Человек без магии, или Call-boy 427

Sagara J Lio автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер/Новый женский персонаж, Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Джинни Уизли
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 52 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Групповой секс Драма ОЖП ОМП ООС Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Возможно, что Гарри не был единственным Избранным. Как изменится его жизнь, если Волдеморт погибнет не от его руки, волшебная палочка станет для него не более чем деревянной безделушкой, а магический мир вновь обвинит его во лжи?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Call-boy - мальчик по вызову.

По просьбам трудящихся *зачеркнуто* читателей и великому желанию аффтора у фанфика будут две альтернативные концовки: 1 - пейринг Гарри/Гермиона и 2 - пейринг Гарри/нжп)))

Глава 36

10 октября 2017, 17:32
Взглянув на Вивиан, Гарри понял, что не учел самый главный фактор — она, как и он, тоже не хочет повторения прошлых ошибок. И нервы у нее могут сдать окончательно именно сейчас. Пистолет нисколько не дрожал, Вивиан держала его ровно и крепко. — Вив, — Гарри заговорил тихо, чтобы не спровоцировать ее, — я не бессмертный. Она вздернула бровь и шевельнула пальцами на рукоятке. — Может, стоит это проверить? — сказала она, и ее голос, в отличие от пистолета, заметно дрожал. — Лучше не надо, — Гарри медленно покачал головой. — Кто ты такой? — пробормотала она, опуская взгляд вниз, на его фотоальбом, но не убирая пистолет. — Ты знаешь. — Знаю? — она посмотрела на него. — Не-ет, это слово уже не подходит. — Я не один такой. В ее глазах мелькнул страх. — И сколько вас? — Несколько тысяч. И Гермиона тоже ведьма... Колдунья... Волшебница! — Гарри перебирал слова, пытаясь подобрать то, которое меньше всего напугает Вивиан. — Кто? — она чуть поморщилась. Гарри осторожно мотнул головой в сторону зажатой в руке палочки. Поднимать руку он не стал, понимая, что Вивиан может дернуться, а это, скорее всего, закончится выстрелом. — Своими силами она не смогла бы швырнуть меня через комнату, — сказал он. — А заклинанием можно что угодно сделать. — Заклинанием, — протянула Вивиан, глядя на него как на сумасшедшего. — Два из них я только что тебе продемонстрировал, — кивнул он. — Могу еще... — Нет! — резко ответила Вивиан, не разжимая зубов и чуть приподняв верхнюю губу, словно в оскале. — Брось палку на кровать. Гарри вздохнул и положил палочку на одеяло. — Ты мне не веришь? — А в такое вообще возможно поверить? — Ты же смотришь все эти фильмы про всякие выдумки, тебе нравится. Так почему не хочешь поверить, что такое существует на самом деле? — Потому что фильмы, Гарри, это не настоящая жизнь. А может, ты и не Гарри вовсе? — Это мое настоящее имя, — он посмотрел на палочку. — Вив, вспомни тот момент, когда Бен направил на тебя пистолет. — И что? — Он ведь выстрелил, помнишь? — К чему ты клонишь? — К тому, что это, — Гарри ткнул пальцем в сторону палочки, — спасло тебе жизнь. Еще одно заклинание. Ты ведь не могла не заметить, что пуля просто упала тебе под ноги. Вивиан задумчиво посмотрела на палочку. Гарри ожидал, что она с ним согласится, уберет оружие и он все ей объяснит, но она вдруг изменилась в лице и сделала шаг назад, сжав пистолет и второй рукой. Гарри сразу понял, что еще она вспомнила и что упоминанием Бена он лишь все усугубил. — Ты убил его, — прошептала Вивиан, глядя на Гарри широко распахнутыми глазами. — Надо было позволить ему убить тебя? — спросил он. — Ты убил его, — повторила она, пошатнувшись, а в глазах блеснули слезы. Прижав одну ладонь ко рту, она всхлипнула, смаргивая слезы и опираясь спиной о стену. — Он сам застрелился, — тихо сказал Гарри, осторожно делая шаг ближе к Вивиан. — Я лишь... — Не подходи ко мне! — пистолет снова взметнулся вверх. — Вив, ты знаешь меня пять лет... — Я не знаю тебя! Я не знаю, кто ты! — теперь пистолет заметно задрожал в ее руке. — Я защищал тебя, — мрачно произнес Гарри. — Я рисковал жизнью ради тебя. А ты сейчас готова меня застрелить? Так стреляй! — крикнул он. Вивиан сильно дернулась от неожиданности, и Гарри успел увидеть, как дуло пистолета вспыхнуло ярким оранжевым светом, и зажмурился; одновременно прозвучал и грохот выстрела. Еще Гарри показалось, что Вивиан вскрикнула, но в этом он не был уверен. Левую щеку обожгло болью, а через долю секунды послышался грохот разбившегося окна. Открыл глаза Гарри как раз в тот момент, когда Вивиан в ужасе швырнула пистолет на пол. Она тяжело дышала, и казалось, вот-вот упадет в обморок. Гарри тихо выдохнул. Две истерики за день — это еще куда ни шло, но два нападения... Через разбитое окно, завывая, ворвался холодный ветер, сметая со стола листы бумаги; в фотоальбоме на кровати громко перелистнулись несколько страниц. Наклонившись, Гарри взял палочку и, направив ее на окно, тихо произнес заклинание — стекла звякнули и встали на место. Обернувшись, он заметил, что Вивиан сквозь слезы наблюдала за этими действиями. Он никогда не видел ее плачущей, она всегда казалась ему слишком сильной, порой жесткой, но сейчас он понял, как ошибался. И то, что именно он сломал панцирь, которым она отгораживалась от окружающего мира, стало для Гарри самым мерзким озарением. Взяв свой рюкзак, он положил в него альбом и палочку. Он был уверен, что и эта часть жизни закончена. Вивиан бросила взволнованный взгляд на его окровавленную щеку. — Я не хотела в тебя стрелять, — сказала она. — Я бы не выстрелила. Я... случайно, — едва слышно закончила она, понимая, что в такой ситуации это звучит ужасно глупо. — Я знаю, Вив. Человека не так-то просто убить, да? Гарри сделал несколько шагов ей навстречу. Вивиан не пошевелилась. — Хочешь еще одну сказку? — спросил он, глядя в ее блестящие от слез голубые глаза. — Тридцать первого октября тысяча девятьсот восемьдесят первого года в дом моих родителей пришел один очень злой колдун. Сначала он убил моего отца, потом мать, а потом направил свою палочку и на меня. Но перед смертью мама закрыла меня собой, и этим она дала мне самую сильную защиту. Убийственное заклинание — а существуют и такие — вместо того, чтобы убить меня, отскочило обратно в колдуна, убив его, а мне оставив шрам. Взгляд Вивиан метнулся на его лоб. — Правда, позже оказалось, что у того колдуна спрятаны части души, и он, погибнув, может возродиться заново, использовав любую из частей. А еще выяснилось, что существовало пророчество, в котором было сказано, что в ту октябрьскую ночь он отметил меня как равного себе и что с той минуты никто из нас не сможет жить спокойно, пока жив другой. Другими словами, один из нас должен был убить другого. Мне было чуть больше года, когда на меня повесили миссию убийства. — И где он сейчас? — спросила Вивиан. — Ты уже веришь в то, что я говорю? — Еще не решила, — шепнула она. — Он убит. Но не мной, и поэтому я здесь. Вивиан глубоко вздохнула и провела пальцами под глазами. — Кто из нас под наркотиками? — Никто, — усмехнулся Гарри. — Но я был прав, не рассказывая тебе это раньше, правда? Я и сам до одиннадцати лет ничего не знал о магии, поэтому хорошо понимаю, что поверить во все это сложно. — Почему до одиннадцати? — Потому что потом детям волшебников приходит письмо из Хогвартса, школы магии. Оттуда я приезжал на лето в