Ри, к вашим услугам! 2135

Тэль автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Хоббит (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Торин Дубощит/ОЖП, Бильбо Бэггинс, Гэндальф Серый
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 261 страница, 37 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ОЖП Повествование от первого лица Попаданчество Романтика Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очередная попаданка в мир Средиземья, вознамерившаяся спасти любимого персонажа, а так же история ее путешествия с гномами, хоббитом и настоящим магом.

Посвящение:
Всем, кто считает, что в финале "Хоббита" Торин не должен умереть )
А так же моему любимому почти соавтору Rin'e Oz


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Автор выражает огромную благодарность Victoria_Nomad, создавшей несколько коллажей для этого фанфика. Полюбоваться ими можно здесь:
1) http://vk.com/photo150484649_314485801;
2) http://vk.com/photo150484649_314485663;
3) http://vk.com/photo150484649_314485761;
4) http://vk.com/photo150484649_314485910;
5) http://vk.com/photo150484649_314486005.

Глава 10, или в гостях хорошо, но дорога зовет

20 января 2013, 23:22
Примечания:
<i> Предупреждение от автора: в главе не происходит никаких событий, и большую ее часть занимает сказка о Белоснежке и гномах, да...</i>
      Утром я проснулась великолепно отдохнувшей — вот что значит спать в нормальной постели, а не на голой земле! Настроение было просто великолепным: хотелось петь, смеяться и обнять весь мир. Останавливало только то, что гномы и хоббит еще спали, а вот Беорна и Гэндальфа в доме не было. Что ж, раз уж мне все равно нечем заняться — приготовлю завтрак, тем более оборотень, кажется, предлагал нам чувствовать себя как дома.       Задумчиво рассматривая кладовую, доверху набитую различными продуктами (еда! Еда! ЕДА!), я пыталась сообразить, что бы такого вкусного и не очень сложного можно приготовить. В итоге выбор пал на оладьи, благо запас муки, яиц и сахара, а так же меда в огромных количествах у Беорна имелся. Гномов этим, конечно, вряд ли накормить получится, но… Пусть тогда едят то, что сами приготовят!       Впрочем, оставлять гномов совсем без еды не хотелось, ведь я сама вызвалась быть поваром в походе, поэтому пришлось готовить еще и бутерброды. Еще дома, опаздывая в университет, приходилось перекусывать именно ими: ломтик хлеба, по кусочку сыра и колбасы — быстро и питательно, то есть именно то, что нужно для студента. А вот моя подруга, мечтающая стать настоящим шеф-поваром, вкладывала в приготовление бутербродов всю душу, поэтому произведения искусства, выходившие из-под ее рук, было невероятно жалко есть. Я, конечно, не она, но поскольку некоторый запас времени имеется, почему бы не поэкспериментировать? В итоге бутерброды получились внушительные: на каждый ушло как минимум три ломтика хлеба, между которыми затаились мясо, какая-то зелень, сыр и вообще все, что попалось мне под руку.       К тому моменту, когда я закончила жарить оладьи и достроила последнюю гамбургерообразную конструкцию, все члены отряда успели проснуться, умыться и подтянуться на запах готовящейся пищи. — Тебе помочь, Ри? — зевая, уточнил Кили, с вожделением глядя на будущий завтрак. — Да, нужно накрыть на стол. И Бильбо разбудить, если он еще не проснулся. — Будет сделано, — улыбнулся гном, с осторожностью поднимая поднос. — Фили, подсобишь? — Конечно!       Это словно послужило знаком, поскольку остальные члены отряда тут же засуетились: Дори начал заваривать чай, Ори нашел чистые тарелки, Бофур запасся вилками и ножами, Нори отправился будить хоббита… В общем, спустя буквально пять минут начался первый нормальный завтрак с тех пор, как мы покинули Шир. Нам не нужно было куда-либо торопиться, на нас не нападали орки, Торин не ссорился с Гэндальфом (ввиду отсутствия последнего), отстаивая свое мнение по поводу маршрута — красота!       