Ри, к вашим услугам! 2140

Тэль автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Хоббит (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Торин Дубощит/ОЖП, Бильбо Бэггинс, Гэндальф Серый
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 261 страница, 37 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ОЖП Повествование от первого лица Попаданчество Романтика Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очередная попаданка в мир Средиземья, вознамерившаяся спасти любимого персонажа, а так же история ее путешествия с гномами, хоббитом и настоящим магом.

Посвящение:
Всем, кто считает, что в финале "Хоббита" Торин не должен умереть )
А так же моему любимому почти соавтору Rin'e Oz


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Автор выражает огромную благодарность Victoria_Nomad, создавшей несколько коллажей для этого фанфика. Полюбоваться ими можно здесь:
1) http://vk.com/photo150484649_314485801;
2) http://vk.com/photo150484649_314485663;
3) http://vk.com/photo150484649_314485761;
4) http://vk.com/photo150484649_314485910;
5) http://vk.com/photo150484649_314486005.

Глава 5, или эльфийское гостеприимство

6 января 2013, 00:15
      Не знаю, как долго мы шли по узкому проходу, вырубленному в скале самой природой. Гномы напряженно молчали, опасаясь повторного нападения, Гэндальф был тих и задумчив, а нас с Бильбо, кажется, просто вымотало это сражение, хотя мы и не махали клинками подобно нашим спутникам. Наконец ход кончился, и мы выбрались на небольшую площадку, с которой открывался чудесный вид на… — Это долина Имладрис, да! На всеобщем наречии она известна под другим названием. — Ривенделл!.. — зачарованно выдохнул хоббит.       Помните, как выглядело это место в фильме? Очень похоже, только вот никогда даже самому лучшему изображению не передать настоящего очарования этого места, поскольку долина, представшая перед нами, выглядела в несколько раз прекраснее. Возможно, все дело в атмосфере волшебства и легкости, которая словно окутывала все вокруг. Журчащие водопады, невесомые мостики, ажурные сооружения, вызолоченные лучами заходящего солнца… Ни в одном языке мира не хватит слов, чтобы описать подобную красоту!       Мгновения любования были прерваны Торином, который решил обличить Гэндальфа: — Это и был твой план? Искать спасения у наших врагов! — У тебя нет здесь врагов, Торин Дубощит, — словно не заметив раздражения гнома, отозвался тот. — Злые помыслы в этой долине есть лишь у тебя одного. — Ты думаешь, эльфы благословят нас в нашем деле? Они попытаются остановить нас! — Разумеется! Но у нас есть вопросы, на которые нужны ответы! Если мы хотим добиться успеха, то придется проявить такт. И уважение. И немалую долю очарования. Именно поэтому говорить буду я! — важно изрек Гэндальф, начиная спускаться в долину.       На секундочку представила себе Торина, любезно разговаривающего с кем-нибудь из эльфов о погоде и музыке, и, не выдержав, рассмеялась. Наверно, подобная картинка посетила мысли и других членов отряда, поскольку они расхохотались тоже. Но стоило только королю перевести на них недовольный взгляд, как гномы тут же попытались замаскировать смешки кашлем, что развеселило меня еще больше.       Когда мы перешли мост, отделяющий Последний приют от всего остального мира, нас уже ждали. — Митрандир! — поприветствовал мага высокий эльф с длинными темными волосами.       