Кувыркаясь вместе (Tumbling Together) +556

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Флэш

Автор оригинала:
RedHead
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/4119645

Основные персонажи:
Айрис Уэст, Бартоломью (Барри) Аллен (Флэш), Леонард Снарт (Капитан Холод), Лиза Снарт (Золотой Глайдер), Мик Рори (Тепловая Волна), Эдди Тоун
Пэйринг:
Леонард Снарт/Барри Аллен, побочные пейринги по ходу сюжета
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, Повседневность, AU, Дружба
Предупреждения:
Нецензурная лексика, ОЖП, UST, Элементы гета
Размер:
Макси, 508 страниц, 36 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Невероятно. Спасибо. » от Anri.
«Это было крекрасно)» от Valanga
«Спасибо автору и переводчикам!» от Natsu Reiko
«Один из лучших фиков по Флэшу)» от Lana_red
«Это прекрасно! Благодарю! » от Giotto_Primo
«За невероятные эмоции! ❤ » от Джекселент де Вильде
«За прекрасный перевод!» от Inferno
«За долгожданный секс!:))))» от Reverse Flash
«ЛУЧШАЯ работа!» от Лучше_КэтриН
«Замечательная работа!» от Coldflash
Описание:
Когда Барри и Лен внезапно обнаруживают, что случайно стали соседями, им приходится привыкать к новой жизни, проходя через недоразумения и удивительно большое количество точек соприкосновения.

Посвящение:
Автор посвящает работу bealeciphers, автору «Негодяев Z»

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания переводчика:
Арт Aquafolie
http://aquafolie.deviantart.com/art/Tumbling-Together-625999369

UPD-1: с 15-й главы с нами переводчик Milena Econ
UPD-2: с 17-й главы с нами переводчик vera-nic (она же бета/гамма)
UPD-3: с 22-й главы с нами переводчик Pretty Penny
UDP-4: с 23-й главы с нами переводчик Icy_mint

**Обращение ко всем тем, кто упорно тащит текст на свои окололитературные сайты с текстами - размещение запрещено, читайте шапку! Я не перестану жаловаться и требовать удалять перевод с ваших ресурсов.**

Глава 23. Ноги леденеют от страха в прямом смысле

21 июня 2017, 18:43
Примечания:
**Переводчик: Icy_mint**
На протяжении следующих двух дней Барри с головой ушел в работу, стараясь не думать о порно-фиаско (ладно, хорошо, возможно он и пересматривал видео, в исключительно научных целях, конечно! Хотя он тыкал во все ссылки, в которых упоминались Флэш и Холод). У него не было возможности увидеться с Леном прошлым вечером, потому что дела Флэша отнимали слишком много времени, к тому же Барри хотелось дать Лену немного личного пространства и времени, чтобы все обдумать. Но он надеялся увидеться с ним сегодня, потому что прошедшего времени было достаточно, чтобы определиться, на какие компромиссы и соглашения им придется пойти ради этих отношений.

Вот почему Барри задевало то, что на звонки Лен не отвечал. И дома его не было. И хотя Барри соблазнялся идеей фазироваться в его квартиру и проверить еще раз, он понимал, что это смешно. Наверное, Лен торчал в баре или был занят с Негодяями, разрабатывая план очередной кражи или обдумывая то, как сделать жизнь Флэша невыносимой. Было бы иронично, если бы он не был занят какой-нибудь кражей с Негодяями, учитывая, что ночью они должны были обсудить Флэша и все прилагающееся, но он в это не особо верил.

Перед тем как отправиться в традиционный вечерний Флэш-тур по городу, Барри насладился ужином в гордом одиночестве перед телевизором, а после того, как сбагрил неудавшегося воришку дежурившему сегодня Эдди, успел поболтать с Циско и Кейтлин и проверить свои отчеты. Когда Барри вернулся домой, было около полуночи. Ответа на звонки не было до сих пор, и это заставляло волноваться. Обычно у Лена не уходило столько времени, чтобы вернуться домой. Может, он действительно был занят работой?

Барри лег спать с неприятным сосущим чувством в желудке, что нисколько не помогало уснуть, а проснулся от неумолкающего телефона, совершенно растерянный и недовольный, потому что номер был незнакомым, а на часах было далеко за час ночи.

— Да?

— Эй, С-ска-скарлет. — На другом конце провода зубы стучали так громко, что Барри не сразу смог сообразить, чей это голос.

— Лен?!

— М-м-можешь помочь, если ты…

— Где ты? — Барри тут же вылетел из постели и натянул костюм Флэша.

— Т-т-аксоф-ф-фон у прич-ч-ч-ала, улица…

Барри уже сбросил звонок и унесся.

***



Когда Барри оказался у доков, у Лена уже были синие губы, а руки практически примерзли к таксофону. Стоял декабрь, а Лен был промокшим с головы до ног так, что его рубашка и брюки покрылись тонким слоем инея, а руки покраснели от холода. На нем были только черные джинсы и кожаная куртка поверх тонкого свитера, а криопушки и парки нигде не было видно. Барри даже не стал замедляться — положил трубку обратно на таксофон, подхватил Лена и помчался обратно в квартиру. К моменту, когда они оказались у Барри дома, лицо Лена успело сменить выражение с раздраженного на удивленное. К своей нормальной скорости Барри вернулся только после того, как пронес их сквозь внешнюю стену, поднялся по пожарной лестнице и прислонил Лена к стене.

У Лена вырвался тихий медленный стон, а Барри уже стоял напротив него с градусником.

— Тебе лучше снять одежду. — У него была масса вопросов, но они могли подождать.

— Если бы мне не было так х-холодно, то меня бы точно с-стошнило после такого забега.

Это действительно было приличное расстояние, но сейчас Барри больше заботили неестественно бледный оттенок его кожи и иней на одежде Лена, чем его вполне объяснимая тошнота.

— Тебе помочь?

Лен только махнул рукой — его до сих пор мелко трясло, глаза были закрыты, а брови сведены, и все силы уходили на то, чтобы хоть немного справиться с болью во всем теле, и чтобы его не вывернуло. Барри раздел его и закутал в полотенца в одну секунду, одно обмотав вокруг бедер, а второе накинув на плечи. Не получив со стороны Лена никакого видимого протеста, он уложил его на кровать, а сам умчался за третьим полотенцем, чтобы нормально вытереть оставшиеся открытыми участки кожи.

— Тебе следует согреваться медленно. Горячие ванна или душ после переохлаждения могут только навредить.

— М-м... — Лен даже глаза не открыл.

— Не засыпай тут у меня.

— Я не сплю.

Барри тихо выдохнул. Его собственный пульс зашкаливал из-за волнения, пока он тщательно просушивал каждый палец на руке Лена, прежде чем перейти к предплечью от локтя и выше. Он позволил Лену расслабиться, оставляя крутившиеся в голове вопросы на потом, переходя на его замерзшие ноги. Барри старался быть максимально аккуратным и не задерживаться на ушибах, которые постепенно расцветали по всему телу, особенно на руках. Бровь у Лена была рассечена, на голове прощупывалась шишка, а грудь украшал яркий синяк. Меньше всего времени ушло на голову, потому что волосы Лена были коротко подстрижены. Снарт открыл глаза, когда Барри уже заканчивал. Он выглядел опустошенным, под глазами залегли тени, и Барри с уверенностью мог сказать, что никогда прежде не видел Лена настолько податливым.

Он отбросил полотенце и опустился на корточки, чтобы быть с Леном на одном уровне и видеть его глаза.

— Ты в порядке?

Лен прикрыл глаза и тихо выдохнул, и это намного больше походило на «нет», чем рассчитывал Барри.

— Давай согреем тебя, — мягко сказал он, стащив с себя костюм и оставшись в одном белье, потом вытащил из шкафа несколько одеял и бросил их на кровать. Недолго думая, он скользнул в нее, приглашающе похлопал по месту рядом с собой, предлагая поделиться теплом. Лен посмотрел на него и, согласно кивнув и избавившись от промокших полотенец, забрался под одеяла. Подождав, пока он устроится, Барри придвинулся почти вплотную и прижался к нему, крепко обнимая.

Гребаный ад, кожа Лена была буквально ледяной. Барри пытался делиться собственным сверхъестественным теплом, но боялся своей вибрацией разрушить кровеносные сосуды, слишком ослабшие после гипотермии. Успокаивало то, что Лен не казался отстраненным, дезориентированным или потерянным, и Барри был уверен, что госпитализация ему точно не потребуется. Спустя какое-то время Лен прижал к его голеням свои замерзшие ноги, и Барри едва не зашипел от холода. Оставалось надеяться, что у Лена не было обморожения.

Барри плотнее прижался к нему, обнимая за талию, и тихо зашептал:

— Знаешь… кое-кто бы сказал, что это просто парадоксально — ты подвержен гипотермии.

По крайней мере, у Лена вырвался мягкий смешок. Через пару минут он наконец заговорил:

— Я почти польщен.

Барри улыбнулся, но чувствовал себя чуть ли не провинившимся, потому что Лен лежал в его постели из-за переохлаждения, и это было не самое подходящее время, чтобы заигрывать.

— Скажешь, что произошло?

Какое-то время в комнате было слышно только тихое дыхание. Барри чувствовал напряжение Лена. Он думал, что это было результатом переохлаждения, но теперь, когда они были так тесно прижаты друг к другу, что соприкасались буквально каждым участком кожи, стало очевидно, что Лен на взводе. Что же… это было ожидаемо, учитывая случившееся.

— Я должен? — наконец ответил Лен, и Барри удалось удержаться от шуток про раздражительность. Он на самом деле совсем не казался раздраженным, но это было бы даже веселее.

— Нет, Лен, — тихо ответил он, мягко прижимаясь губами к его шее. — Ты не обязан.

Лен расслабился в ту же секунду, и Барри воспринял это как личную победу. Но спустя минуту Лен выдохнул, переплел их ноги, стараясь украсть как можно больше тепла, и тихо заговорил.

— Мой отец… мы… не то чтобы ладим. Я, может, и не очень хороший человек, но стараюсь не быть похожим на него. Он не сделал для нас с Лизой ничего хорошего. Пьяный, лживый коп, мошенник, постоянно недовольный и алчный. Он сделал из нас тех, кто мы есть сейчас. Научил красть, сбывать, научил как и с кем работать.

Барри молчал, внимательно слушая. Лен никогда не говорил о чем-то настолько личном и никогда не рассказывал о своем прошлом.

— Половина шрамов досталась мне от него.

Барри выдохнул, крепче сжимая руку Лена.

— У Лизы тоже. Я пытался защищать ее, но этого всегда было недостаточно. Его следовало засадить за решетку на всю жизнь. Достаточно обвинений в умышленном нападении и убийстве, чтобы оставить его там, не беря в расчет его послужной список за годы работы в полиции.

Он молчал несколько минут, и Барри осторожно подсказал:

— Но он сбежал?

Лен вздохнул и, к удивлению Барри, начал переворачиваться. Барри отодвинулся, чтобы дать ему немного пространства, и чтобы не сползло одеяло, но когда Лен повернулся к нему лицом, Барри снова заключил его в объятия, о которых тот, очевидно, никогда сам не попросил бы.

— Сбежал, — подтвердил Лен после минуты молчания, показавшейся Барри слишком долгой. — Нам с Лизой стоит быть осторожнее. И я не хочу, чтобы ты — ты сам или Флэш — влез в это. У него есть связи, и он наверняка знает, что я встречаюсь с Барри Алленом, значком. Можно только догадываться, что он думает о моем «образе жизни».

— Он не знал, что ты гей?

— Слухи быстро разносятся. Он наверняка слышал, но тогда он был за решеткой. И это только малая часть того, о чем я говорю.

Барри мягко массировал спину Лена. Его голос был спокойным хоть и тихим, а кожа постепенно становилась теплее (на самом деле, просто становилась чуть менее ледяной), за исключением голеней, все еще прижатых к Барри, и рук, едва касающихся его груди.

— Он пытался причинить тебе боль?

— Нет. Он ничего не сделал, хотя знает мои привычки, знает, как меня найти и сделать так, чтобы я ничего не заподозрил. Он нанял какого-то парня, чтобы помочь ему с этим. Этот пацан — Уолкер, кажется? — должен был заняться Лизой с кем-то еще. Они встречались сегодня вечером с Айрис. Я спрятался, когда этот пацан вернулся к лодке один, он жаловался, что все провалилось. Думаю, Айрис узнала Уолкера и поняла, зачем он там, не дала ему забрать Лизу и задержала его. Тот, другой, еле вернулся обратно.

Барри сдержал улыбку, хотя и не понимал, почему Айрис еще ничего ему не сказала? Но судя по всему, она довольно легко справилась с этим.

— Что случилось на лодке?

Лен, смотревший до этого куда-то в сторону, перевел взгляд на Барри, потом перевернулся на спину и уставился в потолок.

— Он убил парня за то, что тот явился с пустыми руками, а я едва не убил его, когда понял, что Лиза в порядке — потребовалось какое-то время, чтобы выпутаться из веревок. Он вырубил меня. Когда я пришел в себя, мы оказались у причала, а пистолет был направлен мне в лицо. Старику нужна была моя помощь и моя криопушка в одном дельце. Он поделился со мной некоторыми деталями. Он полагал, что даже без залога в лице Лизы я не смогу отказаться, потому что мы были в бухте, и я был безоружен и связан. И он рассчитывал, что после сам займется Лизой.

— Он ошибся?

Лен улыбнулся. Едва заметно, но все-таки.

— Даже не представляешь, насколько сильно. Наемники, как правило, ленивы. Было нетрудно отправить его за борт, разрезав веревки куском металла. Но он не дурак. Он успел выстрелить. Вот только и я уже спрыгнул с лодки, подстрелить не получилось.

— К берегу ты плыл?

Лен поднял на него глаза.

— Кое-кто убедил меня, что уроки плавания — отличная идея.

У Барри буквально челюсть отвисла.

— Ты брал уроки?

— По утрам три раза в неделю весь этот месяц. Я был не так далеко от берега, и полагаю, уроки начали окупаться.

Барри ухмыльнулся — Лен выглядел немного самодовольным, и это было отличным знаком. Он казался почти спокойным. Задумавшись о плавании, Барри вспомнил еще кое-что…

— Ты звонил Лизе? Она знает, что ты в порядке?

— Перед тем как позвонить тебе, Барри.

Ну конечно. Он почти примерз к телефонной будке, но набрал сестру, чтобы удостовериться, что она в порядке, а потом позвонил тому, кто подрабатывал его личным сверхскоростным такси. Барри закатил глаза, хотя он и понимал Лена.

— Знаешь, я рад, — спокойно сказал он, когда стало понятно, что Лен не собирается продолжать, — что ты в порядке. И что ты позвонил мне. И что ты… рассказал все это. Тебе необязательно было это делать.

Лен повернул голову и снова взглянул на Барри. В комнате было почти темно, тускло светила лишь лампа на тумбочке рядом с кроватью, но Лен выглядел уже не таким слабым и взволнованным. Он согрелся, и его голос стал намного мягче, чем в начале их разговора.

— Мне это было нужно.

Барри был так влюблен в этого мужчину, что не смог бы избавиться от этого чувства, даже если бы очень захотел. Сейчас время совсем не подходило для признаний, но, может быть, позже, когда они решат обсудить их отношения, он скажет Лену, что хочет быть с ним несмотря ни на что, и что он полностью доверяет ему и Негодяям.

Но не сейчас. Барри улыбнулся, надеясь, что смог передать охватывающие его чувства, дотянулся до лампы, выключил ее и прижался к Лену как можно крепче, проваливаясь в сон.

***



Бип, бип, бип, бип, би-и-и…

— У тебя обязательно должен быть самый раздражающий в мире будильник, Барри? — Лен застонал, пряча голову под подушку, но все равно услышал смех Барри, который опирался на его грудь в попытках дотянуться и выключить эту адову штуку.

— Веришь или нет, но я всегда думал, что ты жаворонок.

— Я не ложусь раньше полуночи, если занят работой. С чего ты решил, что у меня есть желание поднимать задницу с кровати на рассвете?

Барри снова засмеялся, и Лен, улыбнувшись, высунул голову из-под подушки. Ему было невыносимо жарко, и как минимум три одеяла буквально придавливали его к кровати. Он сел, наблюдая за тем, как Барри, вылезая из постели, спотыкается на ровном месте, и наслаждаясь видом крепкой упругой задницы, что маячила перед ним в одних трусах, пока Аллен пытался справиться со своей координацией.

— Прекрасный вид с самого утра.

В лучах утреннего солнца все казалось гораздо проще. В том числе и то, что произошло накануне.

— Да. — Барри повернулся к нему и покраснел, но все равно улыбнулся, и с этого ракурса Лену открывался прекрасный вид на его внушительный стояк. — Я должен сказать спасибо? Рад, что тебе лучше. Но мне надо в душ, и я уже опаздываю. Увидимся вечером, ладно?

Лен проследил за тем, как Барри исчезает из комнаты, а в следующую секунду услышал шум воды — слишком быстро — и вздохнул, падая на огромное количество подушек, валяющихся по всей кровати Барри. Они были мягче, и значительно меньше, чем его собственные, да и сама кровать не была такого королевского размера. Лен был слишком взволнован и истощен вчера, чтобы нормально выспаться — не то чтобы обычно он спал слишком хорошо… но это было приятно. Успокаивающе, может быть. Тепло, всю ночь исходящее от Барри. Это успокаивало его, когда он снова и снова прокручивал в своей голове то, что Лиза в безопасности, а ему нужно отдохнуть и согреться — это было его основной задачей.

Он развалился на подушках, а одеяла спихнул вниз, когда Барри мелькнул перед ним при полном параде — слишком быстро, чтобы можно было за что-то зацепиться взглядом.

— Даже кофе не сваришь перед выходом?

— Завтрак и кофе в Джиттерс, — усмехнулся Барри, пожимая плечами и замедляясь настолько, чтобы Лен смог увидеть, как он поправляет рубашку и свитер. — На самом деле, мне всегда катастрофически не хватает времени по утрам. Позвони мне позже, если решишь сегодня встретиться. — Он быстро (не на суперскорости, но все же) метнулся за забытой сумкой, скользнул в кроссовки, пытаясь удержаться на одной ноге, пока поправлял шнурки на другой. — И да, ты можешь оставаться здесь сколько захочешь, просто запри дверь, когда будешь уходить. Ключи я взял. Хорошего дня. Побудь хоть один день ленивым! Позволь себе расслабиться и отдохнуть!

Он исчез за дверью раньше, чем Лен успел пожелать ему такого же хорошего рабочего дня. Он позволил себе насладиться мягкостью кровати еще несколько минут, размышляя, было бы это кощунственно или возбуждающе — подрочить в кровати Барри, — но решил, что предпочел бы, чтобы в этот момент Барри был рядом. Или, по крайней мере, знал о том, что Лен задумал. Это бы было гранью между святотатством и чем-то дико сексуальным. Вместо этого он отправился в душ, с которым тоже были связаны парочка воспоминаний. Плюс, было забавно найти рядом с шампунем тюбик смазки.

После, смыв с себя скопившееся напряжение, Лен залез в шкаф Барри в попытках найти хоть какую-нибудь одежду, и только хмыкнул, обнаружив там собственную рубашку и пижамные штаны, которые пришлось воровать обратно. Он приготовил завтрак и кофе и развалился на диване, разглядывая любимую подушку Барри, которую тот постоянно обнимал, но затем с сожалением вздохнул. Ему нужно было вернуться к себе, где у него был еще один телефон — его личный, — и поговорить-таки нормально с Лизой и наверное, с Миком тоже.

Его ключи по-прежнему лежали в куртке. Лен сгреб свою одежду с пола и выскользнул из квартиры с тихим вздохом. Он не был уверен, когда именно начал чувствовать себя здесь почти как дома.

***



Барри умчался на работу, подгоняемый паникой и адреналином. Он чуть не сказал Лену, что любит его, когда направлялся к двери. Это почти вырвалось. Без какой-либо задней мысли. Ему следует тщательнее следить за тем, что он говорит, если он не хочет ляпнуть это, к примеру, как-нибудь во время просмотра «Четырех свадеб» (они только закончили «Всем ни с места, я невеста»). Он действительно надеялся, что все случится немного романтичнее, и только после того, как они обсудят их отношения. Но на самом деле, ему необходимо сказать это Лену.

В голове был полный бардак, и Барри уже знал, что день обещает быть длинным.

***



Когда приехал Лен, Айрис все еще была у Лизы и послушно старалась не рассматривать разложенные на столе чертежи. Лен, казалось, удивился, застав ее здесь, но Лиза была в душе, а уходить, не попрощавшись, Айрис не хотела.

— Лиза сказала, у тебя была бурная ночка?

Он стоял, прислонившись к стене между кухней и столовой, бездумно глядя в пустоту, и Айрис не могла его за это винить.

— Она преуменьшила.

— Барри забрал тебя?

— Да. Ты была здесь с Лизой всю ночь?

— Да. — Уголок губ Айрис немного дернулся, намекая на улыбку. — Мне показалось, что ей не помешает компания.

Несколько минут в комнате царила тишина, и Айрис вернулась к телефону, собираясь обсудить с Барри их планы на обед — она взяла выходной на работе, — и совершенно не ожидала услышать от Лена что-то вроде:

— Спасибо, Айрис.

Она тут же подняла на него глаза.

— За то, что присмотрела за моей сестрой.

— О, не за что. Я запомнила Акселя Уолкера, когда он и его сумасшедший отец взяли меня в заложники, с сотней других людей. Когда я увидела его, следящим за нами от самого ресторана, то предложила сделать вид, что мы расходимся, чтобы посмотреть, за кем из нас он пойдет. Это не…

— Это было круто, — перебила ее появившаяся Лиза. Ее волосы еще оставались мокрыми после душа, но сама она была собрана.

— Я и не ждал чего-либо другого от твоих друзей, Лиза, — хмыкнул Лен, но Айрис зарделась от гордости.

— Я полагаюсь на тебя, Лиза, — сказала она, направляясь к двери. — Только держи меня в курсе, хорошо?

— Конечно, дорогая. Я сообщу, если что-то решится с портным сегодня, но мы все равно увидимся завтра вечером.

— Что у вас завтра? — поинтересовался Лен, когда Айрис уже надевала куртку.

— Барри не сказал? Завтра девичник. — Она улыбнулась Лизе. — И если Кейтлин говорит правду, то он, видимо, решил соскочить с крючка.

— Просто помните, что я не принимал в планирования никакого участия, так что я точно ни при чем.

Смех Айрис был слышен, даже когда она скрылась за дверью, но после того, как она ушла, Лен напрягся, вспомнив, из-за чего он пришел. Пока они обсуждали девичник и все такое, он почти забыл об этом, но сейчас…

— Вы подружились.

— Я и Айрис? Почему нет?

— Как вы начали общаться?

— Мы же женщины, Ленни.

Как будто это все объясняло.

— Ты же знаешь, нужно быть осторожнее.

— Почему? Барри все еще и не подозревает, что я в курсе всего?

— Ты же не думала, что я скажу ему? — хмуро спросил он.

— Это перестало быть актуальным несколько дней назад. — Лиза закатила глаза. — Ты же знаешь, Ленни, ему нечего от меня скрывать, не в этой ситуации. Хотя он и так никогда этого и не делал.

— Не обсуждается.

— Ты здесь не для того, чтобы поговорить о Барри.

Он скрестил руки на груди и прислонился к холодильнику.

— Нет.

После секундного колебания она подошла ближе и поморщилась, рассматривая ссадину на его брови.

— Ты в порядке?

— Жить буду, — протянул он, — но нам нужен новый план. Я не собираюсь ждать, пока он решится на вторую попытку.

— Чего он хочет?

— Алмазы — большую часть — и ему нужна моя помощь и криопушка, чтобы пройти через лазеры.

Лен был рад, услышав смех Лизы, которая, очевидно, находила это столь же идиотским, как и он сам.

— Что за бред. Твоя пушка вообще способна на это?

— Думаю, да, учитывая, какое вещество она излучает. Хотя, я знаю около десятка способов сделать это, не прибегая к своему оружию.

Лиза покачала головой и тяжело вздохнула. Ее лицо помрачнело, когда она посмотрела на брата.

— Это безумие.

— И я намерен покончить с этим.

— Ты… ладно. Как?

— Я работаю над этим. Уолкер все еще жив?

Лиза кивнула.

— Он связан. Мик присматривает за ним.

— Хорошо. Мик мне нужен.

— А что с Барри?

Лен вздрогнул.

— Он не будет лезть в это.

— Он уже влез, Лен, или ты соврал, когда говорил, что он заберет тебя прошлой ночью?

— Несмотря на это, он остается вне всего этого дерьма.

— С ним было бы намного проще…

— Я не хочу, чтобы он пачкал руки. Не в том, что я собираюсь сделать.

Лиза прикусила губу, чтобы не высказать все то, что так хотелось сказать, а вокруг ее глаз образовалась тонкая сеточка морщин.

— Хорошо. Я уважаю твое решение. И что же мы собираемся сделать?

Он жестом пригласил ее проследовать за ним в гостиную и, вытянув какой-то листок бумаги, набросал примерный план.

***



Барри обрадовался, когда Айрис заглянула на обеденном перерыве в участок с ланчем в руках.

— Тук-тук, — улыбнулась она, стоя в дверях лаборатории.

— Айрис! Привет! — Он не смог сдержать яркую улыбку, которая сама собой расцвела на лице при виде Айрис. — Кажется, кто-то у нас герой дня?

— Что… Ох, ты про Лизу?

Она покраснела, и Барри снова улыбнулся.

— Делаешь за меня мою работу?

— Брось, ничего подобного. Несложно заметить Уолкера с его жуткой улыбочкой. Все, что я сделала, это приложила его пистолетом Лизы, который она мне подсунула.

— Что? Она что?

Хорошо, об этой маленькой детали Барри не знал.

— Что? — Айрис кинула на него раздраженный взгляд. — Я же не стреляла в него. И ты же не думаешь, что я никогда раньше не держала пистолет в руках? После того, что случилось в последнюю нашу встречу с Трикстерами, я не собиралась рисковать.

Барри нахмурился.

— Почему у нее был пистолет?

— Сказал парень, который встречается с Капитаном Холодом.

Шах и мат. Барри внезапно задумался, как часто Лен носил с собой пистолет? Эта спонтанная мысль потянула за собой еще несколько, о чем Барри не хотел думать и никогда не задумывался. Он не считал ношение оружия чем-то сексуальным и возбуждающим, но мысль о Лене в кожаной куртке, с пистолетом в руке и ведущем себя, как чертов мафиозный босс… Это было немного… Это определенно не самое подходящее время для подобных мыслей. Он покачал головой и снова переключился на Айрис и прошлый вечер.

— Хорошо, но ты в порядке?

— По большей части, да. Я позвонила Эдди, сказала, что останусь на ночь у Лизы и объяснила почему. Он понял и разбудил меня утром. Все в порядке.

— Хорошо, я рад. Так что насчет Уолкера?

Айрис промолчала.

— Айрис?

— Лиза… возможно, ей хотелось задать ему пару вопросов, когда он придет в себя.

— Господи боже, вы похитили Трикстера?

Айрис действительно выглядела немного виноватой.

— Я… ну вроде того...

— О чем вы думали?

Лучшая защита — нападение, и Айрис в секунду переменилась в лице.

— О, что-то подсказывает мне, что ты делал вещи куда безумнее, Барри.

— У меня есть сверхспособности!

Не то чтобы Айрис выглядела особо впечатленной.

— Мы знакомы с детства, Барри. У тебя не было сверхспособностей, когда ты сбегал в тюрьму строгого режима, или когда исчезал по выходным, чтобы поучаствовать в гонках, или когда ты взял на себя сразу трех грабителей только потому, что они напали на старика, или когда…

— Отлично, ты победила. — Барри вздохнул, сдаваясь, и опустился на стул. — И где Уолкер сейчас?

Айрис поморщилась.

— Мы с Лизой оставили его в одной из ее квартир. Она не смогла связаться с Леном, когда мы поняли, что что-то не так. Она позвонила Мику, но не хотела везти его слишком далеко. Я собиралась позвонить тебе, когда объявился Лен и сказал ей, что у него все под контролем.

Вероятно, челюсть Барри уже могла бы встретиться с полом. Айрис так легкого говорила о похищении суперзлодеев, явочных квартирах, Хитвейве, пистолетах и вообще обо всем этом.

— Айрис… Кажется, Лиза плохо на тебя влияет.

Айрис откинула голову и искренне рассмеялась.

— Боже, Барри. Ну кто бы говорил. Ты устроил тюрьму в трубе ускорителя!

— Тс-с-с, немного тише, пожалуйста, — прошипел он, глазами стреляя в сторону двери.

— И она до сих пор там.

— Твой отец знает об этом?

Она удивленно уставилась на него.

— Я что, похожа на самоубийцу?

— Эдди знает?

— Конечно, я рассказала ему все сегодня утром. Не то, чтобы он был в восторге, но он уважает мое решение.

Ум Барри отказывался работать, а сам он чувствовал себя несколько неприятно. Он не хотел, чтобы Айрис оказалась втянута во все это, и он не собирался говорить ей, что Снарт и его команда вряд ли будут… дружелюбны по отношению к Акселю Уолкеру. Он знал, что у Негодяев был свой кодекс, и знал, что Лен не убьет Уолкера, но ему все еще было не по себе от того, что Айрис помогла его задержать, зная, что ничего хорошего из этого не выйдет.

— Айрис, я знаю, что вы с Лизой сдружились, но… возможно, было бы лучше, если бы Аксель оказался в полиции.

— Барри, Уолкер сбегал сам или помогал другим сбежать из Айрон Хайтс три раза. Он представляет большую угрозу находясь что там, что здесь, но здесь он помогает Лизе найти их с Леном отца.

Барри моргнул, немного растерявшись, но она продолжила, нервно поправляя волосы:

— Я знаю, Барри, знаю, ты считаешь, что это неправильно, но это было необходимо. Мне показалось, что так будет правильно. На самом деле, я… Я подумала о том, как поступил бы на моем месте ты. И я не думаю, что ты сдал бы его в полицию, если бы был лучший способ или на кону стояло что-то более важное, чем закон. Я знаю, ты не стал бы, потому что так было бы лучше.

Он не мог утверждать это, но мысль об Эобарде, Лене, Лизе и Мике, и обо всех тех мета, кого он не сдал полиции по той или иной причине не покидали его голову.

— Я… ты права, Айрис, прости. Я просто беспокоюсь о том, что будет с Акселем.

— Что?.. Барри, Лиза не собирается пытать его или что-то еще в этом роде. Ты думаешь, я бы позволила Негодяям забрать его, только чтобы они могли сделать с ним что-нибудь?

— Айрис, я знаю, они наши друзья, но еще они и…

— Верь в них хоть немного, Барри. Я знаю, что они похитили Кейтлин и Циско, но это было до всего этого, ты знаешь. Это было, когда вы боролись друг с другом, и, как сказала Лиза, это была игра в «убей, или убьют тебя». Я знаю, что не должна говорить тебе то, что Лиза сказала о Негодяях, но… — Барри задумался о том, что Айрис, возможно, знает о Негодяях больше, чем он сам. — Лиза сказала, что все, что она чувствует к Акселю… сострадание. Его собственный отец заставлял его делать безумные вещи, он оказался в тюрьме, а когда его отец умер, он попал к отцу Лизы. Я не думаю, что Лиза хочет причинить Уолкеру вред. Я думаю, она просто попытается его припугнуть.

Барри было нужно время, чтобы обдумать все это.

— Лиза Снарт… хочет убедить Трикстера… завязать с преступностью? — Его голос стал на несколько тонов выше, потому что все это просто не укладывалось в голове.

— Думаю, да? — Она прикусила губу.

— Когда мир сошел с ума?

Айрис рассмеялась, и градус напряжения в комнате резко понизился. Они оба облегченно выдохнули, наконец расслабившись.

— Без понятия. Я знаю, это безумие. Плохие парни делают работу хороших парней, а герой спит со злодеем.

— Я не сплю с Леном… пока.

— А перед Днем благодарения?

— Это была своего рода случайность…

— Как можно случайно с кем-то переспать?

— Точно так же, как и начать случайно встречаться.

— Снова виноваты взбитые сливки?

— Не в этот раз. Душ. Я немного увлекся фазировкой, и все вышло из-под контроля… Я не собираюсь говорить с тобой об этом.

— Мой Бог, Барри… Что?!

Он застонал и уронил голову на руки.

— Ни в коем случае. Нет. Что бы ни произошло.

Она усмехнулась, стараясь заглушить вырвавшийся смешок рукой.

— Барри, ты невозможен. Я имею в виду, это еще более неловко, чем-то, что на днях вытворил Эдди.

— Тебе вот надо было напоминать мне про порно?

Айрис замолчала, пытаясь скрыть смех, и оперлась на стол.

— Перед всем участком?

— Скажи мне, что ты не знала о Флэш-порно. Я до ужаса боюсь спросить у Циско, знал ли он.

— Я уверена, он знал.

— Мне кажется, что Сантьяго скоро начнет принимать ставки, — протянул Барри.

— На что?

— С кем из врагов Флэш окажется в постели раньше. Хотя это бессмысленно, потому что они никак не смогут это проверить… Айрис, что ты делаешь?

— Делаю напоминание, чтобы не забыть поговорить с Сантьяго. Очевидно же, что я знаю, на кого ставить.

— Айрис!

— Ужин за счет моего выигрыша?

— Я не могу поверить!

Это же предательство чистой воды. Хотя, ее это, похоже, не заботило. Айрис просто отложила телефон и ослепительно улыбнулась ему.

— Итак, что насчет того, чтобы рассказать отцу об Уолкере? Или история вообще не должна включать меня?

— Сначала эти дурацкие ставки, теперь ты собираешься заставить меня сказать, что Аксель у Снарта?

— Вообще-то, ты все еще должен мне за то, что я выслушала целую оду о его члене — да, я знаю, «Член». — Она изобразила в воздухе кавычки. — Но это не отменяет того, что ты должен мне, и тебя ждет разговор с папой. И говоря о Лизе и Лене, ты же помнишь, что вы с Лизой сегодня встречаетесь с портным?

— Я… что?

Айрис явно собралась разрушить его жизнь одним этим разговором, теперь он был в этом уверен.

— Барри, я же говорила тебе!

Он поднял глаза вверх, моля небеса, чтобы все это уже закончилось, когда какое-то смутное воспоминание о пошиве костюмов вспыхнуло в глубинах его сознания, а после он вспомнил и о том, что этим занимались, оказывается, они с Лизой. И сегодня они должны были встретиться с портным.

— Серьезно?

— Барри, даже не думай, я ничего не буду отменять! Завтра девичник, и ты прекрасно знаешь, я должна закончить все дела до него! Нужно разобраться с остальными мелочами, а до свадьбы меньше месяца!

Он понуро склонил голову и застонал.

— Как ты можешь ночью участвовать в похищении суперзлодея, а уже днем запугивать меня свадебными приготовлениями?

Рассмеявшись, она засунула в рот очередную соломинку картошки-фри.

— Знаешь, в жизни было больше смысла, до того, как ты получил свои способности. Не то чтобы я жаловалась.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.