Человек без магии, или Call-boy 428

Sagara J Lio автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер/Новый женский персонаж, Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Джинни Уизли
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 52 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Групповой секс Драма ОЖП ОМП ООС Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Возможно, что Гарри не был единственным Избранным. Как изменится его жизнь, если Волдеморт погибнет не от его руки, волшебная палочка станет для него не более чем деревянной безделушкой, а магический мир вновь обвинит его во лжи?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Call-boy - мальчик по вызову.

По просьбам трудящихся *зачеркнуто* читателей и великому желанию аффтора у фанфика будут две альтернативные концовки: 1 - пейринг Гарри/Гермиона и 2 - пейринг Гарри/нжп)))

Глава 41

6 марта 2018, 16:16
Гарри планировал до Министерства магии доехать на машине, чтобы не оставлять след аппарации рядом со своим домом — что-то подсказывало ему, что так будет правильней. Но его «Опель», верой и правдой служивший ему пять лет, на поворот ключа в замке зажигания отреагировал лишь коротким всхлипом и затих. Гарри дернул ключ еще раз — машина заворчала, но не завелась. Гарри вытащил ключ и медленно осмотрелся по сторонам, размышляя, не причастна ли магия к поломке машины. Выскочив из нее, он, дерганно оглядываясь, словно какой-то воришка, запер двери и сразу накинул мантию, тут же делая несколько шагов в сторону. Вокруг было по-прежнему тихо и безлюдно; в нескольких метрах от него один из фонарей с тихим потрескиванием периодически моргал. Отбежав немного от дома, Гарри выдохнул и аппарировал. Из рассказов Гермионы он помнил, что вход в Министерство магии через общественные туалеты так и продолжил работать, и отправился именно туда. Толкая дверь одной из кабинок, Гарри старался не вспоминать тот день, когда он первый раз оказался здесь, в образе Ранкорна. Камин министерского атриума ярко полыхнул зеленым, впуская ночного посетителя. Гарри пулей метнулся к черной стене, проверяя, не распахнулась ли где мантия-невидимка. Ночью в атриуме горели лишь несколько больших настенных подсвечников, от которых по черным полу и стенам медленно ползали жуткие подрагивающие тени. Камин погас, и Гарри полностью оказался скрытым в тени. Как раз вовремя, потому что из-за золотых ворот быстрым шагом вышел дежуривший аврор. Большой шар света, отделившийся от его палочки, проплыл в середину атриума и резко вспыхнул, освещая каждый уголок. Гарри зажмурился от вспышки и инстинктивно сделал пару шагов назад вдоль стены. — Что там, Марк? — послышалось издалека. — Да похоже, опять восьмой забарахлил, — ответил аврор. Гарри глянул на камин, из которого вышел, потом — на аврора. Тот сунул палочку в набедренный чехол и не спеша побрел назад. — Ничего не изменилось, — одними губами произнес Гарри и направился следом за аврором. Точное местоположение камер он не знал, но в прошлый свой визит в Министерство краем уха слышал, что какой-то Френстон ожидал своей участи на самом нижнем уровне. — Горячей штучкой оказалась эта Ирма Киртон, — услышал Гарри голос одного из авроров. Они сидели за столом, закинув на него ноги, и лениво потягивали какой-то маггловский напиток из банок. — Посмотришь на ее дурацкий пучок на голове и жуткие очки и не подумаешь, что она, оказывается, способна высосать из тебя душу. Второй аврор захихикал, как пьяная малолетка, а Гарри, поморщившись, направился к лестнице, заглушая заклинанием шаги. Дополнительные огни, помимо тусклых, едва освещавших ступеньки, не зажигались на стенах по мере его продвижения вперед, и это не могло не радовать. Не все дежурившие авроры могли оказаться такими, как та ленивая парочка. Гарри быстро сбежал по лестнице вниз и остановился на развилке. Он