Вдребезги +578

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
James McAvoy, Michael Fassbender (кроссовер)

Основные персонажи:
Джеймс МакЭвой, Майкл Фассбендер
Пэйринг:
Макфасси
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Психология, Повседневность, Hurt/comfort, AU, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Элементы гета
Размер:
Макси, 281 страница, 38 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Мое сердце умоляет продолжения» от Kinado
«Великолепная работа!» от Elenohcka
«За сердце вдребезги» от m_ercy
«За развороченную душу! » от широсаки хичиго
«Отличная работа!» от Хейли
«Это прекрасно!!! » от Julia128128
«Отличная работа!» от Muse333
«Верните мое сердце на место❤️» от Stais N
«Прекрасная работа! Спасибо!» от _Juliet_
«Браво! » от Brais
... и еще 13 наград
Описание:
Макфасси-АУ.
Майкл - двадцатилетний гопник, у которого есть мечты, но нет денег. Джеймс - сын богатых родителей, у которого есть деньги, но нет друзей. Они настолько разные, что их притяжение друг к другу нельзя объяснить ничем. Если их разделяет пропасть - что будет, когда они встретятся на мосту через нее?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вдохновлено тумблером:
http://chachasiki.tumblr.com/post/147897130389/campusau-young-motorcycle-player-erik-college
http://maximillianfalk.tumblr.com/post/151874701581/codenamecesare-ninemoons42-mcavoys

Коллаж к фику, автор - Kiron666. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84660601.jpg

Два коллажа от Motik71. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84781177.jpg
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84781178.jpg

Коллаж от eisenhardt. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84868060.jpg

Коллаж от Der_Wahnsinn. Спасибо!
http://static.diary.ru/userdir/4/1/7/6/41767/84907094.jpg

16

25 ноября 2016, 13:17
      Приличного шмотья у Майкла, прямо сказать, не водилось. И не любил, и незачем. Последний раз он надевал костюм на выпускной бал. Ходил в нём, будто в гроб нарядился, тока руки-ноги торчат. Короче, стащил всё нахер, как только официальную часть закрыли. Две симпатичные девчонки ему с этим охотно помогли. Одна тоже из выпускниц была, а вторая — из обслуги, вроде официантки. Собственно, её-то Майкл в первую очередь завалить хотел, вторая сама привязалась — а он и не против был, с двумя несложно.
      Школа была приличной, выпуск организовали красиво — наняли толковых ребят, чтоб и банкет устроили, и развлечения. Но развлечения Майкл всегда сам себе находил. Вскрыл ближайший кабинет, затащил обеих...
      Тот костюм, кстати, даже если б и был родным, а не напрокат взятым, на Майкла бы сейчас всё равно не налез. В шестнадцать и рост был поменьше, и плечи поуже.
      Так что выбор был один: снова что-нибудь одолжить, только с умом, а не как тогда. У кого одалживать, было ясно сразу.
      Бран, хоть и ходил обычно в цепях и коже, гардероб держал объёмный. В дни интервью его вообще было не узнать. Время от времени он со своими роботами пытался сунуться в какой-нибудь проект, ходил встречался с серьезными людьми, потом обиженно надирался в пабе.
      — Я ему грю — чё ты за свой портфель держишься, не уведу. Дай ты мне с вашими спецами поговорить, нихера я в инвестициях не понимаю, вот как ты в теории разума. Дай я технарям покажу, чё умею, можа всем полезно будет.
      - И чё они? — сочувственно спрашивал Майкл.
      Бран развязывал красивый галстук, голубой или фиолетовый, кидал на стол. Томми тут же подбирал его, сматывал в пальцах и прибирал под стойку, чтоб не залили пивом случайно.
      — А чё они, — мрачно говорил Бран, расстёгивая пару верхних пуговиц у рубашки. — Нахер послали.
      Он каждый месяц покупал стопку журналов: GQ, Maxim, FHM, Esquire. Шутки на эту тему он воспринимал крайне болезненно, так что Майкл и Томми не говорили ему, что в курсе про подшивку Vogue и Cosmopolitan, которую тот прятал под кроватью.
