Ри, к вашим услугам! 2135

Тэль автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Хоббит (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Торин Дубощит/ОЖП, Бильбо Бэггинс, Гэндальф Серый
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 261 страница, 37 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ОЖП Повествование от первого лица Попаданчество Романтика Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очередная попаданка в мир Средиземья, вознамерившаяся спасти любимого персонажа, а так же история ее путешествия с гномами, хоббитом и настоящим магом.

Посвящение:
Всем, кто считает, что в финале "Хоббита" Торин не должен умереть )
А так же моему любимому почти соавтору Rin'e Oz


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Автор выражает огромную благодарность Victoria_Nomad, создавшей несколько коллажей для этого фанфика. Полюбоваться ими можно здесь:
1) http://vk.com/photo150484649_314485801;
2) http://vk.com/photo150484649_314485663;
3) http://vk.com/photo150484649_314485761;
4) http://vk.com/photo150484649_314485910;
5) http://vk.com/photo150484649_314486005.

Глава 13, или эльфийское гостеприимство. Снова

11 июля 2013, 14:41
Примечания:
<i> Выкладывается в честь всемирного дня шоколада, к коему автор питает необъяснимую слабость. И спасибо всем, кто комментировал эту работу в мое отсутствие — 106 отзывов, которые мне только предстоит прочитать — это сильно. И страшно ;) </i>
      Я бы хотела сказать, что просыпалась с трудом, потому что моя бедная-несчастная головушка раскалывалась от боли, а во рту был мерзкий привкус кошачьего веселья и маленький филиал пустыни Сахары вместе взятые, но ничего подобного в реальности не было. Просто открыла глаза, а потом некоторое время пыталась понять, в какой точке пространства нахожусь и как именно здесь оказалась. Постепенно в голове начали всплывать воспоминания о лесе, далеких кострах и отрывках дивных песен, что пели эльфы…       Стоп, эльфы? Значит это — темница? Что, правда?!       Помещение, в котором я очнулась, больше всего напоминало пещеру, руками неизвестных умельцев доведенную до состояния «жить можно, и даже неплохо так жить». Сухо, в меру прохладно, достаточно светло и просторно, всякие пауки, крысы и прочая гадость отсутствуют как класс, да еще и место для сна есть. Не номер люкс, конечно, но я ожидала чего-то более антуражного, чем запертая комната с минимумом удобств. Если тут еще и кормят хотя бы раз в день, я точно не буду предпринимать попыток к бегству: во-первых, лень, а во-вторых, надо бы и остальных спутников дождаться.       В двери, не иначе как на радость узникам, было проделано небольшое окошко, к которому я и подошла, чтобы хоть чуть-чуть прояснить ситуацию. Обзор, конечно, был не самым лучшим, но выбирать не приходилось. Из моей камеры открывался прескучнейший вид: часть коридора, освещенная неровным светом факелов, дверь, как две капли воды похожая на вход в мою темницу, и полное отсутствие живых существ в обозримом пространстве. Ясненько, значит, встреча с разумными, добрыми и вообще светлыми эльфами откладывается на некоторое время… Не сказать, чтобы меня сильно опечалил подобный вывод, но хоть какой-то определенности бы хотелось.       Задумавшись, я начала мерить шагами доставшиеся мне апартаменты (6 на 6 шагов, к слову), а потом и вовсе опустилась на импровизированное ложе, роль которого исполняли разлапистые еловые ветки, заботливо накрытые моим собственным плащом. Что делать — не ясно, где Торин — неизвестно, как себя вести на допросе, если он будет — не понятно, чем сейчас заняты остальные — не…       Хотя, это, пожалуй, самый простой вопрос, ответ на который мне приблизительно известен: или с жуткими членистоногими дерутся, или просто по лесу блуждают, или скоро нарвутся на длинноухий патруль. Надеюсь только, что встречу с пауками и эльфами (даже не знаю, кто из них страшнее) они переживут без потерь.       