Ри, к вашим услугам! 2140

Тэль автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Хоббит (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Торин Дубощит/ОЖП, Бильбо Бэггинс, Гэндальф Серый
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 261 страница, 37 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ОЖП Повествование от первого лица Попаданчество Романтика Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очередная попаданка в мир Средиземья, вознамерившаяся спасти любимого персонажа, а так же история ее путешествия с гномами, хоббитом и настоящим магом.

Посвящение:
Всем, кто считает, что в финале "Хоббита" Торин не должен умереть )
А так же моему любимому почти соавтору Rin'e Oz


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Автор выражает огромную благодарность Victoria_Nomad, создавшей несколько коллажей для этого фанфика. Полюбоваться ими можно здесь:
1) http://vk.com/photo150484649_314485801;
2) http://vk.com/photo150484649_314485663;
3) http://vk.com/photo150484649_314485761;
4) http://vk.com/photo150484649_314485910;
5) http://vk.com/photo150484649_314486005.

Глава 22, или преследование

14 декабря 2013, 21:20
Со вчерашнего дня я считаюсь совершеннолетней по законам любой страны, и в честь этого знаменательного события — бонус: две главы вместо одной! _______________________________       Эту «замечательную» новость ранним-ранним утром мне сообщил разобиженный Баин: — Представляешь, они сказали, что я еще слишком мал, — размахивая сушеной рыбой, невесть откуда взявшейся на пропахшей травами кухне, возмущался он. — Меня, как видишь, не взяли тоже. И даже не предупредили, что уходят! — Ну, ты же девчонка. — И что? — Ударилась бы в слезы. Наверное, поэтому и не сказали, — предположил мальчишка. — Да нет, не ударилась бы. Хотя…       Ладно, если быть честной хотя бы с собой, — скандал вышел бы знатным, и одними слезами дело явно не ограничилось бы. Как минимум — заламывание рук, битьем посуды и безуспешный шантаж шел бы в комплекте с истерикой. В таком случае, мелкий прав, и гномы просто захотели избежать лишней нервотрепки. С другой стороны, неужели они наивно полагают, что, когда я до них доберусь, скандала не будет? Или они надеются, что рядом с логовом дракона я побоюсь выяснять отношения, не желая раньше времени обнаружить наше присутствие? А что, картина маслом: я высказываю Торину все, что о нем думаю, хлопаю дверью (или что там, в Эреборе, вместо них?), прищемляю хвост Смаугу и, довольная собой, ухожу в закат. Сколько удастся прожить после подобной глупости, я старалась не думать, потому что мыслить нужно позитивно, а в мучительной смерти от драконьего пламени или от гномьей секиры вообще-то сложно найти хоть что-нибудь положительное… — И что ты теперь будешь делать? — вывел меня из задумчивости вопрос травницы, на протяжении всего разговора подпиравшей дверной косяк. — Если тебе некуда идти — можешь остаться в моем доме. Помощница мне на старости лет не помешает. — Спасибо, но нет, — отказалась я, хотя и была искренне тронута заботой постороннего, по сути, человека. — Для начала — найду Леголаса, а потом… — Отправишься за своим сердцем? — Не могу же я их бросить? — Можешь. Но не хочешь. Ну, раз так, я соберу тебе еды в дорогу и кое-каких травок, — предложила Нея, отводя подозрительно заблестевшие глаза. — Буду очень вам признательна, — улыбнулась я, обнимая женщину. — Баин, сопроводишь меня к господину эльфу? — Конечно! — радостно воскликнул мальчишка, которому отвлечься и развеяться нужно было не меньше, чем мне.       Пока мы шли по медленно просыпающимся улицам, я пыталась сообразить, что мне необходимо взять с собой. Выходило — что очень многое, начиная от теплого одеяла и заканчивая сменной одеждой. Одинокая гора, конечно, на горизонте виднеется, но до нее еще нужно дойти, что, как мы выяснили с гномами раньше, может быть сопряжено с некоторыми трудностями. Не хотелось бы повторять прошлые ошибки и путешествовать в самом прямом смысле налегке, не имея возможности ни переодеться, ни нормально приготовить себе поесть, потеряв сумку с вещами где-то по дороге.       Кстати о еде — провизии нужно будет захватить побольше, ибо рядом с Эребором ее будет проблематично найти, а гномы, к тому же, страшные проглоты. Не такие, конечно, как оголодавший хоббит, но все равно. Хорошо хоть, что денег, заработанных выступлениями, должно было хватить и на «походный набор юного туриста» и на небольшой такой вагончик с различной снедью. Правда, закупаться сразу я не решилась, не желая разыскивать трандуиловского сына с сумками наперевес. Своя ноша, конечно, не тянет, но проверять на себе правоту этой пословицы мне не очень хотелось.       Эльфа мы, к слову, обнаружили в самом неожиданном месте — дома у Баина. Правда, чтобы отыскать его там, нам потребовалось несколько часов бродить по городу и надоедать прохожим, благо и ко мне, и к сыну Барда здесь неплохо относились и честно старались помочь. Посылали нас, правда, в разные концы Эсгарота, так что побегать нам пришлось о-го-го сколько, но поскольку помочь нам стремились от всего сердца, даже обижаться на местных жителей из-за впустую потраченного времени толком не получалось.       Леголас, чуть наклонив голову, сидел напротив Барда, устремив свой взор куда-то в неведомые дали, и нашего прихода, кажется, не заметил. Баин, оценив хмурый вид как гостя, так и собственного отца, мгновенно испарился, пробормотав что-то о давно запланированной встрече с друзьями. Желание сбежать отсюда побыстрее и подальше появилось и у меня, но его пришлось побороть, поскольку без помощи мужчин, сидящих в этой комнате, мне явно было не обойтись. — Дракон! Что мы, во имя Валар, будем делать с драконом, если упрямые гномы под предводительством своего не менее упрямого короля все же разбудят его? — неизвестно у кого спросил Бард, ударив кулаком по столу. — Не если, а когда, — автоматически поправила я, вспоминая резко открывающийся драконий глаз, показанный в конце первой части «Хоббита». Смауга целиком там, помнится, не показывали, но меня и он один достаточно впечатлил. — Уверена? Уверена, что они его разбудят? — Ты же сам сказал, что эти гномы очень упрямы. Даже если они не найдут свой потайной проход, с них станется зайти к дракону в гости через главные ворота. — И что нам делать?! Не думаю, что он наестся двенадцатью ид… смельчаками, оставив в покое всех остальных! — А что по этому поводу думает бургомистр? — Подсчитывает, сколько золота отсыплют ему гномы в случае удачного завершения их похода. — И все? — почему-то мне казалось, что градоправитель из сказочного Средиземья будет меньше похож на своих коллег с Земли. Впрочем, большой неожиданностью такое наплевательское отношение к проблеме не стало. — Хорошо, а что ответил тебе Торин? Ни за что не поверю, что ты не пытался его отговорить. — Король-под-Горой напомнил мне, что Эребор — королевство, принадлежащее ему по праву, а миссия по уничтожению дракона — это не пустая прихоть, а его долг. — Ага, ясно… Тогда мой тебе совет — уводи из города всех, кого сможешь, потому что Эсгарот вполне может постигнуть судьба Дейла. — Иногда мне кажется, — вступил в беседу Леголас, — что ты видишь будущее. — Не вижу, — поспешила откреститься от подобной чести я, — но очень хочу изменить. — И когда же нам ожидать появления Смауга? — вернул разговор в более-менее деловое русло Бард. — После дня Дурина. — И когда же этот день? — уточнил мужчина, о чем-то усиленно размышляя. — Сейчас уже никто не помнит, когда именно гномы праздновали свой Новый год. Но если приблизительно — то где-то в конце ноября. — Когда, прости? — переспросил эльф, выглядевший весьма озадаченным. Черт, я совсем забыла, что практически у каждого народа этого мира есть свой собственный календарь, ничуть не похожий на привычные мне Юлианский и Григорианский. — Ну… дней через 10, — с трудом подсчитала я. — Этого времени вполне хватит, чтобы укрыть женщин и детей. — А как же остальные? — А остальные попытаются убить дракона, — как будто речь шла о чем-то само собой разумеющемся, ответил Бард. — Ну, судя по противостоянию Турина и Глаурунга, у вас вполне может получиться, — намекнула я. Не заявить же лучнику открытым текстом, что драконоубивцем посчастливится стать именно ему — может ведь и не поверить! — Что бы ни случилось дальше — спасибо за совет, — серьезно поблагодарил меня Бард. — Но ты ведь пришла не за этим? — Помогите мне добраться до Эребора, — без экивоков попросила я. — Карта или проводник — хоть что-нибудь! — Я могу проводить тебя, — вызвался эльф. — Но учти: Торин запретил мне приближаться к Одинокой горе ближе, чем на полет стрелы. — Меня это полностью устраивает! — Ну, раз уж мы обо всем договорились, предлагаю действовать — время дорого, — поставил точку в разговоре лучник. Кажется, в его голове уже звучали слова, которыми он попытается убедить всех, кого только возможно, покинуть Эсгарот, и мы ему просто мешали.       Подготовка к продолжению похода не заняла много времени: стоило только торговцам увидеть Леголаса, возвышающегося за моей спиной, как они тут же скидывали цену и торопились побыстрее избавиться от столь неудобных покупателей. Была ли виной тому магия, репутация самого эльфа или грозный образ его отца — то мне не ведомо, но сэкономленным деньгам я радовалась, поскольку на них можно было купить еще что-нибудь полезное. — А сколько дней от Эсгарота до Эребора? — По воде или по суше? — уточнил эльф, придирчиво разглядывая предлагаемый плащ, подбитый мехом. И, не дожидаясь ответа, продолжил: — По воде — два дня, а по суше — минимум три. — И гномы, разумеется, выбрали первый вариант, — скорее утвердительно, чем вопросительно, пробормотала я. — Мы тоже, — улыбнулся перворожденный. — Но… — Возражения не принимаются. У твоих спутников фора в половину дня, так что нам придется плыть практически без остановок. — Зачем? — Чтобы мы смогли догнать их, разумеется! — поразился моей недогадливости Леголас. — Дракон драконом, но орков часто видят в этих местах. Не думаю, что тебе хочется попасть к ним в плен — говорят, они иногда и людей едят… — Как минимум, варгов кормят, — как всегда при воспоминаниях о волках-переростках и об их всадниках я поежилась, что не укрылось от эльфа. — А где же мы возьмем лодку? — Воспользуемся подаренной бургомистром. Она, конечно, не очень велика, но для двоих там вполне хватит места. — Как все-таки хорошо, что мы тебя встретили. — Думаю, Торин с тобой не согласился бы, будь он здесь. — А мы его спросим, как только встретимся с ним вновь, — предложила я.       Настроение, с самого утра застрявшее где-то на отметке «Отвратительное», наконец-то повысилось, и сейчас мне хотелось улыбаться каждому встречному. — Что ж, тогда нам стоит поспешить. Встретимся у Северного причала, когда солнце будет в зените…       Прощание с жителями Эсгарота, за это время успевшими стать мне если не друзьями, то хорошими знакомыми, вышло коротким, чуть отдающим горечью полыни и пылью закрытых страниц. Сначала Талл, неизвестно как узнавший об отъезде, пожелал мне удачи и заверил, что после окончания похода будет ждать меня в «Жемчужине» с концертом. Затем Нея вручила мне тяжеленную сумку, благоухающую травами и горячими пирожками, и, не скрывая слез в глазах, отошла чуть в сторону, уступая место Баину. Мальчишка вцепился в меня, как утопающий — в ту самую соломинку, и категорично потребовал, чтобы я привезла ему подарок, когда дракон будет убит. Бард, в отличие от своего сына, просто кивнул и выразил надежду, что я сумею остаться в живых. На этой оптимистической ноте провожающие закончились, и мы с Леголасом смогли, наконец, погрузиться в лодку и отплыть из Озерного города…       Честно признаюсь, мне вовсе не хотелось пускаться в путь. Я, кажется, была мало приспособлена для приключений, или, во всяком случае, уже успела насладиться их «романтикой» так, что все — край! Пожалуй, если бы не мерзкий внутренний голос, шепчущий о гибели Торина из-за моего невмешательства, я смогла бы остаться в городе. Не думаю, что жизнь там сделала бы меня счастливой, но, как минимум, мне не пришлось бы терпеть холодный ветер, вполне ощутимые волны и прочие мелочи, из которых складывается любое путешествие по воде поздней осенью. Хорошо хоть, река еще не замерзла, и нам на встречу не плыли льдины и прочие айсберги — такого потрясения я бы не выдержала и, не стремясь повторить судьбу Титаника, попросила бы моего спутника повернуть назад. — Рил, перестань гипнотизировать меня! — чуть ли не взмолился Леголас спустя несколько часов. А я что? Я ничего… Просто думать о плохом — читай, о возможной кончине отдельно взятого гномьего короля мне надоело довольно быстро, спать было как-то не ко времени, разговаривать не хотелось, вот и смотрела на (или, вернее, сквозь) эльфа, не думая ни о чем. — Гипноз? Не, мне даже в детстве, когда вера в магию сильна и неистребима, эти фокусы с подниманием и опусканием рук не удавались. А тебе? — Ни разу не пробовал, — пожал плечами он. — Ну, начать никогда не поздно! — усмехнулась я, загораясь новой идеей. — Попробуешь? — И что именно нужно делать, мастер? — Берешь какую-нибудь висюльку — этот амулет вполне подойдет, и начинаешь раскачивать ее перед моим лицом, до тех пор, пока я не отрешусь от окружающей действительности. А затем тихим голосом скомандуешь что-нибудь наподобие: «Когда я досчитаю до трех, ты уснешь, а, проснувшись, обнаружишь, что путь наш окончен. Раз! Два! Три…». — И все? — недоверчиво уточнил перворожденный, вертя в руках тот самый амулет, которому предстояло сыграть в предстоящем сеансе гипноза не последнюю роль. — Да. — Хорошо, давай попробуем…       Украшение, больше всего похожее на застывшую капельку росы, начинает свой путь, а я прилагаю все силы, чтобы не засмеяться. Абсурдная ситуация: пришелица из другого мира учит эльфа псевдо-магии, которая не всегда действует и у нее дома, желая не добиться результата, а убить время. Сосредоточиться на кулоне не выходило: взгляд то и дело поднимался чуть выше, туда, где на красивом лице моего вечно юного спутника сияли таинственным блеском голубые глаза. Не скука и не азарт, не волнение и не покой, не злость и не радость, — угадать их выражение не получалось, но мне почему-то казалось это невероятно важным. — Когда… до трех… проснувшись… окончен… — как сквозь вату донеслось до меня, и я еще успела удивиться, что Леголас начал «колдовать» так рано. — Три!..       Наверное, гипноз все же подействовал. По крайней мере, ничем другим объяснить мое состояние в следующие двое суток не выходит. Нет, я вовсе не уснула, как планировалось изначально, но все происходящее в эти дни запомнилось какими-то урывками. Цельной картины не было — был калейдоскоп ощущений (в основном — качка и прохлада), цветные кусочки вместо пейзажа (серые пустоши, темные, с редким вкраплением багрянца и золота, капельки рощ, мутновато-зеленая гладь реки, серебро звезд на черном бархате неба) и волшебная мелодия, сотканная из пения ветра, плеска воды и тихого голоса эльфа. Он пел (или это мне только казалось?), и мир отвечал ему, хотя в его песне совсем не было слов. Вроде бы мы даже устраивали короткие остановки, грелись у костра, что-то ели, чтобы в следующее мгновение снова продолжить путь, но все эти действия проходили как бы мимо меня. Наваждение закончилось ранним утром третьего дня, когда Леголас, все это время явно глаз не сомкнувший, причалил к берегу и устало выдохнул: — Все, приплыли! — У тебя получилось! — невпопад ответила я. — Признавайся, ты и раньше так умел? — Шутишь? Да я удивлен не меньше твоего! Считается, что только драконы могут зачаровывать людей, а тут… — Может, просто никто из твоих сородичей раньше не пытался? Или это страшная эльфийская тайна, о которой не полагается знать чужакам? — Я… спрошу у отца. Но сейчас не это главное. — А что же? — Гномы были здесь совсем недавно, и если мы тотчас отправимся за ними — догоним Торина и остальных в два счета.       Я огляделась по сторонам, пытаясь найти приметы, по которым мой остроухий друг определил это, но не заметила ничего нового или необычного — берег реки был пустынен и тих. — Ты видишь следы на голом камне? Или это снова какое-то жутко секретное эльфийское колдунство?  — Нет, я просто вижу дымок к западу отсюда, — улыбнулся Леголас, махнув рукой в нужную сторону. — Так чего же мы ждем? — Думаю, нам стоит расстаться здесь, — покачал головой он. — Подгорный король не обрадуется моему присутствию так близко от Эребора. — Но… — Не спорь, Ри, ты ведь знаешь, что так будет лучше. — Если это твое решение, то кто я такая, чтобы спорить? В любом случае, спасибо, что проводил. И за все остальное — тоже. Прощай, Леголас. — До встречи, Рил, — кивнул эльф, возвращаясь к недавно покинутой лодке. — Лас, — поддавшись наитию, негромко позвала я, — недавно ты сказал, что я вижу будущее. Это не совсем верно, но я знаю, что будет дальше. — И что же? — Дракон будет убит, Эребор — возвращен гномам, а вот потом… Потом будет битва. Не самая страшная или кровопролитная в истории Средиземья, но Торин может не пережить ее, — с большим трудом призналась я. — Зачем ты говоришь мне все это? — Надеюсь, что ты уговоришь короля Трандуила привести войско на помощь к гномам. Не ради моих красивых глаз, разумеется, а за пятнадцатую часть сокровищ Одинокой горы, которые полагаются мне в случае удачного завершения этой авантюры. — Я не могу обещать, что отец пришлет помощь, — медленно произнес Леголас, обдумывая что-то. — Но ты в любом случае можешь рассчитывать на мой лук, — просто добавил он. — Я… — Черт! О подобном я даже мечтать не смела, а тут… Почему он это сказал? Когда, в какой момент счел, что слова мои заслуживают внимания? Почему решил, что моя печаль, мое желание изменить судьбу Торина — достойно внимания? Нет ответа, да и не очень-то он мне и нужен. И потому мне остается только воскликнуть: — Спасибо, мой друг! — после чего в два шага допрыгнуть до воды и заключить не ожидающего этого эльфа в крепкие объятия.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.