      Поздно ночью, когда посетители расходились, и в пабе оставались только они втроём, Томми и Бран тянули жребий, куда переключать футбол — на кулинарные шоу или на модные показы. Со всех сторон выходило, что если у кого и просить погонять приличную шмотку, так это у Брана.
      Он жил через пару улиц от Майкла — если пешком идти, минут семь будет. Жил один — с тех пор, как отец сел на двадцать пять лет, а мать умотала к какому-то пасечнику в Уэльс. То есть уже без малого четыре года. Ему пришлось научиться самому вести хозяйство, зарабатывать на жизнь и гладить рубашки.
      Дом был — голая двухэтажная коробка, задними окнами выходящая на заброшенную лет пятнадцать назад стройку многоэтажки. Это и был тот участок, который Бран «застолбил» под бои с помощью местной банды. Пока инвесторы спихивали друг на друга недостроенный дом в неблагополучном районе, который и с землёй ровнять, и достраивать было одинаково невыгодно, местные крепкие ребята пользовались землёй по своему разумению. Отдать кусок территории под азартные игры было очень разумно.
      — Сначала скажи, куда собрался, — потребовал Бран, сложив руки на груди.
      — Всё тебе расскажи, — недовольно отозвался Майкл. — Просто надо нормально выглядеть.
      — «Нормально выглядеть», — передразнил Бран. — За что тебя бабы любят? Ты же в жизни ничё не понимаешь.
      — Им мой член нравится, — бросил тот. — Я сразу достаю, и все вопросы отпадают. Поможешь или нет?
      — Слушай, перец, — Бран взял его за плечо и легонько встряхнул. — Дай я раскрою тебе глаза.
      — Понеслась, — буркнул Майкл.
      — Нельзя надеть на себя первую попавшуюся тряпку и думать, что ты герой. Одежда должна соответствовать ситуации, она должна рассказывать, кто ты такой и на что способен. Если ты идёшь трахать девок, ты должен выглядеть так, чтобы у них всё намокало в трусах, пока ты ещё рот не раскрыл. А если у тебя деловая встреча, то нужно, чтобы ты производил впечатление чувака, с которым можно иметь серьёзный разговор. Так что скажи мне, куда ты навострился, а я скажу, во что тебя запаковать.
      Майкл вздохнул, почесал нос.
      — Ну, это вроде как встреча, но не деловая.
      — То есть — свиданка.
      — Да нет. Не совсем. Типа, культурная херня.
      — Какая ещё культурная херня?
      — Я тебе искусствовед, что ли? Музейная выставка какая-то, только для приличных.
      — Чё это тебя в музей потянуло?
      Майкл закатил глаза и встал.
      — Ладно, забей. Сам справлюсь.
      Бран поймал его за рукав.
      — Эй, куда собрался? Я ж не из любопытства спрашиваю.
      — Ага, так я и поверил.
      — Ладно, из любопытства тоже. Ну? Какую-нибудь кошёлку собрался охмурять?
      — Бран, тебе чё, свербит посмотреть, как я трахаюсь? Хочешь опыта набраться?
      — Чё я там не видел, — тот беззлобно фыркнул. — Ты когда нажрёшься, девок прям за углом паба шпаришь. Твоя голая задница у меня уже как ориентир: если у задней двери мелькает, значит, весна пришла. Если до гаража кого-то дотащил — значит, осень. Я как ни иду мимо, у тебя там вечно кто-то то верещит, то стонет.
      Майкл медленно и мучительно покраснел, отвёл глаза, отвернулся.
      — Ты, богиня любви, поменьше на мою задницу пялься, а то я спьяну могу и твоей заинтересоваться.
      Бран будто ничего не заметил:
      — А ты ей сверкай пореже или ебись где-нить в другом месте. Ну так чё? Куда собрался-то?
      — Трахаться, — сказал Майкл.
