Вторая жизнь. 1230

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
AU, Попаданцы
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
планируется Макси, написано 208 страниц, 71 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Gentle Devil
«Волшебная работа!» от Mar_ra
«Отличная работа! М» от yulia200018
Описание:
Очень-очень старая, богатая и властная женщина попадает в тело маленького Гарри Поттера. Рейтинг высокий поставила из-за мата и недетских рассуждений Гарри Поттера. Затем рейтинг повышается и даже появляются элементы БДСМ. Все участники сцен с высоким рейтингом достигли необходимого возраста.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава 51

2 января 2017, 02:08
«Надо срочно сообщить Рону, чтобы послал патронус в спальню к Дафне, вызвал ее в гостиную и попросил оглушить спящую Панси ступефаем, а потом поддерживать заклинание и дождаться меня» — план спасения Паркинсон у Гарри сформировался моментально.
На всякий случай он открыл карту мародеров, чтобы убедиться, что жертва хоркруса находится в своей спальне. Ее там не оказалось.
Маленькая точка, подписанная, как Панси-Паркинсон (карта показывала не душу, заключенную в теле, а то имя, которым называли тело, в котором была заключена душа) передвигалась по направлению к заброшенному туалету, где обитала Плакса Миртл.
«Он среди ночи свою зверушку навестить решил?» — сражаться с василиском очень не хотелось. Гарри стало как-то нехорошо, даже затошнило. Своим предчувствиям мальчик еще в бытность Александрой Владимировной доверять привык, они ее, как правило, не подводили. Поэтому, покинув Выручай-комнату, Гарри послал патронус Сириусу, чтобы тот, как можно быстрее, пришел на восьмой этаж к портрету танцующих троллей, что это — дело жизни и смерти.
Панси Паркинсон, одержимая духом Волдеморта, тем временем, уже скрылась в обители вечно ноющего призрака Хогвартса, а затем ее изображение исчезло. Это могло означать лишь одно — она открыла дверь в Тайную Комнату, которая не была нанесена на карту Мародеров, и начала в нее спускаться.
«Если Том Риддл уже разбудил василиска — это катастрофа» — Гарри представил, что в таком случае может произойти в школе, в которой полно иностранных студентов.
— Гарри, что случилось? — из Выручай-комнаты, от которой мальчик еще не успел далеко отойти, выскочил наспех одетый Сириус Блэк.
— Я тебе потом все объясню. Времени нет совсем. Надо спасти одну девушку, но по-тихому, — Поттер в очередной раз подумал, насколько легче сотрудничать с Люциусом. С Малфоем было все просто — тот выполнял задания и не спрашивал ни о чем. Но отец Драко не был боевиком, а в этом конкретном случае его привлекать было нельзя.
— Хорошо, — согласился Сириус после мгновенного раздумья, глядя на крестника с подозрением. — Но потом ты мне все расскажешь.
— Добби, — позвал Гарри домового эльфа. — Перенеси нас к входу в туалет Плаксы Миртл. Но, пожалуйста, очень тихо и чтобы тебя никто не видел.
Тот ответил, что рад служить Гарри Поттеру, сэру, и выполнил приказ того, кого сам выбрал своим хозяином.
— Что это за… — мужчина увидел проем в стене. Договорить Сириусу Гарри не позволил, накрыв его губы своей ладонью. — Не шуми.
— Нам надо туда спуститься. Панси одержима проклятой диадемой и идет прямо в пасть к василиску. Поэтому смотреть надо только под ноги или на стены, но вперед — ни в коем случае, — Гарри выдавал версию максимально приближенную к действительности и в очередной раз вспомнил о безотказном Люциусе Малфое.
— Ты хочешь сказать, что это — вход в Тайную Комнату? — с сомнением, близким к неверию и одновременно- с восторгом шепотом спросил Сириус.
— Да, это она. Добби, перенеси нас вниз, — мальчик не оставил крестному времени на размышления.
— План такой, — продолжил он, накладывая полог тишины, накидывая на них обоих мантию невидимку и поднимая над головой Руку Славы, после того, как Добби спустил их в подземелья. — Мы находим Панси, или василиска, или василиска вместе с Панси. Хватаем Паркинсон и аппарируем.