Литтл-Уингинг, а не из Святого Брутуса. — Школа магии? — Вивиан присела на кровать. — Как такое вообще может быть? Гарри взял рюкзак и достал из него альбом. — Посмотри, — он протянул его Вивиан. Она с сомнением взглянула на него. — Не бойся, это просто фотографии. — Это не просто фотографии, это двигающиеся фотографии, — возразила она. — В любом случае в улитку они тебя не превратят. Вивиан вздрогнула и выпустила альбом из рук, он звонко шлепнулся на пол. — Что?! — Я пошутил, — улыбнулся Гарри, наклоняясь и поднимая альбом. — Нашел время, — буркнула Вивиан и снова взяла из его рук фотографии. — Почему они шевелятся? Гарри засунул руки в карманы и оперся спиной о противоположную стену. — Понятия не имею. Они называются колдографии, снимаются на волшебный фотоаппарат. Вивиан медленно листала альбом, периодически поглядывая на Гарри. — Это та твоя подружка? — она ткнула пальцем в изображение, и Гермиона возмущенно отскочила в сторону. — Да, Гермиона. Мы учились вместе. Вивиан перевернула еще страницу и замерла. С той стороны Черного озера хорошо был виден Хогвартс. Гарри отвернулся — на этом снимке он был вместе с Джинни. — Это и есть школа магии? — спросила Вивиан после нескольких минут молчания. Гарри кивнул, не поворачиваясь. — Это невозможно. — Тем не менее все это существует, — Гарри бросил взгляд на колдографию как раз в тот момент, когда Джинни притягивала его к себе за шею, целуя в щеку. — Она была твоей девушкой? — Вивиан чуть улыбнулась. — Была, — мрачно ответил он. — Что случилось потом? — Я не знаю. Была война, один из ее братьев погиб. А я не смог исполнить пророчество и убить самого страшного мага всех времен. Наверное, она не смогла это вынести. Вивиан передернуло. — Война? Когда? — Девяносто пятый — девяносто восьмой года. — Какая война, Гарри? Ты ничего не путаешь? — Нет, — он грустно улыбнулся. — То была магическая война. Вторая магическая война. — Как можно не заметить войну? — не успокаивалась Вивиан. — Ее заметили бы в полной мере, если бы мы проиграли. Но все равно были серьезные разрушения в Лондоне и по всей Британии. Вспомни. Никто не мог объяснить причину. Вивиан задумалась на мгновение и напряженно посмотрела на Гарри. — Вы убивали нас? Почему? — Не мы, — качнул головой Гарри. — Не все мы. Как сказал мне один полувеликан, — Гарри улыбнулся, наблюдая, как округляются глаза Вивиан, — «не все волшебники добрые, есть среди них и злые». — И какой же ты? — поинтересовалась она. Теперь удивился Гарри. — Я похож на злого? — Сегодня — да. — Сегодня выдался тяжелый день, — вздохнул Гарри. Вивиан посмотрела на его рюкзак, из него торчало два древка. — У тебя не одна такая палка? Гарри оттолкнулся от стены и достал палочки. — Вообще-то, у мага одна палочка. Он покупает ее в одиннадцать лет, она зарегистрирована, и если маг использует запрещенное заклинание или нападет на обычного человека, то это сразу зафиксируется и на то место отправятся авроры. Полицейские, так сказать. — Тогда почему у тебя две? — Эта, — Гарри приподнял свою палочку, — моя. В девяносто восьмом я остался без нее, а сегодня Гермиона вернула ее мне. Поэтому и случился весь тот фейерверк — палочка узнала своего хозяина. А эту, — Гарри указал на другую палочку, — мне дал один человек несколько лет назад. Чья она, не знаю, но она незарегистрированная. — Откуда ты знаешь? — спросила Вивиан, но сразу же покивала, сама найдя ответ на свой вопрос. — Нет, я знал это заранее, потому и применил к Бену два Непростительных, — он встретился взглядом с Вивиан и пояснил: — Есть три заклинания, их называют Непростительными потому, что за применение любого из них светит пожизненный срок в тюрьме. — И ты