      Гардероб Брана занимал всю комнату на втором этаже. Пиджаки, рубашки и брюки висели ровными рядами, как в магазине: тут чёрные, тут серые, там синие с голубым. Бран пробежал пальцами по вешалкам, выхватил пару вещей на пробу.
      Рост и фигура у них были почти одинаковыми, разве что Майкл был чуть повыше, а Бран — пошире в плечах.
      — А костюм не хошь? — спросил Бран.
      — Нахер, я в них как в скафандре.
      — Тогда пиджак с рубашкой. Серый и голубой, — сказал Бран. — Сразишь всех.
      Майкл с сомнением посмотрел на светло-голубую рубашку.
      — А попроще ничего нет? Чё-нить чёрного с белым?..
      — Ты пришёл советоваться или выёбываться? Снимай футболку, — велел Бран.
      Майкл вздохнул и послушался. Прохладная ткань прильнула к коже, обняла — это оказалось даже приятно. Вопреки ожиданиям, рубашка не сковывала движений, воротник не давил на шею, манжеты не болтались на запястьях, как наручники. Майкл с непривычки с трудом справился с мелкими пуговицами, пошевелил плечами. Бран протянул ему тёмно-серый пиджак.
      — И не носи это со своими драными джинсами, а то будешь выглядеть, как придурок, который не разбирается в элементарных вещах.
      — Я и есть такой придурок, — сказал Майкл, застёгиваясь.
      — Стоп, стоп!.. — Бран схватил за руку. — Нижнюю пуговицу не трогай!..
      — Нахрен она тогда нужна?..
      — Ты всё равно не запомнишь. Просто не застегивай. Повернись.
      Бран оглядел его с головы до ног, поднял брови.
      — Чё?.. Херово, да? — уныло спросил Майкл.
      Бран неопределённо покачал головой, нахмурился.
      — Ну, я попытался, — вздохнул Майкл, расстегнул пиджак.
      — Не-не-не, оставь, — Бран махнул рукой, отошёл на пару шагов назад. Взялся за подбородок. — Я щас челюсть подберу, погоди минуту.
      — Да что не так-то?
      — Что не так? — тот усмехнулся. — Да ты выглядишь в этом лучше, чем я. У тебя глаза прям... светятся.
      — Ну... значит, нормально? — Майкл вопросительно посмотрел на Брана.
      — У тя ботинки есть, Казанова? — спросил тот. — Кроме твоих говнодавов?
      Майкл пожал плечами.
      Ботинки тоже пришлось одолжить.

      Стоя с рюкзаком на плече у входа в Кенсингтон Гарденс, Майкл высматривал в потоке машин ультрамариновую Ауди. Джеймс предупредил, что поездка будет на весь уикэнд, так что Майкл захватил зубную щетку, смазку, сменный комплект белья и упаковку презервативов.
      Поток субботним утром был не особенно плотным, машину он заметил издалека. Та прижалась в крайний левый ряд, вильнула к тротуару — и бодро прокатилась мимо. Майкл удивлённо посмотрел ей вслед. Это точно была машина Джеймса, номера он запомнил ещё с первой встречи. Но почему он не остановился?.. Если Бран, козёл, подшутил и одел его, как клоуна, а Джеймс решил с таким не связываться...
      Ауди зажгла габариты и задом поползла к Майклу. Тот вздохнул с облегчением.
      — Я тебя не узнал, — изумлённо сказал Джеймс. — Если бы не твоя кошмарная стрижка, я бы подумал, что ты не пришёл.
      Майкл кинул рюкзак назад, пристегнулся. А вот Джеймс костюмчики любил и таскал их с удовольствием. Сегодня был в тёмно-синем, с белой рубашкой, расстёгнутой у горла — не парень, а Мисс Вселенная.
      — Я скучал по твоей машинке, — Майкл дотянулся до приборной доски, будто приласкал чужое бедро. — Она у тебя славная. Если б мог, женился бы на ней.
      — Вообще-то она верна мне, — Джеймс улыбнулся, погладил руль.