Тэээкc, и почему там все считают эльфов безумно красивыми? Пусть лица у них с правильными, идеальными чертами, пусть кончики ушей чуть более острые, чем у людей, пусть волосы даже издалека похожи на струящийся шелк, а телосложению позавидовала бы любая девушка… Эльф, стоящий перед нами, был, безусловно, красив и изящен, недостижим, как идеал, но… Но до того же Торина, на мой взгляд, явно не дотягивал. Было во внешности Подгорного короля что-то такое, что выделяло его не только среди его сородичей, но и среди эльфов с их неземной красотой. — А, Линдир! — улыбнулся ему Гэндальф. — Я должен поговорить с Элрондом. — Владыки Элронда здесь нет. — Его нет? Где же он? — спросил волшебник, и в ту же секунду раздался звук рога, который мы уже слышали ранее.       Развернувшись, я заметила, что к мосту, по которому мы совсем недавно прошли, подъезжает кавалькада всадников. Как только они приблизились к гномам, Торин, до этого что-то шептавший своим товарищам, закричал: — Сомкнуть ряды! — владыку Элронда, возвращавшегося в собственный дом, встречали ощетинившиеся оружием гномы.       Невероятно теплый прием, не правда ли?! И как это нас эльфы стрелами не утыкали, за подобное «приветствие» своего короля?.. — Гэндальф! — покидая спину своего скакуна, воскликнул высокий темноволосый эльф. — Лорд Элронд! — чуть поклонился в ответ маг, а потом они оба стали обмениваться фразами на эльфийском.       Ни я, ни хоббит, ни уж, тем более, гномы не знали этого языка, но он был невероятно мелодичен и звучанием походил на песню. Решено! Если останусь здесь надолго — постараюсь его выучить. Или, на крайний случай, составлю приличный словарь — а то крайне неприятно присутствовать при разговоре и не понимать его… — Добро пожаловать! Странно, что орки подошли так близко к нашей границе. Что-то или кто-то привел их сюда… — заметил владыка, ожидая ответа мага. — О, скорее всего, они искали нас… — Ясно, — в согласии склонил голову венценосный эльф. А потом, заметив Подгорного короля, вышедшего из-за спин других гномов, обратился к нему. — Приветствую, Торин, сын Траина. — Я полагаю, мы не знакомы, — хмуро буркнул тот, отведя взгляд. — У тебя манеры твоего деда. Я знал Трора, когда он царствовал под горой.       Представив, каким «милым» и «добрым», очевидно, был предок нашего предводителя, я улыбнулась. Уж если его даже эльфы вспоминают, наверняка он был таким же упрямым ос… гномом, как и его внук.       Меж тем, не дожидаясь ответа, Элронд пригласил всех войти в свой дом и отужинать. Удивившись, что Торин принял его приглашение и даже не стал намекать на отсутствие помощи для своего народа в тяжелые дни, я последовала за отрядом. Что ж, самая легкая часть пути пройдена!..       Ужин прошел весело. Гномы, не признававшие никакой другой еды, кроме мяса, были вынуждены, чтобы не оскорбить хозяев, есть различные салаты и не жаловаться слишком громко. Пожалуй, такому «вегетарианскому» меню радовались только мы с Бильбо, как существа, успевшие соскучиться по нормальной пище. И вообще, какое это счастье: не готовить ужин на 15 человек! — Кстати, Рил, ты еще в день знакомства обещала мне песню! — вспомнил вдруг Бильбо, поворачиваясь ко мне. — Ты прав! — легко согласилась я. — И о чем бы ты хотел послушать? — О доме… — мечтательно протянул хоббит. — Ривенделл почему-то напомнил мне о нем… — Ты прав, — вновь согласилась я. Даже мне, выросшей в одном из высоких бетонных домов, совсем не похожем на воздушные сооружения эльфов, долина казалась чем-то родным. — О доме, говоришь? Хорошо, слушай!        