знал, что темный, уходящий влево коридор вел к десятому залу суда, и решил пойти направо, надеясь там обнаружить камеры. Идти пришлось долго, и Гарри даже показалось, что пол под ногами был под уклоном, уводя его все глубже и глубже под землю. Коридор резко ушел влево, и, выглянув из-за угла, Гарри увидел решетчатую дверь, перед которой, откинувшись на спинку стула и закинув ноги на край стола, спал аврор. Его храп отражался от стен, отчего Гарри невольно вспомнил трехголового Пушка и передернулся. Легонько потянув решетку на себя, он убедился, что дверь заперта. — Оглохни, — шепнул Гарри, направив палочку на спящего аврора, и дернул дверь сильнее. На всякий случай. — Алохомора. Металлический замок щелкнул с тихим лязгом, и теперь дверь поддалась, скрипнув так оглушительно громко, что Гарри вздрогнул и судорожно вздохнул, замирая и прислушиваясь, не мчатся ли сюда другие авроры. Но за спиной было по-прежнему тихо — только спящий дежурный всхрапнул и повернул голову на другую сторону, — и Гарри шагнул к камерам, при этом стянув со стола аврора какой-то толстый журнал и подложив под дверь, чтобы она не захлопнулась. Опять же на всякий случай. Прошептал: «Люмос», — и принялся быстро осматривать камеры. Почти все они были пусты, только из одной на него глухо зарычал какой-то старик в лохмотьях, а в другой спала какая-то женщина. И чем ближе Гарри подходил к концу коридора, тем больше его одолевала паника — что, если Джонатана здесь нет? Но он увидел его в предпоследней камере, тот лежал на спине на жесткой скамейке и повернул голову на свет. Гарри тут же скинул с головы капюшон мантии. — Джон! — произнес он громким шепотом. — Это я. — Ты что здесь делаешь? — со смесью удивления и возмущения спросил Джонатан, поднимаясь на ноги и подходя к решетке. — Тебя ищу, что же еще. Почему тебя держат в камере? — Гарри направил кончик палочки на замочную скважину. — Не откроешь, — Джон покачал головой. — Они открывают паролем, и каждые сутки в полночь он меняется. Гарри вздохнул. — Так что произошло? «Только не говори, что все это из-за меня», — мысленно добавил он. — Помог выздороветь одной маггле, она радостно рассказала мужу, какое чудо сотворил доктор, а муж оказался аврором. Им не понадобилось много времени, чтобы узнать и обо всех остальных случаях применения мною магии к магглам. — Обо всех? — переспросил Гарри. — Ну, я неплохой легилимент, тебя и Вив постарался максимально скрыть, но, боюсь, второпях мог и допустить ошибку. — С Вивиан все в порядке. Будем надеяться, что про нее все же не узнали. Но что теперь будет с тобой? — Азкабан, конечно. Сам виноват, слишком расслабился. Даже не вздумай пытаться выломать эту решетку, — громче добавил он, когда Гарри задумчиво оглянулся по сторонам. — За побег получу еще пожизненное, а так, может, парой-тройкой лет отделаюсь. — Как оптимистично, — проворчал Гарри. — Слушание уже назначено? — Завтра, на два часа. — Я вытащу тебя отсюда. Думаю, это самое малое, что я могу сделать для Вив. — Не высовывайся, — покачал головой Джонатан. — Ты, конечно, не нежелательное лицо номер один, но твое появление в Министерстве напугает, — он вздохнул. — Некоторая часть магов уже считает, что ты мертв. Гарри хмуро посмотрел на него. Гермиона не говорила ему это. Хотя она могла и не знать. — Ну... — Гарри замолчал, а потом хмыкнул. — Что ж, побуду снова мальчиком-который-выжил. В третий раз. — Та палочка... что я тебе дал, — Гарри внимательно посмотрел на замявшегося Джона, ему не нравился его тон. — Не бери ее с собой. — Чья она? — тихо, но требовательно спросил Гарри. — Одного из Пожирателей. Он угрожал убить меня, если я не вылечу его. Он был серьезно ранен, причем ранения были не магические — обычный маггловский огнестрел. И я знал, кто в него стрелял. Буквально за десять минут до появления Пожирателя я разговаривал со своим близким другом. Магглорожденным. На его семью напали Пожиратели, убили родителей, младших брата и сестру... совсем детей еще... Ален вернулся домой как раз в ту минуту, когда его отец выстрелил в Пожирателя за секунду до того, как его убила Авада. И через несколько минут этот Пожиратель требовал спасти ему жизнь. Если бы он был не один, возможно, у меня ничего не вышло, возможно, я давно был бы мертв, но он был один. И я сумел подмешать в его обезболивающее зелье одно вещество. Не буду говорить тебе, какое именно, но умер он быстро, испытав адскую боль. Джонатан провел пальцем по решетке и чуть стукнул по ней ногтем. — Эта палочка пропитана кровью магглов, Гарри. Если ее найдут у тебя... — Я понял, — кивнул он. — Но ты говорил, что она незарегистрирована. — Да, и ты в этом убедился, когда применял непростительные к Бену, правда? У Пожирателей полно было таких палочек, — Джон поднес часы ближе к решетке, чтобы в тусклом свете, едва добирающемся сюда из коридора, где дежурил аврор, увидеть время. — Тебе надо уходить, скоро явится сменщик этой спящей красавицы. — Я что-нибудь придумаю, Джон, — ободряюще произнес Гарри. — Уходи, — нетерпеливо повторил тот. Гарри отступил на шаг, накинул капюшон мантии и быстро вернулся в коридор к аврору, осторожно закрыв за собой решетчатую дверь. Ему ничего не стоило устроить Джонатану побег, но Гарри понимал, что Джон не из тех людей, кто потянет образ жизни беглого преступника. Да и не хотел Гарри ему такой участи, прекрасно помня мучения Сириуса. Поэтому он решил вытаскивать Джона единственным официальным способом. Поднявшись на уровень выше, Гарри без труда зашел в кабинет министра магии. Осталось только дождаться Кингсли. * * * Гермиона нервно кусала ноготь на большом пальце и то и дело бросала взгляд на задумчивую Вивиан. Гермиона не знала, о чем она думает, за кого больше переживает — за Гарри или Джонатана. Сама же она еле сдерживалась, чтобы не помчаться в Министерство. Патронус первой заметила Вивиан — Гермиона вдруг увидела, как расширились ее глаза, и резко обернулась в ту сторону. За маленьким столиком из серебристой дымки шагнул знакомый олень. — Это Гарри! — воскликнула Гермиона, всем корпусом наклоняясь в сторону Патронуса. — Оставайся в квартире, — зазвучал голос Гарри. Голова оленя была повернута к Гермионе. — Возможен визит авроров. Джону грозит Азкабан, попробую не допустить завтрашнее слушание. Замолчав, олень почему-то покачал головой, как будто что-то отрицал, и исчез. Гермиона нахмурилась — что Гарри хотел сказать ей этим жестом? Чтобы она не думала соваться в Министерство ему на подмогу? Или что шансов спасти Джонатана почти нет? — Что такое Азкабан? — тихий голос Вивиан отвлек Гермиону от размышлений. — Магическая тюрьма. Чудовищное место. — Завтра суд? Как Гарри предотвратит это слушание? — Не знаю, — почти прошептала Гермиона. Не вздумал ли он выйти в зал в открытую? Это, конечно, надолго отвлечет всех от разбирательств каких бы то ни было дел, но для Гарри это может плохо кончиться. — Мы можем с ним связаться? — Лучше не пробовать. Телефоны там не работают, а если я так же отправлю ему Патронус, это может выдать его укрытие. И тогда станет совсем плохо. — В чем он виноват? Гермиона посмотрела на Вивиан, той тоже явно не хотелось сидеть на месте, и будь Вивиан волшебницей, они вдвоем уже давно бы помчались следом за Гарри. — Думаю, только в том, что он очень сильный маг. То, что случилось в девяносто восьмом... я уверена, Гарри подставили, самым чудовищным способом. Кто-то решил от него избавиться, и, к сожалению, у него это получилось. — И сейчас нельзя ничего исправить? — Можно. Наверное, можно. Но Гарри не хочет. Ему нравится его теперешняя жизнь. Вивиан тихо фыркнула и опустила голову. — Сомневаюсь. Гермиона вздохнула, понимая, что Вивиан знает Гарри куда лучше, чем думала Гермиона. * * * Гарри