Постепенно, убаюканная тишиной и полумраком, я уснула, решив напоследок разбираться с проблемами по мере их поступления. Не знаю, как долго длился мой отдых, но звук удара и невнятные, но от того не менее экспрессивные высказывания послужили неплохим будильником. Снилось мне, кстати, что-то маловразумительное, почти нереальное, и лишь поднявшись со своего ложа, я сообразила, что не узнала неоновые вывески магазинов, логотип МакДака и мерзкий вой автомобильной сигнализации. Хмыкнув такому «осредеземниванию», я нервно пригладила пятерней волосы и поспешила к обзорному пункту.       Как оказалось, это в камере напротив очнулся Торин и решил предпринять попытку выбраться из темницы. Очевидно, ему королевское достоинство не позволяло третий раз за все время похода находиться в плену, и потому он предпринял отчаянную попытку высадить дверь плечом. Дверь выстояла, эльфы не появились, гном не пострадал, а я выяснила его местоположение, не прилагая никаких усилий. — Добрый вечер, Торин, — приникнув к окну, произнесла я. — Доброе, но только утро, — откликнулся он. — Откуда ты знаешь? — Я же гном, а гномы не только хорошо ориентируются под землей, но и чувствуют время, — как само собой разумеющееся произнес мужчина. — Ты давно очнулась? — Несколько часов назад, точнее не скажу. Эльфов, равно как и кого-либо еще, не видела, подозрительных звуков не слышала и вообще не сразу поняла, где нахожусь и что случилось. — Эльфийские чары, не иначе! — скрипнул зубами король, а потом неожиданно перевел тему: — Ты не сожалеешь, что отправилась с нами? — А должна? — удивилась я.       Кажется, мне уже второй раз подобный вопрос задают. Даже интересно, какой ответ они ожидают услышать? — Это должен был быть обычный поход до Эребора, без всех неприятностей и неожиданностей, что повстречались нам по дороге! — нахмурившись, произнес мужчина. — Знаешь, в одной песне есть такие слова: Но если шило воткнуто в сиденье И колется, куда бы ты ни сел, То помни, мой дружок, что приключений Всегда бывает больше, чем хотел! * — Так что я, можно сказать, была морально готова к подобному развитию событий. — Ри? — как-то непривычно тихо позвал Торин. — Да? — Спой что-нибудь. Или расскажи, не важно. — Почему я? — возмущение вышло каким-то наигранным, но гном этого даже не заметил, погруженный в какие-то свои мысли. — Потому что ты бард, и это твоя профессия, — чуть удивленно отозвался он. — И потому, что мне нужно отвлечься от мыслей о плене и моих друзьях, оставшихся в этом проклятом лесу. — О чем бы ты хотел послушать? — мысленно перебирая в голове песни, сказки и фильмы, которые возможно адаптировать для жителя Средиземья, уточнила я. — Об эльфах, — серьезно удивил меня Торин. — Сделали же они хоть что-то хорошее за всю свою долгую жизнь? — Прости, это не та тема, о которой я много знаю, — хотела отказаться я, но резко передумала. — Хотя, знаешь… Давай я расскажу тебе о предках владыки Элронда, у которого мы гостили? — Интересно будет послушать, — хмыкнул Подгорный король. Кажется, он все же ненавидел не всех эльфов поголовно, а только тех, что не пришли на помощь его народу… — Предупреждаю — история получится долгой, и точных дат от меня не жди — я все же не эльф с их великолепной памятью на даты и зубодробительными названиями. — Мы никуда не торопимся, как видишь, так что начинай, — махнул рукой мужчина.       Из всей богатой эльфийской истории я более-менее помнила только легенду о Сильмарилах, да историю любви Берена и Лютиэн, что являлась продолжением этой печальной эпопеи. Что поделать: толкиновский «Сильмариллион» я читала давным-давно, просто для ознакомления, поскольку и подумать не могла, что когда-нибудь сама попаду в Средиземье. — Эта история началась задолго до Первой Эпохи, — собравшись с мыслями, начала я. — Одни считают, что виной всему — Феанор, и его непомерная гордыня, другие обвиняют жажду обладания Мелькора, Черного врага, но все сходятся во мнении, что не было на свете создано ничего прекрасней, чем драгоценные камни, в коих был заключен свет двух Древ…       Как оказалось, помнила я достаточно много и даже почти не путалась в именах эльфийских правителей и их родственных связях. А там, где не могла вспомнить имя — или убирала персонажа из повествования, или просто называла его эльфом, мудрым советчиком, великим кем-нибудь и прочими синонимами.       Мне в помощь выступали песни, сложенные верными поклонниками творчества Профессора, и удачно разбавляющие мое иногда излишне сухое повествование: И прекрасный Нолдор Край покинул гордо, У Богов поддержки не прося И ступил на землю Первым в Средиземье Он, в себе проклятье унеся… **       Торин, на удивление, оказался великолепным слушателем: не перебивал, уточнял, если ему было что-то не понятно, не торопил меня, если я не могла вспомнить важную деталь. В какой-то момент мне подумалось, что попасть в плен вместе с ним было настоящей удачей, ведь сидя в разных камерах, мы смогли, наконец, нормально общаться. Шел Берен от холодных гор, Исполнен скорби, одинок, Он устремлял печальный взор, Во тьму, ища угасший день. Его укрыл лесной чертог, И вспыхнул золотой узор Цветов, пронзающих поток Волос летящих Лютиэн… *** — …И Берен, из рода людей, пришел в Дориат, к трону Тингола и Мелиан, чтобы просить у них руки Лютиэн — прекраснейшей из всех детей Илуватара. И прогневался Тингол, ибо любил дочь свою больше жизни, и решил погубить наглого смертного. И потребовал он за руку Лютиэн один из Сильмарилов, и тем самым навлек рок на весь Дориат… Припомнил ты не в добрый час Проклятый камень Феанора: Его судьба теперь на нас, Его судьба теперь на нас, И принесет немало горя! **** — …И состоялся между Финродом и Сауроном поединок на песнях могущества, чьи слова неведомы мне, и проиграл король. И были сорваны личины, но не вызнал Саурон ни целей похода, ни их имен. И тогда бросил он Фелагунда, Берена и десять их спутников в темную и безмолвную яму и грозился смертью, если не откроют они правды. И один за другим умирали верные королю воины, храня молчание, пока не остались в живых только Финрод и Берен. А затем Финрод Фелагунд умер, отдав жизнь свою в уплату клятвы и защитив Берена, и человек горько скорбел о нем…       Честно говоря, я даже не заметила, в какой момент пришли эльфы. Просто, уже заканчивая свое повествование, обратила внимание, что у меня прибавилось слушателей, но прерываться не стала. Если не останавливают — значит, ничего срочного от нас не требуется, ведь так? — …И выбрала она удел смертных, покинув Благословенный Край и отрекшись от родства с теми, кто жил там, и другим суждено будет повторить их историю. И судьбы Берена и Лютиэн отныне были связаны, и один путь увел их за пределы мира. И долго еще жили они вместе на Зеленом острове посреди великой реки, пока не утихли все слухи о них. Но, говорят, что родился у них сын, названный Диором, и был он дедом владыки Элронда. Конец, — радостно выдохнула я.       История, конечно, несмотря на обещание, больше относилась к Феанору, его сыновьям и Морготу, чем к Берену и Лютиэн, но да ладно. К тому же, Торин никак не успел прокомментировать мой рассказ, поскольку эльфы, раньше прикидывающиеся деталью интерьера, выступили вперед: — Пленники, вас желает видеть Трандуил, король Лихолесья, — и, без лишних церемоний, потащили (хотя, вернее будет сказать, почти вежливо сопроводили) нас в тронный зал по пещерным коридорам и галереям. По сравнению с гоблинскими, эти подземелья были куда светлее и наряднее, совсем не такие глубокие и не такие опасные, что не могло не радовать. Впрочем, не зная всех хитросплетений залов и переходов, заблудиться можно было и здесь.       В просторном зале с колоннами, вырубленными прямо в скале, на резном деревянном троне восседал король эльфов. На голове у него красовалась корона из ягод и красных листьев, а волосы его больше всего походили на расплавленное золото. Он весьма походил на образ, представленный в фильме, но был более реален, как бы смешно это ни звучало в отношении выдуманного персонажа. Едва взглянув на него, я почему-то сразу подумала об осенней хандре да о смертной скуке, которой полна его жизнь несмотря на всевозможные пиры и частые охоты. — Путники, что привело вас под сень моего леса? — устремив на гнома суровый взгляд, спросил Трандуил.       Торин, почти такой же хмурый, как в самом начале пути, буркнул в ответ нечто неопределенное, а я пока решила помалкивать. — Зачем вы и ваши спутники трижды нападали на мой народ во время пира? — не обратив внимания на явное нежелание Подгорного короля общаться, продолжил задавать вопросы эльф. — Мы не нападали, — соизволил ответить Дубощит за нас обоих, — мы хотели попросить еды и узнать, в какой стороне тропа. — Где сейчас ваши друзья? Что они делают? — интересно, и откуда бы Торину это знать, если он — здесь, а они — где-то там? Впрочем, поскольку в горле все еще першило после слишком длинного рассказа, я придержала комментарий при себе. — Не знаю, вероятно, блуждают в лесу, — пожал плечами гном. — Что вы делали в лесу? — так, вопросы пошли по второму кругу… Нет чтобы выяснить, как нас зовут, к примеру. Хотя, подозреваю, Торин — фигура для многих известная, в представлении не нуждающаяся… — Искали пищу и выход, поскольку сбились с пути. — А что вам там понадобилось? — сверкнув глазами, спросил король, но ответа так и не дождался, поскольку Торин явно не собирался распространяться о цели нашего похода. — Что ж, молчи. А что расскажешь ты, смертная? — обратился ко мне Трандуил. От королевского внимания почему-то стало крайне неуютно, и мне даже показалось, что температура в тронном зале упала на несколько градусов. — Мои воины поведали, что ты многое знаешь о нолдор и утверждаешь, что была гостьей в Ривенделле. — Это так, Владыка, — коротко согласилась я. — Откуда же тебе известно о Сильмарилах и прочем? — чуть подавшись вперед, уточнил король, и листья в его короне дрогнули от порыва ветра. — Я прочитала о них в книге, что была написана одним мудрецом задолго до моего рождения, — максимально честно ответила я, не видя смысла скрывать подобную информацию. — Как его звали? — заинтересовался эльфийский владыка. — О, у него было много имен: одни называли его Джоном, другие — Рональдом и Руэлом, третьи — Толкином, а некоторые — Профессором. — Знаешь ли ты, кто я? — Синдар, король Темнолесья, сын короля Орофера, отец принца Леголаса, — выдала я всю информацию, которую помнила о сидящем на троне эльфе. Еще в моей голове, конечно, крутилась подходящая песенка, но было бы странно петь ее здесь и сейчас. — Это тоже было написано в книге? — Нет, так рассказывал о вас Гэндальф Серый, — почему-то ответить так показалось мне хорошей идеей, и, судя по задумчивости эльфийского владыки, это сработало. Гэндальф, может быть, и не являлся сильнейшим членом Белого Совета, но сам факт нашего знакомства с ним настораживал. — Есть ли у тебя какая-нибудь просьба, смертная? — отмер, наконец, Трандуил, и пришел мой черед задумываться.       Просить освободить нас с Торином — бесполезно. Не думаю, что нас отпустят, пока не выяснят все, что интересует короля. Книги для легкого чтения (желательно — на русском) мне вряд ли предоставят, поскольку их в Средиземье быть не может. Получить какую-нибудь эльфийскую безделушку на память — так меня ждет 15 часть всех сокровищ Эребора…       А что, если… Так, война за кольцо начнется почти через 80 лет, и тогда же умрет Боромир. Не то, чтобы он мне особо нравился, но почему бы не попробовать его спасти чужими руками? — Ваше величество, не могли бы вы передать принцу Леголасу следующее: когда девятерых покинет первый, ему следует быть внимательнее к гондорцу, иначе Братство распадется.       Судя по недоуменным взглядам, меня не поняли от слова «совсем», но меня это ни капли не расстраивало. Трандуил, пытаясь скрыть замешательство, кивнул с величественным видом: — Я исполню твою просьбу, смертная, — после чего аудиенция закончилась, и нас с Торином вернули в подземелья. ______________ Рассказ Ри — это сильно сокращенная и немного переделанная история о Сильмарилах (но это вы и так поняли) * Барда — «Песенка господ приключенцев» ** Эпидемия — «Феанор» *** Хелависа — «Баллада о Берене и Лютиэн» **** Финрод-Зонг — «Ария Мелиан»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.