Человек без магии, или Call-boy 428

Sagara J Lio автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер/Новый женский персонаж, Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Джинни Уизли
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 52 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Групповой секс Драма ОЖП ОМП ООС Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Возможно, что Гарри не был единственным Избранным. Как изменится его жизнь, если Волдеморт погибнет не от его руки, волшебная палочка станет для него не более чем деревянной безделушкой, а магический мир вновь обвинит его во лжи?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Call-boy - мальчик по вызову.

По просьбам трудящихся *зачеркнуто* читателей и великому желанию аффтора у фанфика будут две альтернативные концовки: 1 - пейринг Гарри/Гермиона и 2 - пейринг Гарри/нжп)))

Глава 51

18 ноября 2018, 19:49
— Что еще ты продумала? — поинтересовался Гарри, не глядя на притихшую Гермиону. Ему казалось, что такая принудительная «ночевка» с ним ее не обрадовала. — Вроде ничего, — Одри пожала плечами. — Но вы оба явно уже устали, а Гарри так и вовсе, — она посмотрела на часы, — должен был снова стать холостяком четыре часа назад. Гермиона непонимающе нахмурилась, а Гарри тоже посмотрел на часы. — Действительно, — вздохнул он. — Не буду скрывать, мне всегда нравилось, что ты настолько расслабляешься рядом со мной, — Одри улыбнулась и легонько подергала Гарри за рубашку на груди. — Отдыхай, до полудня я тебя точно не побеспокою. Внизу что-то разбилось, и Одри, прошипев сквозь зубы ругательства, выскочила из комнаты. Гарри еще раз посмотрел на лежащую на кровати сумку Гермионы и сделал шаг назад. — Она права, — заговорила наконец Гермиона и, прислонив ладонь к спине Гарри, легонько подтолкнула его вперед. — Мы оба устали. Гарри послушно зашел в комнату и со вздохом опустился в кресло. — О каких четырех часах шла речь? — спросила Гермиона, на ходу скидывая туфли. — У меня восьмичасовой рабочий день, — ответил Гарри, прикрывая глаза, но почувствовав прикосновение к руке, открыл их и поднял взгляд на стоящую рядом Гермиону. — Ложись, — она кивнула головой в сторону кровати. — Тебе надо поспать. Гарри сжал ее ладонь и медленно поднялся. Желание прижать к себе Гермиону, вспыхнувшее на балконе, в полутемной комнате, вдали от любопытных глаз, усилилось. Он скользнул ладонью ей на талию и крепко прижал к себе. Гермиона охнула и уперлась свободной рукой ему в грудь. — Гарри, — выдохнула она. Он промолчал, переплел свои пальцы с ее и, наклонив голову, нежно скользнул щекой по ее щеке. Потом мягко коснулся носом ее носа и также прикоснулся щекой другой щеки, чувствуя, как рука на его груди расслабляется, уменьшая давление. — Что будет через две недели? — еле слышно прошептала Гермиона. — Будет все хорошо, — улыбнулся Гарри. — Хорошо? Будешь после клиенток целовать меня? — Не начинай, — шепнул Гарри, касаясь губами ее губ. — Я буду целовать только тебя. Гермиона скользнула ладонью по его груди вверх и обняла за шею, позволяя Гарри сильнее прижать ее к себе и углубить поцелуй. А он высвободил вторую руку и наконец запустил пальцы в мягкие волосы Гермионы. Она обняла его двумя руками и поднялась на носочки, чтобы сократить неудобную разницу в росте. Но как только Гарри собрался подхватить ее на руки, чтобы донести до кровати, как в коридоре раздались голоса. Гермиона вздрогнула и испуганно отпрянула, встревоженно глянув на дверь. Гарри облизал губы и шагнул ближе к ней. — Эй, никто не собирается заходить в твою комнату, — чуть слышно произнес он. Но через секунду раздался стук в дверь. — Черт! — прошипел Гарри, отходя к скрытой двери. Стук повторился. Гарри быстро юркнул в соседнюю комнату и, подойдя к двери, прислушался, чтобы узнать, кто решил навестить Гермиону. Щелкнул замок, и прозвучал удивленный голос Гермионы: — Сэм? Гарри глухо простонал и уткнулся лбом в дверь, понимая, что назревает конфликт. Надо было срочно звонить Одри, но сунув руки в карманы, он с ужасом понял, что телефон выскользнул из кармана, когда он сидел в кресле в комнате Гермионы. — Ты что-то хотел? — спросила Гермиона. — Да. Пустишь? — Думаю, не стоит. Гарри вздрогнул от грохота, с которым дверь ударилась о стену. Одновременно вскрикнула Гермиона. Выскочив из комнаты, Гарри, услышав доносящийся снаружи дома знакомый голос, выглянул в окно. — Одри! — крикнул он и кинулся к Гермионе, успев заметить, как напуганная неожиданным воплем Одри что-то выронила из рук. Дверь в комнату Гермионы уже была заперта, но слабая защелка не выдержала двух мощных ударов ногой. Распахнув дверь, Гарри пришел в ярость от увиденного — Сэм завалил Гермиону на пол и, удерживая ей рот одной рукой, отчего крики Гермионы превращались лишь в глухое мычание, второй настойчиво задирал платье. Гермиона извивалась и пыталась дотянуться пальцами до лежащей на краю кровати сумки. Подскочив к ним, Гарри схватил Сэма и что есть сил швырнул его в сторону. Тот впечатался спиной в шкаф, ломая дверцы, и ошалелым мутным взглядом уставился на Гарри. — Да ты охренел?! Одри забежала в комнату, с ужасом глядя на Гарри. Сзади нее маячили все остальные. — Что случилось? — Комнатой ошибся, да, Сэм? — вкрадчиво произнес Гарри. — А ты что лезешь не в свое дело? — взвился тот. — Тебе мало тех сучек, которых трахаешь за бабло? Решил и мне кайф обломать? — Что ты несешь, придурок? — возмутилась Роуз. — Шлюха это из агентства, а никакой не муж! — рявкнул Сэм. Гарри сглотнул и бросил взгляд на Одри, заметив, как она резко изменилась в лице. Казалось, вот-вот заплачет. — И именно из-за него я и развелся, — продолжил Сэм. — Внимательные соседи подсказали, что как только я из города, к Элли приезжает какой-то тип на синей тачке. Синий «опель», — протянул Сэм и рассмеялся. — Мне понадобился всего лишь один день и вымышленная командировка, чтобы вычислить ублюдка. Знаменитый «Леонардо». Сколько же семей разрушили такие шлюхи, как ты?! — Не моя вина, что ты не устраивал свою жену, — огрызнулся Гарри. Сэм, рыкнув, бросился на него, но заскочившие в комнату еще двое парней встали между ними, удерживая его. — Давайте только без мордобоя, — сказал один из них. — А как хорошо отрабатывает свои деньги, а! — не унимался Сэм, пытаясь прорваться к Гарри. — Ни у кого и сомнений не возникло, что все это подстава! Вот только с учебы этот муженек забирал не жену, а подружку ее, — он мотнул головой в сторону сжавшейся на кровати Гермионы. — Не справедливо это как-то получается — тебе можно трахать чужих баб, а твою и пальцем нельзя тронуть? — Нельзя! — Гарри сделал шаг вперед, но Боб тут же сжал его плечо. Сэм фыркнул и посмотрел на Одри. — Теперь понятно, с чего все началось. Не связалась бы Элли с такой блядью, как ты, не стала бы снимать и эту шлюху, — он ткнул пальцем в сторону Гарри. — На мои деньги! — Одри? Гарри повернулся на оклик одной из девушек. Они пытались остановить Одри, но она быстро убежала прочь. — На выход, — парни принялись выталкивать Сэма из комнаты. Гарри отвернулся, чтобы не встречаться ни с кем взглядом, и посмотрел на Гермиону. Она закрыла лицо руками и прошептала: — Боже... Гарри сел рядом на кровать и, склонив голову, запустил пальцы в волосы. — Как ты? — вздохнув, спросил он. — Это было... отвратительно, — тихо отозвалась она. Гарри не знал, что именно она имела в виду. То, что всем теперь известно, кто он на самом деле, или то, что обман Одри раскрылся таким ужасным образом, или же то, что на нее набросился пьяный Сэм. — Палочка с собой? — Конечно, — Гермиона чуть приподняла одеяло, демонстрируя сжатую в руке палочку. Послышались приближающиеся шаги, и Гарри, резко повернувшись к двери, увидел Боба и Роуз. — Все нормально? — спросил тот, глянув на Гермиону. — Да, — глухо отозвался Гарри. — Мы заперли этого идиота, ему не помешает как следует проспаться. Гарри молча кивнул. Боб вздохнул и оглянулся в коридор. — Слушай... не знаю, что у вас произошло, но, думаю, тебе стоит отыскать Одри. Гарри посмотрел на Гермиону, соображая, можно ли оставить ее одну. — Иди, — кивнула она. — Мы с Роуз побудем здесь, — сказал Боб. — Надеюсь, я скоро, — пробормотал Гарри, поднимаясь. Искать Одри пришлось недолго, она ушла в самый дальний конец сада и, глядя в одну точку, медленно раскачивалась на больших качелях. На щеках блестели мокрые дорожки от слез. Гарри присел перед ней, останавливая ее раскачивания, и сжал ее руки. — Прости, я не знал, что... Она замотала головой, потянула его на себя, вынудив сесть рядом с ней, и уткнулась ему в грудь, обхватив руками спину. — Ты не виноват. Правда все равно когда-нибудь всплыла бы. — Но не таким образом. — Чем дольше скрываешь, тем тяжелее последствия. Как Гермиона? — Все хорошо. — Это так ужасно, — вздохнула Одри. — Она чуть не пострадала из-за меня. — Ну, не ты чужих жен трахаешь, — усмехнулся Гарри. — Так что, скорее, все это из-за меня. Я вызову Дакса. — Не надо, — быстро сказала Одри. — Хватит на сегодня срывов. — Одри, я договорюсь с боссом, она поймет, что это было необходимо. Я бы не делал этого, но, ты же знаешь, я не смогу остаться с тобой, завтра уеду с Гермионой, а тебе необходима поддержка. Но никто из здесь присутствующих, в том числе и твоя сестра, не подходит на эту роль. Гарри лежал на кровати и краем уха, сквозь дрему слушал тихий разговор Одри и Гермионы. Обе после пережитого совершенно не хотели спать и, разговаривая вполголоса, медленно потягивали вино. Гарри в соседнюю комнату спать не отпустили, и он, устраиваясь на кровати, предупредил, что если они его разбудят, он запрет их в ванной. Проснулся Гарри от бьющего в глаза солнечного света. Приоткрыл один глаз, поморщился и закрыл, глубоко вздохнув. И почувствовал, что с обеих сторон его что-то прижимает. Снова открыв глаза, он увидел на себе две руки — одна принадлежала лежащей слева Одри, вторая — лежащей справа Гермионе. Гарри перевел взгляд на потолок и некоторое время тупо пялился на него, стараясь не думать о коленке Гермионы, которая лежала на его бедре. Но помечтать о реакции его девушек на этот импровизированный тройничок ему помешали донесшиеся снизу громкие возгласы. Гарри аккуратно высвободился из объятий и поспешил вниз, взволнованно думая о том, что Дакс мог приехать раньше обещанного и сейчас методично вбивает в Сэма правила хорошего тона. Сбегая по лестнице, Гарри вспоминал, каково было его удивление, когда Дакс привел в бар свою новую девушку, для знакомства с друзьями. И если Гарри в первую же секунду решил сделать вид, что впервые ее видит, то расхохотавшаяся Одри разбила всю легенду. Тот вечер прошел очень весело... Несмотря на то, что Дакса полностью устраивала его работа — точнее, доход, который она ему приносила, — и менять ее он не собирался, он очень нежно и трепетно относился к Одри. Гарри понимал его, как никто. Вопреки распространенному мнению, не все эскортеры были одинаковые. Да, такие, как Ник, Энди и еще множество других, видели в этой работе лишь возможность «перепробовать» огромное количество женщин и не быть при этом ничем им обязанными. Но Дакс за разнообразием не гнался, равно как и за количеством. Он машинально отрабатывал клиенток с незаметным для них равнодушием и неустанно заводил романы, пытаясь отыскать себе девушку для души. Какие-то, узнав о его работе, исчезали тут же, другие пытались терпеть это ради сладкой обеспеченной жизни, какую мог им дать Дакс, но в итоге тоже не выдерживали. Одри стала первой клиенткой, с которой он захотел встретиться в нерабочее время. Так уж вышло, что Одри «попала» на него дважды в той самой темной комнате — мерзкой, как ее назвала Гермиона, — и Дакс ее узнал. Как и она его. Ее отношение к его работе, ее задор и отсутствие всяческой ревности Дакса просто восхищали. А уж когда он узнал, что она давно знакома с Гарри, то и вовсе заявил, что Одри просто создана для него. И поэтому когда Гарри сбежал на первый этаж, то лишь убедился в своих догадках — физиономия Сэма уже была в крови. Ночью Гарри предупредил Боба о скором появлении очень злого Дакса. Тот лишь покивал, вздохнув, и сказал: «Жаль, что тебя действительно ничего не связывает с Одри, ты нам очень нравился». И сейчас парни не очень-то останавливали Дакса, лишь следили за тем, чтобы он ненароком не добил Сэма. — Дакс! — позвал его Гарри, спрыгивая с лестницы. — Хватит. — Где она? — спросил тот, стирая с руки кровь. — Еще спит. Они с Гермионой заснули только под утро. — Сука, — прошипел Дакс, снова поворачиваясь к притихшему от неожиданного нападения Сэму. — Дакс, пойдем! — громче сказал Гарри. — Его труп не обрадует Одри. Довольно быстро все разъехались, кроме Боба и Роуз. Новость о том, что Гарри — вымышленный персонаж, конечно, поразила каждого, но выходка Сэма перетянула все внимание на себя. Попрощавшись с Одри, Гарри посадил Гермиону в машину и шумно выдохнул, положив руки на руль. — Что у тебя сегодня? — спросила Гермиона. — Отдых. — Тогда поехали к тебе домой? Гарри коротко глянул на Гермиону и рывком повернул ключ, заводя машину. Довольно длительное время они ехали молча. А потом Гермиона заговорила так неожиданно, что Гарри вздрогнул. — Эта ночь была отличным примером того, почему мне не нравится твоя работа, тебе так не кажется? Гарри нахмурился. Именно этого он боялся больше всего. — Нельзя обманывать вечно, — отозвался он. — Нет, я не об этом, — ответила Гермиона, и Гарри удивленно посмотрел на нее. — Ты не подумал о том, что он ведь мог напасть на тебя раньше, когда только узнал? Как муж Вивиан... Знаешь, мне понравился его вопрос о том, сколько семей разрушено из-за возможности вот так купить час, ночь, сутки... — Большинство наших клиенток свободны, — покачал головой Гарри. — Чего не скажешь о мужчинах. — Достаточно один раз нарваться на замужнюю, чтобы стать... — она резко замолчала, а потом странным тоном продолжила: — Нежелательным лицом номер один. — Послушай, я понимаю, Сэм напугал тебя... — Нет, — перебила Гермиона, — не напугал. Я знала, что ты вот-вот ворвешься. Но это было очень... противно. Гарри наконец остановил машину возле своего дома. — В любом случае, Одри сейчас куда хуже, — негромко добавила Гермиона, опустив голову. — К сожалению, она сама это для себя выбрала. Я не раз предлагал ей свернуть эту игру, в крайнем случае, разыграть расставание, но ей, видимо, очень уж нравилась эта история. — Ей нравилось то, что в этой истории главную роль играл ты. Она не хотела расставаться с тобой даже фиктивно. Гарри медленно вытащил ключ из замка зажигания и сжал его в руке. — Ты никогда не замечал очевидных вещей, Гарри, — Гермиона говорила уже почти шепотом, и Гарри краем глаза заметил, что она немного наклонилась к нему. — Да, — он посмотрел на нее. — Например, твою ревность — причину всех тех скандалов. Гермиона моргнула и села ровно, а Гарри слегка улыбнулся. Подскочив на диване от какого-то громкого звука, Гарри несколько раз моргнул и быстро огляделся в поисках источника шума. Гермиона на другом конце комнаты замерла с виноватым видом, держа в руках какую-то длинную коробку. — Прости, — быстро заговорила она, — я на секунду отвернулась. Не думала, что она упадет. Гарри выдохнул и потер глаза. — Я что, уснул? — спросил он, и когда Гермиона покивала, добавил: — А что в коробке? — О, это лампа. Я взяла на себя смелость купить ее для тебя, курьер только что привез. Ты же не против? — А у меня есть выбор? — засмеялся Гарри. — Но, кажется, надо будет заказывать новую. — Она не бьющаяся, — улыбнулась Гермиона, раскрывая упаковку. — А книжные шкафы ты выбрала? — Ты не говорил, что хочешь книжный шкаф. — Я — не хочу, — Гарри подошел ближе, рассматривая покупку Гермионы. — Для себя ты выбрала? — Зачем? — она подняла на него глаза. — Я же отдал тебе весь третий этаж. — Я думала, ты пошутил, — пробормотала она. — Нет, — Гарри пнул пустую коробку в сторону и шагнул к Гермионе, довольно отмечая, что она уже и сама потянулась к нему. Но стоило ему коснуться ее губ, как снова раздался грохот, заставивший Гермиону вздрогнуть и отстраниться. — Действительно не бьющаяся, — произнес Гарри, глядя на лежащую лампу. Но потом мягко коснулся подбородка Гермионы и приподнял ее голову, чтобы снова поцеловать. — Ты говорил ночью, что через две недели все изменится, — прошептала она. — Да, — Гарри немного отстранился, но продолжал обеими руками обнимать Гермиону. — И что делаешь это ради меня. — Да, — повторил он. — Но я, в свою очередь, должна смириться с тем, что тебя постоянно будут окружать толпы женщин, будут трогать тебя, прижиматься, считать тебя своим? — К сожалению. — А если я не смогу? — Сможешь, — ответил Гарри, целуя ее. — Потому что ты мне доверяешь. Аккуратно подтолкнув Гермиону назад, он мягко прижал ее к стене. Ему пришлось вспомнить все, чему его когда-то учили, потому что Гермиона — не привычная клиентка, и Гарри, забывшись, запросто мог сделать что-то не то, а уж как бурно Гермиона может выражать свое недовольство, он знал. Но вопреки его беспокойству Гермиона оказалась более раскрепощенной, чем он думал. Она так открыто реагировала на его ласки, что Гарри не мог заставить себя от нее оторваться. Пока Гермиона, в очередной раз вздрагивая от пробивших тело судорог, не попросила его остановиться. * * * Днем Гарри уехал. Гермиона знала, что вернется он только под утро, и всячески заставляла себя не думать о том, что, возможно, вот прямо в эту минуту под ним стонет какая-то стерва. Гермиона знала, что прежде чем явиться дома, он специально заедет в агентство, примет душ и переоденется. И к вечеру Гермиона смогла убедить себя если не перестать обращать на все это внимание, то хотя бы делать вид, что не обращает. Когда вернулся Гарри, она не слышала, лишь проснувшись утром, обнаружила его спящего рядом с собой. Солнечный луч, пробивающийся через неплотно задернутые шторы, падал ему на лоб, высвечивая тонкий шрам. Слабо улыбнувшись, Гермиона наклонилась к Гарри, чтобы легонько поцеловать, как вдруг заметила на его плече след от укуса. Медленно отстранившись, она села и вздохнула. Вся вчерашняя работа над собой прошла зря. И спустя три часа, когда проснувшийся Гарри подошел к ней, чтобы обнять, она мягко уперлась ему обеими руками в грудь. — Что-то случилось? — тихо спросил он. Гермиона видела в его глазах встревоженность и знала, что меньше всего он хочет услышать то, что она собирается сказать, но она оказалась слабее, чем думала. — Я не могу, — прошептала Гермиона, отмечая, как в глазах Гарри появляется страх. Скользнув ладонью выше, она надавила пальцами на укус — то ли желая сделать Гарри больно, то ли чтобы указать ему на причину. Он чуть дернулся, едва заметно поморщившись. А Гермионе хотелось впиться ногтями в его плечо и просто содрать это мерзкое «клеймо». — Я пыталась, Гарри. Вчера только и делала, что уговаривала себя, убеждала, успокаивала, и у меня почти получилось, но... — она убрала руку с его плеча, чувствуя, что еще немного, и она действительно вцепится в него ногтями. — Нет, я не готова к такому. Прости. Гермиона отошла от него, мучительно думая над тем, что ей делать дальше. Уйти сейчас и не видеться с Гарри две недели, или остаться в его доме и держаться на расстоянии, издеваясь и над собой, и над ним. Желание уйти было сильнее, и хотя бы для того, чтобы Гарри не видел ее слез. А разрыдаться очень хотелось. Гарри не сказал ни слова, но Гермиона чувствовала его взгляд. Может, было бы лучше, если бы он накричал на нее и вышвырнул из дома. Это здорово бы облегчило ей нелегкий выбор. Но Гарри молча ушел в комнату, а через несколько минут Гермиона услышала, как от дома отъехала машина. И, разрыдавшись, взвыла в голос, сжавшись в кресле и обхватив колени руками. * * * Вивиан была в бешенстве. Гарри это заметил как только вошел в ее кабинет. Она терпеть не могла, когда на ее мальчиках и девочках клиенты оставляют хотя бы малейшие следы. Это не только нарушало один из пунктов контракта с эскортером, но и Вивиан считала это оскорблением. А уж когда дело касалось его, Гарри, она и вовсе впадала в бешенство. Но сейчас Гарри было на это плевать. Он сидел в кресле напротив нее и вяло наблюдал за разноцветными рыбками в аквариуме, который Вивиан поставила в кабинете несколько дней назад. Впервые за пять лет ему хотелось разгромить здесь все, вопя при этом как он ненавидит это место. Но Гарри сдерживал себя. Вины Вивиан не было. И если он и должен кого-то ненавидеть, то только себя. Гермиона не выдержит две недели, он это знал. Она воспринимала все, как измену, и, как и любой человек, не могла с этим смириться. Да и не должна была. — Гарри! Ты слышишь меня? Он вздрогнул и перевел взгляд на Вивиан. — Да, Вив. — Что с тобой сегодня? — Все нормально, — Гарри едва не скривился от того, насколько плохо у него получается врать Вивиан. Он снова уставился на рыбок. Гермионе он врал лучше? Видимо, да, раз она ни разу не смотрела на него так, как сейчас смотрит Вивиан. — Гарри, что у тебя случилось? — Ничего нового, Вив. Все как всегда. Вряд ли, вернувшись домой, он застанет там Гермиону. И вряд ли она вообще еще когда-нибудь позволит ему к себе прикоснуться. И надо ж было этой суке Шоу впиваться в него зубами! Вивиан что-то говорила про Найоми Милманн, которую Гарри предстояло сопровождать на каком-то кинофестивале, но когда он, вспомнив, как Гермиона с влажными от слез глазами сжала его плечо, и машинально коснулся пострадавшего места, Вивиан замолчала на полуслове. Гарри глянул на нее и понял, что она заметила это его движение. Она посмотрела на лежащий перед ней готовый новый контракт, потом перевела задумчивый взгляд на монитор. Гарри не спрашивал, в чем дело. Скорее всего, она просто что-то вспомнила. Она несколько раз щелкнула мышкой, и принтер громко пропищал, начав печатать. Гарри убрал руку от плеча и снова углубился в свои мысли, пока Вивиан не положила перед ним какие-то бумаги. — Подпиши, — негромко сказала она. Гарри молча взял ручку, отвернул первый лист, но на привычном месте рамки для подписи не оказалось. Моргнув, отгоняя назойливые мысли, он поднял взгляд выше, чтобы прочитать текст. — Я с самого первого дня обещала тебе, — заговорила Вивиан, когда он удивленно вскинул голову, — что ты сможешь уйти в любой момент. Когда захочешь. Но выходит, что я вынуждаю тебя работать. — Но а как же все эти... Вивиан покачала головой, и Гарри замолчал. — Ни одна из этих, — она посмотрела в монитор, — самок не стоит твоих страданий, Гарри. Подписывай. Она улыбалась. Но только одним губами, в глазах Гарри видел невыносимую тоску. Он сильнее сжал ручку и, вздохнув, быстро поставил подпись. Сунул руку в карман и положил на стол ключи от машины. — Можешь идти, — тихо сказала Вивиан. Поднявшись, она подошла к аквариуму и, взяв щепотку корма, бросила его рыбкам. — Хотя конечно, жаль терять такого работника, — добавила она с улыбкой, обернувшись. — Даже несмотря на то, что ты иногда доставлял проблемы. — Настоящая головная боль, — покивал Гарри, подходя к ней. Вивиан повернулась к нему. — Но ты был одним из лучших, — она провела ладонью по его щеке и, подавшись вперед, поцеловала. — Последний раз, — улыбнулась она. Гарри почему-то эта фраза показалась пугающей, и он обхватил Вивиан руками, крепко обнимая. Она была неотъемлемой частью его жизни, и как бы сильно Гарри ни хотел покончить с эскортом, но терять Вивиан было для него невыносимо. Гарри медленно спускался по широкой лестнице, окидывая «Леонардо» прощальным взглядом. Он никогда больше не войдет в эти двери, никогда не пройдет по мягким, полностью заглушающим шаги коврам, которыми устланы коридоры; не будет спорить с Джозефом или сидеть в комнате отдыха с другими парнями и с хохотом обсуждать клиентов. И никогда больше Вивиан не вызовет его в свой кабинет. Гарри открыл входную дверь и глубоко вздохнул. Хотелось почувствовать радость от того, что теперь он может полностью отдать всего себя Гермионе, что больше не придется никого изображать, что он наконец-то свободен... Но единственное, что ощущал Гарри, когда двери «Леонардо» захлопнулись за его спиной, — абсолютная пустота.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: