Вторая жизнь. +985

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
AU, Попаданцы
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
планируется Макси, написано 195 страниц, 67 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от VanillaAngel
«Волшебная работа!» от Рита201
«Отличная работа! М» от yulia200018
Описание:
Очень-очень старая, богатая и властная женщина попадает в тело маленького Гарри Поттера. Рейтинг высокий поставила из-за мата и недетских рассуждений Гарри Поттера.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава 41

22 декабря 2016, 23:00
— Как ты думаешь, она согласится? — собираясь утром на завтрак, Драко спрашивал это у Рона и Гарри уже по пятидесятому разу.
— Я в этом уверен.
— Конечно, согласится, — по сотому разу успокаивали Малфоя Уизли с Поттером, но тому этого явно было недостаточно.
— А ты кого пригласишь, Гарри? — Рон решил перевести разговор на другую тему.
— Да, действительно, кого? — задумка удалась, Драко на какое-то время забыл про свои душевные метания.
— Миллисенту, — ответил Поттер.
— Милли? — удивился Малфой. — Она тебе нравится?
— Мне никто не нравится, в том-то и дело, — сознался Гарри. — А Булстроуд будет приятно, я надеюсь.
— Она теперь будет ходить и спотыкаться, так как от гордости задерет нос столь высоко, что не сможет смотреть под ноги, — ответил Драко.
Миллисента была невысокой, немного полноватой девочкой коренастого телосложения, впрочем, черты ее лица были довольно миловидными.
— Тогда спустимся в гостиную, дождемся их и предложим, — Драко явно требовалась моральная поддержка. А мальчики на завтрак всегда собирались быстрее девочек.
Приготовившись к двадцатиминутному ожиданию, Рон, Драко и Гарри застали внизу довольно безобразную сцену.
Панси пыталась вцепиться в волосы Астории, ее старались оттащить от нее Дафна и Миллисента. Но Паркинсон вырывалась и вела себя, как одержимая. Теодор с Блейзом и остальные пока хранили нейтралитет, не вмешиваясь в девичьи разборки, но были готовы прийти на помощь в любой момент, если бы буйная Панси не угомонилась.
Но та не унималась.
— Ты гнилое яблоко, Гринграсс! — заметив Драко, выговаривала Панси Астории, глядя на ту с ненавистью, прекратив вырываться и тяжело дыша. — Все равно, таким, как ты, с ним ничего не светит! Бегала бы за Уизли, как сестра, может, тебе что-то и обломилось бы!
— Панси, извинись сейчас же, — голосом Драко можно было лед замораживать.
— Она тебе ничего не рассказала? — язвительно спросила Паркинсон у Малфоя, обличительно указывая на Асторию пальцем.
— Панси, замолчи, — вмешалась Дафна. «Она что-то знает про наше проклятье?» — девочка сжала в руке волшебную палочку.
— А почему я должна молчать? Мой отец встречался с ее тётко… — договорить она не успела.
— Силенцио! — помощь пришла, откуда не ждали. Обычно спокойный и невозмутимый сын пожирателя смерти Теодор Нотт наложил на скандалистку заклинание немоты. — Никогда больше не садись со мной рядом, Паркинсон, — заявил он, резко развернулся и вышел из гостиной в коридор.
— Панси, на тебе никто никогда не женится, — констатировал Блейз Забини. — Мало того, что ты злая, это как-то можно было бы пережить. Но ты, в добавок ко всему, еще глупая и некрасивая. Фините Инкантатем! — припечатал итальянец и побежал вслед за другом.
— Чего это они? — Паркинсон растеряно посмотрела вокруг себя.
— Разве тебе не известна девичья фамилия его матери? — поинтересовался в ответ Драко. — Я тебе никогда не давал поводов для ревности, Паркинсон. Я тебе никогда ничего не обещал. Даже если ты останешься последней ведьмой на земле, между нами ничего и никогда не будет.
— Астория, ты пойдешь со мной на Рождественский бал? — спросил Малфой громко на всю гостиную.
— Да, Драко, с огромным удовольствием, — расплылась та в улыбке.
— Твоему отцу это не понравится, — ядовито заметила Паркинсон и, прямо держа спину, вышла из гостиной в школьный коридор, громко хлопнув дверью.
— По-моему, она сумасшедшая, — пожал плечами Рон, глядя на происходившее круглыми глазами.
— Она просто дура, Рони, — подплыла Дафна Гринграсс к своему избраннику, взяв того под руку. — Ты проводишь меня на завтрак? А то я боюсь, на нас с Асти снова накинется эта ненормальная, — из глаз мальчика, стоило Дафне к нему прикоснуться, тут же исчезло осмысленное выражение, а лицо расплылось в улыбке. Он смотрел на Гринграсс, как мишка на мед.
«Ронни? Хорошо хоть не „мой Бон-Бон“. Я понял, кого мне напоминают сестры Гринграсс» — подумал Гарри в этот момент. — «Марию и Анну Болейн. И внешне, и по характеру, поразительное сходство».
В голове бывшей Александры Владимировны сложился еще один пазл. Теодора Нотта воспитывал пожилой овдовевший отец, а мать мальчик потерял очень рано. Девичья фамилия женщины оказалась Гринграсс, это все объясняло. Все чистокровные были друг другу родственниками, Астория и Дафна приходились Теодору либо кузинами, либо двоюродными племянницами.
«Похоже, Паркинсон нажила себе сегодня настоящего врага», — глядя на стоявшую в растерянности, не знавшую, чью сторону принять Миллисенту, Гарри вспомнил, зачем спустился в гостиную.
— Милли, — обратился он к ней. — Я хочу пригласить тебя на Рождественский бал.
«С чего бы такая благотворительность?» — Булстроуд романтичной не была и в облаках не витала, оценивая свои шансы понравится кому-то, как довольно низкие.
— Конечно, пойдем, — согласилась она. — Я сообщу тебе заранее, какого цвета у меня будет платье, — добавила девочка.
Каковы бы не были причины приглашения, тщеславие перевесило все остальные доводы. Появиться с Избранным на балу, было мечтой многих девушек в Хогвартсе.
«Взять бы, к примеру, ту же Джинни Уизли или Ромильду Вейн, которые смотрят на Поттера, как кошки на сметану. А тот их в упор не замечает, а от Уизли, похоже, скрывается. Мечтают они, а пойду с ним я. И, возможно, привлеку еще чье-нибудь внимание» — для Миллисент появление рядом с Поттером было шансом выделиться в хорошем смысле этого слова.
— Это было бы замечательно. Я закажу бутоньерку в твоих тонах, — Гарри обратил внимание на то, что Милли на редкость предусмотрительная.
— Тебя проводить на завтрак? — мальчик подумал, что Александра Владимировна Булстроуд на работу бы приняла. Он все больше и больше абстрагировался от своей прошлой жизни. Только вот на сексуальную ориентацию это никак не повлияло.
— Это было бы очень мило с твоей стороны, — сейчас Милли улыбнулась искренне.
Идя рядом с Гарри по направлению к Большому залу, девочка решала дилемму. Панси поругалась с Дафной и надолго. До приглашения Поттера она приняла бы сторону Паркинсон. Но Гарри дружит с Роном и Драко, которые, судя по всему, заинтересованы в сестрах Гринграсс.
«Что же мне делать?» — Миллисента решила не торопить события и сохранять нейтралитет.
С такими мыслями она уселась за факультетский стол, пожелала всем приятного аппетита и приступила к завтраку.