Завтрак, что удивительно, прошел в молчании, а вот после… — Ри, ты обещала рассказать историю! — когда вся еда была съедена, а посуда — вымыта и убрана, напомнил Фили. — Про Белоснежку? — уточнила я зачем-то. — Про семерых гномов! — слегка возмущенно ответил Фили. — Про девушек и мы тебе рассказать можем…       И что делать? Рассказывать сказку как она есть или спешно менять сюжет, надеясь заинтересовать таких привередливых слушателей? Но паника паникой, а рассказывать хоть что-то надо, и потому я начала: — Давным-давно жила-была Королева из народа эльфов, и хотя раньше она принадлежала свету, со временем все изменилось. Она стала обращать свою магию во зло, и вскоре душа ее почернела, став темнее безлунной ночи. Много горя и бед перенес народ под ее властью, а она лишь смеялась, да продолжала смотреться в Волшебное Зеркало — артефакт, поработивший ее душу. Свет мой, зеркальце, скажи Да всю правду доложи: Я ль на свете всех милее, Всех румяней и белее?  — спрашивала она у бездушной стекляшки, и слышала в ответ: Ты, конечно, спору нет; Ты, царица, всех милее, Всех румяней и белее. — всегда отвечало Зеркало, тем самым обретая над ней все большую власть. Но у злой королевы была прекрасная падчерица с черными как смоль волосами, белой как снег кожей и красными как кровь губами… Белоснежка росла в высокой башне и не имела возможности помочь своему угнетенному народу. И так бы она и жила, запертая в башне, одинокая и несчастная, если бы однажды Королева не услышала в ответ на свой вопрос страшные для себя слова: Ты прекрасна, спору нет; Но Белоснежка всех милее, Всех румяней и белее…* Ужаснулась королева, пошатнулась, словно от слабости, и решила, что необходимо ей убить свою падчерицу, чтобы вновь стать прекраснейшей из женщин Средиземья. Но добрые люди еще не перевелись в королевстве: они предупредили несчастную девушку, помогли ей сбежать и посоветовали на прощанье: — Отправляйся к гномам, дитя! Только на них не распространяется влияние злой Королевы. Если кто и сможет помочь тебе — так только они… Долгим и трудным был путь до королевства гномов, множество опасностей подстерегало Белоснежку на этом пути, но все же она нашла в себе силы совершить это путешествие. Но грустными новостями встречали ее подгорные жители: — Умер твой Король-отец, дитя! Теперь вся власть принадлежит Черной Эльфийке, и нет от нее спасения ни людям, ни эльфам, ни хоббитам. Подчиняются ей отряды орков и варгов, с ее именем на устах творят страшные непотребства, грабят, сжигают и убивают всех вокруг. Темные времена настали для Средиземья, и неоткуда тебе ждать помощи. — Но гномы не покорились, — возразила им девушка. — Вы все еще сражаетесь с ней, одерживаете небольшие победы. Или вы хотите сдаться? Не верю, что потомки Дурина по доброй воле подчинятся Черной Эльфийке. Неужели не найдутся среди вас смельчаки, что отважатся бросить ей вызов? Небольшой отряд, который можно будет провести тайным ходом — о большем я не смею просить. — Семеро пойдут с тобой, — отвечал ей Подгорный Король, — Профессор, ведающий все тайны мира. Скромник, способный в стрельбе из лука потягаться с мастерами-эльфами. Чихун, обладающий даром исцелить любую рану. Весельчак, кому под силу рассмешить саму Смерть и договориться с любым живым существом. Простак, равных которому во взломе и скрытом проникновении не найти во всем Средиземье. Соня, чья хитрость вошла в легенды. Ворчун — сильнейший и величайший из наших воинов. — Да будет так, — согласилась с ним Белоснежка. И начался Великий Поход. Множество подвигов совершили храбрые гномы и прекрасная Белоснежка: спасли человеческий город от злобных троллей, множество раз сражались с отрядами орков и даже убили их предводителя, вернейшего слугу Эльфийки, спасли почтенную хоббитскую матрону от стаи оборотней… И наконец дошли они до замка, в котором пряталась злая Королева, прослышавшая об отряде и его целях. По узкому тайному ходу, освещенному лишь неровным светом факелов, что захватили с собой гномы, пробрались наши герои в тронный зал, где, окруженная орками, на черном резном троне сидела Темная Эльфийка. — Убейте их! Ибо не будет мне покоя, пока жива Белоснежка! И не будет мне спасения, пока гномы защищают ее! И начался бой, равных которому еще не было! Храбро сражались гномы, семеро отбивались от сотни