      — Я б уговорил, у меня есть подход к женщинам, — Майкл усмехнулся. — Спорим, ей понравилось, как я залез под её горячий капот.
      — Ты флиртуешь с моей машиной?..
      — У меня с ней серьезно!.. — возмутился Майкл. — Любовь с первого взгляда. Я всё помню. Как она на парковке у Сариного костоправа стояла, такая...
      — Синяя?.. — улыбнулся Джеймс.
      — Гладенькая, - Майкл нежно вздохнул. — Чистенькая. Блестящая. Сразу захотелось её обнять.
      — Никому нельзя обнимать мою машину без моего разрешения.
      — Эй, я ж тогда спросил, можно ли потрогать!
      — Правда?... И что я тебе ответил?.. — Джеймс поднял бровь.
      — Скорчил недовольную морду.
      — Я просто очень ревнивый.
      — Тогда ты зря пустил меня за руль, — сказал Майкл. — Она никогда не забудет, как я выжал из неё пять тысяч оборотов.
      — Если постоянно выжимать пять тысяч оборотов, долго она не проездит.
      — Если твоя девочка закапризничает — приводи ко мне, отшлёпаю прям по габаритам, чтоб хорошо себя вела.
      — Майкл, ты меня пугаешь, — Джеймс слегка натянуто улыбнулся.
      — Перегнул, да? — неловко спросил тот.
      Джеймс коротко глянул в глаза.
      — Нервничаешь?..
      — Да чё мне нервничать, — Майкл фыркнул, постарался расслабить плечи. — Был бы повод. Развеемся, покатаемся, культурно приобщимся.
      Конечно, ему было не по себе, но чёрта с два он бы в этом признался.
      Во-первых, пиджак и рубашка, хоть и сидели удобно, всё равно не могли сравниться с футболкой, пережившей сотню стирок, впитавшей в себя запах Майкла, как родной, и лежавшей на теле, как вторая кожа. С Майкла семь потов сошло, пока он не пристроил наконец локоть на ручку двери и не успокоился.
      Во-вторых, он никогда не бывал на таком свидании, куда приглашали его самого. Да и свиданий-то у него в жизни было штук пять, и все по молодости. А тут вроде как Джеймс решил сделать ему приятное. И чё в этом такого пугающего?.. Да ничё. Джеймс ведь парень, хоть и кудряшка, для парня нормально позвать прокатиться того, кто тебе нравится. Это для Майкла было странно сидеть с левой стороны, без педалей и без руля, и гадать, куда повезут.
      Джеймс вёл машину так, что все инструкторы по вождению обдрочились бы на такого ученика — плавно, уверенно. Руки расслабленно лежат на руле, глаза поминутно шныряют по зеркалам. В городе скорость почти не ощущалась, настолько мягко Джеймс тормозил перед светофорами и трогался с места, когда зажигался зелёный.
      — Ты спишь?
      Майкл раскрыл глаза.
      — Нет... проверяю. Ты так тихо трогаешься — ускорения почти не чувствуется. Хочу понять, кто кого сделает — ты мою вестибулярку или наоборот.
      — И кто побеждает?.. — Джеймс улыбнулся.
      — Я тока начал. С закрытыми глазами осязание и чувство равновесия крепчают, нужно только привыкнуть. Но у твоей девчонки ход такой плавный, что мне всё время кажется — на месте стоим. Это, знаешь... прям вызов.
      — Слушай, ты всерьёз делишь машины на мальчиков и девочек?.. — спросил Джеймс.
      — Конечно! А ты нет?
      — Мне никогда это и в голову не приходило.
      — Твоя машина — стопроцентная девчонка, — заявил Майкл. — Пацанов среди кабриолетов вообще не бывает. Ну, кроме Роллс-Ройса. Но это же Роллс-Ройс — он как Фредди Меркьюри, ему всё можно.
      — Если на то пошло, мне бы хотелось думать, что моя машина — мальчик, как и я, — сказал Джеймс, глянув искоса.
