Ри, к вашим услугам! 2143

Тэль автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Хоббит (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Торин Дубощит/ОЖП, Бильбо Бэггинс, Гэндальф Серый
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 261 страница, 37 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ОЖП Повествование от первого лица Попаданчество Романтика Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очередная попаданка в мир Средиземья, вознамерившаяся спасти любимого персонажа, а так же история ее путешествия с гномами, хоббитом и настоящим магом.

Посвящение:
Всем, кто считает, что в финале "Хоббита" Торин не должен умереть )
А так же моему любимому почти соавтору Rin'e Oz


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Автор выражает огромную благодарность Victoria_Nomad, создавшей несколько коллажей для этого фанфика. Полюбоваться ими можно здесь:
1) http://vk.com/photo150484649_314485801;
2) http://vk.com/photo150484649_314485663;
3) http://vk.com/photo150484649_314485761;
4) http://vk.com/photo150484649_314485910;
5) http://vk.com/photo150484649_314486005.

Глава 27, или неожиданное открытие

11 апреля 2014, 20:03
      Не могу сказать, что в следующие дни наш распорядок сильно поменялся. Разве что гномы стали проводить в сокровищнице не целый день, а всего лишь половину — на ремонт Главных ворот уходила как раз вторая часть суток. Когда при таком графике они успевали есть и спать, оставалось для меня загадкой, но еда, которую я добросовестно готовила утром и вечером, исчезала, будто по волшебству.       К ремонту ворот меня не привлекали, даже строго-настрого запретили вообще к ним приближаться, поэтому приходилось самой придумывать себе развлечения. В очередной раз прогуливаясь по сокровищнице, что, в моем случае, всегда сопровождалось игрой в футбол с совершенно не предназначенными для этого вещами (как-то: кубками, шлемами, небольшими драгоценными камнями…), решила, что неплохо бы устроить себе экскурсию по Эребору. Торин и Балин — единственные, кто хорошо ориентировались в хитросплетении коридоров, были заняты и не могли сопровождать меня, поэтому, набив кошель золотом, запалив факел и предупредив о своем уходе дремавшего хоббита, отправилась исследовать гномий город в одиночку.       Эребор был красив. Не как владения Элронда или Трандуила — куда гномьим строениям до эльфийского изящества? Но и нарочитая грубость, и некая угловатость придавала ему определенный шарм. Очарованная, я переходила из зала в зал, и меня совсем не волновало, что некоторые из них лежат в руинах, что в самых неожиданных местах можно было наткнуться на скелеты в полуистлевших одеяниях или ржавой броне, что от темноты, подступающей со всех сторон, не спасал даже факел… И мне заранее было жаль тех, кому предстояло очищать всю эту красоту от вековой пыли, в которой теперь отчетливо выделялись цепочки моих следов.       Во время одной из таких прогулок мне посчастливилось набрести на мастерскую, где раньше создавали игрушки. Казалось бы, что такого? Но на несколько минут я застыла на пороге, точно зачарованная, и не могла ни оторвать взгляд от поделок, ни сделать шаг вперед. Наконец, поборов робость, шагнула внутрь и… пропала. Я переходила от стола к столу, брала в руки деревянные (в редких случаях — металлические) заготовки и, не обращая внимания на пыль, пыталась угадать, чем именно должен был стать тот или иной брусок, и кем был тот мастер (или мастера?), что трудились здесь. Нашла я и уже готовые изделия, что когда-то ровными рядами стояли вдоль стен, а сейчас пребывали в беспорядке.       Игрушки были разными: большими и маленькими, раскрашенными и нет, но все они явно создавались с душой и выдумкой, поскольку двух одинаковых работ здесь не было. Я специально искала, но даже замена всем знакомых солдатиков — статуэтки воинов — различались между собой не только лицом, эмоциями, вооружением и позой, но и «покроем» одежды. Маленькие гномы, облаченные в металлические доспехи, соседствовали здесь с воинами-людьми и, в редких случаях, с эльфийскими лучниками, а всевозможные животные чередовались с кораблями и лодками, незнакомыми мне растениями и резными украшениями, выглядевшими как настоящие драгоценности. Не было здесь только никого темного — ни гоблинов, ни орков, ни варгов, ни Балрогов, ни прочих страшилок. И ни одного дракона, что, наверное, и не удивительно… Мастерскую я покидала в смешанных чувствах, унося с собой одну-единственную деревянную ромашку, которую неизвестный мне мастер так и не успел закончить.       Во время другой прогулки я набрела на термы, которые время и Смауг оставили неприкосновенными. Вода в бассейнах, вопреки моим ожиданиям, оказалась чистой и не очень холодной. Впрочем, скоро я пожалела, что обнаружила их — прознав о моей находке, гномы очень настойчиво попросили провести генеральную уборку в одной из комнат, где мы (по привычке, не иначе!) ночевали все вместе. Помещение было не очень большим и даже не самым грязным из тех, что в изобилии водились во дворце, но попотеть пришлось. Правда, не мне, а Фили и Кили, которые согласились таскать чистую воду и выливать грязную. Историю о том, как мы втроем искали обыкновенное ведро везде, где только можно и нельзя, я рассказывать не буду. Скажу только, что такой полезной вещи во всем Эреборе так и не нашлось, а потому в качестве тары парни использовали все, что подворачивалось под руку — начиная от рогатых шлемов (привет нарисованным викингам!), больших (литра на два-три) церемониальных кубков и заканчивая невообразимо хрупкими вазами, которых в процессе транспортировки расколотили несколько штук. Воспользоваться котелком, все это время тихо-мирно лежавшем на самом видном месте, никто так и не додумался… В итоге наше спальное место стало сверкать если не первозданной чистотой, то чем-то, на нее весьма похожим, а несчастные королевские племянники валились с ног от усталости. От «чести» навести порядок и в остальных помещениях нам с трудом, но удалось отказаться.       Впрочем, я была не единственной, кому хотелось чуть ближе познакомиться с Эребором, а потому на следующий день среди гномов разгорелся настоящий спор, кто будет сопровождать меня на этот раз, а кто и дальше отправится на стройку. Так, когда компанию мне составлял Двалин, мы обнаружили оружейную. Не знаю уж, почему вещи из нее находились не в сокровищнице, да и какая разница? Воин же находке явно обрадовался и даже расщедрился на пояснения, чем так хороши висящие на стенах колюще-режущие орудия убийства. Как выходило из мини-лекции, для изготовления каждого из них использовался тот самый легендарный мифрилл, пусть и в весьма небольших количествах. Честно признаюсь — я прониклась и решила позже заглянуть сюда еще раз. Вряд ли, конечно, тут найдется вторая кольчуга наподобие той, что Торин подарил Бильбо, но все же… Двалин, полагаю, мыслил примерно так же, а потому весьма скоро отыскал себе доспех по размеру. Он, конечно, и раньше выглядел весьма грозно, причем вне зависимости от того, что на нем было надето, но сейчас передо мной предстал истинный воин, а потому я не удержалась и пропела: — Владыки Гор в стальной броне! Владыки Гор верны Войне! Владыки Гор во тьме веков! Владыки Гор крушат врагов! *       Судя по одобрительному взгляду спутника — ему понравилось, хотя до оригинального исполнения мне, конечно, было очень далеко.       С Бомбуром мы обнаружили кухню и кладовые, запасы еды в которых давным-давно испортились. Правда, там отыскались бочки с чем-то весьма алкогольным, но, посовещавшись, мы решили о них никому не говорить, справедливо полагая, что праздновать лучше после победы, а не до нее.       Ори целенаправленно потащил меня на нижние уровни (куда раньше я спускаться несколько опасалась), желая отыскать библиотеку своего народа. И, спустя примерно час упорных поисков, нам удалось отыскать дверь, за которой и скрывалось хранилище знаний. Библиотеки мне нравились с детства: в них всегда было тихо, спокойно, уютно, малолюдно и многокнижно, и это место не стало исключением. Самый младший гном тут же оставил меня одну, желая отыскать летопись, написанную рукой самого Дурина, которая, по преданиям, хранилась где-то здесь. Мысленно пожелав ему удачи, я решила побродить по книжному чертогу, надеясь отыскать что-нибудь интересное. А посмотреть здесь было на что! На стенах виднелись барельефы, изображающие битвы, в которых участвовал подгорный народ; пол украшала цветная мозаика, повествующая о более мирных занятиях гномов — кузнечном и ювелирном деле; в углах и нишах притаились статуи, изображавшие то ли Королей древности, то ли сильнейших воинов, то ли величайших мастеров. И книги… Целое море книг и свитков, написанных от руки… К моему глубочайшему сожалению, все это богатство было написано на Кхуздуле, а потому не подлежало прочтению. Но я все равно снимала приглянувшиеся фолианты с полок, подолгу всматриваясь в рубленные, остро-уверенные руны, разглядывала гравюры, выполненные на удивление изящно… В общем, не посещение библиотеки вышло, а экскурсия по музею с возможностью потрогать особенно приглянувшиеся экспонаты.       