— Куда? — уточнил домовик.
— Лучше всего — в туалет наверху, — ответил Гарри.
— Потом ты, Сириус, приведешь туда Фаджа. Диадема — это еще один хоркрус, — признался Гарри. — Тот-кого-нельзя-называть пытается возродиться.
— Откуда ты это знаешь? — Блэк остановился на месте, пытливо вглядываясь в глаза крестника.
— Леди Хелена, Серая дама рассказала Кровавому Барону, что Том Риддл, которому она раскрыла секрет, где искать диадему ее матери, сделал из нее очень злую вещь и сейчас с помощью Панси пытается возродиться, затащив Паркинсон в Тайную Комнату к василиску. Кровавый Барон рассказал мне это сегодня ночью, когда я гулял по коридорам. Я посмотрел на карту и увидел, куда Панси идет, — сочинял на ходу Гарри, злясь, что из-за подозрительности Сириуса они теряют время.
— Ты нашел общий язык с привидением? — удивился мужчина.
— Том Риддл же нашел. Почему бы мне не найти? — спросил мальчик почти раздраженно. — Ты знаешь заклинание, которое превращает стену в зеркало? — перевел он разговор на другую тему и пошел вперед по коридору.
— У магглов есть легенда о Медузе Горгоне, — объяснил он догнавшему его Сириусу. — Каждый, кто встречался с ней взглядом, превращался в камень. Герой, который ее победил, между собой и ней выставил свой щит. Она увидела в нем свое отражение и окаменела. С василиском можно сделать то же самое… — резюмировал Гарри.
— Это гениально! — восхитился шепотом бывший мародер. — Я наколдую зеркало в то время, как Добби схватит Панси.
— Если они сейчас вместе. Если вызволим Паркинсон до встречи с василиском, то Добби пусть сразу вытаскивает ее отсюда. Только до диадемы пусть не дотрагивается. Она кого угодно с ума сведет, — предупредил слизеринец. — А потом можно вызывать Фаджа с невыразимцами, пусть сделают здесь все зеркальным. Но если мы сами справимся, то стену как-нибудь закроем и про василиска никому не скажем. Он нам еще пригодится. Наврем всем, что поймали Панси в заброшенном туалете, что она тут плакала и хотела наложить на себя руки, — предложил Гарри.
— Хорошая идея, — Блэк тут же утратил всю свою подозрительность. Дух авантюризма в нем взял вверх над здравым смыслом.
— Кажется они там, — он указал на распахнутые, окованные желтым металлом ворота, за которыми в глубине огромного, освещенного волшебными факелами зала виднелась огромная змея и стоявшая перед ней, казавшаяся на фоне гигантской змеи совсем маленькой, девушка. Они разговаривали, но о чем именно — понять было невозможно. До Гарри долетали отдаленные слова, произносимые на парселтанге завладевшим сознанием Панси Томом Риддлом: «Съешь труп, чтобы не нашли… Я за тобой вернусь…»
Сириус слышал лишь змеиное шипение, которое вырывалось изо рта девушки.
— Если кто-то из нас окаменеет, то это лечится настойкой сока мандрагоры, — испытывал ли Гарри страх? Да. Паниковал ли он? Нет.
Эта особенность ему передалась от Александры Владимировны. В критических ситуациях она всегда сохраняла самообладание и ясность мысли, что неоднократно позволяло ей вырвать победу из лап поражения. Страшно ей становилось уже потом, и она долгими ночами накручивала себя на тему: «А что было, если бы было?» И успокаивала себя тем, что история не выносит сослагательного наклонения.
— Гарри, — стоявший под мантией-невидимкой с крестником почти в обнимку Сириус осознавал, что через несколько минут он может погибнуть. А что-то очень важное в своей жизни он так и не сделал. — Прости меня, что я сомневался в тебе. И, вообще, прости, — он не сказал, ни Гарри, ни Джим. Он просто взял лицо крестника в свои ладони, притянул свое наваждение к себе и поцеловал так, как целуют последний раз в жизни.
— Мы это обязательно повторим, — через некоторое время Гарри, обнимая Сириуса, медленно приходил в себя, пытаясь унять головокружение и гладя своего будущего любовника по небритой, колючей щеке.
«Вот так, все лучшее в жизни происходит быстро и без предупреждения, перед лицом возможной погибели!» — возмущалась про себя не целованная уже два десятка лет Александра Владимировна. Родственные поцелуйчики в щеку не считались. От ощущения несправедливости у Гарри вместе с эрекцией даже волнение прошло.
Но, одновременно с этим, очень радовало и воодушевляло то, что Сириус его явно любил и хотел, а остальное не имело значения.
«Панси спасем, ящерицу на ингредиенты!» — Гарри овладел кураж. Настроение превратилось в боевое.
— На счет три, — скомандовал мальчик. — Раз, два, три!
— Speculum est super murum! — четко произнес Сириус, обрисовывая волшебной палочкой контуры пещеры, зажмурив глаза и привлекая к себе внимание змеи.
Гигантский василиск оскалился, чтобы наброситься на противника, открыл глаза и с грохотом, стократно отраженным от стен зеркальной пещеры, окаменев, рухнул на пол.
В ту же секунду Добби схватил дезориентированного произошедшим Тома Риддла в теле Панси и аппарировал к Гарри, который обездвижил Волдеморта ступефаем.
— Прости, Том — обратился мальчик к бешено сверкавшей глазами «Панси». — Ничего личного. Но в школе, в которой полно детей, василиску не место. Да и родители Паркинсон расстроились бы, если бы она умерла, — добавил он.
Сириус, тем временем, трансфигурировал кость животного, валявшуюся на полу, в палку с крюком на конце, стащил с головы девушки хоркрус и отбросил его в сторону.
После чего Панси Паркинсон выгнулась дугой, дико закричала, хватаясь за голову, царапая ногтями свое лицо, распахнула глаза, глядя на своих спасителей безумным, переполненным надеждой взглядом и что-то пыталась прошептать, а затем закатила глаза и затихла.
— Живая, и хорошо, — констатировал Сириус, проверив ее пульс. — Добби, спасибо, — обратился он к домовику. — Ты нам очень помог.
Тот бросился уверять Сириуса, что счастлив помогать Гарри Поттеру, самому великому и доброму волшебнику. Со стороны это напоминало вид буйного помешательства. Мальчик насилу его успокоил, пообещав, что это — не последнее поручение. — Перенеси нас всех обратно наверх.
— Кажется — все, — устало выдохнул Гарри, устраивая бессознательную Панси на полу у стенки туалета Плаксы Миртл.
Стоило им с Сириусом покинуть коридор, ведущий в Тайную комнату, как пролом в стене за ними плавно закрылся, раковина вновь встала на свое место.
— Так даже лучше, — констатировал мужчина. — Когда нам понадобится туда спуститься, мы просто выломаем стену.
Гарри согласился, не желая признаваться в том, что разговаривает на языке змей.
В результате они с Сириусом приняли за рабочую версию то, что мальчик, страдая бессонницей, сидел в гостиной и увидел, как, несмотря на комендантский час, Панси Паркинсон вышла в коридор. После чего слизеринец решил за ней проследить и увидел, что она направилась в заброшенный туалет. Там она разговаривала с зеркалом на каком-то шипящем языке, Гарри испугался, что она одержимая, и решил ее оглушить. Затем вызвал своего крестного, служившего в аврорате. Тот обнаружил проклятую диадему, снял ее с девочки и решил на всякий случай вызвать Фаджа. Поскольку в школе полно иностранных студентов и случившееся могло быть провокацией.
Договорившись с крестником о разнообразных деталях, делавших рассказ еще более правдоподобным, и отпустив Добби, Сириус направился в апартаменты Горация Слагхорна, чтобы связаться с Фаджем через камин декана Слизерена. Гарри Поттер, стащив с себя мантию-невидимку, сел возле бессознательной Панси Паркинсон и несколько раз повторил про себя разговор с крестным, чтобы не путаться в мелочах во время дачи показаний.
«Надеюсь, сегодня у меня больше не будет никаких приключений» — зевая, подумал мальчик, глядя на валявшуюся у его ног диадему Ровены Рейвенкло. Но его надежды не оправдались.
— Том, неужели ты думал, что сможешь меня провести? — на пороге туалета Плаксы Миртл собственной персоной стоял Альбус Дамблдор.