      — Девчонка, — уверенно сказал Майкл. — Поверь моему опыту.
      — Не слушай его, Артур. Он не знает, о чём говорит, — Джеймс погладил руль.
      — Артур?.. — изумлённо переспросил Майкл. — Что это ещё за имя для тачки — Артур?..
      — Отличное имя, нам с Артуром очень нравится.
      Майкл фыркнул.
      — Не суди о нём по внешнему виду, — продолжил Джеймс. — Не всё, что гладкое и блестящее — девочка.
      — Артур!.. — пренебрежительно хмыкнул Майкл и поправил: — Алиса!
      — Алиса? — теперь фыркнул Джеймс. — Ну, тогда ты — Чеширский кот.
      — А что, я похож, — Майкл убедительно оскалился. Джеймс захохотал.
      Когда он смеялся, он задирал верхнюю губу и морщил нос, веснушки брызгали во все стороны. Майклу показалось, одна застряла у него в уголке глаза, там что-то защипало.
      — Ты чего? — Джеймс смотрел весело, румяный от смеха.
      — Да вот гляжу, какой ты красивый.
      Джеймс поправил волосы, убрал глаза.
      — Ты тоже отлично выглядишь.
      — Иди ты, - Майкл усмехнулся. — А то я свою рожу не знаю. Если мне нос набок свернут или на гонках морду разобью неудачно, никакой красоты у меня не убавится — как был крокодилом, так и останусь.
      Джеймс разом перестал улыбаться.
      — Ты вовсе не крокодил. Стрижка у тебя кошмарная, это правда, но в остальном ты очень привлекательный. Особенно когда так одет.
      Майкл не нашёл, что ответить. Пожал плечами, мол, спорить не буду, потеребил рукав. Не рассказывать же кудряшке, что прикид пришлось одолжить, а своего такого в ближайшее время не образуется.
      Мысли были грустные, а грустить Майкл не любил. Ну да, они с Джеймсом как принц и нищий из детской сказки. Только тут обычная жизнь, а в ней такие истории никогда не заканчиваются сказочно. Натрахаются и разбегутся. И чего грустить? Надо просто ловить момент, пока он есть.
      Майкл улыбнулся, похлопал Джеймса по колену.
      — Для тебя старался.
      Майкл выкинул грусть из головы — не дурак был самому себе портить поездку. Джеймс поставил музыку, дорога летела быстро. Майкл не спрашивал, куда едут — знал только в общих чертах, что это какая-то выставка в Бирмингеме. Расспрашивать не стал — так интереснее. Джеймс вот тоже не выведывал насчёт развалин, всё честно.
      Они остановились возле отеля Хайятт. Джеймс отдал ключи парковщику, достал из багажника легкую дорожную сумку. Майкл подцепил рюкзак. Огляделся.
      Место было — как фильм про Джеймса Бонда. Только Майкл тут явно не главный герой, а хрен из массовки, которого или шмальнут случайной пулей, или придавят взрывающимся грузовиком.
      В здоровенном лобби были белые колонны и чугунные перила, на мраморном полу стояли деревья в кадках. Отправив Майкла посидеть пару минут, Джеймс перемигнулся с девчонками за стойкой, отдал им багаж, получил ключ и вернулся.
      — Знаешь, что я хочу сделать прежде всего?
      Майкл скользнул по нему взглядом — тоненький, точёный, белая рубашка раскрыта у ворота, пиджак обжимает талию так, что смотреть стыдно.
      — Раздеться?.. — с надеждой предположил он, поднимаясь на ноги.
      — Нет, — Джеймс взял его за руку и игриво вздёрнул бровь. — Отвести тебя постричься. И не спорь. Это подарок.
      Майкл вздохнул с напускным смирением.
      — Ладно, красавчик. Сегодня твой день. Тока если станет ещё хуже — сам будешь виноват.

      Джеймс командовал парикмахером, как генерал: тут короче, здесь длиннее, виски так, затылок эдак. Эти двое поняли друг друга с полуслова. Майкл не спорил, пялился на свои ботинки.