Прогулка с Балином обернулась нахождением странного зала. Разрушительное время не коснулось его, потому что касаться здесь было попросту нечего — никаких статуй, каменных тронов, цветных мозаик на полу или потолке, ничего! Это было весьма нехарактерно для гномов, не терпевших, как я успела заметить, подобной бесполезной траты свободного пространства. — Стены, — заметив мое замешательство, произнес гном, что вовсе не проясняло ситуацию. Пожав плечами, я подошла чуть ближе, смахнула пыль и обомлела: там, где я провела рукой, проступали буквы гномьего алфавита. — Зачем все это? — Это палаты памяти. Наши предки выбивали в камне то, что хотели завещать детям и внукам, или то, что не успели сказать ушедшим. Наставления и советы, секреты мастерства, признания, слова клятв, обещания… Это часть нашей истории, что никогда не попадет в летописи, собранные в соседнем чертоге. Обычно сюда не пускают чужаков, но для вас с Бильбо в Эреборе открыты любые двери. Это большая честь и большая ответственность! Впрочем, тебе, наверное, не интересны рассказы старика… — Это не так, — горячо возразила я. — Удивительное место: здесь словно до сих пор звучит эхо голосов тех, кто доверили свои мысли камню. Мне здесь нравится! — немного нелогично закончила я, удостоившись весьма странного взгляда от седого гнома.       На одну из прогулок, что удивительно, меня позвал сам Торин. Заинтригованная не только фактом такого приглашения, но и мягкой улыбкой мужчины, я решила ничего не спрашивать — зачем портить сюрприз? Миновав тронный зал, который, благодаря стараниям гномов, выглядел почти так же, как при Троре (по крайней мере, именно так выразился Балин), мы поднимались все выше и выше по узким лестницам, явно не являющимися парадными. В этой части подземного дворца мне еще бывать не доводилось, а потому я даже не представляла, куда именно ведет меня мой провожатый. — Нам сюда, — наконец остановился у неприметной двери Подгорный король.       …Лунный свет, преломляясь и искрясь, создавал иллюзию отсутствия стен, и на мгновение мне показалось, что на свете нет ничего, кроме этой светящейся пустоты. Я, вообще-то, не умею танцевать, но сейчас желание сделать это было настолько велико, что я закружилась по залу, смеясь от ощущения пьянящей свободы, легкости и переполняющего меня чувства иррационального счастья. — Спасибо! — чуть смущенная, я вернулась к Торину, все это время неотрывно следившему за мной. Слов не хватало, чтобы выразить восторг, в который меня приводило это место, поэтому я просто повторила: — Спасибо!       Вот вроде и обстановка донельзя романтичная, и отблагодарить его хочется чем-то более существенным, чем обычные слова, однако решиться на проявление симпатии было, почему-то, чертовски сложно. Возможно, все дело в том, что сейчас передо мной стоял не просто Торин Дубощит, предводитель отряда авантюристов-самоубийц, а Его Королевское Величество Торин II, что несколько меняет все дело. В общем, вместо того чтобы слиться со своим возлюбленным в страстном поцелуе (что было бы весьма в духе любовных романов), я неуверенно поцеловала его в щеку (правую и слегка колючую), пробормотала слова прощания и пулей вылетела из зала. Мне срочно нужно было успокоиться, а еще — поговорить с кем-нибудь, кто однозначно не являлся Торином, но был с ним знаком. Под это определение очень удачно подходили все гномы, но выбор мой пал на королевских племянников, с которыми мне показалось более уместным обсуждать собственные проблемы на любовном фронте. — А как, по-твоему, должен проходить ритуал ухаживания? — уяснив, зачем его, собственно, разбудили, поинтересовался Фили. Разговаривали мы, разумеется, не при всех, и даже не в коридоре, а в сокровищнице, которая в этот ночной час была пуста. — Ну… Цветы там, конфеты, небольшие подарки и свидания под луной, — перечислила я первое, что пришло в голову. — Вот ты можешь представить себе дядю с цветами?       Я честно попыталась. Представить Торина не составило никакого труда, придумать букетик цветов — тоже. Но вот соединить эти два понятия… Воображаемый Дубощит наотрез отказывался держать в руках что-либо, не являющееся оружием или Аркенстоном. — Не могу, — честно призналась я, размышляя о том, что шоколада или конфет вовек не сыскать во всем Средиземье, так что этот пункт тоже можно вычеркивать. — Что касается подарков — то где бы дядя их отыскал во время похода? — Ладно, хорошо. А сейчас? — А что сейчас? — удивился гном. — Сейчас тебе принадлежит пятнадцатая часть вот этих самых сокровищ, а найти что-то другое, кроме украшений и камней, здесь просто негде. — Свидания под луной? — сдаваясь, уточнила я, заранее зная, что Фили и этому найдет объяснение. — А разве ты только что не с него вернулась? — вопросом на вопрос ответил гном, хитро улыбаясь. — Да, но… Стоп! Откуда ты знаешь? — Лунным чертогом называется это место, и подобные залы есть во всех гномьих горах. Мы с Кили только сегодня напомнили о нем Торину, и выглядел он при этом весьма заинтересованным, так что я просто предположил, что он хотел показать его тебе. Я угадал? — Да, — согласилась я, не видя смысла скрывать что-либо. — Волшебное место. — Ну вот! Так чего же тебе не хватает? — удивился гном. — Определенности. А у вас как ухаживают, раз уж методы моей родины тут не очень-то и подходят? — Да так же, — неубедительно соврал королевский племянник, отводя глаза. — Фили, пожалуйста! Мне нужно понять… — Влюбленные должны провести некоторое время вместе, чтобы лучше узнать друг друга, — начал перечислять парень. Что ж, загибаем один палец, потому что за время похода новую информацию о любимом я точно узнала. Полагаю, он обо мне — тоже. — Должен совершиться подвиг. Подойдет и шуточный, вроде разговора с подругами или кулачного боя с братьями, и серьезный, вроде спасения жизни. — Ну… Поговорить с подругами или подраться с моей родней у Торина не вышло бы при всем желании, а вот жизнь он мне спасал, и не раз. Правда, я ему, кажется, тоже, но это уже не достойные внимания частности. Так что загибаем второй палец и слушаем, что там дальше. — Цветы, подарки, свидания — это все само собой разумеется, но этот пункт мы пропускаем, хорошо? Ну и последнее — родственники и ближайшие друзья влюбленного гнома должны некоторое время охранять его девушку, показывая серьезность его намерений. — Не было та… Ой! — А поподробнее можно? — враз охрипшим голосом уточнила я, скрещивая пальцы на удачу. — Так ты же сама недавно согласилась на подобное, значит, и так все знаешь! — отмахнулся Фили. — Отлично! Без меня меня женили! — Ри, спокойнее! Что не так-то? — А как же девушка, чуть ли не невеста Торина? — с трудом произнесла я, вконец растерявшись. — Да нет у дяди никакой невесты! Раньше была, это правда, но между ними не было любви, и потому она так и не стала его женой. — Но я слышала, как Торин обсуждал ее с Балином! Говорил, что женится на ней даже вопреки мнению ваших старейшин! — Ри, знаешь, подслушивать тоже надо уметь, — улыбаясь, протянул Фили. — Ты хочешь сказать, что… — Девушка, о которой они говорили — ты, — закончил вместо меня молодой гном. — Не скажу, что это все объясняет, но ладно. Знаешь, чувствую себя идиоткой, — призналась я после непродолжительного молчания. — Счастливой, но идиоткой. — А мне каково? Доказывать девушке моего дяди, что она действительно его девушка! А он еще понять не мог, с чем связаны странности в твоем поведении, — взлохматил мне волосы Фили. — Вам давно нужно было просто поговорить! — Остальные тоже в курсе? — Да. И даже ставки делали, как скоро вы оба перестанете дурить. — Не хочу знать, кто выиграл! — притворно ужаснулась я. — И так не представляю, как всем теперь в глаза смотреть. Эру, в голове не укладывается!.. — Тогда пошли спать. Утро вечера мудренее, правильно?       Что ж, здравая мысль. Только вот почему после этой фразы я чувствую себя настоящим Иванушкой-дурачком?..
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.