Эх! Мне бы сейчас очень пригодилась моя гитара, но, раз у она закончила свою жизнь на костре, придется обойтись без нее. И я, прикрыв глаза, начала тихо напевать: Покажите мне дорогу домой, Я по свету бродить устал. Я хочу обрести покой, Но дорогу в дом потерял. Сколько лет уж прошло с тех пор, Как ушел я в ночь за звездой И, бродя средь лесов и гор, Позабыл дорогу домой. Нет, я не был несчастен в пути, И дорога вперед звала. Я бы мог еще долго идти, Но мне вдруг захотелось тепла. Захотелось огня в очаге, Чтобы руки к нему протянуть, И под песню ветра в трубе, Ни о чем не заботясь, заснуть. Я устал и устал мой конь, Он немало прошел со мной. И зовет нас в окне огонь, Нам пора вернуться домой. Пусть потом я снова уйду И недолог будет покой, Я свой дом никак не найду, Покажите дорогу домой. *       Закончив, я еще несколько мгновений не открывала глаза, чтобы не разрушать очарование момента. А когда открыла — поняла, что песня нашла своих слушателей. Не только Бильбо, но и гномы сидели, очарованные. И почему-то мне совсем не хочется слышать ни их похвал, ни их порицания, ни их вопросов, если такие будут. Поэтому, извинившись перед собравшимися, я резко встала и вышла из-за стола, мечтая оказаться как можно дальше отсюда. Не задерживаясь, спросила у ближайшего эльфа, позволено ли гостям гулять по долине, и, получив утвердительный ответ, покинула отряд.       В Ривенделле было чудесно: тихо, спокойно и очень красиво. А еще очень малолюдно, то есть малоэльфно, поэтому я обрела то, чего мне не хватало в компании гномов — одиночество. Я бесцельно блуждала по сонным тропинкам и гулким пустынным коридорам, и моими спутниками были лишь лунный свет и ветер. Ажурные переходы, воздушные беседки, невесомые скамейки и поющие фонтаны сменялись один за другим, а я брела все дальше и дальше, не в силах остановиться. Если бы кто-то спросил меня в тот момент, о чем я думала, то вряд ли бы добился ответа. Казалось, в тишине и покое этого волшебного места навсегда замирало не только время, не властное над эльфами, но и мысли всех, кто имел счастье ступить под сень этого дивного места.       Иногда я останавливалась, чтобы подольше полюбоваться совершенными каменными статуями или древними барельефами, повествующими о делах давно минувших дней, но после шла дальше. Вскоре мне стало казаться, что я ищу определенное место, но никак не могу отыскать его в хитросплетении галерей и коридоров. Наконец, в самом сердце долины, отыскалась пустая беседка, из которой открывался замечательный вид на небольшой водопад, от которого во все стороны разлетались сверкающие брызги. Я слышала, как шумит вода, разбиваясь о камни где-то внизу, как шуршит ветер в кронах деревьев, видела, как лунный свет покрывает серебром весь окружающий мир…       Мне стало казаться, что я попала в сон. И, что стоит только на секунду закрыть глаза — волшебство кончится, и я проснусь дома. В голове было пусто: мысли перекатывались вяло и лениво, и думать о чем-либо совершенно не хотелось. Поэтому, устремив взгляд на небо, туда, где ярко сияли звезды и молодой месяц выглянул из-за туч, я, задумавшись на секунду, начала тихо петь: A Elbereth Gilthoniel, silivren penna míriel o menel aglar elenath! Na-chaered palan-díriel o galadhremmin ennorath, Fanuilos, le linnathon nef aear, sí nef aearon!       Выбор песни, может быть, был не самым удачным, но ничего другого на эльфийском (или псевдо-эльфийском, если язык здесь отличается от того, что придумал Толкин) я просто не знала. — Чудесно! — раздалось за моей спиной. А после последовал еще какой-то комментарий, который я просто не поняла. — Простите? — переспросила я, оборачиваясь и застывая в немом изумлении. Напротив стояла высокая эльфийка в белых одеждах, чьи волосы походили на темное золото, а глаза светились мудростью. — Леди Галадриэль?       Черт! Вот так и зарабатывают комплексы! Рядом с этой идеальной женщиной я почувствовала себя какой-то ущербной. Мерзкий внутренний голос начала сравнивать меня с Галадриэль, и сравнение это выходило совсем не в мою пользу. У меня — обветренное и загоревшее за время похода лицо, у нее — кожа белее мрамора, нежная и шелковистая даже на вид. У меня — какой-то ужас на голове, который даже прической назвать стыдно, у нее — идеальные локоны, похожие на струящееся золото. На мне — походный костюм не первой свежести, наполовину состоящий из мужских вещей, на ней — длинное белоснежное платье, идеально подчеркивающее все достоинства фигуры. Единственное, в чем я, кажется, выигрываю — это возраст, ведь стоящей передо мной эльфийке было немногим более восьми тысяч лет**. Хотя, вот бы мне в ее возрасте выглядеть так же молодо!.. — Неужели весть обо мне разнеслась далеко за пределы Средиземья, что даже ты, рожденная под светом иных звезд, знаешь меня? — рассмеялась она. Ее голос был удивительно мягок и музыкален, но не по-женски глубок. — Так оно и есть, госпожа, — не стала отрицать очевидное я. — Зачем ты пришла сюда? — В Ривенделл или в Средиземье? — В Средиземье и Ривенделл. — Я хотела помочь Торину, сыну Траина в его походе. Судьба привела его под сень этого дома, и вот я здесь, — честно ответила я. — Ты больше не желаешь ему помогать? — приблизившись, спросила королева. — Это сложный вопрос. Он сильно обидел меня своим недоверием и недовольством, но я по-прежнему желаю ему победы. Если он умрет, я… последую за ним, наверное. — Не думай о плохом. В ночь, подобную этой, никакое зло не случится. — Вы, несомненно, правы, — склонила голову я, старательно выбрасывая картину смерти Торина из головы. — Меня ожидают, поэтому я вынуждена оставить тебя, — направляясь к выходу из беседки, произнесла Галадриэль. — Благодарю за разговор, пресветлая. Передавайте привет Саруману, — не подумав, ляпнула я и услышала в ответ серебристый смех. — Кажется, ты можешь поспорить со мной в мастерстве предвидения — это не многим под силу. — О, боюсь, вы ошибаетесь, и у меня нет дара, — ага! Только знание канона и язык без костей! — Раз так, позволь дать тебе совет на прощание. Когда будешь стоять на распутье, помни: твое будущее не предопределено! — Прощайте, леди Галадриэль, — поклонилась я ей вслед. И почему у меня такое чувство, что она сказала несколько больше, чем я услышала и поняла? Подумав немного и так и не найдя подвоха в ее словах, решила не забивать себе голову и вернуться к отряду.       Что ж, гномы даже в эльфийской долине оставались гномами, и их было слышно издалека. Ночь на дворе, приличные эльфы давно спят, а у них весело горит костер (кажется, эльфы не досчитаются парочки стульев), льются рекой пиво и эль, горланятся песни на гномьем языке — в общем, веселье в самом разгаре. И, если я не хочу, чтобы утром поход отменили по техническим причинам, нужно предупредить Торина. Однако я с ним не разговариваю, потому что наговорила много лишнего, да и в ответ услышала не меньше. И как быть?..        Положение спас Кили, который, заметив, что я застыла столбом рядом со статуей эльфийского воина и не реагирую на внешние раздражители, подошел ко мне и потряс за плечо. — Ри, что случилось? — дождавшись, пока я сфокусирую на нем взгляд, спросил он. — О, вот ты-то мне и нужен! Не мог бы ты сообщить уважаемому Торину Дубощиту, — преувеличенно громко и радостно начала я, — что недавно в Ривенделл прибыли королева Галадриэль, а вместе с ней — маг Саруман, глава Белого совета. — Торин, Ри сказала… — начал пересказ Кили, но был перебит Торином. — Я слышал, — рыкнул он. — И что с того? — Кили, сообщи великому и ужасному Королю-под-Горой, что Белый колдун, скорее всего, запретит наш поход — по крайней мере, это в его власти.       