применил два таких, — медленно проговорила Вивиан. — Пыточное и подчиняющее, — кивнул Гарри, — но не убийственное. — Я слышала, как ты сказал ему застрелиться. Гарри снова кивнул. — А кто дал тебе эту палочку? Ты ведь говорил, что Гермиона первая из твоей прошлой жизни, кого ты встретил, начиная с девяносто восьмого. Гарри мысленно застонал — эта информация была явно лишней. — Я... не могу назвать его имя. — Гарри, — предостерегающим тоном начала Вивиан, откладывая альбом, — не начинай снова свои тайные игры. — Это не тайные игры, Вив, но я действительно не могу назвать его имя. — Почему? — еще настойчивее произнесла Вивиан, но потом вдруг тихо охнула. — Я его знаю, да? — Вряд ли, — протянул Гарри. Вдалеке что-то хлопнуло, и Вивиан вздрогнула, оборачиваясь к двери, а Гарри на всякий случай сжал палочку. — Вив? — услышали они знакомый голос. — Джонни! — Вивиан подскочила с кровати и выбежала ему навстречу. — Что ты здесь делаешь? Гарри увидел, с какой радостью она бросилась ему на шею, и хмыкнул. Сейчас Вивиан как никогда рада видеть своего друга детства, человека, которого она не боится и которому полностью доверяет. Но почему Джон вдруг аппарировал прямо в квартиру, Гарри не понял. Но потом хлопнул себя по бедру, нащупывая в кармане телефон, и улыбнулся — у Джона сработали чары, что он в опасности. Джонатан увидел на Гарри кровь и нахмурился. — Что у вас произошло? Гарри же, пока не видела Вивиан, указал на свой альбом и закрыл его. Джонатан замер, а по его изменившемуся лицу Гарри смог разобрать много красноречивых эпитетов в свой адрес. Вивиан тоже не спешила с ответом, явно думая, что Джону все это рассказывать не стоит, каким бы близким другом он ни был. — У нас... все нормально, — улыбнулась Вивиан. Джон протянул руку и аккуратно стер с ее скулы расплывчатое пятно туши. — Я вижу, — кивнул он со скептическим видом. — Что тут случилось? Вы что, подрались? — Нет, — Гарри коротко засмеялся и опять засунул альбом в рюкзак, но, подняв его, не заметил, как одна из палочек соскользнула с кровати на пол. На глухой стук обернулись все, и каждый поспешил сделать вид, что ничего необычного не произошло. Но все-таки что-то в реакции Джона насторожило Вивиан. Она посмотрела на Гарри, перевела взгляд на Джона и потом снова посмотрела на Гарри. — Только не говори мне, что это он, — тихо сказала она. — Я и не говорю, — сразу ответил Гарри, глянув на напрягшегося Джонатана. Вивиан медленно обернулась к нему. — Почему ты в одиннадцать лет сменил школу? Джон удивленно моргнул. — Что? — Сменил школу, — повторила она. — Дома появлялся только на каникулах. Как она называется? — она повернулась к Гарри, но он промолчал. — Гарри! Он глубоко вздохнул. — Хогвартс. — Поверить не могу! — Вивиан уселась на кровать. — Столько лет, с самого детства, рядом со мной был просто персонаж из сказки! — она укоризненно посмотрела на Джона. — И почему ты молчал все эти годы? — Статут секретности, — сразу сказал Гарри. — Это еще что такое? — выдохнула Вивиан. — Нам нельзя рассказывать о магии обычным людям. Это тоже строго наказывается. — Тем не менее сейчас ты мне все рассказываешь. — Ну... я постоянно все нарушаю, — усмехнулся Гарри. Джон стоял молча, но такого тяжелого взгляда Гарри у него еще не видел. — Молчать и дальше нельзя было? — процедил он. — Нельзя! — воскликнула Вивиан. — Сначала он непонятным образом пролетел через всю комнату, а потом из этой деревяшки, — она ткнула пальцем в сторону рюкзака, куда Гарри уже спрятал палочки, — вылетел такой фейерверк, что, знаешь, Джонни, придумать объяснение всему этому было уже слишком сложно.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: