Песчинка 4125

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
НМП, НЖП, + канон ГП
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Мистика, Экшн (action), Hurt/comfort, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Попаданцы, Антиутопия, Пропущенная сцена
Предупреждения:
OOC, Насилие, ОМП, ОЖП, Underage, Полиамория, Ксенофилия, Смерть второстепенного персонажа, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Макси, написано 1012 страниц, 102 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Al123pot
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от awerkol
«Отличная работа!» от Kami-sama Udjin
«Отличная работа!» от masuntus
«Отличная работа!» от BREAREUS
... и еще 50 награды
Описание:
Мир несколько шире, чем описано в книге, или показано в фильме, не только в Британии жизнь идет своим чередом, а порой - бурно кипит. Наш человек попадает в этот мир, и узнает, увидит, прочувствует куда больше, чем показали на экране, или напечатали в книге. Он не МС, но сдачи дать может. Он не наследник золотых гор, но что ему мешает к этому стремиться? К тому же, если все это сочетается с интересным и захватывающим новым миром?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
При работе будут учитываться разумные мысли и пожелания читателей, если не слишком влияют на сюжет. Особенно это может касаться упущенных автором мелких деталей или черт характера персонажей. Сюжет продуман на три четверти, поэтому, написанный текст будет основательно изменяться только по серьезным причинам. В мелких деталях — возможно.

