Песчинка 4456

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
НМП, НЖП, + канон ГП
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Мистика, Экшн (action), Hurt/comfort, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Попаданцы, Антиутопия, Пропущенная сцена
Предупреждения:
OOC, Насилие, ОМП, ОЖП, Underage, Полиамория, Ксенофилия, Смерть второстепенного персонажа, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Макси, написано 1084 страницы, 107 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от LiHoLik
«Самая ожидаемая работа!» от smel10
«Отличная работа!» от Gungnir
«Отличная работа!» от Al123pot
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от awerkol
... и еще 53 награды
Описание:
Мир несколько шире, чем описано в книге, или показано в фильме, не только в Британии жизнь идет своим чередом, а порой - бурно кипит. Наш человек попадает в этот мир, и узнает, увидит, прочувствует куда больше, чем показали на экране, или напечатали в книге. Он не МС, но сдачи дать может. Он не наследник золотых гор, но что ему мешает к этому стремиться? К тому же, если все это сочетается с интересным и захватывающим новым миром?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
При работе будут учитываться разумные мысли и пожелания читателей, если не слишком влияют на сюжет. Особенно это может касаться упущенных автором мелких деталей или черт характера персонажей. Сюжет продуман на три четверти, поэтому, написанный текст будет основательно изменяться только по серьезным причинам. В мелких деталях — возможно.

Глава 33 Директор школы

14 октября 2017, 13:01
Глава 33 Директор школы

Как раз перед моим отъездом в Британию провели операцию по приживлению артефактных глаз. Я не мог этого пропустить, поэтому дождался, присутствовал и имел удовольствие наблюдать работу настоящего Мастера с большой буквы. Столь аккуратные и точные движения, четко отмеренные дозы магии, интуитивное понимание каждого шага — это просто потрясающе! Всё прошло хорошо и без осложнений, теперь осталось только ждать: через несколько дней можно будет снять повязку и проверить насколько эффективным будет зрение у девушки. Также у меня произошла беседа с Роджером Петтерсоном. Честно говоря, его честное желание отплатить меня удивило, так как я честно признал, что мне просто нужна была подопытная, но мужчине на это было плевать. Главное — дочь будет видеть, остальное — нюансы, не заслуживающие внимания. Разговор выдался непростым, но в итоге мы вышли к такому решению. На слова заботливого главы семейства я рассказал, что планирую сотворить на своей земле, чем вызвал восторг и желание участвовать, попутно оплачивая долги. Пока что, Петтерсоны остаются во Франции, а когда Кэлли пройдет реабилитационный период, наблюдение мастера, всё семейство переберется в Шотландию, на мои земли. К тому моменту как раз должны закончить первый дом.

Кстати, да, всё как-то не привык еще к ответственности за Кирико и вечно она у меня из головы вылетает. Так вот, когда она «родилась» или вылупилась(?) мне пришлось все время держать её под печатями сокрытия, пока не объяснил, что ей нужно прятаться, пока не покинем страну. Естественно, она задала вопрос «почему». Выглядит она, кстати, лет на тринадцать-четырнадцать и разум у неё где-то близко к этому возрасту, от чего я смог ей объяснить немного больше, чем просто ребёнку. Дело в том, что я оказался не готов к тому, что плодом моего труда станет полностью разумное существо, новый вид, к тому же явно волшебный. Я не знаю, какие есть средства контроля и наблюдения во Франции, но рисковать девочкой не намерен, мало ли, вдруг их чары засекут её и определят какой-нибудь химерой. Кстати, химер я видел — мне их показали на одной из прогулок в специальном волшебном «зоопарке» Марселя — местный климат позволяет без лишних проблем содержать самых различных существ. В общем химера, какой бы она ни была (я видел трёх различных), но от них ощущается «неправильность», будто им не место в мире. Гомункул — кукла из плоти с ограниченным набором инстинктов. Кирико же совсем другая песня, но я уверен, что если её кто-то обнаружит, то точно заберут. Короче, девочку я запечатал в очередное кольцо, которое я повесил на шнурке на шею.

Насчёт Дюнуа и Делакур. Разрывать отношения с семьями, которые оказались адекватными людьми, не сволочами, я даже не думал. Мы поговорили, с Люси и Пьером обсудили методы доставки моей продукции, для этого мне выдали личный многоразовый портал с привязкой выхода во Франции в отделе правопорядка, в специально подготовленном месте. С помощью него я и буду лично доставлять печати и палочки. Что ещё? Мы испытали готовый артефакт. Я оказался доволен, так как скорость реакции системы оказалась даже выше моих самых смелых надежд. Теперь не так страшно, если кто-то попытается незаметно, из-за угла выпустить в меня какое-нибудь проклятие. Подкованные в боевых действиях Люси и Людовик тут же обнаружили «существенный» по их мнению минус: стальные пластины будут закрывать обзор. Я же ярко помню бой с той тёткой с гуань-дао, поэтому считаю, что не всегда это важно, важнее, чтобы из твоей «мёртвой зоны» не «прилетело», а остальное — крутись, бегай, не сиди на месте. Увидел откуда «прилетело» — реагируй, ведь теперь известно положение врага. К тому же не зря же мы изначально заложили возможность брать щиты под личный контроль, да и размер каждого щита создаётся такой, чтобы перехватить угрозу, только и всего.

Последний день перед моим отбытием, вернее светлое его время, я провёл в компании сестер Делакур. Мы прогулялись по Парижу, посетили несколько магазинов, где продаются саженцы, также побывали в волшебных кварталах. Вечер и ночь я провёл у Оливии. Её дочь, моя ровесница Роза, все пыталась меня подколоть на тему моего вкуса, то есть на разницу в возрасте, мол мне не хватает матери. Хотелось ей ответить что думаю, ведь её матери пусть и что-то около 35, но она в «самом соку», да ещё фигура такая, что прям УХ! А грация! А женственность! А чисто такая тихая, домашняя сексуальность! Не женщина — мечта! Но как можно донести до подростка-девушки чисто мужской взгляд и вкус? Тем более, если Оливия — фигуристая женщина, с объемной грудью и попой, то дочь явно пошла в отца — худая, стройная, с едва заметной грудью, в общем идеальная претендентка в модели. В общем, проведя ночь с Оливией, и подарив на прощание серебряный кулон с молочным сапфиром (артефакт от порчи, сглаза, средней силы проклятий и астральных сущностей), я покинул Францию.

***

Ещё в той жизни, в далёком светлом детстве, мои дедушка и бабушка жили в небольшом селе, буквально на краю большущей низины. От неё во все стороны, словно щупальца, раскинулись овраги, склоны большинство из которых давно превратили в террасы с садами. В тех местах жил какой-то помещик, или «пан», еще до революции. Его поместье за долгие годы разрушилось, но вот подземелья оставались вполне «живыми» до моих лет пятнадцати — это последнее мое воспоминание, когда я лазил в тех подземельях. К чему я это всё? Просто когда я впервые спустился туда, в темноту, густая, старая тишина резко навалилась на меня, унося непроницаемым покоем прочь от шумного бытия. Само пребывание под кирпичными сводами буквально насильно вселяло в душу некий покой своей незыблемой старостью, эдакой уверенной монументальностью, что ли? Это очень такое специфическое ощущение, и вспомнил я его когда вернулся в Британию с мыслью, что именно здесь строится мой настоящий дом. Без всяких иносказаний и недомолвок — именно дом. Мне пришла на ум мысль: пусть на островах не самый лучший климат, не лучшая земля и так далее, но вот на одних мироощущениях могу смело заявить, что фундамент моего дома крепок, он вселяет уверенность в своей устоявшейся, стойкой крепости. Странное ощущение, да и мысли неожиданые, особенно для такого, как я, но что есть, то есть. Улыбнувшись своим мыслям, я двинулся к дежурному работнику, чтобы зафиксировать отпечаток моего порт-ключа. Это стандартная процедура, необходимая для комфортного перемещения, а если этого не сделать, то в Министерстве каждого государства есть свои методы блокировки международных порталов. Часто, эти методы вызывают серьезные травмы различных контрабандистов и нелегалов. У меня все законно, поэтому плодить сущности на ровном месте смысла не вижу.

***

— ...в завершении доклада хочу добавить, что «Слёзы Гиппократа», неожиданно даже для аналитиков гоблинов, пользуется спросом у населения...
— А как иначе? — пожимаю плечами. — Во все времена людям нужны простейшие лекарства и не каждый рождается с даром медика или зельевара, а наши дешевые, но качественные товары ничем не уступают таковым у наших конкурентов.
— Бухгалтерия предлагает поднять цены... — только начал говорить Люпин, сверяясь с очередной запиской из папки, но был прерван.
— Никаких повышений. — категорично. — На данный момент в лавке при зельеварне на продажу выставлены самые примитивные, но востребованные зелья. Если поднять цену, наши покупатели разочаруются и уйдут. Так нельзя. Цены заморожены на текущей позиции, поднимем только в случае подорожания ингредиентов, а вот новые, более специфические средства, оценивать будем вдумчиво...
— Вы уверены, что это разумно? Нет, — мужчина уловил мой колкий взгляд и тут же решил объясниться. — я не против ваших решений, но мне сказали, что прибыль можно увеличить... — Люпин сам себе удивляться стал, ведь незаметно для себя ушел с головой во все эти дела и ему, что ещё более удивительно, это нравится.
— Римус, я открою тебе небольшой секрет... из тех, что уже могу тебе доверить. — довольно улыбаюсь, наблюдая за резко изменившимся мужчиной, даже как-то помолодевшим. — Всё это не просто так. Понимаешь? Я и мой бизнес — мы новые здесь и если я начну непонятные колебания цен, местные начнут опасаться, а этого нам не нужно. Вот скажи, что больше всего ценят англичане?
— Пожалуй, — мужчина слегка нахмурился, размышляя. — стабильность, спокойствие...
— Я когда-то читал одну статью в научном журнале, там доктор социологии сказал то же самое. Вот я и хочу, чтобы люди видели в моих предприятиях (ты ведь не думал, что мы остановимся на одном?) стабильность, постоянство. И мы будем к этому стремиться, смекаешь? Стабильностью цен и ассортимента мы заявим: «Мы пришли всерьёз и надолго», понимаешь? Люди должны привыкнуть, что у нас всегда есть «бодроперцовое» за три сикля, а заживляющая мазь за пять. Что в крайнем случае мы даже дадим в долг, если волшебник подпишет долговую расписку магией. Стабильность, мистер Люпин — вот наше кредо! — получилось несколько экспрессивно, но так даже лучше.
— Кхм, мда... а что насчёт вашей кровавой славы? — с какими-то непонятными нотками спросил оборотень.
— А что не так? Спасибо. — благодарный кивок горничной, принесшей чай и печенье.
— Следствие ещё не завершено и многих волнует его выводы. Также ходят слухи, что среди ваших жертв много невиновных. — с профессиональным прищуром детектива спросил Люпин, интересно, кто ему уже по мозгам проехаться успел?
— Ложь. — словно отмахиваюсь от надоедливой мухи. — Кстати, я не знаю, кто именно нанял напавших, но на допросах выяснили, что среди них оказались исключительно нелегалы из соседних стран, в основном — беглые преступники. Кто-то их собирал, буквально по одному, после держали в Ирландии и в нужный момент перебросили на матч. — отпиваю зелёного чая с жасмином, вообще у Гвинет дар ко всяким кулинарным чудесам, она даже вареники приготовила такие, что о-го-го! — Следствие установило, что никто из бывших «пожирателей» не причастен — это сделали первым делом. — Люпин слушал с откровенным интересом и удивлением на лице. — Страны-участники намерены найти виновного, поэтому «роют» сообща. Редкий случай: британцы приняли помощь извне. Обо мне, как соучастнике, даже речи нет, ведь всех живых боевиков получили исключительно благодаря мне. — делаю ещё одну паузу на чай, Гвинет специально для меня заварила отдельный чайничек. — Главная версия на данный момент такова: действовал серьезный специалист, но точно не европеец. Услышанное прошу держать в секрете, так как слухи могут вспугнуть злодея.

Несколько минут мы молча пили чай с вкуснейшим домашним печеньем с джемом. По оборотню было видно, что он откровенно ошарашен озвученной информацией, что ж, это понятно. Он много лет трудился во имя «всеобщего блага», гласом которого служит мерлинообразный английский политик, а политики редко делятся информацией просто так, только с какой-то целью, и под правильным углом. А уж то, что Дамблдор — англичанин, вообще «окрашивает» его в особенный «цвет», ведь англы те ещё подлецы и хитрованы. Я просто уверен, что добрый дедушка всегда только требует информацию, а обратный обмен — дело случая.

— А с чего ты вообще поднял тему матча? — вопросительно смотрю на своего сотрудника.
— Кхе-кхе... — ага, очень натуральный кашель. — Когда вас не было, вам пришло письмо-приглашение от директора Хогвартса. — мужчина ненадолго спрятал глаза, отпивая из своего чашки, хотя странное выражение его глаз я легко заметил. Нет, я понимаю, что столько лет работы на этого человека не позволяют просто так всё бросить, но и гордость иметь нужно, в конце то концов.
— Ну и что он хотел? — нарочито-лениво интересуюсь, вроде как дежурно. Люпин заметно оживился.
— На самом деле причин много, — более уверенно заговорил мужчина. — но самая главная — вопрос вашей учёбы в Хогвартсе.
— А что не так? Контракт подписан в Министерстве, оплачен, вступительные экзамены также сдал, скоро должны прийти результаты...
— Вот как раз насчёт результатов — они у директора Дамблдора, и он приглашает обсудить детали.

Интересный дело, ведь меня заверили, что все дела будут решены в «рабочем» режиме, то есть сами экзаменаторы тут же определят курс, согласно моим знаниям. Сказали, что результаты пришлют совой и я без лишних проблем первого сентября сразу пойду на учебу. И вот выясняется, что мне придётся тащиться в Хогвартс для «поговорить» с директором.

— Что-то ещё? — я ещё не определился со своим отношением к ситуации и есть ли «ситуация» вообще. — О чем ещё вы говорили с директором? — мелкая такая провокация, но у Люпина едва заметно дернулась губа.
— Его взволновало ваше поведение во время нападения. — мужчина выпрямился в кресле снова открыто смотря в глаза. — Директор сомневается в душевном равновесии человека, пролившего кровь в столь юном возрасте. Вдруг такой человек сорвется и начнёт нападать на невиновных, ведь школа полна простых детей... — мужчина сделал паузу, вглядываясь в моё лицо. — поэтому он настаивает на личной встрече, прежде вашего утверждения как ученика.
— Что ж, придётся с ним встретиться... — пожимаю плечами.

Хотя меня подбешивает тратить время на такую чепуху. А ещё меня реально взбесило поведение Люпина, но вот прямо сейчас я реагировать не буду — хочу узнать насколько он верен директору, а уже потом буду решать. Хорошо еще, что ничего серьёзного мы не начали, даже сады не закладывали, не то, уверен, всё было бы хуже — уж слишком редкие и дорогие образцы у меня имеются, пока не обзаведусь нормальной защитой собственности ни о чём серьезном не может быть и речи. А я ведь и о других проектах думаю.

— Спасибо, Римус, — неспешно просматриваю бумаги. — с этим закончили. Ещё что-то? Нет? Как насчёт ужина?
— У меня ещё дела. Я пойду...

Провожая взглядом спину оборотня я задался вопросом: а нужен ли мне шпион под боком и шпион ли он? Или этот человек ещё просто не привык к свободе? Хотя, за эти недели можно ли измениться, забыть старые привычки?

— Мистер Люпин ушёл. — привлекла моё внимание горничная. — Мистер Хошино, ужин готов. — удачно получилось с этой женщиной, ведь Гвинет Треверс очень спокойная такая, домашняя женщина и на роль горничной подходит идеально.
— Подавайте. — поднимаюсь из удобного большого кресла.

Через несколько минут мы уже спокойно ужинали. Кстати, по началу женщина отпиралась от того, чтобы ужинать за одним столом с хозяином, мол так не принято. Пришлось объяснять, что рос я не в Англии и вообще не в Европе, от чего взгляд на этот вопрос у меня совершенно другой. Дело в том, что в Японии существует куда больше традиций и обычаев чем в Европе. Так вот, есть такая традиция: у состоятельных семей всегда есть слуги, целые семьи, из поколения в поколение живущие под крышей рода и служащие только одной семье. Таких наследственных слуг очень ценят и уважают, а когда слуги состариваются, то просто живут рядом с хозяевами, и даже разделяют стол. В общем, мисс Треверс изъявила желание служить на постоянной основе — это лучший для неё вариант, а я и рад, ведь женщина действительно умелая и трудолюбивая.

— Мисс Треверс, а у вас случайно, больше нет знакомых безработных волшебников?
— Ситуация в стране такова, что немало закончивших обучение либо возвращаются в мир маглов, либо идут работать в Министерство, либо перебиваются как могут. Нормальной работы для слабого или средней силы волшебника практически нет... вернее, законной работы. — поправилась женщина. — Кто конкретно вас интересует? Ваши требования?
— На данный момент мне нужны пара-тройка волшебников, чем сильнее — тем лучше, умелые в трансфигурации. Пол — не принципиален. Есть такие?
— Я поспрашиваю знакомых. — кивнула женщина. — Вы хотите их нанять на постоянной основе, или разовая работа?
— Постоянная. Вскорости откроется ещё одна мастерская где будут изготавливаться артефакты. Вот туда мне и нужны люди. Да, ещё требуются толковый руководитель, финансист и пара мастеров на все руки.
— А как же мистер Люпин? — удивилась женщина.
— Скажем так... — задумчиво жую мясо, подбирая слова. — Он излишне подвержен внешнему влиянию, поэтому, пока важных дел я ему доверять не могу.
— А магический контракт? — женщина прищурилась, ведь такой контракт подписывала сама, но это понятно, ведь женщина работает совсем рядом и обезопасить себя я обязан.
— Он на испытательном сроке. Поэтому контракт подписал примитивный, даже без закрепления магией. Навредить мне, существенно, не сможет, так как прямого свободного доступа ни к деньгам, ни к информации без моего ведома не имеет. Не сойдёмся характерами — либо понижу в должности, либо отпущу на все четыре стороны.
— Понятно. — понимающе кивнула. — Спасибо за ответ. — я только кивнул, так как рот занят.

Далее ужин и вечер прошли спокойно. Гвинет подписала сложный и детальный трудовой договор, поэтому не сможет рассказать о том, что происходит в доме, как-нибудь навредить и так далее, но без фанатизма, вроде потери магии или смерти. В Британии любят канцелярщину, поэтому существует множество проклятий для подобных случаев, вроде «Мёртвой немоты», когда человек не способен передать вообще никакой информации, или «Клеть Морфея», вводящая проклятого в подобие сна, вывести из которого может только проклявший. Такие проклятия запрещают передавать информацию без разрешения, но чтобы их наложить человек должен сам согласиться на условия проклятия. Называются они «контрактными», понятно почему. Кто согласится на потерю магии или жизни, если идёт работать, например, на ферму, где используются тайные специальные чары?

Так вот, исходя из того, что Гвинет никому не расскажет, я решил приступить к воспитанию неожиданного ребёнка — Кирико. Девочка, анатомически, оказалась очень похожа на человека, внешнее отличие только в цвете кожи, ушах, строении зубов и металлических когтях. С помощью ритуального круга мне удалось провести полную диагностику, над результатом которого я конкретно так завис. Я ещё немного надеялся, что в чём-то ошибся, что девочка, все же, кукла, пусть и супер умная. Но нет, она действительно полноценно жива, к тому же ещё будет взрослеть, а в будущем сможет выносить потомство — репродуктивная система у Кирико оказалась копией человеческой, разве что биохимия слишком отличается. Не могу сказать, что я разбираюсь в медицине, но для сравнения показателей в диагностический круг была уложена и Гвинет, и даже сам там побывал, так что явная разница неопровержима и очевидна. Толком ничего разобрать не смог, в смысле понять полученные данные, поэтому решил отложить до лучших времен. Насчёт строения внутренних органов девочки. Печень, почки, легкие — почти человеческие, почти. Сердце оказалось заключено в металлическом «футляре», то есть сердцем стал кристалл. Короче, в какой-то момент мне просто надоело смотреть на непонятные данные и я плюнул на это дело. Главное — я установил, что девочка полноценно жива, обладает душой и разумом, магией. К тому же, контракт с духом, что переродился в душу, оставил отпечаток-привязку ко мне, поэтому Кирико и называет меня «хозяин». Ну, да ладно. Короче, с первого же дня моего возвращения, а их прошло четыре, девочка свободно перемещается по дому. Правда с поправкой на то, что ей нужно прятаться от гостей. Но это пока мы с Гвинет, а женщина увидела в Кирико то ли дочь, то ли младшую сестру, не научим её на минимально-допустимом уровне необходимым вещам. Потом, в глухом платье и маске, она начнёт выходить вместе с кем-то из взрослых (я или горничная), естественно, с кучей амулетов и талисманов защиты. Работы предстоит немало, но девочка оказалась понятливой, умной, спокойной, хоть и очень любознательной. Вот, например, я работал с новым артефактом, доводил последние огрехи, а Кирико всё время была рядом и училась тому, что я рассказывал. Я даже выдал девочке кристальную палочку для уроков, за которые взялась мисс Треверс. Таким образом в небольшом домике стало как-то живее, что ли. Похоже, одно лишь наличие ребенка в доме каким-то образом оживляет его, даже тишина наполняется оттенками, вроде: «Кирико читает...», «Кирико учится...» и так далее. Своих детей у меня еще не было, но если с ними будет так же, как и с этой желтоглазой умницей, то я совсем не против ими обзавестись...

***

Аппарация — чистосердечная пытка! Да-да, я сам научился этой «технике», после того, как почти понял суть данного способа перемещения, мне понадобилось ещё несколько перемещений, чтобы разобраться до конца и научиться самому. Довольно энергозатратно, особенно много энергии уходит на создание защитного кокона, тем более, что я его создаю чуть более мощным для большего комфорта. Но всё равно, несколько секунд в дикой стиралке — не то, к чему стремишься всей душой. Однако, аппарация серьёзно экономит время, ведь несколько часов на поезде в одну сторону — это потратить целый день только ради одной беседы. А ведь у меня сегодня ещё встреча с архитектором и заключение сделки покупки соседнего с зельеварней участка земли, где я и размещу мастерскую. Короче, дел куча и я совсем не желаю тратить лишнее время на дорогу — уж лучше потерплю.

В воротах школы волшебства меня встретил местный завхоз — Аргус Филч, который оказался точной копией образа из фильма. Хмурый пожилой мужчина в плаще, с длинными седыми редкими волосами и сильно недовольным лицом, чуть горбится. Говорить с этим человеком мне не о чем, поэтому после приветствия мы всю дорогу молчали. Насчёт же самого замка могу сказать, что чего-то сильно «волшебного» в его внешности не заметил, сколько бы не смотрел. В магическом плане, естественно, отличия куда заметнее: по ощущениям Хогвартс напоминает огромного, затаившегося паука на чуткой, объёмной паутине. Магия буквально пропитала округу различными заклинаниями, чарами, барьерами и прочей неактивной (спящей), полуактивной и действующей магией. А мощный источник магии все это питает. Внутренности замка оказались пропитаны магией куда сильнее, старые заклинания и зачарования подобно корням орхидеи проросли сквозь каждый кирпичик, пульсируя жизнью. С другой же стороны я увидел старость, или старение — кому как угодно. То тут, то там обрывы, целые линии и зоны разорванных соединений, от чего множество функций либо отключились полностью, либо сильно ослабили свои эффекты. Взглянув «вниз», то есть просто под ноги, а мистическому взору камень не сильно мешает, удалось рассмотреть, что где-то в основании замка, откуда и «растут» зачарования, не меньше разрывов, чем в жилой зоне. Но больше всего меня поразил вид «кровоточащей артерии», разорванной где-то на уровне первого подземного этажа. Очень неприятный вид — истекающая магией мощная магистраль, сотрясающаяся и сокращающаяся, будто от боли. Меня даже передернуло. Сейчас, просто проходя, мне не удалось рассмотреть многое в самой глубине, но, думаю, во время учёбы смогу изучить всё интересующее. Вход в кабинет директора оказался открыт, а спиральная лестница не такая и длинная. Вежливый стук в тяжелую деревянную дверь, окованную бронзой, толчок и я вхожу внутрь.

Кабинет, основательный стол, сам директор — единый ансамбль рабочего кабинета мага-учёного. Большие, органично встроенные книжные полки и полки для различных вещей, пара мощных стоек для каких-то приборов и артефактов, несколько отдельных столиков с артефактами, издающими негромкий, фоновый шум. Некоторые артефакты не только шумели, но создавали другие эффекты, вроде дыма, мыльных пузерей, периодических искр или другой иллюминации. Насчёт зелий, распыляемых в воздухе скажу, что на данный момент таковых нет, а дымы — иллюзии.

Хочу отметить, что после того случая отравления Тернье у меня состоялся непростой разговор с Баа-сан. Я на неё полагался, она проводила уроки о растениях и создании снадобий, также наша с ней связь начала определенные процессы перестройки ауры в сторону закладки новой надстройки — Дара, связанного с зельями, снадобьями, ядами, уходом за растениями, движением жизни. Во что конкретно оформится Дар, я еще не знаю. Однако, думаю многие согласятся, что получить ещё один родовой Дар — это офигеть, как круто и ради подобного можно и потерпеть. Я с этим согласен. Дело в том, что свой «букет» Даров я всегда воспринимал как что-то само-собой разумеющееся, но мои путешествия открыли глаза на многое. Дары, например. Это огромная ценность, за которой гоняются многие волшебники и маги мира, ради этого одаренные готовы терпеть и идти на очень многое. Каждый старый магический род обладает Даром, что выделяет эту семью среди прочих довольно значительно. Одаренный зельевар никогда не будет болеть, всегда и везде сможет заработать на икру с лучшим шампанским, а также сможет защититься, или излечиться от четвертой части всех проклятий. Мало? Я так не думаю. Совсем старые рода, вроде рода потомственных магов Света Ле Клер, или тёмных английских магов Блэк, обладают двумя Дарами, что автоматически возносит их на герцогский уровень, если сравнивать с маглами. Понятно теперь, почему портрет Вальбурги Блэк так кичился своими корнями? Они ведь, обладая тёмной направленностью ритуалистики и боя, стояли на уровне легендарных родов Певерел и Слизерин, в своё время бывших ровней роду Пендрагон. На минуточку — королевскому!

Зная всё это, отказываться получить через лет пять-семь новый родовой Дар? Я не дурак. Поэтому тут же брызжа слюной устраивать истерику не стал, тем более не стал разрывать связь, в которую стабильно направляю, примерно четвертую-пятую часть магических сил для усиления и ускорения процесса. Правда, от этого сокращается время, что я ранее тратил на медитации и прогулки по астралу, но оно того стоит. Короче, в ходе разговора выяснил из её оговорок, что дух ведьмы свято чтит договор, но только и того. Её «инициатива» насчёт снабжения меня ингридиентами ранее прямо вытекает из прямой обязанности обучить меня своему искусству. А я, дурак, думал совсем в другую сторону. Как она выразилась, ничем опасным мне та ситуация не грозила, так бы даже было лучше — быстрее появились наследники. Слушал я её под лёгким трансом, чтобы не развеять озлобленную сущность, которая, оказывается, вообще ВСЕХ одаренных ненавидит, не способная простить свою боль при жизни. Выходит, что инициативы от неё ждать не приходится, и любую ситуацию с ядами и зельями она может и будет рассматривать под своим углом. Надо ли мне это? Нет. Чем мне это грозит? Смотрим на прошлый пример с Тернье. Сразу принимать решение не спешил, ведь на эмоциях можно много чего наворотить. Покумекав, вспомнил, что недавно получил отчёт геологической разведки моих земель, в котором отмечается обнаруженная система сырых пещер, через которые протекают ручьи. Решение пришло тут же: отправил Баа-сан выращивать волшебные грибы в этих пещерах, а несколько несложных амулетов ей в этом помогут. Таким образом, дух будет занята важным делом и не будет портить мне нервы своим присутствием и непонятными отлучками. Себе же, используя записи Миядзаки, сварганил защитный амулет — две серёжки-гвоздики, соединенные тонкой цепочкой. Размещаются в раковине любого уха. Функционал достаточно широк, чтобы успешно следить за здоровьем тела и разума, ну а то, что артефакт полностью питается от хозяина, к тому же сильно прожорлив в плане энергии — малая цена за безопасность. Таким образом я и выяснил, что в кабинете директора Хогвартса не присутствует в воздухе ничего лишнего.

После традиционных приветствий и чуть ли ни ритуального обсуждения переменно-пасмурной погоды Королевства за чашечкой отменного чая, мы, наконец, приступили к цели нынешней беседы. Начал, естественно, согласно негласных правил, более старший из присутствующих.

— Мистер Хошино, ваши деяния во время нападения на болельщиков чемпионата мира по квиддичу вызвали у меня ряд вопросов. — я смотрел на волшебника с нескрываемым интересом, но лицо «держал». — И первый, и самый главный вопрос: была ли необходимость поступать настолько... кроваво? Неужели вы не нашли иного выхода? Или это был осознанный выбор? — «старик» слегка прищурился, прихлебывая из своей чашки.
— Я не буду оправдываться или просить прощения, просто объясню, почему поступил именно так, а не иначе. — я уже то же самое говорил аврорам, поэтому мелькнувшее недовольство в глазах директора меня совсем не тронуло. — Все люди думают по-разному, соответственно и поступают также — по-разному. Философия, софистика, риторика... — покрутив в воздухе кистью со скептическим выражением на лице. — Всё это выражает лишь цели, ценности, образ мышления конкретного человека или его способность доминировать над остальными, «наставляя на путь истинный». — делаю короткую паузу, смотря в глаза Верховному Чародею. — Я не верю, что злодей когда-нибудь прислушается к словам логики более слабого. Сила всегда и всё решала в этом мире, и если пытаться злодея просто уговорить, то он рассмеется тебе в лицо, а ещё, для подтверждения своей точки зрения, «Круцио» наложит. Я считаю, что есть люди, которые способны воспринимать окружающую действительность через разум, а есть такие, которым доходит только через боль и страдания.
— Но ведь не обязательно было калечить и тем более лишать жизни... — с укором покачал головой Дамблдор.
— Вы правы. — я сначала хотел сказать что-то вроде: «надо было их отправить на жертвенные алтари», но подумал, что это явно перебор и мою «шутку» не оценят положительно. — Они все заслужили смерти. — директор почти перебил меня. — Я видел, что случилось по их вине. — более жестко заговорил, не отводя глаз. — Я видел, как людей в панике буквально затоптали. Я видел, как они, забавы ради, пытали людей. И вот таких вот простить? Сжалиться? Они никого не жалели. А если бы моя рука дрогнула и они сбежали, каково бы мне было знать, что они будут продолжать то же самое, что творили с невинными? Уж лучше так. — всё время моего монолога я ощущал, что директор осторожно пытается считать мои «верхние» мысли и эмоции, этакое чувство, будто кошка в дверь скребется.
— Вы ещё слишком молоды, мистер Хошино, поэтому ваша горячность толкает вас на подобные выводы. В мире всё куда сложнее, чем кажется на первый взгляд... значительно сложнее. — директор тяжело вздохнул, качая головой, и так со старческой мудростью посмотрел на меня, как на несмышлёныша.

Ох и многое же мне захотелось ему ответить на эти слова, но нельзя. Как было в одном фильме: «как сказал один мой друг, покойный, «Я слишком много знал...», вот и я не буду бездумно трепать языком. Зачем показывать свой ум, если впоследствии это станет козырем? Пусть думает, что я просто эдакий идеалист порывистый, а не человек с определенной устоявшейся логикой. Мне не нужно, чтобы во мне увидели нового противника, которого необходимо ломать. Вот поднаберусь силёнок, обрасту авторитетом, долгами, людьми, вот тогда и можно будет не шептаться, а говорить в голос.

— Что ж, — Дамблдор снова тяжело вздохнул. — это проходит с возрастом и вы сами поймёте, что горячность — не лучший советчик. — вот и хорошо, вот и ладушки. — Думаю, друзья помогут увидеть мир в лучшем свете, а школа — лучшее место, где их можно найти. — будто размышляя вслух, покивал себе «старик». — Я теперь уверен, что вы не станете бездумно причинять вред другим ученикам, поэтому не стану препятствовать вашему желанию учиться в Хогвартсе. — я кивнул, удивляясь ему, ведь контракт с министерством уже подписан, оплачен, а неустойка там весьма приличная. Кто её будет выплачивать, если Дамблдор меня «завернёт»? Министерство? О-о-очень сомневаюсь. — Также, я хотел бы обратить ваше внимание на то, что вокруг школы много свободных земель...
— Простите? — что-то я его нифига не понял.
— Мне стало известно, что вы приобрели большую земельную площадь в Шотландии и вкладываете немалые средства в их развитие. Те земли расположены слишком близко к поселениям маглов, а волшебные растения слишком необычны для мира простецов, чтобы не заметить их ммм... особенности. Не лучше ли было обосноваться там, где волшебство — норма? — и такой невинно-непонимающий взгляд.

А я прям так и поверил, да. И я совсем не знаю, что миль на десять, если не больше, вокруг Хогвартса все пронизано магией замка, то есть подпадает под власть школы, и ее директора в частности. На бумаге же это свободные земли, на которых когда-то давно были поселения различных волшебных существ и зверей. Ныне остался лишь Запретный(Тёмный) Лес и Хогсмит. Земли же вокруг являются «свободными». Нахрен мне такое соседство не впалось!

— При всём моём желании, вложенные деньги уже не вернуть, поэтому ничего изменить уже не выйдет. — пожимаю плечами под ещё одно покачивание головы директором.

Я даже могу сходу назвать несколько путей использования столь удобного соседства, а что реально было в голове у «старика» — мне даже страшно предполагать, ведь он в политике десятилетия! Кроме того, меня волнует вопрос: с чего он взял, чем я собираюсь заниматься? Откуда сведения, если я никому ничего такого не говорил? Стоп. Я ведь при покупке земли государственному чиновнику говорил, что собираюсь устроить «экспериментальное» садовое хозяйство. Быстро работает «старик»... кстати, это он только выглядит, его же магическая мощь при нём и уходить явно не собирается. Не знаю, сколько он проживёт, но уж явно дольше, чем пару-тройку лет. Видать, проклятие на кольце жутко ядрёное, раз этого «светоча» пробрало.

— В таком случае, думаю, перейти к вопросу вашего обучения в Хогвартсе. — директор бросил на меня серьёзный взгляд и взялся за папку, тут же вытаскивая верхние несколько листов. — Согласно полученным бумагам, Сора Хошино провёл полную официальную процедуру поступления в школу волшебства, включая заявление, подписание договора и оплату на счёт школы, плюс государственный налог, а также экзамен. Хорошо. — я просто молча его слушал, не выпуская из левой руки матово-жёлтый кристал, покрытый серебрянной проволокой в виде растительного узора. Двенадцать сантиметров в длину, тридцать шесть граней, двухсторонний конус, в центре которого светится белая «горошина». Отличный релаксант, в смысле вертеть его в пальцах, очень красивый, интересный... кроме всего прочего. В мире простецов есть аналогичное по функциям устройство — диктофон. — Я ознакомился с выводами комиссии относительно ваших результатов экзамена и пришёл к выводу, что комиссия допустила ошибку. — Дамблдор сделал паузу, чуть хмурясь, я же напрягся, ожидая «подляны». — Судя по вашим результатам, вы, мистер Хошино, можете поступить сразу на пятый курс обучения, что и написано в вашем экзаменационном листе. Однако, я считаю, что вам, как иностранцу, решившему жить в Британии, требуется время на ознакомление с нашей культурой, традициями. Исходя из этого, я предложил комиссии ослабить на вас давление и предоставить время для вливания в наш магический мир. Официальное постановление комиссии таково: Сора Хошино может поступить на четвёртый курс школы волшебства «Хогвартс». Мои поздравления, молодой человек! — по-доброму улыбнулся директор с немалым удовольствием во взгляде.
— Благодарю. — сухо отвечаю, не выпуская из пальцев «детскую игрушку». — Надеюсь в подписанном мною контракте не появилось изменений? — взгляд директору в глаза.

Почему я не боюсь ему смотреть в глаза? А потому, что у японцев, в смысле у японских одаренных, национальная особенность — «Духовная стойкость», то есть у нас от рождения сильная защита разума. К тому же, как я выяснил во Франции, подарок Сестры оказался без какого-то «подвыверта». Я не знаю, как она узнала о моём будущем во Франции, но её дар, или даже Дар — абсолютная защита разума от магии мороков, легилименции, серьёзно ослаблены направленные иллюзии, а также от любых болезней, вроде сумасшествия. Не слабо, да? А её шутка заключалась в том, что вейлы испытывают трудности в поиске пары, а я — идеальная кандидатура, ведь мои общие с вейлой дети наверняка смогут легко управлять своим Даром ментальной направленности. Всех деталей, конечно, вейлам неизвестно, но моя невосприимчивость — это шанс любой вейлы на нормальную семью, к чему они, в силу своей природы, особенно стремятся. Так что мигай, не мигай своими электро-очками, а на меня такое не действует.

— Лично я не считаю мудрым решением проживать в отдельных покоях, — директор строго на меня посмотрел, осуждающе. — поэтому рекомендую вам отменить это требование. Английская традиция пансионов давно доказала свою эффективность.
— Я не буду отзывать это требование. — спокойно отвечаю. — Японский народ очень ценит личное пространство, нам это необходимо для душевного покоя и нормального отдыха, как и нормальная ванна.
— Что ж, — не слишком довольным голосом заговорил мужчина, опуская глаза к бумагам. — это ваше право, тем более вы его оплатили. Но я вас попрошу не игнорировать общую гостиную факультета, на который поступите. Общение с сокурсниками — важная часть жизни в школе. — я согласно кивнул, да и с чего мне сторониться людей? — В таком случае, вам требуется подписать стандартный договор на обучение в школе Хогвартс.

С последними словами мне подали лист пергамента с красивыми узорами, вензелями и большим гербом школы внизу в центре, между строчками для подписей. Читая контракт, я не понимал: зачем это нужно? Возможно, традиция? Но даже сквозь перчатки я почувствовал какую-то магию в этом пергаменте. Ничего особенного или страшного в тексте не нашлось, но подписывать я не спешил, предчувствия — это важно. Достаю из внутреннего кармана официальную палочку(кристальная, запасная в кобуре на предплечье) и пускаю сильное «Фините», действительно сильное. Никакого эффекта. А Дамблдор с какими-то странным интересом молча наблюдает, хотя его глаза как-то... потемнели, что ли? Хммм... А если использовать прямое требование с вливанием магии? Нет, нельзя, а вдруг это посчитается подписью? Рисковать не буду. Прячу палочку (глаза директора «посветлели») и достаю полоску бумаги — талисман. Вливаю в «диктофон» лишнюю магию и прячу его в карман, освобождая руку. Талисман зажат между ладоней на несколько секунд, после кладу его на пергамент и сверху прижимаю ладонью. Активация. Видимая обычным зрением голубая волна магии разошлась по столу и еще на метр вокруг. Маскировка с перчаток спала и они стали видимыми. Как и стопка книг на столе директора, хрустальный шар, какая-то металлическая ваза и небольшая деревянная шкатулка. Но самое главное — я увидел полный текст. Пергамент, на всякий пожарный, тут же взял в руки. На месте большого герба школы, который стал бледным фоном, появился дополнительный текст, за который я тут же взялся, не обращая внимания на директора. Если коротко и без многословных и заумных формулировок, то мне предлагается официально признать над собой опеку нынешним директором до моего семнадцатилетия, передача всех официальных прав на управление моим имуществом, определение моего развития как волшебника, а также право подписания ЛЮБЫХ официальных документов...

Честно говоря, я с такого прифигел и посмотрел на директора прищуренными глазами. Где-то внутри заворочался огонь, разливаясь по телу жаждой действия.

— Объяснитесь. — отдавать этот контракт я даже не думаю, не выпуская из рук.
— Понимаете, мистер Хошино, — тяжело вздохнул директор, заговорив голосом эдакого великомудрого просветлённого наставника. — у вас нет взрослого опекуна, который мог бы защитить вас, в случае чего, от различных обстоятельств. Это — стандартная процедура для сирот и маглорожденных волшебников. Директор школы принимает на себя ответственность за ребёнка и обеспечивает ему должную защиту до совершеннолетия.
— Понимаю. — сухо киваю, сворачиваю пергамент и прячу во внутренний карман костюма. — Я проверю ваши слова. Всего доброго, мистер Дамблдор. — ухожу.

Я уже подписал один контракт, о большем мне никто ничего не говорил. А если бы остался, мог бы не сдержаться — нагрубить. Пока нельзя.

***

Дождавшись сигнала от магии замка, директор школы «Хогвартс» позвал к себе ручного аналитика и одного из лучших специалистов в поиске информации.

— Проходи, Северус, присаживайся. Чаю, сладостей?
— Только чай. — как всегда хмуро ответил зельевар.
— Как хочешь. — когда чай оказался разлит и опробован, директор снова заговорил. — В этом году к нам поступает сразу на четвёртый курс новый ученик, Сора Хошино, японец.
— Я слышал о нём и его зельеварне. — кивнул Снейп. — И не я один.
— Хорошо. — благосклонно кивнул «старец». — Как ты сам знаешь, мальчик весьма прославился своим подвигом...
— Очередной сопляк, мнящий себя героем. — скривил лицо зельевар, едва не сплюнув от испытываемых «тёплых» чувств к подобным личностям.
— Все мы были в молодости порывисты... — философски протянул старший мужчина. — Римус поведал мне, что мальчик приобрёл много земли и тратит большие суммы на строительство. Также, мне известно, что он провёл некоторое время во Франции, под крышей чистокровного рода Дюнуа. Является талантливым художником, сильным, как оказалось, бойцом, а также мастером японской ритуалистики. — зельевар даже присвистнул от услышанного, в удивлении его брови почти спрятались под челкой. — Северус, важно разобраться в мотивах мальчика, кто за ним стоит, откуда у него такие средства, с какими политическими силами держит контакт. Ты меня понимаешь?
— Конечно. — Снейп важно кивнул, уже продумывая свои действия. — Что-то ещё?
— Да. — директор, впервые за сегодня, по-настоящему тяжело вздохнул. — Римус не слишком старался в этом деле, он отозвался на приглашение как-то нехотя, это не говоря уже о его молчании об устройстве на работу к мальчику. Обрати на это внимание, хорошо? Есть ли возможность, что Римус завербован кем-то посторонним, стоящим за Хошино, если возможно — определить.
— Хорошо. — задумчиво снова кивнул зельевар. — Какими средствами я располагаю в этом деле?
— Вопрос первостепенной важности, поэтому у тебя полная разумная свобода действий.
— Я вас понял, директор. Я могу идти?
— Конечно...

***
Примечания:
БОЛЬШЕ ТЫСЯЧИ! Поздравляю всех нас! В честь этого достижения, во вторник будет ещё одна глава. Дозо)
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.