врагов, но как бы искусно они не владели оружием, двое из них пали. Соня закрыл собой Белоснежку и умер у нее на руках. Профессор же погиб, сраженный черным заклинанием. На миг показалось героям, что настал конец их приключениям, что сейчас они все погибнут, и тогда не останется в Средиземье никого, способного справиться с Темной Эльфийкой. Но Скромник, самый молодой из гномов, отбросил сомнения и метким выстрелом из лука разбил Волшебное Зеркало. В тот же миг магические силы покинули злую Королеву, и она рассыпалась пылью. Спали все чары, наложенные ею, замертво упали орки, поднятые ее темной волей, развеялась Тьма, что накрывала порабощенные земли, в домах снова зазвучали веселые песни и детский смех. Белоснежка взошла на трон, и не было правителя справедливее и мудрее ее. Пятеро гномов, выживших в битве, благополучно вернулись в Подгорные чертоги, везя с собой богатые дары: золото, серебро и лучшие драгоценные камни из королевской сокровищницы. И жили они долго и счастливо, и после совершили еще множество подвигов, прославляя в веках свой народ, а имена павших Профессора и Сони до сих пор не забыты в том славном королевстве… — Конец! — счастливо выдохнула я.       Мда уж, вот так сказочка получилась: смесь голливудского блокбастера с детскими сказками. И да простят меня Пушкин, братья Гримм и Уолт Дисней за безбожный плагиат… Кажется, гномам мой экспромт понравился: даже Торин чуть улыбается, радуясь смерти Королевы эльфов, чего уж говорить об остальных?.. — Очень… поучительная история, — раздалось от дверей.       Обернувшись, я увидела мага и нашего гостеприимного хозяина, что, подобно двум статуям, замерли по обеим сторонам от входа. — Гэндальф, Беорн! Где вы были? — полюбопытствовал Торин. — Я разбирался в медвежьих следах, — выпуская идеально круглые кольца дыма, коротко ответил волшебник и замолчал. — А я проверял достоверность вашей истории, и могу сказать, что теперь, когда я убедился в ее правдивости, она мне еще больше по душе. Я предлагаю вам любую помощь, какая в моих силах. Жили бы вы, как я, на краю Черного Леса, вы бы тоже никому не верили на слово. После такого случая я буду лучше относиться ко всем гномам. Надо же, убили Верховного Гоблина, самого Верховного Гоблина! — И он рассмеялся свирепым смехом. — Я предоставлю каждому из вас пони, а Гэндальфу лошадь, чтобы вы смогли как можно быстрее добраться до леса. Дам в дорогу провизии, которой при умелой экономии хватит на несколько недель. — Будем вам очень признательны, — чуть склонил голову Король-под-Горой. — Но предупреждаю: путь через Черный Лес будет трудным, опасным и неизведанным, — сказал Беорн. — Ни воды, ни пищи там не добудешь. Орехи еще не созрели, а кроме орехов там не растет ничего съедобного. Все живые существа в лесу — злобные, скверные и диковинные. Я дам вам мехи для воды, луки и стрелы. Но не думаю, чтобы в Черном Лесу нашлась какая-нибудь подходящая дичь и питье. Тропу пересекает Черный Ручей с сильным течением. Не вздумайте в нем купаться или пить из него: я слыхал, что он заколдован и напускает сонливость, забывчивость. Не стоит стрелять в дичь, а то, погнавшись за добычей, в сумраке леса можно потерять тропинку, этого же делать ни под каким видом нельзя. Вот и все мои советы. В лесу я уже ничем вам помочь не смогу, рассчитывайте на свою удачу, на собственную храбрость и на те припасы, которые я вам даю с собой. На границе леса прошу отослать домой всех пони и лошадь. Желаю успеха. Мой дом всегда открыт для вас, если вам случится возвращаться этой дорогой.       Да уж, в милое местечко мы отправляемся! А ведь там еще и пауки водятся… И эльфы… Прелестно, просто прелестно! — А если кому из вас новая одежда нужна — посмотрите в сундуке, может, что-то полезное и отыщете, — милостиво разрешил Беорн, и комната, словно по волшебству, мгновенно опустела.       