Глава 56

3 марта 2018, 15:31
      

Глава 56



Ранее утро, Париж…

- …Вот, - неприметный мужчина самой обычной наружности протянул небольшой, но довольно пухлый бумажный пакет. – здесь всё, что мне удалось найти за столь короткий срок.
      Хоть он и не снимал капюшон, но немного сдвинул его, так что лицо было видно – это только в дешевых боевиках различные «тёмные» личности прячут лица, в реальной жизни торговцы информацией, различные посредники и им подобные люди, предоставляющие «интересные» услуги, известны в лицо, но с поправкой. Не каждый даже догадывается о самой возможности приобретения различных специфических товаров или услуг, не говоря уже о покупке информации. Большинство людей, почему-то считает, что торговцы информацией существуют только на страницах детективов, но всё совсем не так, ведь это довольно прибыльное дело. Постороннему довольно сложно обнаружить выход на таких людей, ведь всегда есть шанс опасности, то есть соискатель услуг может оказаться свежевылупившимся конкурентом или каким-нибудь шпионом. В общем, подводных камней много, но сейчас речь не об этом.
      Не буду рассказывать о том, как мне удалось выйти на этого человека и во сколько золотых кругляшей обошлись его услуги, вернее, первая часть этих услуг, так как заказанную информацию мне предоставляют не в полном объеме. Однако и этого уже более чем достаточно – дальше я уже сам разберусь, мне просто зацепиться не было за что. Правительство Магической Франции хорошо постаралось в этом деле, так что мне не удалось обнаружить даже тех людей, которые были просто стукачами или соглядатаями, не говоря уже о более серьезных фигурах. Подчистили все низшие звенья цепочки, даже некоторых «высших» «убрали», но уничтожить всё не получилось – доказательством тому служит пухлый пакет у меня в руках.
       - Благодарю. – в ответ передаю трехсотграммовый слиток золота. – Всего доброго. – разворачиваюсь и ухожу из этого грязного, вонючего переулка на самых тёмных задворках, не дожидаясь, пока этот волшебник с говорящей кличкой «Нюхлер» проверит моё золото на обманку.
      За то, что кто-то меня узнает и доложит, да хотя бы сам Нюхлер, я не переживаю – печать сокрытия и жесткий контроль собственной магии не дадут оставить магический след, а прикормленный хоровод духов создаёт стойкую дестабилизацию фона, на корню уничтожая любые следящие или сканирующие чары и плетения. Следующие полчаса я ходил по этим темным и грязным улочкам, резко и часто заворачивая за углы или останавливаясь, пытаясь обнаружить слежку, которой всё же не обнаружилось. После я вышел в обычный Париж, тоже не в самые чистые и спокойные районы, походя оставив в кучах мусора троих мертвых арабов и одного негра. Далее, на самом обычном такси добрался до района поспокойнее, снял на сутки номер в дешевом отеле, где и засел за изучение полученной информации…
      ***
       - Момо, а где Сора?
       - Господин занят. – спокойно ответила домовая, не отвлекаясь от мытья посуды.
       - Мне нужно с ним поговорить. Это важно. – Дзюнко была крайне недовольна, но сдерживалась, ведь засики-вараси слушает только хозяина дома, а отношение к остальным жильцам зависит исключительно от самих жильцов, то есть с девочкой можно ругаться, а можно дружить, но приказы она принимает только от одного человека.
       - Господин в центральном заклинательном покое. – тяжело вздохнула девочка, явно не слишком довольная непониманию этой женщины. – Сора-сама сказал, чтобы его не беспокоили и не дёргали.
       - Я же говорю, это важно, он будет недоволен тобой, когда узнает, что ты не пустила меня к нему. – женщина хмурилась.
       - Сора-сама сказал не отрывать его ни при каких обстоятельствах. Исключений только два: если на дом нападают, и если наступает конец света. Поэтому, я не стану мешать господину.
       - Хорошо. – женщина закрыла глаза, вдохнула, выдохнула, повторила, снова открыла глаза. – Я сама ему всё расскажу, только открой вход. – женщина чуть сильнее нахмурилась. – И, кстати, где он?
       - Вход в заклинательный покой сокрыт. Тем более, у вас нет доступа в подземные помещения. Вам, Дзюнко-сан, придётся подождать, пока господин не закончит.
      Женщина могла бы многое высказать этой наглой домовой, она желала всё это высказать, но разумно сдержалась, так как ей не хотелось портить отношения с сыном еще больше, а если она устроит холодную войну с засики-вараси, Сора будет недоволен. Всем своим видом демонстрируя недовольство, и шипя сквозь сжатые зубы ругательства, она ушла.
      Момо краем глаза всё это время наблюдала за женщиной, и когда та выходила из кухни, проводила её недовольным взглядом. Господину понадобилось тайно отсутствовать, поэтому он и попросил её, Момо, посодействовать, говоря всем, что он что-то колдует под землей. Зачем ему это – господин не рассказал, но сказал, что это очень важно. Домовая же не сомневалась в словах парня, поэтому никому ничего не сказала. А доступ на подземные уровни и правда на данный момент есть только у самого хозяина дома, и у верной хранительницы дома и окружающих земель – Момо.
      ***
      Вечер того же дня…
      - Я благодарен, что вы отозвались так скоро. – учтиво поклонился женщине, встречая её всё в том же номере. Юшенг Лан вошла царственной походкой, бросив короткие взгляды на обстановку, и затем заняла единственный стул. – Не буду ходить вокруг да около, поэтому спрошу прямо: вы ведь тоже взялись за дело Минэ?
