Ваше Величество... 718

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Dragon Age

Пэйринг и персонажи:
ж!Кусланд, м!Амелл, ж!Табрис, ж!Сурана, Алистер Тейрин, Морриган, Лелиана, Кайлан Тейрин, Все основные персонажи канона. В описание - по мере появления в фике.
Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Психология, AU, Мифические существа, Попаданцы
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 356 страниц, 31 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная книга!» от Pantianack
Описание:
Заснуть под утро в своей постели в номере отеля? Нормально. Увидеть странный сон? Бывает с каждым. Проснуться посреди леса на куче веток, да ещё в компании смутно знакомых людей? А вот это уже интересно!

Теперь все окружающие отчего-то считают меня Кайланом Тейрином - чудом спасшимся от Порождений тьмы Королём Ферелдена...

Его Величеством.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вот, ради периодического "отдыха" от основного фанфика решил немного отвлечься и написать что-нибудь отличное от космофантастики. За основу взял творение той же знаменитой студии Биотварей.

Создал группу, где будут размещаться иллюстрации к данной работе (и не только к ней))) https://vk.com/emgerslibrary

Глава двенадцатая, или тучи над Редклифом

9 мая 2017, 15:27
      Вскоре из-за очередного поворота показался и сам Редклиф. Ну что могу сказать, выглядел он для своих невеликих размеров очень даже неплохо. Зажатый меж двух скалистых холмов, он находился в самом низу довольно узкого ущелья, спускавшегося к бескрайнему озеру Каленхад. Острые скосы крыш проглядывали из-за деревянных стен города, перегораживающих и так не сильно широкое ущелье от края до края. И были эти стены, даже на мой непросвещённый взгляд, в куда лучшем состоянии, чем в том же Дервене и уж тем более в Лотеринге. Сразу видно, за порядком здесь следили внимательно. Крутой, плотно насыпанный земляной вал, по гребню которого шла деревянная стена с башнями, никаких зарослей вокруг, а уж тем более никаких гнилых или вываливающихся из общего ряда брёвен. Да и сама дорога оказалась в приличном состоянии. Все ямы на ней засыпаны, вдоль проложены дождевые канавы, даже указатели какие-никакие имелись. А вот как таковых предместий и посадов вблизи города не наблюдалось, если поблизости и были какие-то деревеньки, то они надёжно скрывались от пристального взгляда среди многочисленных крутых холмов с густым сосновым лесом. Впрочем, были ли они на самом деле, я не знал. От основной дороги довольно часто в стороны уходили съезды разной степени наезженности, но вот ни одной живой души за всё время пути нам так и не повстречалось.
      
      Чуть в стороне, слева на крутом утёсе, прямо над озером, возвышался сам замок Редклиф. В отличие от городских стен полностью каменный и какой-то монументальный что ли? Не знаю, замков в этом мире мне видеть пока не доводилось, но Редклиф был той ещё громадиной. Не лишённой, к слову, и некоторой хищной красоты, свойственной лишь по-настоящему мастерски исполненным военным строениям.
      
      В город мы отправились впятером — я, как идейный вдохновитель, Элисса, как суровый Командор Серых стражей, Алистер, как необходимая поддержка, которая в случае чего и в рыло дать может, Морриган, которая в случае чего не только в рыло даст, но и молнией огреет, за ней не заржавеет и незнамо зачем напросившаяся в нашу компанию Каллиан. Эльфийка обещала помалкивать, в разговоры не лезть и со старшими не пререкаться. Времени особо не было, так что на неё просто махнули рукой, мол раз хочет, пусть идёт. Всё равно надо будет кого-то обратно за остальными отправлять, когда переговорим с банном.
      
      — И с такими стенами вы не можете удержать каких-то мертвецов? — кивнул я нашему проводнику, вышагивающему рядом.
      
      — Стены только с этой стороны, — грустно вздохнул он в ответ, — со стороны замка никаких укреплений нет и в помине.
      
      — Сколько людей сейчас в городе? — поравнявшаяся с нами Элисса. Своего скакуна она предпочла оставить позади в «обозе» с остальными Стражами. Хотя какой там обоз, смех один — две телеги.
      
      — А хто ж его знает, — пожал плечами мужчина, — раньше много было, да как нападения начались — большинство-то уехало. Остались токмо те, кому уезжать совсем некуда, да кто за дома свои боится. Мол разграбют. Ох, чую ещё несколько деньков минует и даже грабить некому будет…
      
      Мы предпочли промолчать. Даже Морриган воздержалась от язвительного комментария. Табрис же пока блюла слово.
      
      Ворота распахнулись, стоило нашей шестёрке к ним только приблизиться. Никаких вопросов не последовало, видимо нашего проводника Томаса здесь хорошо знали. Да и признаться некому было особо с расспросами лезть. В воротах нас встретил лишь одинокий воин в запылённой одежде и с усталым лицом. Кивнув рыжему и проводив нас настороженным взглядом, он скрылся в каком-то тёмном проходе надвратной башни. В караульную пошёл, наверное.
      
      А перед нами предстали пустые улицы. И это запустение, когда тебя со всех сторон окружают стены домов с наглухо запертыми окнами и дверями, когда не слышится гомона толпы, смеха детей и многих других простых звуков жизни города, заставляло цепенеть. Мы шли по пустым улицам к центру города, именно там, в прочной каменной церкви и окрестных домах, по словам нашего проводника, собрались немногочисленные защитники города и оставшиеся горожане.
      
      Мощёная булыжником кривая центральная улица вьётся меж нависающих над ней громадин трёх, а то и четырёхэтажных домов. Внизу полумрак и всюду одно и тоже — заколоченные и забитые окна-двери и тишина… Вот треплется на ветру забытое кем-то бельё, а вот кто-то забыл целую повозку с какими-то бочками да тюками прямо посреди улицы. И всё та же тишина. Даже животных не слыхать, всё вокруг молчит, словно готовясь к чему-то страшному и неминуемому.
      
      А ведь когда-то, ещё совсем недавно, судя по рассказам Алистера, Редклиф был очень оживлённым городом. Во-первых, в окрестных холмах ферелденцы, а до них их предки аламарри издревле добывали железо. И этого ценного ресурса здесь было настолько много, что даже скалы и ручьи, особенно после сильных дождей, порой окрашивались в красно-оранжевые цвета ржи. Ну и естественно, там где железо добывают, там его и куют. Про мастеров из Редклифа и окрестных сёл ходили легенды по всему Ферелдену. Шутка ли, добрая треть стальных изделий, что вообще использовалась в Ферелдене, или ковалась здесь, в Редклифе, или делалась из железа здесь добытого. А это колоссальные деньги, как для местного населения, так и правителей Редклифа — семейства Герринов. Оттого здесь, в не самых плодородных краях, среди каменистых равнин и холмов вырос такой большой город. А вместе с ним и замок, по своим размерам и мощи, уступавший только замку Кусландов в Хайевере, да форту Драккона в Денериме. Местные даже приписывали легендарному королю Каленхаду, в честь которого впоследствии назвали и озеро, слова, что судьба Редклифа — это судьба всего Ферелдена. И надо сказать не зря. Когда сто лет назад Орлей решил слегка завоевать Ферелден, то большая часть их войск пошла вовсе не вдоль побережья к Денериму. Они двинулись именно сюда. И причин тому ровно две. Первая — железо в холмах, в те времена город был настоящей кузницей всего государства. А вот со второй всё ещё интересней.
      
      Находясь несколько в стороне от основных наземных торговых путей, Редклиф тем не менее является единственным портом в южной части озера Каленхад, протянувшегося отсюда и почти до самого Недремлющего моря на севере. Кстати с Недремлющим морем озеро соединяет полноводная река. Так что в глубокое озеро вполне себе могут заходить даже морские корабли. И за все годы орлейской оккупации торговый маршрут в Денерим через озеро и Редклиф пользовался у купцов куда большей популярностью, чем путь вдоль неспокойных шхер и фьордов Штормового берега, просто фонтанирующих пиратами. И это наложило свой отпечаток. Сотни купцов следовали через город, кто-то прибывал озером, а кто-то наоборот нанимал здесь судно. Город богател и рос, больше двух тысяч человек, шутка ли? Вопреки ожиданиям, после изгнания орлесианцев торговый поток не только не спал, но казалось даже вырос. Зерно и шерсть из Внутренних земель и в особенности из Баннорнов шло на продажу в тот же Орлей и Вольную марку в половине случаев именно через Редклиф. В порту построили новые пристани, у которых могли швартоваться морские торговые корабли, а в этом году собрались даже возводить крупные портовые склады. Но не срослось. В конце зимы пришли первые вести о порождениях тьмы в Диких землях Коркари, а весной король Кайлан, то есть я, ну почти я, объявил общий сбор войск для борьбы с Мором. Эрл Эамон не мог, да и не собирался отказывать любимому племяннику, так что войско снарядил и отправил к Остагару. Сам собирался отправиться вслед чуть погодя, да не успел. Его сморила странная, неведомая хворь. А недавно началось это...
      
      Наконец мы вышли к Центральной площади. Впереди меж стен домов появился просвет, а за ним угадывалось и мощное высокое здание церкви. Однако так просто к нему оказалось не пройти. Впереди улицу перегораживали баррикады. Мда, не линия Мажино конечно, но из подручных вещей вроде повозок, бочек, мебели и ещё чёрт знает чего собрать стену в пару этажей высотой нужно ещё умудриться. Рыжий, впрочем, стены ничуть не смутился и, подойдя к ней вплотную, настойчиво грохнул неизвестно откуда извлечённой дубиной по скромно висящей у стены рынде(*). Хорошо так грохнул, аж в ушах зазвенело, да эхо заходило по кривой пустой улице позади.
      
      — Да чтоб тебя! По голове себе постучи увалень! — раздались недовольные проклятия из-за баррикады, — Кто?
      
      — Глаза разуй Гизмонд, — прикрикнул Томас, — да морду высунь. Или вы там со страху совсем обделались? Вояки херовы.
      
      Спустя мгновение из-за стены и впрямь показалась чья-то заспанная лохматая рожа. Пожалуй, даже более лохматая и небритая, чем у нашего проводника.
      
      — А, это ты Рыжий, — буркнуло это нечто, с любопытством разглядывая нас, — демоны тебя задери.
      
      — Я это, я. А ты погляжу решил прикорнуть мальца? Не страшно? Вдруг мертвяки? Может мне стоит рассказать банну Тегану, как ты время на посту проводишь, а?
      
      — Не нужно ничего рассказывать, — тут же пошёл на попятную Гизмонд, видно здорово струхнув, — и не спал я вовсе! Так, мальца глаз прикрыл, вот и всё. А тут вы как раз пришли! Да и вообще какие мертвяки днём, они ж только ночью приходят!
      
      — Ты так много знаешь про мертвяков, а Гиз? Уверен, что в этот раз они не заявятся днём?
      
      — Ну я эээ… — «страж» замотал головой, очевидно ища куда бы увезти разговор, и тут его взгляд вновь упёрся в нашу компанию, — а это кто такие?
      
      — Командор Кусланд, Серые стражи Ферелдена, — ответила за всех Элисса сложив руки на груди и недовольно поглядывая на лохматую рожу Гиза. Алистер смотрел на этого соню ничуть не одобрительней, а Морриган, как мне показалось даже с эдакой презрительной ехидцей.
      
      — Эээ… — кажется этот сонный придурок слегка подвис.
      
      — У нас дело к банну Тегану Геррину, — раздражённо пророкотал брательник. Видимо не одного меня уже начинало это раздражать.
      
      Спустя какое-то время, сопровождаемое шумной вознёй и крепкими матюками, где-то за баррикадой, нам вниз наконец-то спустили грубо сколоченную лестницу. Да уж, повозки наши здесь явно не пройдут…
      
      Центральная площадь встретила нас запустением, впрочем, в отличие от мест, где мы уже прошли, здесь это запустение хотя бы не было мёртвым. Время от времени по площади туда-сюда сновали люди, кто-то таскал стройматериалы. Несколько воинов в кольчугах, шлемах и при оружии медленно прохаживались вдоль домов. А вот праздношатающихся и случайных прохожих не было совсем. Все немногочисленные встреченные нами были при деле. Откуда-то раздавался стук молотков и громкие голоса. Однако Томас уверенно вёл нас прямо к главному входу в церковь, величественную постройку с острой крышей и тонкими иглами-шпилями, увенчанными солнцами, ни на что более не отвлекаясь. Но войти внутрь мы так и не успели.
      
      Великолепная, богато украшенная резным орнаментом парадная дверь медленно отворилась, и на улицу вышли три воина. Двое оказались в простых кольчугах и шлемах, как и ранее виденная нами троица. А вот третий, мужчина средних лет с тёмно-русыми волосами и растрёпанной светлой бородкой, шлема не носил, одет был в дорогой пластинчатый панцирь с богатой отделкой каким-то травлёным узором и красный плащ.
      
      Наши взгляды встретились, и я понял, что как всегда забыл одну маленькую, но существенную деталь.
      
      — Ваше… — тёмные глаза банна Тегана, а это видимо был именно он, начали удивлённо расширяться.
      
      — Молчать, Геррин! — рявкнул я. На языке так и вертелось приснопамятное «ни слова поручик!». Он замолчал на полуслове, вылупившись на меня с ещё большим изумлением, я меж тем, пока никто не ляпнул чего непоправимого, продолжил, — банн Теган, проводите нас в место, где наш разговор никто не услышит.
      
      — Как пожелаете…
      
      — Пожелаю и ни слова больше, — сурово глянув на Геррина ответил я. А что поделать, раз уж с самого начала всё не предусмотрел, теперь оставалось только импровизировать. Не хватало ещё, чтобы он меня «величеством» обозвал, вот уж тогда проблем не оберёшься, — все вопросы потом. Алистер со мной.
      
      Я глянул на своих спутников и воинов Тегана, поглядывавших на меня с разной степенью офигения. Сильнее всего это читалось на лицах Каллиан и Рыжего Томаса. Вот уж кто от увиденного именно что офигел. Ну как же, неизвестно кто, даже не Серый страж только что наорал на, мягко говоря, не самого бедного банна. Думаю, такое мало кому прощалось, а тут на те пожалуйста — банн не то что не возмутился, а наоборот, чуть ли не «под козырёк» взял. Правда брательник с Элиссой похоже уже догадались в чём дело, как, впрочем, и Морриган. Но та традиционно поглядывала на разборки «простых смертных» с напускного высока.
      
      — Я, пожалуй, посмотрю, как завезти сюда наши повозки, — нарушая затянувшуюся паузу проронила Элисса, — времени у нас не так много.
      
      — Будь добра, — согласно кивнул ей я. В самом деле, бросать имущество не хотелось бы, а времени уже скоро за полдень, — И проследи пожалуйста, чтобы нас не подслушали.
      
      — Я что-нибудь придумаю.
      
      — Великолепно. Банн Геррин, ведите!
      
      Теган мотнул головой и, не проронив ни слова, развернулся, зашагав к двери, из которой только минуту назад сам вышел. Мы с Алистером, расценив это как приглашение, направились за ним.
      
      Внутри церковь казалась даже больше, чем снаружи, высокие арки сводчатого потолка терялись где-то в вышине, в разноцветных лучах света, бьющих из многочисленных стрельчатых окон, забранных диковинными витражами. А ещё внутри оказалось людно. Очень людно. Повсюду, куда ни упирался взгляд, сидели, стояли и лежали люди — главным образом старики, женщины и дети. Весь зал полнился гулом их голосов, вот мимо нас пробежала стайка мелких ребятишек, наполняя всё вокруг себя звонким озорным смехом. Дети — только они даже в такой мрачный момент умеют находить нечто хорошее и светлое, любой повод для радости.
      
      Пройдя через забитый зал, но так и не дойдя до алтаря, мы свернули в неприметную дверь и немного пропетляв по тёмным, еле освещённым светом небольших масляных ламп коридорам, очутились у скромной деревянной двери. Теган извлёк откуда-то здоровенный ключ, поворошил им в массивном замке, дождался щелчка, и распахнув дверь приглашающе отошёл в сторону.
      
      Перед нами предстала небольшая тёмная комнатка. Под потолком забранное мутным стекло оконце, каменные стены, в углу маленький ещё чуть горящий камин, а в центре стулья, стол, да пара масляных ламп на нём. Геррин что-то тихо сказал своим воинам и зашёл вслед за нами, аккуратно прикрыв дверь. Щёлкнул пару раз теслом, зажёг выуженную из стола свечу, а уже от неё масляные лампы, склонился над камином и подбросил, несколько свежих поленьев. В комнате сразу стало ощутимо светлее.
      
      — Ну, рад видеть вас… Дядя. Прошу простить за это маленькое представление снаружи. У меня были причины, — ещё раз удостоверившись, что дверь плотно закрыта и нас не услышат, я повернулся к настороженно поглядывающему на меня Тегану.
      
      — Кайлан, хвала Создателю, до меня дошли вести, что ты погиб! — осторожно подойдя, Геррин заключил меня в крепкие объятия.
      
      — Как видите, это сильно преувеличено, хотя и не стану отрицать, в некотором роде так и есть.
      
      — Я не понимаю…
      
      — Для большинства я и впрямь погиб. Мак-Тир предал нас. В решающий момент он скомандовал своим силам отход и бросил наше войско на погибель. А затем принялся утверждать, что Короля предали и убили Серые стражи.
      
      — Я слышал и подобное, но не верил… Да и кто способен поверить в такую чушь?
      
      — Нашлись и такие. И к сожалению, не так уж мало, — я вздохнул, усаживаясь перед камином и вытягивая ноги к вновь разгорающемуся огню. Может хоть немного просохну, — Но так или иначе, спасся я только чудом. Вместе с вами дядя знают об этом лишь четверо: Алистер…
      
      — Алистер? — Теган как-то по-новому, оценивающе, словно силясь что-то вспомнить, взглянул на парня, — постой… Алистер? Мальчик мой, ты ли это?
      
      — Эээ, кхм, ну да, банн Теган, это я, — сильно смутился доселе неузнанный брательник.
      
      — Создатель милосердный, как же ты вырос! — теперь в объятия Геррина попал и он, — а я ведь помню тебя ещё совсем ребёнком. Сколько лет то прошло…
      
      — Восемь, — доселе улыбавшийся Алистер разом помрачнел, — восемь лет как меня увезли отсюда.
      
      Теган отстранился и с грустью взглянув на него тихо проговорил:
      
      — Я был против этого решения с самого начала. Но я ничего не мог сделать. Ничего.
      
      — Я знаю, — хмуро кивнул парень.
      
      — Кайлан, — дядя обернулся ко мне, — понимаешь…
      
      — Понимаю, — не став вдаваться в ненужные, да ещё и малоприятные подробности прервал его я, — не осуждаю, но позвольте продолжу. На чём я там остановился? Ах да, обо мне, как о Кайлане знают лишь четверо, остальные зовут меня Кай. На людях кстати тоже лучше так меня называйте. Очень хотелось бы, чтобы моё инкогнито оставалось нераскрытым подольше.
      
      — Знают Алистер, — Теган кивнул на замершего безмолвным стражем у двери парня, — я и…
      
      — Морриган, ведьма из Диких земель Коркари, — правильно поняв замолкшего Геррина, ответил я на его не высказанный вопрос, — и Элисса Кусланд.
      
      — Кусланд… Постой, та девушка со светлыми волосами, дочь Брайса Кусланда? — почему-то упоминание «ведьмы из диких земель» не вызвало у него такого оживления, как имя новоиспечённого Командора Серых стражей.
      
      — Она самая.
      
      — Но это же великолепно, это всё меняет!
      
      — Поясните, — я вопросительно поглядел на замершего Тегана. Зачем это ему понадобилась Элисса?
      
      — Видишь ли, вместе с вестями о твоей гибели и разгроме под Остагаром, пришли новости, что Мак-Тир объявил себя регентом Аноры!
      
      — Вот как… — задумчиво протянул я, поглядывая в весело пляшущее пламя. Какой резвый, однако. С битвы под Остагаром едва месяц минул, а этот «жЫребец» уже вон как далеко ускакал. Не ожидал от него такой прыти и когда успел только, — быстро до вас вести доходят. До Денерима путь не близкий, в чём секрет-то?
      
      — Никакого секрета, — вежливо улыбнулся Геррин, — почтовые вороны летят быстро.
      
      — Угу, — «ещё никогда Штирлиц не был так близок к провалу». Уж про этих почтовых воронов настоящий король-то наверняка знал. А тут я со своим любопытством полез куда не следует и когда не следует. И я постарался поскорее перевести тему, пока не начались ненужные вопросы, — так зачем вам Кусланд понадобилась?
      
      — Она, как тейрнесса может единолично созвать Собрание Земель. И нам не придётся тратить время и договариваться с другими эрлами. А время сейчас очень дорого. Многие владетели банны и эрлы плохо восприняли весть о регентстве Логейна. Но есть и те, кто уже успел присягнуть на верность Мак-Тиру. И их тоже немало. До меня дошли слухи о первых столкновениях в центральных баннорнах. Пока это лишь мелкие пограничные стычки за спорные луга да рощи, но чую кроется за всем этим нечто большее.
      
      — Что? — заинтересовался я, впрочем, уже предполагая каков будет ответ. И не ошибся.
      
      — Война. Многие решат воспользоваться безвластьем, чтобы свести старые счёты или просто нагреть руки.
      
      — А Мора значит они не боятся…
      
      — Не боятся. Многие полагают, что Мор минует их стороной.
      
      — Наивные…
      
      — Наивные, — печально согласился дядя.
      
      — А разве я не могу объявить Собрание земель? — из разговоров с Элиссой я уже знал, что то самое Собрание Земель способны провозгласить Король или Тейрны, причём для этого достаточно было слова любого из них. А вот эрлам требовалось не менее четырёх своих голосов. Банны созывать не имели права и вовсе.
      
      — Можешь конечно, — вздохнул дядя, как-то грустно посмотрев на меня, — вот только все считают тебя мёртвым и ещё… Сдаётся мне под чужой личиной ты к нам не просто так приехал.
      
      — Не просто так, — вынужден был согласиться я, — опасаюсь я.
      
      — И правильно делаешь, что опасаешься. Логейну за его деяния в лучшем случае плаха грозит. А может и чего похуже. Боюсь он уже ни перед чем не остановится, и стоит ему прознать, что ты выжил…
      
      — И мне останется считать дни до устранения этого досадного недостатка, — со злостью заключил я.
      
      — Именно. Так что лучше, если Собрание Земель объявит Кусланд. И вот на нём будет разумнее показаться уже тебе. Там…
      
      — Мы с ней уже думали над этим, — перебил его я, уже понимая к чему он клонит, — ничего не получится.
      
      — Почему же?
      
      — По крайней мере сейчас не получится. Хайевер захвачен Хоу, а она сама Серый Страж. Если в открытую заявится в Денерим — ей останется даже не дни считать, а часы.
      
      — Вот оно что… — почесав затылок задумчиво протянул Теган, — об этом я не подумал.
      
      Я развёл руками и откинулся на стул. Дядя думал. Алистер, насупившись, подпирал стену. Неудивительно вести из столицы были хоть и предвиденные (мной), но оттого не менее приятные.
      
      — Господин, господин беда! — воцарившуюся в комнате тишину разорвал громкий крик за дверью, а спустя мгновение в комнату с грохотом вломился один из громил Тегана, при этом на плечах у него повисла, барабаня по начищенному шлему изо всех сил, кто бы вы думали? Одна пронырливая ушастая особа, вот кто!
      
      — Что стряслось? — недовольно бросил Теган, с изумлением поглядывая на всю эту картину.
      
      — Табрис, какого чёрта ты творишь? — почти одновременно с ним вопросил я.
      
      — Этот увалень решил ввалиться сюда! — выпалила эльфийка спрыгивая с солдата. Судя по шарахнувшемуся от неё «громиле», заметил он её только сейчас.
      
      — И ты что решила его остановить?
      
      — Командор сказала, чтобы я никого к вам не пускала!
      
      — Звездец, — обречённо выдохнул я, — нашла блин охранника…
      
      — Господин, — стражник наконец-то смог вставить слово в нашу перепалку, — Оуэн-кузнец, забаррикадировался у себя в кузнице и наотрез отказывается что-либо делать!
      
      — Он что напился? — лицо дяди недоверчиво вытянулось.
      
      — Похоже на то. Лопочет, мол без дочки ему жизнь не мила. Помереть хочет…
      
      Геррин пошёл багровыми пятнами от едва сдерживаемого гнева. Но как оказалось, это ещё не конец.
      
      — А ещё Двин, ну, гном который орзамарский, тоже у себя с какими-то странными типами в доме заперся. Говорит, что так мертвецы его не возьмут, а мы всё равно все подохнем.
      
      И вот на этой вести, Тегана буквально прорвало:
      
      — Ах он коротышка затраханный! Подохнем говорит? Это мы, сука, ещё посмотрим кто первым подохнет. Вели набрать факелов побольше, и...
      
      — А в чём собственно проблема? — кажется мой вкрадчивый голос несколько остудил пироманский порыв дяди.
      
      — Ва… Кхм, то есть сэр Кай, — Теган вовремя спохватился, — вам уже наверняка рассказали, что мертвецы приходят каждую ночь?
      
      — Тот рыжий, что привёл нас, упоминал об этом.
      
      — Тогда вы знаете в чём наша беда. Я с отрядом прибыл в Редклиф только вчера вечером. Нам с трудом удалось отбить город от умертвий, да и то лишь к утру, когда солнце взошло.
      
      — Мертвецы боятся солнца? — вмешался в разговор Алистер, доселе умело изображавший привратную статую.
      
      — Да, — кивнул Теган, — под солнечными лучами они становились очень медлительными, а затем и вовсе в прах рассыпались.
      
      — Тогда это не обычные одержимые, — недовольно покачал головой парень, — простым мёртвым телам, одержимым духами, плевать на солнечный свет. Здесь что-то другое…
      
      В ответ на наш общий удивлённый взгляд Алистер смешался и как бы оправдываясь, закончил совсем невпопад:
      
      — Меня учили этому. Ну, в монастыре… Пока храмовником хотели сделать…
      
      — Думаю стоит рассказать об этом нашим магам. Возможно они разберутся в чём тут дело, — подвёл итог я. Собственно «в чём тут дело», я знал итак — в могущественном демоне, завладевшем сыном эрла Эамона. Но не говорить же об этом остальным?
      
      — Это хорошо, что у вас есть маги. Без них нам бы пришлось туго. Умертвий очень сложно убить ночью. Они не чувствуют боли, а раны, смертельные для любого человека, способны их разве что замедлить…
      
      — И вы надеетесь их победить? — скептически поглядывая на банна влезла позабытая всеми Каллиан.
      
      — Надеемся, — согласно кивнул Теган, не заметив явной подколки со стороны эльфийки, — оттого и собираем всех, кто может держать оружие или принести пользу иначе. А этот придурок Оуэн похоже нажрался как свинья, так ещё и гадёныш Двин у себя заперся. А ведь он единственный в Редклифе, у кого есть полный латный доспех, да ещё гномьей работы!
      
      — Значит нам предстоит хорошо потрудиться, уговаривая этих двоих. Особенно если каждый человек на счету, — подвёл итог дядиному возмущению я.
      
      Остальное решили обсудить в дороге. Времени терять никому не хотелось, а вот собрать как можно больше людей требовалось.
      
      На улице нас встретили ещё двое воинов из дружины Тегана, а вот наших девушек казалось и след простыл. Впрочем, ситуация прояснилась довольно скоро. И прояснила её Каллиан, с важным видом сообщившая, что девушки вместе с Томасом отправились за остальными Стражами и просили за них не беспокоиться. Хе-хе… Нет, за Элиссу побеспокоиться ещё можно было, но вот представить нас с Алистером беспокоящимся за Морриган… Мда, лучше уж за город побеспокоиться вернее за его, так сказать, целостность.
      
      Идти за смутьянами решили небольшой компанией. Нас трое, дядя и троица его дружинников. Теган конечно попытался мягко заставить меня остаться в укреплённой церкви «чтоб не случилось чего», но я твёрдо отказался. Настаивать он не стал.
      
      На площади продолжалось неторопливо-деловое шевеление, из чьего-то дома вытащили массивный шкаф и поволокли его в какой-то проулок. Туда же парочка мужиков в замызганной одежде закатывала пустые бочки. Видимо ещё одну баррикаду собирают. Неизменная тройка патрульных наворачивала по площади очередной круг.
      
      — Теган, а почему столько шума вокруг этого кузнеца? Неужели в городе других не осталось? Я слышал Редклиф всегда славился своими мастерами, — задал я волновавший меня вопрос, стоило нам только выйти за баррикады. На этот раз правда корячиться на приставной лесенке не пришлось, нас выпустили через чёрный ход одного из домов, примыкавших к площади.
      
      — Славился, — согласился дядя, скривившись, — вот только не город, а замок. У себя в замке Эамон собрал, наверное, лучших мастеров со всего Ферелдена. Да только что теперь с ними…
      
      — А в городе выходит из всех кузнецов один этот Оуэн?
      
      — Он да его подмастерья. Лет двести назад, говорят в Редклифе целая гильдия была кузнечная, но как с железом перебои начались, так все они по миру и пошли.
      
      — Что значит перебои с железом? Я думал в окрестных холмах железа хоть жопой жуй. Даже ручьи красные от железа говорят текут.
      
      — Так-то оно конечно так, да не совсем. Шахтами холмы окрестные изрыты конечно так, что и гномам не снилось, но…
      
      — Но? — поторопил я Тегана.
      
      — Озеро рядом. А все основные жилы ниже него проходят. Шахт в округе десятки, а работают худо-бедно только три. Остальные заброшены напрочь.
      
      — Заброшены потому что затоплены?
      
      — Да. Рано или поздно воды становится столько, что никак не вычерпаешь…
      
      
      (*) - Рында - судовой колокол. Здесь ГГ так обозвал болтающуюся на верёвке железяку.
Примечания:
Всех с Праздником Великой Победы!!!

Иллюстрации:

Рыжий Томас: http://s019.radikal.ru/i640/1705/16/e5680d8cb40f.jpg

Банн Теган Геррин: http://s019.radikal.ru/i643/1705/09/1ab7145ec626.jpg

Дружинник Геррина: http://s014.radikal.ru/i328/1705/47/e78b77aa221c.jpg

Замок Редклиф: http://s015.radikal.ru/i331/1705/28/f09aa81aefd8.jpg

Центральная площадь с разных сторон:
http://i062.radikal.ru/1705/e2/6221032c184c.jpg

http://s019.radikal.ru/i631/1705/a1/a42b0222857b.jpg

Пустые улицы Редклифа: http://s013.radikal.ru/i322/1705/1c/5c1a45f5ff43.jpg

http://s04.radikal.ru/i177/1705/bd/287b9c25977f.jpg

http://s42.radikal.ru/i096/1705/13/7a7d09c0ad12.jpg

http://s019.radikal.ru/i627/1705/de/a2b3dced8973.jpg

http://s019.radikal.ru/i621/1705/7a/d8c8816d0fa4.jpg