Кили, взглянув на своего родственника, пребывавшего в крайней степени раздражения, даже не стал рот открывать, опасаясь попасть ему под горячую руку. — Но почему? — Фили, — обратилась я к другому гному, — передай, пожалуйста, своему дяде, что ему, во-первых, не понравится самоуправство Гэндальфа. А во-вторых… этот поход взбаламутит слишком многих, что может пошатнуть равновесие в мире. Саруман знает это и не позволит нам идти дальше. — И что ты предлагаешь? — вмешался в наш «диалог» Балин, как самый разумный из гномов. — Покинуть Ривенделл до того, как нам озвучат решение совета, разумеется, — пожала плечами я. — Торин? Что скажешь? — обратился старый гном к королю. Тот, задумавшись, стоял и поглаживал рукоять меча, не глядя ни на кого из своих друзей. — Собирайтесь, мы покидаем долину! — решил, наконец, он.       Эх, и снова не поблагодарил…       На небосклоне все еще горели звезды, солнце пока и не думало подниматься на востоке, даже птицы молчали, поскольку новый день еще не наступил, а мы в спешке покидали Ривенделл. Наверное, те эльфы, которых мы встретили, когда рвали когти, еще долго удивлялись, чего это нас потянуло из их замечательной долины за пару часов до рассвета? Но останавливать нас, как это ни странно, никто не стал, и дурацких вопросов задавать — тоже.       А Кили, кажется, решил всюду следовать за мной и помогать по мере своих сил. По крайней мере, сейчас он преспокойненько топал по левую руку от меня и пытался отобрать мою сумку. — Ри, девушки не должны носить тяжести! — убеждал меня он.       Какой галантный кавалер! Не была бы я безответно влюблена в Торина Дуболома, обязательно обратила бы на него свое внимание. Однако любовь — зла… — Ты прав. — А если я прав — позволь помочь тебе. — Нет. — Ну почему? — удивился гном моему отказу. — Потому что если на нас внезапно нападут, от тебя будет намного больше пользы, если ты не будешь обвешан сумками, как новогодняя ель! К тому же, если ты так мечтаешь нести дополнительный багаж, отбери торбу у Бильбо, — предложила я. — Почему у меня? — заинтересовался хоббит, появляясь рядом. — Потому что ты ниже всех в отряде, — улыбнулась я. — Только не обижайся, хорошо? — На правду не обижаются, — улыбнулся в ответ он. — Ты это Торину скажи! — предложила я. Наверное, излишне громко предложила, поскольку король гномов, идущий во главе отряда, повернулся в нашу сторону, бросил на меня крайне недовольный взгляд и отвернулся обратно. — Кстати, Бильбо, а сколько тебе лет? — Задала вопрос, и тут же сама задумалась над ответом. По логике вещей, что-то около пятидесяти, если Война Кольца и правда начнется через 60 лет. — 51 год, — несколько хвастливо заметил хоббит и даже приосанился. — А вам, Фили, Кили? — 82 и 77, — за обоих ответил Кили. — Фили старше, как вы могли догадаться. — А тебе, Ри? — продолжил расспросы Бильбо. — 20. — Так мало? — удивились парни. — Ну, не так уж и мало, — пожала плечами я. — Мой народ, в отличие от ваших, не отличается долгожительством, 100 лет — это наш предел. — Хм, а дяде Торину — 195. Он не староват для тебя? — попытался поднять мне настроение Фили. — В самый раз, — улыбнулась я.       Ну, а что? Гномы, если верить Толкину, редко доживают до 300 летнего юбилея, поэтому у нас (если эти самые «мы» когда-нибудь появятся) будут вполне неплохие шансы умереть в один день. Романтично, не правда ли?.. __________ * Тэм Гринхилл — «Дорога домой» ** Если автор ничего не путает, то в 2941 году ТЭ Галадриэль было 8294 года
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.