же тем временем решил совершить еще одну вылазку в темные коридоры Министерства. Он хотел найти документы Джонатана, досье, которое завтра представят на суде. В кабинете Кингсли, который Гарри быстро обшарил, ничего подобного не нашлось, и он тихо поднялся на еще один уровень выше. Пробираться в Аврорат явно было плохой идеей, но куда хуже было бросить Джона на произвол магической судебной системе. Через закрытые двери Аврората в коридор доносились приглушенные голоса, короткие смешки. Гарри подкрался к двери и прислушался, пытаясь понять, сколько там авроров. В любом случае открывшаяся дверь незамеченной не останется, а мантия не скроет Гарри от обычного «Гоменум Ревелио», поэтому риск нарваться на десяток враждебно настроенных авроров был слишком велик. Гарри посмотрел на часы — пять утра. У него было в запасе еще часа три до того, как Министерство станет заполняться работниками. Оставалось надеяться только на то, что кто-нибудь либо выйдет из Аврората, либо зайдет, и Гарри сможет юркнуть следом. Ждать пришлось долго. Гарри нервно нарезал круги возле двери минут сорок, пока не услышал звук подъехавшего лифта. Метнувшись к двери, Гарри замер, ожидая, пока прибывший аврор подойдет. Тот распахнул дверь, и Гарри осторожно высунул ногу, придерживая дверь, чтобы она чуть замедлила ход, и юркнул в зал Аврората. Дежуривших авроров оказалось больше, чем он думал, но бодрствовали далеко не все. Добравшись вдоль стены до кабинета Робардса, Гарри вздохнул — дверь тоже была закрыта — и принялся осматривать зал. В самом дальнем углу аврор спал, положив голову на стопку пергамента, которая под его весом наклонилась к краю стола. Еще раз внимательно осмотрев всех, Гарри присел, аккуратно высунул кончик палочки из-под мантии и, направив ее на наклонившуюся стопку, шепнул: — Депульсо. Бумаги тут же грохнулись на пол, голова аврора, потеряв опору, гулко стукнулась о стол, и все разом обернулись на шум. А Гарри, нащупав за спиной ручку двери, открыл ее и скрылся в кабинете, запоздало подумав о том, как ему потом из него выйти. Зато нужные документы нашлись сразу же — несколько папок с фамилиями, датой слушания и номером зала суда лежали прямо на столе. Сунув под мантию папку с именем Джонатана, Гарри качнул головой, достал папку и раскрыл ее. На первых двух листах были описаны процесс задержания, допрос и то, в чем обвинялся Джонатан, но на третьем листе Гарри увидел свое имя. «...во время допроса легилимент увидел человека, по описанию похожего на Гарри Поттера. Обвиняемый какую-либо связь с Поттером отрицает». — Самый страшный преступник, — тихо хмыкнул Гарри. Неожиданный щелчок дверной ручки за спиной едва не заставил Гарри подпрыгнуть. За долю секунды, что распахивалась дверь, он не успел погасить палочку и резко сунул ее под мантию, изо всех сил прижимая к себе, чтобы свет Люмоса нигде не просочился. — Да черт бы его побрал, этого Робардса! — донеслось из зала, а вошедший аврор лишь фыркнул. — Вторую неделю без выходным пашем. Я уже заебался выслеживать того педика! — Пусть и дальше насилует в свое удовольствие? — ответил ему аврор, открывая ящик стола Робардса. — Да ты вспомни всех тех баб! Страшные как банши. Радоваться должны, хоть кто-то их трахнул. — Придурок, — пробормотал себе под нос аврор, достал из ящика какие-то листы и захлопнул его. Гарри, не дыша, наблюдал за ним, стоя буквально в метре. Аврор выпрямился, бросил взгляд на папку Джонатана, лежащую отдельно от остальных, положил ее на стопку и, обойдя стол, подошел к книжному шкафу. Гарри тут же воспользовался моментом — как мог бесшумно стянул папку, сунул ее под мантию и вышел в зал, быстро двигаясь к выходу из Аврората. Плюнув на всю опасность, он просто чуть толкнул дверь и, прощемившись, со всех ног бросился обратно в кабинет Кингсли.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: