Наперегонки с дьяволом +216

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Флэш

Автор оригинала:
indiepjones46
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/8792323

Основные персонажи:
Айрис Уэст, Бартоломью "Барри" Аллен (Флэш), Гаррисон "Гарри" Уэллс (Земля-2), Детектив Джо Уэст, Кейтлин Сноу (Киллер Фрост), Леонард Снарт (Капитан Холод), Лиза Снарт (Золотой Глайдер), Франциско "Циско" Рамон (Вайб)
Пэйринг:
Леонард Снарт/Барри Аллен , Киллер Фрост/Циско Рамон , Циско Рамон/Лиза Снарт
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Экшн (action), PWP, Hurt/comfort, Songfic, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
BDSM, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Элементы гета
Размер:
Макси, 105 страниц, 19 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
**Третья из пяти частей серии «Time in a Bottle».**
Когда Барри и Лен наконец-то решают попробовать строить нестандартные отношения, мирная жизнь Барри начинает лететь к чертям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Первая часть: https://ficbook.net/readfic/5003820
Вторая часть: https://ficbook.net/readfic/5075052
Четвертая часть: https://ficbook.net/readfic/5564131
Обязательны к прочтению, так как это одна история.

Глава 4

23 января 2017, 22:43
Пятнадцать минут спустя Барри вбежал на этаж и приник ухом к двери квартиры Айрис. Услышав сквозь толстое дерево голос Мэри Джей Блайдж, завывающий «Не буду плакать», он выругался. Эта песня означала, что Айрис слушает «страдальческий» плей-лист, не сулящий Барри ничего хорошего. Он посмотрел на сумку в руке и понадеялся, что это удержит Айрис от желания выставить его за дверь без разговоров.

Начало показалось Барри не слишком оптимистичным.

Сделав глубокий вдох для храбрости, он постучал в дверь, а затем умчался за угол. Мгновение спустя, когда Айрис распахнула дверь и вышла в коридор, Барри промчался мимо нее и влетел в квартиру. Айрис обернулась, а он уже успел разложить содержимое сумки на столе в гостиной в качестве предложения перемирия.

Даже нахмуренная, со зло прищуренными глазами и нервно закушенной губой Айрис была все так же красива, как и в день их знакомства, когда им было по восемь лет. И неважно, что она была одета во фланелевые пижамные штаны и шерстяной оверсайз-свитшот, словно ей было наплевать на внешний вид.

— Что ты здесь делаешь? — сердито спросила Айрис. — Я не хочу тебя видеть, у меня нет настроения, так что можешь тащить свою лживую задницу прочь из моего дома, вместе со своим щенячьим взглядом.

Ее глаза метнулись к журнальному столику, на котором Барри разложил любимые лакомства Айрис. Она была главной сладкоежкой в семье, и Барри знал все ее слабости. На столе лежал огромный желтый пакет M&Ms, упаковка вишневых лакричных палочек Twizzlers, пачка коричных карамелек Atomic fireball, хрустящие крекеры в виде животных, гигантская плитка шоколада Herseyʼs Special Dark и банка ванильного мороженого Ben and Jerryʼs с кусочками ирисок.

— Все это дерьмо остается, а ты — на выход.

Барри протянул к Айрис руки, пытаясь найти нужные слова. Сейчас он в прямом смысле шел по лезвию бритвы.

— Пожалуйста, дай мне все объяснить. Все не так, как ты думаешь, — взмолился он.

Айрис вздрогнула и выпалила:

— О, да ладно? То есть вчера ночью ты не трахался с другой?

Блядь. Она убьет его.

— Ну, технически да, но…

Айрис зарычала, схватила первый попавшийся под руку предмет и швырнула Барри прямо в голову. Он едва успел поймать брошенную фоторамку, следом полетел снежный шар из Диснейленда, мобильный, электронная книга, пульт от телевизора и фарфоровая фигурка кошки.

— Ты засранец, Барри Аллен! Я не верю ни единому твоему слову! — кричала Айрис. — Ты бросил меня на ровном месте, а теперь как ни в чем не бывало заявляешь, что трахаешь другую? Как ты мог так поступить со мной?! Ты говорил, что любишь меня! Что случилось, Барри? Все изменилось за одну чертову ночь?!

Когда вокруг Айрис закончились вещи, Барри мелькнул вперед и схватил ее за руку.

— Дай мне шанс. Я все объясню...

Айрис вырвала руку и отвесила Барри пощечину.

Он мог уклониться, спасибо суперскорости, но не стал, потому что заслуживал этого наказания. Звонкий звук удара разнесся по комнате, Айрис отскочила и в ужасе прижала пальцы к губам.

— О, боже, Барри, мне так жаль! — ее вмиг растерявшие всякую злость глаза наполнились слезами. — Не знаю, что на меня… Я просто… — Айрис замолчала, беспомощно взмахнув руками.

— Обижена? Расстроена? Зла? — подсказал Барри. Боль от удара по щеке быстро исчезала, так что ему не пришлось даже ощупывать саднящую кожу. — Скорее всего, все три варианта. Я не сержусь, Айрис. За то, что я сделал, я заслуживаю гораздо более сурового наказания. Я не могу ничего сделать с той болью, которую причинил тебе за эти три месяца, но могу хотя бы попробовать объяснить. Это вряд ли поможет тебе простить меня, но, по крайней мере, ты поймешь, в чем дело. Только дай мне шанс.

По щеке Айрис скатилась одинокая слеза, и девушка гневно вытерла костяшками пальцев мокрую дорожку.

— Я не знаю, как я должна тебя простить, если ты так спокойно говоришь о другой девушке. Может, через несколько месяцев, но точно не сейчас. Мне слишком больно.

Барри сглотнул густой комок в горле.

— Есть кое-что, Айрис… Человек, с которым я провел ночь, не девушка.

Лицо Айрис застыло, только глаза непонимающе уставились на Барри. Рот открылся, но из него не донеслось ни звука, Айрис одними губами произнесла «что?».

— Я сказал, что не проводил ночь с девушкой. — Желудок Барри сделал кульбит. — Я был с мужчиной, Айрис.

Айрис издала какой-то странный хриплый звук, вздрогнула всем телом и разразилась сумасшедшим истерическим смехом. Барри с опаской посмотрел на девушку и отступил, но Айрис никак не могла успокоиться, икая и давясь смешками. Ему еще не доводилось видеть ее в таком состоянии, и он совершенно не представлял, что теперь делать и как помочь.

— Айрис, — нерешительно промычал Барри. — Скажи что-нибудь, ты меня пугаешь.

Девушка рухнула на диван и со стоном спрятала лицо в ладонях.

— О, господи, Барри. Как же я не заметила эти намеки… Я самая тупая дура во всей мультивселенной. — Ее голос был осипшим от сдавленного смеха и слез. Барри нахмурился и осторожно присел рядом.

— Ты не дура в любой вселенной. И что значит «не заметила намеки»?

Айрис подняла голову, и сердце Барри заныло от тоски — мокрые следы от слез и размазанная тушь испортили совершенство ее смуглой кожи.

— Намеки, Барри. — Айрис вытерла глаза рукавом свитшота. — Они всегда были, и я могла их разглядеть и понять.

Барри недовольно сжал губы, расплывчатые ответы его не очень устраивали, но он по-прежнему побаивался изменчивого настроения Айрис.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, Коротышка, — детское прозвище скользнуло с губ Барри прежде, чем он успел как следует подумать.

Айрис с тоской посмотрела на него.

— Барри, ты гей. Ты всегда был геем, но никто из нас не смог этого понять. Помнишь, в средней школе, когда Джорджия Барнаби втюрилась в тебя? Она была самой красивой девочкой в школе, а ты даже не смотрел в ее сторону. Ты был слишком занят видеоиграми с Ламонтом Фишером. Ты не мог отлипнуть от него до восьмого класса, пока он не переехал. Ты был так расстроен, страдал целый год, пока не встретил…

— Джейсона Уэтефорда, — договорил за Айрис Барри, начиная понимать, к чему она клонит. — Он был крутым и обращался со мной как с дерьмом, но я терпел, ведь я мог быть с ним рядом. Я говорил тебе, что он дал мне впервые покурить травку? Блядь, он был таким мудаком, но я просто потерял голову.

Айрис фыркнула и схватила со стола ведерко мороженого.

— Да, я помню, он и правда был уродом, и я понять не могла, почему ты все это проглатывал. Думаю, теперь мы оба знаем причину, — с горечью добавила она, облизывая крышку. — Барри, ты не принесешь мне…

Айрис не успела договорить, а Барри уже успел метнуться на кухню, достать ложку из ящика, вернуться и воткнуть ее в мороженое. Единственным признаком движения были взметнувшиеся волосы Айрис и ложка, медленно погружающаяся в тающий десерт.

—… ложку, — закончила Айрис, яростно моргая и откидывая волосы с лица. Барри не смог сдержать ехидной улыбки. — Блин. Спасибо.

— Всегда пожалуйста, Коротышка, — рассмеялся Барри. Айрис тоже улыбнулась, что дало ему надежду на положительный исход разговора, но улыбка на лице девушки почти сразу же погасла. Барри нервно облизал губы.

— Что ты хочешь сказать? Что я всегда был геем? Как я мог этого не знать? Разве такие вещи не осознаются в двенадцать лет?

Айрис облизнула ложку, и комната погрузилась в тишину на несколько напряженных секунд.

— Дорогой, твоя мать была убита злодеем из комиксов, когда тебе было всего одиннадцать, — наконец продолжила она. — Твоего отца отправили в тюрьму за убийство, которое он не совершал, ведь никто не поверил твоим рассказам о человеке-молнии. Твоя жизнь изменилась в мгновение ока, когда ты был на пороге взросления, поэтому я не удивлена, что ты не думал об этом.

Барри показалось, что его снова ударили по лицу, но на этот раз боль не исчезла. Слова Айрис звенели словно колокольчики, искрами пробегая по телу. Он снова ощутил всю тяжесть предательства Эобарда Тоуна, ведь он не только убил мать Барри в тот вечер, Эобард отнял часть его души.

— Эобард неплохо так меня выебал, да? — сморщился Барри, стараясь избавиться от не вовремя возникших эмоций.

Айрис шлепнула его по руке.

— Прекрати! Я не собираюсь тебя жалеть. Я по-прежнему зла и по-прежнему жду объяснений. Которые должна была услышать три месяца назад. — Айрис с ненавистью посмотрела на мороженое и сунула ложку в рот. — Ты обидел меня. И то, что ты гей, ничего не меняет. То, что ты сделал, ужасно. Ты меня бросил.

Барри показалось, что откуда-то взялся Оливер Куин и выстрелил ему прямо в сердце. Он мог почти чувствовать, как кровь хлынула в его легкие, и он едва не задохнулся из-за недостатка воздуха.

— Боже, Айрис, я знаю. Клянусь, я не нарочно все это натворил, но и это меня не оправдывает. Ты заслуживаешь гораздо большего, а я подвел тебя. И даже если мне понадобится целая жизнь, я никогда не перестану пытаться исправить то, что сломал.

Айрис снова вытерла лицо рукавом и принюхалась. Схватив ведерко с мороженым, она отползла в угол дивана, подтянула колени к груди и сверху натянула толстовку.

— Ты можешь начать прямо сейчас. — Она зачерпнула мороженое. — Расскажи, что случилось.

Барри медленно кивнул, но его все еще раздирали противоречия.

— Прежде чем я начну, ты должна знать кое-что. Человек, с которым я провел ночь, тебе знаком. И все это началось из-за него.

Айрис застыла, держа ложку на полпути ко рту.

— Если ты сейчас произнесешь имя моего брата, я тебя прикончу.

Барри в ужасе отшатнулся.

— Конечно, это не Уолли! Господи, Айрис! Нет, нет! — Он нервно вздрогнул. Айрис пожала плечами и снова вернулась к мороженому.

— Я не думал, что смогу с ним дружить, а уж тем более встречаться. Обычно герои не влюбляются в злодеев…

Айрис вдруг ахнула, забыв про десерт.

— Снарт! Господи, ты трахаешься с Леонардом Снартом!

— Как, черт возьми, ты догадалась?! — Барри в ужасе вытаращил глаза. — Я сражался с десятком всяких негодяев!

Айрис покачала головой и поскребла дно ведерка, доедая остатки мороженого.

— Да, но Снарт единственный, кто знал твою настоящую личность. Плюс он обращался с тобой как с дерьмом, но ты продолжал бегать за ним. Это Джейсон Уэтерфорд, версия номер два.

— Лен ни разу не Джейсон Уэтефорд, — возмутился Барри, бросаясь на защиту. — Он та еще задница для всех, но только не со мной.

Айрис швырнула пустой контейнер на стол, обняла колени и спокойной сказала:

— Убеди меня.

Барри глубоко вздохнул и наконец рассказал все. Айрис иногда перебивала, задавая вопросы и требуя разъяснений определенных моментов, но все остальное время она сжималась в своем огромном свитшоте, будто бы становясь все меньше.

Барри рассказал, как Лен приручил спидфорс, нехотя признался, как страдал, покидая убежище и оставляя там Лена. Вскользь упомянул о том, какие мучения пережил, тоскуя по Лену, пока тот снова его не нашел.

К тому моменту, как поток сознания Барри иссяк, они вместе съели весь пакетик с М&Мs, полпачки печенья и почти все крекеры, но шоколадом Айрис упрямо не хотела делиться.

Наконец Барри замолк, а Айрис съежилась в углу дивана. Она точно все еще была обижена и зла, но теперь в ее грустных глазах больше не было непонимания.
Барри отчаянно верил, что в один прекрасный день они смогут починить мост между ними, ведь Айрис всегда была самым важным человеком в его жизни, и он не мог просто так ее потерять.

Чистое безумие заставило его ляпнуть:

— Поговори со мной, Айрис. Теперь, когда ты все знаешь, ты можешь хотя бы дать мне крошечную надежду на прощение?

Айрис высунула нос из воротника толстовки и вздохнула.

— Я уже простила тебя, Барри. Ведь мы всегда должны прощать своих любимых. Но прощение волшебным образом не заставит боль исчезнуть. Я любила тебя, а ты ушел безо всяких объяснений. Я была напугана и зла. Это было почти так же ужасно, как гибель Эдди прямо у меня на глазах. Я снова осталась одна. А теперь… у меня есть новая порция боли, потому что я никогда не чувствовала того, что ты чувствуешь к Снарту. Ни с Эдди, ни с тобой.

Барри не смог удержаться и притянул Айрис к себе, а когда она разрыдалась, обнял крепче.

— Скажи, что мне сделать, Коротышка. Я сделаю все, чтобы снова сделать тебя счастливой.

Айрис вытерла мокрый нос прямо о рубашку Барри.

— Ничего, просто будь честным со мной, — грустно сказала она. — Это единственное, что может исправить то, что осталось от наших отношений, ну еще время, может быть. Мне нужно заняться самокопанием, но я не буду сидеть в четырех стенах как раньше. Я всегда буду рядом, чтобы помочь, но теперь нам стоит пойти разными дорогами, по крайней мере, пока. Твоя жизнь слишком долго вращалась вокруг семьи, работы и Флэша. Оставь это, будь просто Барри Алленом. Беги за своим счастьем так, как ты бежишь за злом. Слышишь меня?

Барри обнял ее еще крепче и позволил себе прижаться носом к ее волосам, глотая непрошеные соленые слезы.

— Пожалуйста, не выгоняй меня из твоей жизни. Я люблю тебя. Я всегда любил тебя, Айрис. Ты часть меня.

— Я знаю, Барри. — Дыхание Айрис сбилось, она отстранилась и посмотрела Барри в глаза. — Но наши отношения меняются, и мне нужно время, чтобы это принять. Я буду рядом, если понадоблюсь, но мне нужно держаться от тебя подальше, пока я не разберусь с собой. Я не говорю, что я никогда не захочу видеть тебя, Барри. Я тоже люблю тебя, и я никогда не перестану беспокоиться о тебе. Но чтобы прийти в себя, мне нужно побыть одной.

Горло Барри свело от желания заплакать еще пуще, но он знал, что выбора нет, придется уступить ее желаниям. Он должен вернуть ее доверие и отстроить заново этот рухнувший мост дружбы.

— Если ты хочешь, я так и сделаю, Коротышка. Просто обещай, что если что-то пойдет не так, ты позвонишь. Я всегда буду рядом, чтобы спасти тебя.

Айрис ослабла в его руках. Обняв себя за плечи, она сказала:

— Я знаю. Все будет хорошо. Я слишком упряма. — Они оба невесело усмехнулись. — Иди и будь счастлив, Барри. Если кто-то и заслуживает этого, так это ты. Мне просто нужно выяснить, как найти свое счастье, и теперь я знаю, что никогда не разделю его с тобой.

Барри встал и потянул Айрис за руку для последнего объятия. Стиснув ее стройное тело, Барри разжал руки и пошел к двери. Взявшись за ручку, он обернулся.

— Никогда не сомневайся, что я до сих пор люблю тебя, Айрис. Ты самая удивительная женщина, которую я когда-либо знал.

Он закрыл за собой дверь, не дожидаясь ответа. Тянуть дальше было просто нельзя. Он медленно спустился по ступенькам и пошел по улице в сторону своего дома в трех милях отсюда. Барри чувствовал себя свободным. Впервые с одиннадцати лет их пути разошлись. Айрис всегда была его судьбой, его якорем, и теперь она оставила его на произвол судьбы. Хоть он и гордился ее смелостью, но все равно был до чертиков расстроен.

Барри дошел до дома, его шаги были все медленнее и тяжелее, словно он смертельно устал. Он просто хотел лечь спать и забыть про все мучения, что он причинил людям, которых он любил больше всего на свете. Когда его рука опустилась ручку двери, его сотовый просигналил о входящем сообщении. Барри выудил его из кармана, а глубине души надеясь, что это была Айрис.

Босс: все хорошо?

Не Айрис.

Губы Барри дернулись, и он отстучал в ответ:

Физически — да. Эмоционально — нет. Семейные драмы, в общем.

Босс: я на складе.

Увидимся через пару секунд.

Вес тяжелого дня тут же исчез с его плеч.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.