Ри, к вашим услугам! 2147

Тэль автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Хоббит (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Торин Дубощит/ОЖП, Бильбо Бэггинс, Гэндальф Серый
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 261 страница, 37 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ОЖП Повествование от первого лица Попаданчество Романтика Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очередная попаданка в мир Средиземья, вознамерившаяся спасти любимого персонажа, а так же история ее путешествия с гномами, хоббитом и настоящим магом.

Посвящение:
Всем, кто считает, что в финале "Хоббита" Торин не должен умереть )
А так же моему любимому почти соавтору Rin'e Oz


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Автор выражает огромную благодарность Victoria_Nomad, создавшей несколько коллажей для этого фанфика. Полюбоваться ими можно здесь:
1) http://vk.com/photo150484649_314485801;
2) http://vk.com/photo150484649_314485663;
3) http://vk.com/photo150484649_314485761;
4) http://vk.com/photo150484649_314485910;
5) http://vk.com/photo150484649_314486005.

Глава 18, или найденыш

28 августа 2013, 08:41
Nariёth, огромное спасибо за помощь! Без твоих идей, замечаний и написанных тобою нескольких фрагментов эта глава все еще придумывалась бы. P.S. Кто угадает, какие именно части написаны не мной — может требовать у автора исполнения любого желания, в пределах разумного, конечно ;) ___________________________________       А дальше я и Бильбо старательно пытались отмыть посуду холодной водой, перебрасывались ничего не значащими фразами и бдительно следили за окрестностями, высматривая любой намек на опасность. — Надо же, никаких неприятностей, — удивленно протянул хоббит, положив очередную чистую тарелку к ее товаркам. — Не ожидал…       Светило, хотя и не грело, полуденное солнце, в кронах деревьев устроили певческие состязания птицы, звонко выводя длинные и переливчатые трели, гора чистых мисок неуклонно росла, и даже речная вода перестала казаться ледяной… В общем, обстановка вокруг была такой умиротворяющей, что мы непозволительно расслабились. Поэтому появление на другом берегу запыхавшегося ребенка, явно убегающего от какой-то опасности, стало для нас обоих полной неожиданностью. Не останавливаясь и не раздумывая, он бросился в нашу сторону, а на то место, где он стоял еще секунду назад, приземлился волк. К счастью, до размеров приснопамятных гундабадских варгов этой зверюге было далеко, но у меня все равно непроизвольно вспотели ладони да побежали по спине табуны мурашек. — Бильбо, а ты взял с собой Жало? — почему-то шепотом спросила я, замерев с полупустым котелком в руке. — Нет. А где твой лук? — так же шепотом уточнил взломщик. — На плоту остался, — повинилась я.       Вывод: если не хочу в следующий раз (если он еще будет, этот «следующий раз») оказаться в подобной ситуации — не стоит расставаться с оружием, даже если в нескольких метрах есть гномы, вооруженные до зубов… — И что будем делать? — спросил хоббит, задвигая ребенка за спину. Впрочем, учитывая невеликий рост Бильбо, это действие носило скорее психологический характер. — Попробуем выжить.       Глупо, ну как же глупо все получилось! Нет, я полагала, что если для меня это приключение закончится трагически, то, по крайней мере, при каких-нибудь героических обстоятельствах. Ну, что-то вроде безнадёжной обороны осаждённой крепости — грудью на амбразуру, и чтоб обязательно испустить дух на руках любимого гно… человека, получив напоследок самый настоящий поцелуй любви… А тут — простой серый волк. Во имя Элберет! Я вам что, Красная Шапочка?! К тому же рядом хоббит, судорожно пытающийся сообразить что-нибудь по-туковски неординарное, и испуганный мальчишка, которому еще жить да жить, и эти двое явно не вписываются в концепцию красивой или хотя бы героической смерти…       Волк, кстати, был симпатичный, не то что те облезлые зверюги, на которых разъезжают орки: густая дымно-серая шерсть, поджарое, сильное тело… Я как-то отстраненно отметила глубокие следы, оставленные тяжёлыми лапами в мягком иле на прибрежной полосе. Мягко, почти вкрадчиво прошелестели прибрежные кусты, а в следующую секунду из них выглянула узкая волчья морда, на которой голодным пламенем горели желтые глаза. Волк не собака — ни предостерегающего рыка, ни угрожающего воя, ни громкого лая (впрочем, я вообще не уверена, что волки умеют лаять)… В пугающей тишине одна серая тень неспешно приближалась к нам, а другие, появляясь из леса, бесшумно скалили белые клыки, которые даже со стороны выглядели нереально острыми. Сзади хрустнула ветка. — Да тут целая стая, — пробормотал хоббит, рискнув обернуться.       Пятеро, семеро… Возможно, больше. Или меньше — у страха глаза велики. Мальчишка рядом с судорожным всхлипом закрыл лицо руками. Я дёрнулась к нему, но прямо передо мной, как по волшебству, оказалась огромная серая с подпалинами зверюга. С громким всплеском шлёпнулась на воду деревянная миска — Бильбо шарил по карманам, ругаясь вполголоса… Я не слышала слов, но логично предположила, что цель его поисков — голлумовская прелесть. Если он наденет Кольцо — спасется, а вот я и ребенок — едва ли. Нет, можно, конечно, попытаться убежать за подмогой, уповая, что Бильбо, как главный герой, выживет, а волки, пораженные моей наглостью, не станут меня преследовать, но… Но оставался мальчишка, и потому, вместо того чтобы совершать самоубийственные глупости, я осталась на месте, покрепче прижимая к себе котелок — единственное «оружие», малопригодное, впрочем, для борьбы со стаей хищных зверей.       Стрела пропела по-шмелиному низко, рассерженно. От неожиданности выкрикнув нечто не вполне печатное, я дернулась в сторону, поскользнулась и шлепнулась в мелкую — по щиколотку — но отменно ледяную водицу. Фу! Нет ощущения гадостнее, чем мокрая одежда, облепившая холодом ноги… А потом я подняла голову и забыла про волков, холод, вероятность простуды, дружной вереницей уплывающие по течению деревянные плошки и Кольцо Всевластья на расстоянии вытянутой руки.       …Он стоял у самой кромки воды, вытянувшись во весь рост. Рукав рубахи разорван, чёрные кудри разметались по плечам. Босой — ведь сапоги все гномы оставили сушиться у костра… Но — о, Варда! — передо мной стоял Король и Воин. И пусть у него в волосах запуталась пара листочков, а на скуле откуда-то взялся синяк — я все равно залюбовалась тем, как легко, без усилия, отвёл он тетиву, как плавно, почти не целясь, выстрелил… О, этот наклон головы… и ледяная ярость в невозможно-ясном, как морозное утро, взгляде. Боже, и почему когда ты на волосок от гибели, в голове роятся только подобные пафосные описания?       Заметка на память: никогда (нет, лучше так — НИКОГДА!) не отвлекаться в разгаре сражения на самого очаровательного гнома Средиземья! Потому что он, конечно, прекрасен как рассвет над горами и все такое прочее, вот только хищным и очень голодным зверям на это наплевать. Стрела с шипением скользнула куда-то мне за левое плечо, так близко, что щёку обжёг туго свитый порыв ветра… За спиной, в какой-нибудь паре шагов, послышался тяжёлый всплеск — кто-то из команды Серых был очень близок к тому, чтобы поужинать-таки моей не слишком упитанной персоной… И это маленькое происшествие мгновенно развеяло все очарование момента. — Пригнись! — пророкотал низкий от гнева голос моего спасителя. Оставалось только послушно плюхнуться на живот всё в ту же ледяную воду…       Кстати, стреляли, судя по всему, двое, так кто же второй лучник? Любопытство в очередной раз одерживает верх, и я приподнимаю голову, оглядываясь. — Пригнись! — повелительно рявкает совсем другой голос, а я окончательно успокаиваюсь.       Волков, конечно, все еще больше, чем наших спасителей, но Торин и Кили вполне справятся с ними. Правда, на месте королевского родича я ожидала, скорее, увидеть Леголаса, но и такой расклад меня вполне устраивает. И как это я, спрашивается, раньше не замечала, как младший племяшка похож на своего венценосного дядюшку?! Нет, серьёзно! Господа, вы только полюбуйтесь, как наш до неприличного сосредоточенный гном отбросил в сторону лук, извернулся, сделал глубокий выпад — и холодно сверкнувшая сталь его клинка глубоко вошла в горло волку, пытавшемуся напасть на него со спины.       (И почему я сейчас сама себе напоминаю одного из спортивных комментаторов, которые, безуспешно пытаясь отвлечь внимание зрителей от ошибок на поле, несут всякую фигню невероятно серьезными голосами? Определенно, мне не стоит больше рисковать своей жизнью — потому что мои мысли в этот момент звучат как настоящий бред…) Сраженный им волк по-собачьи коротко тявкнул, тяжело упал и забился, скуля и суча лапами, а потом затих. А кареглазый гном как ни в чем не бывало с мрачной сосредоточенностью выбирал себе новую цель. На месте санитаров леса я бы уже со всех лап улепетывала подальше от двух потомков Дурина, явно находящихся в ярости, но животные были слишком глупы или просто не умели расшифровывать гномьи взгляды. В любом случае, сами виноваты…       Всё оставшееся время, пока мужчины занимались отстрелом вредителей, я с самым глубокомысленным видом разглядывала стайку мальков, сновавших между блестящих камешков… Рассеянный свет пасмурного дня тускло серебрил юркую речную мелюзгу, и я старалась убедить себя, что наблюдать за однообразной игрой бликов — самое интересное занятие на свете.       Сколько я уже в Средиземье? Приблизительно полгода, судя по всему, но к виду трупов (даже если это всего лишь волки) привыкнуть не получается до сих пор… Моим друзьям по несчастью, к слову, повезло гораздо больше: мальчишка, что навел на нас стаю, свернулся компактным комочком на земле, а Бильбо касался речной воды лишь кончиками пальцев. И вовсе у него, кстати, не мохнатые ноги! То есть, конечно, шерстистость у них повышенная, но на кролика, с которым его время от времени сравнивают гномы, он ничуть не похож. Какая только ерунда в голову не лезет, когда адреналин и страх гуляют в крови…       Из странных мыслей, равно как и из воды, меня вытащили буквально за шкирку. — Ты! — практически прорычал Торин и встряхнул меня, будто я была нашкодившим котенком. Мимоходом поразившись силе, которой обладал гном, я быстро оглядела поле боя. Что ж, матч «гномы против волков» завершился уверенной победой первых — на счету у наших спасителей было целых шесть серых хищников, в то время как команда противника… Тьфу! Прилипчивая какая ассоциация! — О-ос-с-тавь м-меня, п-пожалуйста, — посиневшими от холода губами попросила я, не делая, впрочем, попыток вырваться. Думаю, отпусти Торин руку — и я не смогу удержаться на ногах, поскольку колени у меня подгибались в буквальном смысле слова. — Кили, поднимай мальчишку и тащи его в лагерь! Бильбо! Помоги ему! — А как же Ри? — попытался спасти меня от расправы хоббит. — Н-не в-вол-н-нуйся, Б-бильбо! Т-торин м-меня не с-съест, — слабо улыбнулась я, а потом с тоской наблюдала за исполнением королевского приказа. Как только гном, хоббит и человек скрылись за деревьями, подгорный король стиснул меня в объятиях, показавшихся мне невероятно крепкими. Моментально захотелось обнять его в ответ и дать волю слезам, но все, на что меня хватило — это прохрипеть: — З-за-ду-ш-шишь… — Ты снова чуть не погибла, — произнес он, даже не думая ослаблять хватку. — Ри, ты хоть понимаешь, что чудом осталась в живых? — разумеется, я понимала! И была искренне благодарна всем средиземским богам и прочим фольклорным персонажам, а так же лично Торину и Кили за свое спасение. — Д-да, н-но… — Никаких «но»! Вы с Бильбо просто притягиваете неприятности, ведь до встречи с вами мои гномы прожили достаточно долгую и спокойную жизнь, где совсем не было места подобным смертельно опасным неожиданностям! Я верю, что полурослик всегда сможет сбежать, надев свое волшебное кольцо, а вот ты сильно рискуешь! Если ты погибнешь… — кажется, даже мысль о моей смерти мужчине не нравилась, поскольку меня стиснули еще сильнее. Или, наоборот, эта идея понравилась ему чересчур сильно, потому что я отброшу коньки прямо сейчас, гномьими стараниями полностью лишенная доступа к кислороду. Словно подслушав мои невеселые размышления, гном разомкнул объятия и заглянул прямо мне в глаза. Во взгляде короля плескалась тревога, забота и что-то еще, напоминающее нежность, но, скорее всего, я просто выдаю желаемое за действительное. — С сегодняшнего дня я запрещаю тебе отлучаться куда-либо без сопровождения — как показывает опыт, это чревато неприятностями. Отныне и впредь ты будешь находиться подле меня, перестанешь общаться с посторонними и с эльфами, а если тебе понадобится отлучиться куда-либо — сопровождать тебя будут мои племянники… — Спасибо за заботу, но нет, — беспокойство беспокойством, но то, что он предлагает — это, в конце концов, просто унизительно! Из его слов выходит, что он будет держать меня при себе и выгуливать только в сопровождении Фили и Кили (против которых я, правда, ничего не имею), как будто я — декоративная болонка или экзотическая зверюшка!.. — Ты не отец мне и не жених, чтобы так ограничивать мою свободу.       Торин отшатнулся, словно я отвесила ему пощечину, хотя в моих словах, кажется, не было ничего оскорбительного. Лицо его окаменело, из глаз пропали любые намеки на теплоту, а голос утратил эмоциональность:  — Нужно вернуться. Нас наверняка потеряли, но прежде тебе стоит снять мокрую одежду — иначе заболеешь. Надеюсь, ты не откажешься надеть мой плащ? — Да, спасибо, — растерянно пробормотала я, удивленная такой метаморфозой: то искренняя забота, то холодность — вот и поди пойми этих мужчин!       На поляну, где успели вновь собраться все члены отряда, мы дошли минут через десять. Сначала Торин сходил за обещанным плащом, попутно успокоив наших спутников, что я жива. Затем он, как настоящий джентльмен, стоял на страже, пока я стаскивала с себя мокрые тряпки за ближайшим широким деревом. Потом, заметив, что я не могу идти, потому что ноги все еще были ватными, гном, не спрашивая разрешения, взял меня на руки и донес буквально до костра, у которого и сгрузил меня. А потом все так же молча отошел подальше, стараясь даже не смотреть в мою сторону. — Страшно было? — присел рядом со мной Бофур, как только его хмурое величество завело тихий разговор с Балином. — Не то слово! Знаешь, после всех наших приключений и пережитых опасностей, быть съеденной волками было бы чересчур глупо. О такой смерти точно не сложат баллад, но, думаю, из меня бы вышла неплохая героиня анекдотов. К примеру: Если вы бард, заблудившийся в лесу без оружия, — кричите как можно громче. Не сказать, что вам это как-то поможет, но вот стая волков, спасенная от голодной смерти, точно будет вам благодарна… — Это жизнь, — пожал плечами гном, — а в ней возможно и не такое. Но, дай Махал, мы встретим достойную смерть. Надеюсь только, что случится это как можно позже, — чуть подумав, добавил он. — Часть тарелок от нас уплыла, а остальные где-то там брошены. И котелок тоже, — совершенно не к месту вспомнила я, старательно кутаясь в ториновскую шубу. Если так и дальше пойдет — точно привыкну к этой детали одежды, и ее тяжесть не будет казаться мне таким уж большим недостатком. И все-таки, чем же я умудрилась так обидеть подгорного короля? Надо будет позже выяснить у Кили или Фили, если не забуду… — Не беда, — махнул рукой Бофур, — сходим и за тарелками, и за котелком, да и ценный мех неплохо бы с собой забрать…       При упоминании о «ценном мехе» меня, Бильбо и спасенного мальчишку явственно передернуло. Чувствую, серые санитары леса будут некоторое время преследовать каждого из нас в кошмарах, пока их не прогонит оттуда что-то еще более жуткое. Дракон, к примеру… — Кто ты и откуда? — закончив обсуждать что-то с седым гномом, решил выяснить личность спасенного Торин. Кажется, замаячившая впереди перспектива возвращать ребенка домой ему заранее не нравилась. — Баин, сын Барда, из Эсгарота, — гордо ответил тот. — А вы кто?       Тому, что к нашей странной компании присоединился очередной практически принц, я даже не удивилась — после Леголаса всего-то сын того самого Барда-лучника даже как-то не котировался. Но, разумеется, я рада, что мальчишка был спасен, и, как бы цинично это не звучало, в первую очередь потому, что возвращение Баина родне — отличный повод познакомиться как с будущим убийцей Смауга, так и с бургомистром. В книге меня, признаюсь честно, всегда несколько смущал момент, когда какие-то оборванцы бандит… гномьей наружности заявились в город, а их, после крайне недолгих препирательств со стражей, привели на пир в ратушу и вообще встретили очень тепло и радостно, буквально с песнями и плясками. — Мирные путники, которые как раз направляются в Озерный город, — практически честно ответил наш предводитель. — Мирные, как же! Сборный отряд безумных приключенцев, влипающих в каждую неприятность, вот мы кто! — очень тихо, буквально себе под нос заметил Бильбо, но стоящий невдалеке Леголас услышал и мелодично рассмеялся, вызвав недоуменные взгляды остальных. Я, поскольку сидела справа от хоббита, услышала его тоже, и мысленно пообещала себе следить за своей речью — не думаю, что до знакомства со мной почтенный мистер Бэггинс знал подобные слова и выражения… — Ух ты, эльф! — тут же переключился Баин, с восторгом оглядывая нашего невольного спутника. — Настоящий!.. — Леголас из Лихолесья имя мое, — представился блондин, которому, кажется, польстила такая реакция.       Ну да: гномы при встрече чуть не убили, я — отказалась отвечать на простейшие вопросы, так недолго и комплексы заработать, а тут — такая искренняя и незамутненная радость от встречи с перворожденным.  — Ты командуешь ими? — бесхитростно поинтересовался ребенок, вызвав шквал негодования гномов.       Чтобы какой-то эльф, пусть даже и не самый плохой из представителей остроухого племени, командовал потомками Дурина?! Да скорее небо упадет на землю, скорее Саруман сменит белые одежды на черные, скорее эльфийская принцесса выйдет замуж за человека, чем гномы будут подчиняться кому-то безбородому! Впрочем, к чести моих спутников, ворчали они не очень громко, а как только Леголас начал говорить — замолчали, давая ему слово. — Предводитель отряда — Торин Дубощит… — поспешил восстановить справедливость тот. — Сын Траина, внук Трора, Король-под-Горой, — зачарованно прошептал ребенок, и теперь внимательному рассмотрению подвергся уже гном. Очевидно, увиденным мальчишка проникся, поскольку отвесил Торину уважительный, но крайне неумелый поклон. — Спасибо, что спасли мне жизнь, — мгновенно переключился он, активно жестикулируя. — Обращайся, — одними уголками губ улыбнулся наш предводитель. — А что ты тут делаешь? — задал логичный, в общем-то, вопрос Бильбо.       И вправду, что? До Эсгарота — полдня пути, и это по реке, но я что-то не вижу рядом чужой лодки. Да и не верится мне, что ребенка, которому на вид лет десять-двенадцать, могли отпустить в леса одного. — Из дома сбежал, — с какой-то даже гордостью ответило чадо, скрестив руки на груди. — Гер-рой! — одновременно фыркнули Фили и Кили. — Кого-то мне это напоминает, — картинно задумавшись, протянул Балин, а ториновские племянники покраснели и замолчали, уставившись в огонь. Кажется, в детстве гномьи принцы были теми еще непоседами… — И давно сбежал? — доброжелательно улыбаясь, продолжил расспросы хоббит. — Два дня назад, — признался ребенок. — В городе как раз праздник был, так что я собрал немного еды и потихоньку ушел в лес. — А зачем? — полюбопытствовал Бэггинс, взлохматив мальчишке волосы. — Родители ведь наверняка волноваться будут… — Чтобы доказать, что я уже взрослый! — вскинулся Баин. — Я бы убил волка и вернулся… — Ножом?! — искренне удивилась я, поскольку никакого другого оружия у него с собой явно не было. — Я отцовский меч из дома унес, — признался ребенок, — но потерял его, когда от волков убегал… — Герой, — повторил Кили, а Фили уточнил: — Место найти сможешь? — Нет, — грустно покачал головой мальчишка. — Страшно было так, что я вообще ничего не запомнил… — Если захочешь, мы справим тебе меч лучше предыдущего, — предложил старший племянник Торина. — Обещаете? — Слово гнома тверже камня, — как-то торжественно сообщил Кили, а остальные гномы поддержали его согласными кивками.  — В путь, — положил конец разговорам Торин, — мы и так потеряли много времени.       Но, разумеется, сразу мы не отправились: Бофур, как и обещал, сходил за котелком и не уплывшими в дальние дали тарелками, Бильбо, размахивая руками, что-то весело рассказывал и бегал по всей поляне за Баином, а я, спрятавшись за деревьями, пыталась как можно быстрее натянуть на себя высушенную одежду.       …На плоту все было привычным и уже практически родным, и только Баин, с особой тщательностью обследовавший наш небольшой кораблик и задававший тысячу вопросов обо всем и ни о чем, не позволял скатиться в уныние. Я сидела, прислонившись спиной к неровной стенке, и думала о том, что у Торина нужно попросить прощения (понять бы еще, за что!). И за очередное спасение моей тушки поблагодарить. И за шубу тоже… — Рил, я должен извиниться перед тобой, — подсел ко мне Бильбо, спихнув заботу о гиперактивном ребенке на Балина. — За что? — вынырнув из невеселых мыслей, искренне удивилась я, не припоминая за хоббитом никаких грехов. — Я… Там, рядом с волками, я хотел надеть кольцо и оставить тебя одну… — повесив голову, признался он. — Вполне логичное желание, — кивнула, стараясь говорить как можно убедительнее. — Будь оно моим — я бы тоже попыталась скрыться. Но, в любом случае, ты не сделал этого, так что тебе не за что просить прощения. — То есть ты не станешь думать обо мне плохо? — Ты очень храбрый, раз рискнул не только остаться с волками, но и нашел смелость признаться в своем желании! Так что нет, я не стану думать о тебе плохо, но только если ты пообещаешь мне того же. — Ты удивительная девушка, — вместо ответа произнес хоббит, чуть улыбаясь. — Я бы хотел иметь такую сестру, как ты. — Нет ничего проще! Ритуал кровного побратимства к нашим услугам в любой момент. — Ты права — это крепкие узы, и им под силу связать нас, но… — Но? — Я не уверен, что тебе нужен такой родственник, как я, — грустно закончил Бильбо. — Нужен, и еще как! — горячо заверила я. — Всегда мечтала о куче братьев. — О куче? — недоуменно переспросил хоббит.  — Чудится мне, что Фили и Кили, вот уже некоторое время подслушивающие наш разговор, не откажутся присоединиться к обряду. — Откажемся, — неожиданно серьезно произнес Фили. — Но только потому, что планируем породниться с тобой другим способом, — со смехом продолжил Кили, а я смутилась. Черт, эти их шуточки!.. — Впрочем, мы будем весьма рады родственнику-хоббиту — хорошие взломщики ныне большая редкость! — И когда? — тихо уточнил смущенный похвалой Бильбо. — В Эреборе, — так же тихо ответил Фили. — Это будет… правильно. — Я давно хотела спросить, — после непродолжительного молчания начала я. — Да? — Почему вы меня так быстро приняли? Никаких шуток ниже пояса, никаких проверок на прочность, ничего из того, что я ожидала и чего опасалась… — Потому что у тебя был уморительный вид, — ответил Бофур, появляясь рядом. — Ты была похожа на мокрого воробья, потерянного и отчаянного, и мы тебя пожалели. — К тому же, Гэндальф и Торин пообещали оторвать головы и не только любому, кто хотя бы косо на тебя посмотрит… — добавил Кили. — Ого, а я и не знала!       Было невероятно уютно сидеть в большой компании, шутить и смеяться над чужими шутками, слушать поучительные истории, по обрывкам разговоров выяснять о спутниках что-нибудь новое… Я чувствовала себя так, будто попала домой или внезапно обрела большую и дружную семью, о которой всегда мечтала. В ней Балин и Оин были добрыми дедушками, Фили, Кили, Бильбо и скромняжка Ори — братьями, все остальные гномы были чудаковатыми, но весьма милыми дядюшками, а Торин…       Впрочем, Торин — это Торин, и с ним, как всегда, все очень сложно. Вот и сейчас, когда практически все участники похода сидели рядом, он, с мрачным выражением лица, что-то тихонько обсуждал в углу вместе с Двалином и, как это ни странно, Леголасом.       Солнце уже село, когда, сделав еще один крутой поворот, река влилась в Долгое Озеро. Оно было такое широкое, что противоположные берега казались далекими-далекими, и такое длинное, что его северного конца вообще не было видно. И чуть вдалеке, озаренный сотнями огней, словно из глубин поднимался город. Из-за расстояния невозможно было разобрать деталей и подробностей, но картина, открывшаяся перед нашими глазами, все равно была прекрасна. — Я всегда думал, что столько воды бывает только в море! — потрясенно прошептал Бильбо, ни к кому, в общем-то, не обращаясь. — Эсгарот! — оставив в покое эльфа, радостно закричал Баин, и голос его разнесся далеко по озерной глади.       Значит, конец путешествия близок…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: