Хроники Смертельной Битвы. Часть 6. Обман +12

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Mortal Kombat, Смертельная битва (кроссовер)

Основные персонажи:
Аргус, Дайру, Дарриус, Китана, Куан Чи, Кунг Лао, Ли Мей, Лю Кенг, Ночной Волк, Онага, Рейден, Синдел, Суджинко, Хотару, Шанг Цунг, Шао Кан
Пэйринг:
Лю Канг/Китана, Шэнг Цунг/Тэра, Шао Кан/Соня Блейд, Ли Мей/Онага, Хотару/Шеннарка
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Юмор, Флафф, Драма, Фэнтези, Экшн (action), Психология, Пародия, Повседневность, Даркфик, Ужасы, Hurt/comfort, AU, Мифические существа, Эксперимент, ER (Established Relationship), Стёб, Антиутопия, Дружба, Пропущенная сцена
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 188 страниц, 27 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Миссия Рейдена и Избранных по спасению миров от Смертоносного Альянса с треском провалилась, зато сам Альянс близок к тому, чтобы наконец привести свой план в исполнение. Куан Чи и Шэнг Цунг побеждают протектора Земли в бою и собираются окончательно с ним разделаться, а потом добраться до остальных Старших Богов и заодно воскресить Онагу с его гвардейцами. Однако никто не ждал, что Король-Дракон уже давно нашел иной способ вернуться и сделает это в самый что ни на есть неожиданный момент...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это версия 2.0 шестой и предпоследней части "Хроник Смертельной Битвы". Версия 1.0 (незаконченная) висит здесь:

http://samlib.ru/editors/l/laar_m/deception.shtml

По сравнению с прежней версией текст отформатирован, исправлен, дополнен, деление на главы сделано более удобным, каждая глава более длинная и имеет название. Ну и, естественно, у него будет продолжение.

20. Бегство

3 января 2017, 18:51
Грандмастер Лин Куэй объяснил своим товарищам, что возвращение его ученицы к нормальному состоянию еще займет некоторое время — возможно, несколько часов либо даже от трех до пяти дней, и это сильно огорчило Избранных.

— Так, Саб-Зиро, это очень и очень плохо, — сказал ему Джакс, — потому что, как ты сам понимаешь, у нас нет ни этих дней, ни даже, скорее всего, этих часов. Нам надо срочно выбраться из Внешнего Мира и предупредить Рейдена и Старших Богов о том, что им грозит смертельная опасность, однако мы не можем бросить Фрост, все-таки она наш товарищ и твоя ученица.

Все задумались, пытаясь найти оптимальное решение проблемы.

— Так, надо срочно решать, что будем делать, — произнес Кенши. — У меня есть такое предложение: кто-то из нас постарается отвлечь врагов и направить их по ложному следу, и этим кем-то буду я — раз уж я подал идею, мне и отвечать за свои слова. Пусть Джакс и Сайрекс срочно бегут на Землю и предупреждают наших друзей о том, что здесь происходит, а вот Саб-Зиро… да, друг мой, с тобой дело обстоит сложнее, потому что тебе необходимо быть рядом с Фрост. Можно ли как-то перенести ее на Землю, при этом никак не нарушив процесс восстановления?

Ниндзя наморщил лоб.

— Хм, есть у меня одна мысль. Наш с Сайрексом старый товарищ Сектор, грандмастер клана Текунин, может создать у себя в лаборатории необходимые условия. Конечно, морозильная камера или чан с жидким азотом — отнюдь не саркофаг в нашем храме, но за неимением лучшего сгодится и это.

— Да, это ты хорошо придумал, — поддержал его киборг, — жаль, что мы не можем сейчас напрямую связаться с Сектором, но давай по прибытии на Землю сразу отправимся в Текунин, наш друг никогда не отказывал нам в помощи, поможет и в этот раз.

Быстро обсудив все нюансы, четверо воинов Земного Мира быстро покинули свое убежище; впереди шел Саб-Зиро, готовясь открыть портал, за ним Сайрекс с замороженной Фрост на руках — его кибернетическим конечностям никак не могло повредить соприкосновение с настолько холодным объектом. Третьим был Джакс, которому предстояло в случае необходимости вступить в бой с внешнемирскими воинами; Кенши, согласно их плану, вышел последним и направился в другую сторону, намереваясь запутать следы.

Как раз в этот момент между деревьев показался Хотару с отрядом; решив, что все идет как раз так, как он и предполагал, он приказал воинам броситься в погоню за Избранными. Однако в силу того, что начался сильный снегопад, видимость была низкой, и они успели заметить только Кенши, за которым и последовали вместе со своим предводителем, полагая, что преследуют всех оставшихся Избранных вместе. Сам Хотару не привык бегать по глубокому снегу — климат в его родном мире был очень мягкий, и никакой зимы там никогда не было, а сугробы сейданцы видели только на картинках в учебниках, поэтому немного отстал от своего отряда.

— Не останавливайтесь, выполняйте приказ, преследуйте Избранных и покончите с ними! — крикнул сейданец воинам. Однако он не ожидал, что все его усилия окажутся тщетными — Кенши, будучи умелым мастером маскировки, быстро направил врагов по ложному следу, а сам нагнал друзей и прыгнул в портал вслед за Саб-Зиро, Сайрексом и Джаксом, оставив внешнемирцев ни с чем. Хотару понял, что Избранные обвели его вокруг пальца, и велел воинам возвращаться во дворец.

— Сообщите повелителю Онаге, что я в течение часа явлюсь к нему с докладом, — сказал он, уже прикидывая, как будет оправдываться перед Королем-Драконом, и размышляя о том, насколько силен будет его гнев. Отпустив своих солдат, он медленно побрел в направлении дворца, но тут ему навстречу из-за деревьев внезапно вышел его бывший друг Дайру.

Хотару на мгновение остановился, поначалу думая, что обознался, но это все-таки оказался именно Дайру. Однако в следующую секунду он продолжил свой путь — в другое время он, возможно, и побеседовал бы с ним либо вообще постарался в соответствии с законами Сейдо вернуть Дайру в место его заключения, но сейданский главнокомандующий был очень ответственным человеком и придерживался мнения, что прежде всего выполнение приказа, а потом уже все посторонние дела, приказ же Онага дал ему вполне определенный — задержать и нейтрализовать Избранных; он оказался не в состоянии его выполнить, и теперь ему в соответствии с уставом надлежало доложить вышестоящему лицу обо всех обстоятельствах дела и понести справедливое наказание за свою халатность. Поэтому он не стал задерживаться, но тут Дайру неожиданно бросился за ним и окликнул:

— Хотару, стой! Я здесь ради тебя!

Тот все же остановился и обернулся к Дайру.

— Прости, но я не могу с тобой говорить. У меня нет на это времени.

— А мне плевать, есть у тебя время или нет, — жестко ответил его бывший товарищ. — Я пришел убить тебя. Либо ты станешь сражаться со мной по доброй воле, либо я последую за тобой и все равно тебя прикончу пусть даже в Огненном Дворце при большом стечении народа. Выбор за тобой. Что скажешь?

*

Тем временем Джейд, верная прислужница королевы Синдел, опросив свидетелей, окончательно убедилась в том, что Китана наверняка находится у Шао Кана. Она немедленно доложила об этом своей повелительнице, которая, не скрывая своего негодования по этому поводу, велела подручной немедленно пойти и выяснить, есть ли подтверждение ее догадкам и собираются ли внешнемирцы возвращать принцессу родной матери, которой необходимо серьезно заняться ее воспитанием. Никакого смысла и логики в этом приказе, конечно же, не было, более того — любой мало-мальски вменяемый человек однозначно решил бы после такого заявления, что королева глубоко неадекватная и ей срочно необходим психиатр, однако Джейд, которой очень нравилось выслуживаться, не придала этому никакого значения — напротив, она решила это хорошей возможностью доказать Синдел свою безграничную преданность.

Узнав, что племянник Шао Кана Рутай, который, согласно ее подозрениям, руководил операцией по спасению Китаны от безумной мамаши, в данный момент находится вместе с генералом Рэйко в гостях у их общего друга Коталь Кана, правителя мира Ош-Текк, она незамедлительно направилась в ту вселенную с твердым намерением устроить Рутаю глобальный скандал и без приглашения заявилась во дворец Коталь Кана, сославшись на то, что у нее есть крайне важное неотложное дело к одному из его гостей. Охранники поинтересовались у своего господина, примет ли он посланницу королевы Синдел; тот ответил утвердительно и предложил Джейд пройти в зал, где Коталь Кан как раз устроил торжественный ужин для своих внешнемирских приятелей и еще одной своей подруги ДиʼВоры, которая принадлежала к расе, называемой Китинн. Незваных гостей Коталь Кан не любил — по характеру он не был замкнутым, напротив, ему нравилось общаться с окружающими, и у него было много друзей и приятелей, но обычно ему надо было настроиться на разговор с тем или иным человеком, поэтому визит Джейд ему очень даже не понравился, но он относился к ней чисто как к деловому лицу — в конце концов, она посланница королевы Синдел, скажет, что ей надо, и уйдет, а они смогут спокойно продолжить свою беседу за рюмкой хорошего вина и чашкой ароматного крепкого чая.

— Приветствую вас, Джейд, — он учтиво поклонился эденийке. — Мне казалось, что Ош-Текк никогда не входил в сферу ваших интересов, наш мир всегда держался в стороне от важных событий, так что же привело вас в наши края?

— А я не к вам пришла, — холодно ответила та, — а вот к нему, — она бесцеремонно указала пальцем на Рутая.

— Я не понял? — тот отложил в сторону вилку и нож и поднялся из-за стола.

— Вы украли у нашей королевы ее родную дочь, — процедила сквозь зубы эденийка. — Верните ее матери.

Правитель Ош-Текк тоже встал.

— Многоуважаемая посланница, — довольно жестко произнес он, — я осмелюсь вам напомнить, что быть сыном или дочерью какого-нибудь человека не означает быть его собственностью. Я наслышан от своих друзей и господина старшего советника его величества Короля-Дракона Онаги об обстоятельствах данного дела и хочу добавить, что ваша королева, видимо, перепутала свою дочь со шкафом, столом или иным неодушевленным предметом, который я по своей личной воле и праву могу порубить на дрова и сжечь в печке, подарить друзьям и так далее. Вам не кажется, что Китана все-таки живой человек, а не груша для битья? Если вашей госпоже хочется вымещать на ком-то свою злобу, пусть идет в магазин спортивных товаров и купит там себе, в самом деле, боксерскую грушу — ее можно колотить от души сколько влезет. Рутай ее не крал, а спас ей жизнь. Если у вас на этом все, то прием окончен, и я не понимаю, зачем вы пришли с такими претензиями ко мне во дворец, поскольку я в данной ситуации совершенно нейтральное лицо и никакого отношения к этому делу не имею. На тему «вернуть дочь матери» советую обратиться к Шао Кану, думаю, от него вы узнаете много нового и интересного о своем моральном облике и умственных способностях.

— Да как вы смеете! — Джейд сжала кулаки и побледнела от злости, ей очень хотелось набить всем присутствующим морду, но дипломатический статус не позволял, хотя хамить, видимо, позволял.

— Да простят меня мои гости, — Коталь Кан слегка поклонился, — но в силу сложившихся обстоятельств я вынужден сказать пару не слишком ласковых слов по адресу всех соотечественников многоуважаемой посланницы вообще и отдельных лиц в частности. Так вот, послушайте меня пару минут и задумайтесь над тем, что я вам говорю. Во-первых, ни один человек в этом мире не является собственностью другого ни по факту его рождения у определенных родителей, ни в силу каких-нибудь иных обстоятельств. Во-вторых, есть закон и право, а есть произвол, и если бы мой сын или дочь совершили тяжкое преступление, это значит, что я обязан судить их в соответствии с уголовным законодательством Ош-Текк и Темной Империи, а не вымещать на них злобу непонятно за что. В-третьих, всем вашим собратьям надо бы научиться прилично себя вести, а то с этикой и моралью у эденийцев, к сожалению, большие проблемы. В частности, передайте вашей сексуально озабоченной приятельнице Тане, чтобы она прекратила преследовать моего друга генерала Рэйко своими домогательствами. Она ему не нравится, уясните это себе раз и навсегда. Если у нее с этим делом трудности и она никак не может найти себе подходящего партнера, пусть купит себе для интимных целей медицинское приспособление, а от окружающих отстанет.

Джейд теперь уже позеленела, но не нашлась, что ответить.

— А теперь будьте добры покинуть мой дворец, — Коталь Кан указал ей на дверь. — Потрудитесь выйти вон и более не появляться в моем мире.

— Королеве вашей вообще в дурдоме место, — не выдержала ДиʼВора. — В палате для буйных.

Правитель Ош-Текк прижал палец к губам, призывая ее не вмешиваться, и снова попросил Джейд покинуть помещение по-хорошему. Та грязно выругалась себе под нос и выбежала за порог.

Рутай снова сел и продолжил есть.

— Тоже мне, — буркнул он. — Косплей обиженного крокодила. Претензии она тут мне предъявлять пришла. Пусть катится колбаской.

Коталь Кан тоже вернулся на свое место и обратился теперь уже к ДиʼВоре.

— Знаешь, у меня есть и тебе что сказать, — продолжил он. — Мы с тобой дружим уже не первый год и даже не первый десяток лет, и я знаю, что у тебя на сердце… всех присутствующих на всякий случай попрошу это не разглашать во имя общей безопасности. Королева Синдел действительно безумна, и ей, выражаясь культурно, необходима помощь медиков соответствующего профиля — я не знаю ни одного человека в здравом рассудке, который отзывался бы о ней хорошо. Однако твои слова вызваны не просто личной неприязнью к этой даме — Шиннок симпатичен тебе… не просто как личность, а как мужчина. Я понимаю твои чувства, но как твой друг хотел бы просить тебя молчать об этом во имя твоей же безопасности. Синдел сошла с ума, а к другим людям она относится как к своей собственности: дочь выступала у нее в роли куклы для битья, а Шиннок… Если она узнает, что какая-то еще женщина осмелилась в него влюбиться, пусть и…

— Успокойся, — холодно ответила она. — Во-первых, мы с ним принадлежим к разным расам, и у нас по определению ничего не может получиться. Во-вторых, я, в отличие от Тани, воспитанная и не собираюсь беспокоить его своей персоной, зная, что совершенно ему не симпатична. А смотреть на кого-то, желать ему счастья и любить его на расстоянии мне никто не мешает, за это деньги не платят и это не противозаконно.

— Да я все это понимаю, — развел руками ее друг, — ты всегда отличалась деликатностью и безупречными манерами, однако когда человек сходит с ума, ему совершенно безразличны все твои логические доводы. Синдел может привести в ярость сам факт того, что кто-либо питает к Шинноку не совсем дружеские чувства, и дело кончится дракой. Я не хочу, чтобы с тобой случилось что-нибудь нехорошее. Она не самый слабый боец.

ДиʼВора опустила голову.

— Я тебя поняла. Я буду молчать.

*

Вернувшись на Землю, Джакс, Сайрекс, Саб-Зиро и Кенши сразу же направились в Текунин к Сектору. Тот по просьбе своих старых товарищей поместил Фрост в холодильную камеру, где она могла благополучно находиться до того времени, пока необходимые заклятья все же подействуют, а потом внимательно выслушал их рассказ. К удивлению Саб-Зиро, киборг весьма скептически отнесся к их идее немедленно отправиться к Рейдену.

— Дело, конечно, ваше, — сказал он, — но что-то мне его поведение доверия не внушает. Я, конечно, обладаю весьма ограниченной информацией на этот счет и могу судить о происходящем только по вашим словам, однако почему он, зная о том, что кто-то из вас остался во Внешнем Мире, не попытался вас разыскать и помочь вам выбраться? Я бы на его месте поступил именно так.

Избранные насторожились.

— Что ты такое говоришь? — в один голос воскликнули Саб-Зиро и Джакс. — Ты думаешь, внешнемирцы могли его зачаровать или перетащить на свою сторону?

— Ха, да не знаю я, что вы меня спрашиваете, я же ниндзя, а не бабка-гадалка, — ответил Сектор. — Я просто говорю, что мне вся эта история доверия не внушает, а вот подозрения вызывает, как же именно вам тут поступить — вы сами думайте.

Посоветовавшись с друзьями, Джакс набрал номер Ночного Волка, но его телефон не отвечал. Джонни Кейджу и Соне он звонить не стал, поскольку считал обоих наверняка погибшими или находящимися в плену в врагов. Сектор решил, что это еще одно подтверждение его возможной правоты.

— Ребята, я вам говорю, — произнес он, — мне кажется, тут дело все же обстоит не так просто, а то что ж Ночной Волк трубку не берет. Вам, конечно, решать, что именно предпринять, но я б на вашем месте не стал так вот брать и прямиком идти к Рейдену и Старшим Богам.

Избранные снова посовещались: с одной стороны, то, что говорил им Сектор, еще несколько недель назад показалось бы им совершеннейшей чушью, с другой — в эти опасные дни нельзя было недооценивать врагов и исключать возможность любого неприятного сюрприза. Поэтому они пришли к единогласному решению, что к Рейдену все же пойдут, но будут при этом все время настороже на случай нехороших неожиданностей.

— Ну ладно, удачи вам, только будьте осторожны и бдительны, — сказал им глава Текунин на прощание. — В любом случае за вашей Фрост я присмотрю.

— Спасибо, дружище, — Саб-Зиро пожал ему руку, — да там в принципе и смотреть не надо, просто поддерживай постоянную температуру, а заклятия тем временем будут действовать сами собой, думаю, что до моего возвращения она еще точно в себя не придет.

*

Джейд вернулась к королеве Синдел несолоно хлебавши и рассказала ей о том, как Рутай и его дружки ее просто послали, а Коталь Кан еще и облил грязью при всем честном народе. Разгневанная повелительница Эдении сначала долго и громко возмущалась, швырнула в стену вазочку, расколотив ее вдребезги, и решила, что теперь настала ее очередь самой идти к бывшему супругу и разговаривать с ним о воспитании Китаны.

— Моя королева, вы думаете, он вас послушает? — робко вставила Джейд.

— А мне наплевать, — продолжала орать Синдел, — даже если не послушает, что, конечно, наиболее вероятно, я все равно выскажу ему все, что думаю о том, как он относится к моей дочери, а также о том, что его подручные себе позволяют!

Синдел даже не задумывалась о том, каким чудовищем сейчас выглядит со стороны и что о ней говорят окружающие; если бы ее в этот момент увидела Аматэ, первая жена Шао Кана, женщина крайне сдержанная и воспитанная, то однозначно порадовалась бы за бывшего супруга, что он избавился от этого монстра — она всегда считала некрасивым беспокоить кого-либо своей персоной, поэтому сразу же после выздоровления сердечно поблагодарила всех за помощь и незамедлительно вернулась в родной мир. Однако королева Эдении была настроена куда более решительно и даже к вечеру не оставила идеи устроить старшему советнику скандал.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.