Мне бы, конечно, тоже не помешало обновить гардероб, но вряд ли у столь крупного мужчины найдутся в хозяйстве вещи на мой размер. Впрочем, чуть позже я все-таки поищу себе какую-нибудь обновку. — Ты ведь не принадлежишь этому миру? — задумчиво рассматривая меня своими темными глазами, спросил оборотень. — Вы не первый, кто уличает меня в этом. Как вы узнали? — задала вопрос и поняла, что могу ответить на него самостоятельно: Пряный запах темноты, Леса горькая купель Медвежонок звался ты, Вырос — вышел лютый зверь…** — тихонько напела я, но мужчина услышал и улыбнулся. — Да, твой запах… Люди и прочие народы Средиземья пахнут по-другому, так что у тебя вряд ли получится обмануть тех, кто видит или чует суть. — Спасибо за предупреждение. И за помощь тоже. — Да не за что, — махнул рукой Беорн. — В лесу порой бывает слишком скучно, и потому иногда я рад гостям. Кажется, у меня где-то был плащ, который подойдет тебе, — перевел тему он. — Пойдем…       А потом были короткие сборы, новые пони, мало чем отличавшиеся от предыдущих, прощание с Беорном и неприметная тропинка, уходившая прочь от его дома… Скакали молча, не решаясь нарушить тишину, установившуюся сразу после предупреждения оборотня о возможной погоне. Слева темнели горы, впереди виднелся лес, являющийся нашей целью, а летнее солнце дарило тепло и золотило луга, настраивая на позитивный лад. И потому вскоре отряд оживился: вновь зазвучали веселые разговоры, послышались незатейливые песенки и радостный смех. — Ри, а история, что ты рассказала… Она произошла на самом деле? — отвлек меня от любования природой Бильбо. — Возможно, что-то подобное и происходило давным-давно. Или это просто сказка, чья цель — напомнить, что Добро всегда побеждает Зло, — улыбнувшись, ответила я. — Как ты думаешь, а о нас сложат что-нибудь подобное? — Знаешь, Бильбо… Кажется, именно за этим я и отправилась в поход — сочинить самую лучшую балладу о возвращении Эребора. — Точно, а я и забыл уже! Тогда пусть в ней обязательно будет куплет обо мне, — рассмеялся хоббит, тряхнув кудрявой головой. — И о нас с Фили, — подключился к разговору Кили. — И пара строчек о Гэндальфе, без сомнения! — важно кивнул его брат. — Например, как он одним ударом сразил Верховного Гоблина. — И об орлах тогда тоже — они ведь так вовремя прилетели!.. — И о дяде Торине — без него этот поход вообще бы не состоялся!.. — И об Азоге упомянуть не забудь…       Так, весело переговариваясь, мы и ехали дальше. Уже вечером, когда стало смеркаться и на фоне заката засверкали вершины, мы остановились на ночлег у самой кромки Черного Леса. Даже деревья здесь выглядели больными: стволы были толстыми и узловатыми, ветки — искривленными, листья — сухими и темными. Мне было неуютно даже просто находиться рядом с ним, впрочем, как и хоббиту, а ведь нам еще предстояло передвигаться по нему на своих двоих несколько дней! — Ну, вот и Черный Лес, — произнес Гэндальф, набивая неизменную трубку. — Самый большой лес в северном краю. Как он на ваш взгляд? А завтра утром придется отослать назад этих чудесных пони. — А как насчет лошади? — спросил Торин, недовольно глядя на волшебника. — Вы, кажется, не упомянули, что вы ее отсылаете. — Я и не отсылаю, — пожал плечами маг, стараясь не встречаться взглядом с недовольным Подгорным Королем.  — Что же насчет вашего обещания? — не унимался гном. — Я не отсылаю лошадь оттого, что возвращаюсь на ней сам! — ну вот, просто прекрасно! Наш отряд покидает единственный человек, способный отговорить Торина от чересчур опасного плана или предостеречь об опасности. Разумеется, это поняла не только я — гномы начали недовольно ворчать, а Балин и Двалин попытались даже уговорить Гэндальфа и дальше следовать вместе с нами. — Спорить бессмысленно, — покачал головой он. — Меня ждут неотложные дела на Юге, но, может быть, мы еще встретимся до конца приключения. С вами остаются Бильбо и Рил, а это значит, что ваши шансы на благоприятный исход дела все так же высоки, и скоро вы сами в этом убедитесь. Не унывайте раньше времени и выбросьте из головы все плохие мысли, по крайней мере — до завтрашнего утра! — И, словно завершая разговор, волшебник поплотнее запахнулся в свой серый плащ.       Кажется, впереди нас ждет та еще ночка… _____________ * Пушкин — «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях» ** Мельница — «Оборотень»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.