневиски, или, напротив, спрятать это у него. Хотя, Слагхорн на развлечения молодежи, если те были умеренными, смотрел сквозь пальцы.
«Молодость, молодость» — частенько приговаривал декан Слизерина, отпуская пойманных в коридорах Хогвартса после отбоя нарушителей, не назначая им отработок, и вспоминал о чем-то о своем.
— Гарри, как ты думаешь, девушки в Шармбатоне красивые? — оторвал Драко Гарри от размышления своим очередным вопросом, поправляя щегольскую мантию, подбитую мехом белька, сотканную домовыми эльфами Малфой-мэнора из нитей паутины акромантулов.
Взаимоотношения Драко Малфоя и Рубеуса Хагрида заслуживали отдельного рассказа.
Поняв, насколько выгодно иметь хорошие отношения со школьным лесником, Драко всеми силами пытался заслужить его расположение. Чего он только не делал! Ходил с Гарри и Роном в гости к Хагриду, как на занятия, размачивал в чае зубодробительные кексы, вежливо себя вел и даже выдергивал сорняки из грядок с гигантскими тыквами! Все равно Хагрид относился к Малфою с подозрением. Дед мальчика Рубеуса дразнил в свое время, отец — обливал ледяным презрением, поэтому лесничий Драко не доверял.
Тот уже решил бросить затею, как бесперспективную, но все изменил случай с драконьим яйцом.
Хагрид, как и в другой реальности, выиграл его у Квирелла, но носителя обрывка души Темного Лорда на следующий день арестовали, а Рубеус продолжил ухаживать за яйцом.
Как только Драко узнал, что в избушке лесничего должен был вылупиться настоящий дракон, он просиживал в ней все свободное время, помогая Хагриду поддерживать необходимый температурный режим. Затем, когда дракончик вылупился, Малфой восхищался им больше всех и даже после того, как выяснилось, что проживание дракона в хижине лесника невозможно, предлагал отправить «прекрасное создание» в Малфой-мэнор. В тот день, когда контрабандного дракончика забирал с Астрономической башни Чарли Уизли, Драко вместе с Хагридом сидели на пороге избушки в полной печали и тяжело вздыхали из-за потери.
— Твой дед был редкостным засранцем, а ты, Драко, парень хороший, — констатировал Хагрид, промакивая глаза огромным платком.
Малфой дедушку-засранца никак не прокомментировал, понимая, что лед тронулся и не стоит акцентировать внимание на негативе.
Так было положено начало его дружбе, вернее, сотрудничеству, с лесником. Может, для кого-то лес и был запретным, но только не для Драко. Что показательно, все свои трофеи мальчик присылал не отцу, а матери.
Каково же было удивление Люциуса Малфоя, когда одним прекрасным утром его находящаяся на четвертом месяце беременности жена, потрясая настоящим сброшенным рогом единорога, зажатым в ее изящной ручке, спросила его: «Где были наши глаза? Почему никто до сих пор не оправдал этого прекрасного человека?»
Через несколько минут мужчине удалось выяснить, что «прекрасным человеком» был Хагрид, школьный лесник, который лично для его супруги передал через Драко то, из чего можно изготовить прекрасный крем для лица. Вообще-то, это было средство от токсикоза, но Нарцисса решила, что лучше немного пострадать, но быть красивой и молодой.
Потом у нее появилась шаль, пряжу для которой домашние эльфы (прялку стащили с какого-то из чердаков) изготовили из пуха, выпавшего из маленьких единорожков при линьке.
Когда Нарцисса разжилась гигантской паутиной акромантула, Люциус Малфой под аккомпанемент ее нескончаемых нотаций отправился в Министерство к Фаджу узнать, нельзя ли что-нибудь сделать для этого лесника, лишь бы жена от него отстала.
Хагрида за давностью лет амнистировали, и тот получил письмо, в котором было написано, что он может вновь пользоваться волшебной палочкой и сдать С.О.В. и Ж.А.Б.А., если желает.
С.О.В. Рубеус сдал сразу, а Ж.А.Б.А. на следующий год. Стоит ли говорить, что Драко стал любимчиком занявшего место преподавателя УЗМС Хагрида и его лучшим учеником?
Никакие гиппогрифы Драко не клевали, он с ними почтительно раскланивался и летал на них верхом.
Но и Малфой оказывал на лесника определенное влияние. Внешность Хагрида претерпела некоторые изменения. Драко Малфою претило, что тот, с кем он общается, выглядит как бродяга. Мальчик пожаловался на это Гарри. Тот посоветовал рассказать Рубеусу о прекрасной директорше Шармбатона мадам Максим, которая тоже являлась полувеликаншей.
Малфой поделился информацией с Хагридом, тот обрадовался и решил выглядеть солидно. Поэтому, когда Рубиус подавал руку мадам Максим, чтобы та вышла из кареты, профессор УЗМС выглядел очень хорошо. Он был наряжен в парадный камзол, бриджи для верховой езды и начищенные до блеска сапоги по колено. Волосы Хагрида были аккуратно подстрижены, а роскошная борода и усы — ухожены. Он совсем не напоминал того страшного великана, которого Драко увидел возле лодок в первый день пребывания в школе.
Старания слизеринца принесли свои плоды. Мадам Максим окинула полувеликана заинтересованным взглядом и улыбнулась ему, тот покраснел от смущения.
— Смотрите, корабль из воды поднимается! — крикнул Рон, попрыгивая на месте от нетерпения. — Там Крамм, Виктор Крамм! — радовался парень появлению своего кумира.
— В замок пойдем, — обратился Гарри к друзьям. Там, как мальчик знал, их ожидал пир и вынесение Кубка Огня.
Гарри надеялся, что на этот раз артефакт зачарован, как следует, и никаких дополнительных имен при выборе чемпионов не выкинет.