      Парикмахер был голубым, как светодиодная лента. В прежние времена Майкл с таким даже говорить бы не стал. Но теперь нос воротить было поздно, так что он сидел смирно, даже не дёргаясь, когда к шее прикасались длинные пальцы.       Поворачивал голову, как велено, только в зеркало на себя не смотрел.
      Пальцы у Освальда — ну а как его ещё могли звать? не Джон и не Вилли, а непременно Освальд — были лёгкие, аккуратные. Он не вертел голову без церемоний, как это делала миссис Брукс из салона на Уэлл стрит, а прикасался кончиками пальцев, намекая, что хорошо бы наклонить её вправо-влево на дюйм, спасибо, мой дорогой. Стриг ножницами — а не машинкой, жужжащей, как пылесос на последнем издыхании.
      А ещё миссис Брукс никогда не мыла Майклу голову, зато каждый раз норовила обрызгать одеколоном из флакона с резиновой грушей. Майкл каждый раз отказывался — этим запахом можно было бы акул отгонять.
      И вроде бы всё было здорово, но всё равно что-то ужасно раздражало, Майкл только никак не мог понять — что именно. Запах тут отовсюду был приятным — никакого лака для волос, от которого свербело в ноздрях, сплошные цветочки и сладкая свежесть. Чисто, светло, красиво. Так красиво, что всё это казалось ненастоящим. Или сам Майкл был тут ненастоящим, будто вклеил свое лицо в вырезку из журнала и притворяется, что это его жизнь.
      Не будь свиньей, подумал он, заметив в зеркале свою хмурую рожу. Джеймс старался, хотел сделать приятное. Нечего воротить нос. Он же не кривился, когда сидел в пабе и сосал Гиннес. Майкл поймал его напряжённый взгляд в зеркале, ободряюще улыбнулся. Тот заметно расслабился, улыбнулся в ответ.
      Готовый результат Джеймс разглядывал, от внимательности закусив губу.
      — Ну, что? Теперь нравится? — спросил Майкл.
      — Очень. А тебе?
      Джеймс потянулся провести пальцами по коротким волосам на затылке, вздрогнул — Майкл и сам вздрогнул, будто Джеймс прикоснулся к обнажённым нервам. Покосился на себя в ростовое зеркало перед входом в салон.
      Зеркало отражало что-то странное. С первого взгляда Майкл себя не узнал. Он привык к старым футболкам и свитерам, к майкам, курткам, толстовкам из сэконд-хэнда. Он нравился себе в грубой коже и мотоциклетной экипировке — а что делать с собой, одетым, как какой-нибудь белый воротничок на выгуле, он не знал.
      Откуда-то выросли длинные ноги, плечи из-за пиджака развернулись шире. Бран молодец, классный цвет подобрал. Рубашка отсвечивала, будто краешек неба отражался в луже на влажном асфальте. Глаза стали ярче — если уж было в его лице что-то красивое, так это они. Стрижка, как из журнала. И харизму в штаны не спрячешь.
      Такому себе Майкл бы, пожалуй, и сам дал — если бы тот, в отражении, ещё улыбнулся по-особенному, уголками губ, и не щурился, будто дым в глаза попал, а смотрел прямо и пристально.
      Джеймс за спиной тихо вздохнул, Майкл обернулся.
      — Ну, знаешь... я ещё привыкаю, — сказал он. — Но, по-моему, круто вышло.
      — У меня встал, — шёпотом сказал Джеймс и нахально улыбнулся. Майкл за руку подтянул его к себе:
      — Так чего ждём? Где тут кладовки для швабр?..
      — Никаких кладовок, — Джеймс вывернулся. — Сначала я тебя отведу, куда собирался.
      — Да чёрт с ней, с выставкой!.. — Майкл попытался поймать, тот остановил строгим взглядом:
      — Не спорь. Ты сам сказал — сегодня мой день. И всё будет по-моему.
      Майкл смиренно вздохнул и пошёл следом — к выходу из отеля.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.