Вторая жизнь. 1229

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
AU, Попаданцы
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
планируется Макси, написано 208 страниц, 71 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Gentle Devil
«Волшебная работа!» от Mar_ra
«Отличная работа! М» от yulia200018
Описание:
Очень-очень старая, богатая и властная женщина попадает в тело маленького Гарри Поттера. Рейтинг высокий поставила из-за мата и недетских рассуждений Гарри Поттера. Затем рейтинг повышается и даже появляются элементы БДСМ. Все участники сцен с высоким рейтингом достигли необходимого возраста.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава 60

18 января 2017, 01:19
Несчастья, бедность, пренебрежение и страдания, особенно перенесенные в детстве и переходном возрасте, никого не делают лучше. Заместитель Министра Магии Долорес Амбридж стала еще одним тому подтверждением.
Ее мать была магглой, а отец — волшебником без какой-либо блестящей родословной, работавшим в Хозяйственном отделе Министерства Магии на самой рядовой и бесперспективной должности. С помощью зачарованных половых тряпок тот приводил в чистоту министерские коридоры и кабинеты, а попросту являлся обыкновенным уборщиком. Вдобавок к этому у Долорес был брат-сквиб.
И вот с таким «капиталом» шляпа распределила девочку на Слизерин. Там ей пришлось изворачиваться и врать, чтобы никто, не дай Мерлин, не узнал правду. Школьные годы Долорес пришлись на времена расцвета почитания магглоненавистника Волдеморта, узнай кто-нибудь, кем на самом деле являлась её мать, слизеринку бы затравили.
А еще юная мисс Амбридж была некрасивой и оказалась магически слаба. Юноши, которые ей нравились, не обращали на нее никакого внимания, а элементарные заклинания не получались с завидной регулярностью. Сложно оставаться хорошим человеком, когда все, о чем ты мечтаешь, оказывается недоступным, но другим дается легко и непринужденно. В сердце Долорес поселилась зависть к её более родовитым, богатым, красивым и одаренным товаркам по факультету и та разъела ее душу, словно кислота.
Очередным ударом для пятнадцатилетней Долли явилось предательство матери, которой девочка стыдилась и не слишком это скрывала, всегда во время домашних скандалов принимая сторону отца. Тот постоянно упрекал жену в том, что она родила ему сына-сквиба. В конце концов, миссис Амбридж накушалась «радостями» волшебного мира и развелась с отцом слизеринки, уехав с сыном жить в маггловский мир. Дочери же написала напоследок, что та может рассказать всем своим друзьям-волшебникам, что ее мать умерла, и больше не бояться позорного разоблачения.
Долли вернулась после пятого курса в осиротевший, непривычно пустой дом, застав там опечаленного отца, и, увидев, как тот страдает, написала письмо матери. Та долго не отвечала, а затем девочка получила письмо. В нем бывшая миссис Амбридж ответила дочери, чтобы та больше не искала общения с ней. Женщина написала, что не понимает, как она могла выйти замуж за такого уродливого мужчину и родить такую непривлекательную, глупую, злую, высокомерную дочь, что та ее больше не увидит. Что у нее есть нормальный ребенок, с которым она собирается начать новую жизнь, а волшебный мир собирается забыть, как страшный сон.
В тот день Долорес узнала, что такое больно по-настоящему и что такое по-настоящему ненавидеть.
— Она нас выкинула, как мусор, папочка, — плакала Долли.
— Я был во многом не прав, дочка, — сокрушался мужчина.
Мисс Амбридж решила, что у нее мать предательница и отец тюфяк. А еще ей очень захотелось сделать кому-нибудь больно, как в переносном смысле этого слова, так и в прямом. Чтобы кому-нибудь стало хуже, чем ей.
Отвергнутая матерью, некрасивая, не замечаемая парнями, которые ей нравились, видевшая, с какой снисходительностью относятся к ней одноклассницы, магически слабая Долорес почувствовала себя настоящим изгоем. Именно в тот самый день она решила, что она «всем им покажет».

У юной слизеринки имелись в наличии сильные стороны. Она была упорной, пунктуальной, трудолюбивой, умной девушкой и очень амбициозной.
Закончив Хогвартс с максимально высокими баллами, которые для нее были возможны, Долли устроилась работать в Министерство в Отдел неправомерного использования Магии младшим стажером и уже через полгода ее приняли туда на полную ставку. Вот где она смогла отвести душу! Никакие слезы не могли ее разжалобить, ни детские, ни взрослые, особенно, если она имела дело с магглорожденными. Но взятки мисс Амбридж начала брать с удовольствием, спуская в таких случаях дело на «тормозах».
Приобретя не вполне законный источник дохода, позволявший ей себе ни в чем не отказывать, Долорес уговорила отца уйти на пенсию досрочно и поселила в уютном коттедже за городом. Чтобы тот не мешал ей делать карьеру в Министерстве, и в дальнейшем всячески открещивалась от «старины Амбридж», говоря, что она сирота, а это ее однофамилец.
Постепенно мечты Долорес начали сбываться. Хорошо работая, лебезя и заискивая перед своим начальством, не забывая в удобные моменты напоминать тому о своих заслугах, в глубине души его презирая, запугивая конкурентов, она росла по карьерной лестнице, дослужившись к сорока восьми годам до должности заместительницы Министра Магии, которому демонстрировала свою полную и безоговорочную лояльность.
Фадж оценил в Долорес те же самые качества, что Гарри в Люциусе Малфое — ей можно было без дополнительных объяснений дать любое, в рамках разумного, конечно, не всегда приятное поручение, и та его выполняла, не задавая никаких вопросов. Еще одной положительной чертой мисс Амбридж Конрелиус Фадж считал то, что та не боялась дементоров, могла спокойно с ними общаться и передавать стражам Азкабана поручения из Министерства.
Сам Фадж боялся этих темных порождений Магии, поэтому именно Долорес отправлялась в Азкабан следить за тем, чтобы приговоры Визенгамота относительно особо опасных преступников выполнялись неукоснительно.
Возможно, дементоры нейтрально относились к Долорес Амбридж, так как ощущали с ней некое сродство. Вряд ли кто-то еще из волшебников, включая Волдеморта, с таким же наслаждением наблюдал за паникой приговоренных к поцелую дементора преступников и наслаждался видом их слез и отчаяния, как это делала заместительница Министра Магии.
По той же причине у Долорес не сложилась личная жизнь. Мужчины пугались ее жестокости, а встретить истинного мазохиста ей не посчастливилось. Вот и проводила мисс Амбридж одинокие вечера, выдумывая разнообразные пыточные приспособления в обществе тарелок с изображением кошек.
Жизнь начала напоминать ей вязкий кисель, сладкий, такой же розовый, как ее любимые платья, и столь же однообразный. Это заставляло женщину скучать и злиться еще сильнее. Пока в один прекрасный момент ее шеф, Корнелиус Фадж, не попросил ее под предлогом инспекции в Хогвартсе, в связи со сменой директора, пожить в школе и понаблюдать незаметно за Томасом Марволо Гонтом-Риддлом. И в том случае, если в его поведении не обнаружится ничего необычного, после зимних каникул вернуться обратно на работу в Министерство.
И вот, наряженная во все в розовое, улыбавшаяся приторной улыбкой Долорес Амбридж сидела за преподавательским столом и наблюдала за распределением первоклассников.
— Рейвенкло! — закричала распределяющая шляпа, немного побыв на голове поступившего в Хогвартс на шестой курс Томаса Марволо Гонта-Риддла.
Пока Амбридж ничего плохого о нем сказать не могла: опрятный, спокойный, вежливый, хорошо причесанный ученик с прекрасными манерами ей очень понравился.