       - Конечно, - женщина сделала удивленное лицо. – разве могло быть иначе? Но дело движется крайне медленно, нам активно мешают. – Юшенг слегка скривилась.
       - Это неудивительно, - я с силой потёр лицо ладонями, прогоняя зевоту. – в этом деле замешано столько влиятельных людей, что некоторых из них местные органы правопорядка даже тронуть не посмели. Прошу. – я протянул женщине папку с бумагами. Не всеми. Кстати, в данный момент я без перчаток – они лежат на столе. – Здесь то, что мне буквально бросили в лицо… - женщина стрельнула в меня пронизывающим взглядом, и принялась за бумаги.
      В тот день у Дюнуа я обнаружил на документах странную магию и там, и в тот момент я не смог полностью в ней разобраться. Мне пришлось щедро напоить ментального духа (призванного, естественного, ибо тот, который будет моим, всё ещё до конца так и не оформился) своей кровью, чтобы он показал мне смысл этой магии. Это оказалось подобие, или лучше сказать хитрая модификация магического контракта с мощным механизмом проклятия, суть его работы в том, что тот, кто касается данного проклятия, получает мощный блок, заранее прописанный создателем. Тронь я документы голыми руками, и я бы поставил свою подпись под неизвестным мне текстом. Что там было – неизвестно, но кроме того, еще одно проклятие, видимо созданное для работы с предыдущим в тандеме, должно корректировать мысли человека в определенную сторону относительно текста договора. Я не представляю, какой гений выдумал эту штуку, но это одно из самых подлых магических изобретений, которые я только встречал.
      И это только то, что касается именно физического носителя информации. На саму информацию также наложили что-то, вроде отвлекателя внимания, поэтому восстановить по памяти текст документов мне не удалось – пришлось погружаться в глубокий транс, отслеживать своё прошлое, и уже оттуда заново читать бумаги. Хотя, стоит отметить, кто-то пытался вызвать возмущения в духовных планах, но работал не слишком сильный, да и малосведущий в этом пути маг, так что создать мне хотя бы какие-то трудности ему не удалось. Кроме этой работы, мне ещё пришлось основательно изучить полученные от Нюхлера сведения, сопоставить их с информацией Дюнуа, и сделать первые выводы. Я, конечно, не специалист в подобного рода вещах, но кое-что тоже могу. Проблема же обнаружилась там, где не ожидал: мне нужны бойцы, но как их протащить во Францию? Одно дело – я: используя астральные метки, духовную магию, а также знания и навыки Ника Саммерса в работе с портключами, получил портал, обходящий следилки как бриттов, так и францев. Таким образом, в Париж я попал инкогнито, а в обоих Министерствах стоит пометка о том, что сейчас я в Британии. Но одно дело переместиться самому, и совсем другое – тащить сюда целую группу, причем, моих людей – это палево. Уже думал плюнуть, и сработать в одиночку, но потом я вспомнил о Лан, отправил Юшенг патронуса, и буквально через пару минут получил ответ, а еще через пару часов женщина уже вошла в мой номер.
       - Сора-кун, ты понимаешь, что с тобой сделают, если узнают об этом? – женщина похлопала по закрытой папке, лежащей у нее на коленях.
       - Вообще-то, эти документы и пятьдесят тысяч золотом мне предлагались как вира, согласно договору о моём невмешательстве в расследование. Но, как вы видели, госпожа Лан, в бумагах практически нет информации, пригодной для прямых обвинений, выставления претензий виновным. Поэтому я отказался от них, а восстановил по памяти.
      С минуту женщина смотрела мне в лицо, глаза, изучала, молчала. Очень неприятно, но она мне нужна, поэтому я могу и потерпеть. Затем Юшенг чуть повернула голову и выдохнула.
       - Ладно, я вижу, ты не понимаешь, что оказалось в твоих руках. Но о ценности этих бумаг мы можем поговорить и позже. Ты ведь вызвал меня не только ради них?
       - Нет. – отрицательно качаю головой, старательно задвигая в сторону мысли о бумагах в папочке на коленях мастера боя. – Мне удалось кое-что обнаружить – ниточку, дёрнув за которую, мы сможем распутать клубок и наказать виновных. Желаете поучаствовать?
       - Что ты задумал? – Лан прищурилась.
       - В этом деле участвовало много людей, очень много. Но нам важно то, что руководила расследованием непосредственно Люси Дюнуа. – я сделал небольшую паузу, а женщина меня не перебивала. – Как вы знаете, Дюнуа – влиятельный род, аристократический, и у них есть побочные ветви, если точнее – их четыре. Есть такой себе Роман Ришар, занимает должность заместителя главы координационного центра при ДМП, через который проходят все сведения расследований, и этот же отдел закрывает дела, и отправляет их в официальный, и секретный архивы. Для нас важно то, что Роман Ришар является супругом некой Лукреции Дюнуа, представительницы младшей ветви рода Дюнуа, и этот человек, согласно некоторым сведениям, отчитывается непосредственно главе своего рода. Учитывая тот факт, что в этих документах, - я кивком указал на папку. – неоднократно всплывают ссылки на официальные названия должностей координационного и аналитического отделов, то я считаю, что этот Роман Ришар сможет ответить если не на все, то на большинство наших вопросов.
       - И ты хочешь его похитить? – Юшенг прищурилась так, что глаз не стало видно за пушистыми ресницами.
       - Если его допросить, мы получим имена всех фигурантов, начиная подозреваемыми и заканчивая теми, кто откупился.
       - Ты хочешь отомстить? – слегка улыбнулась женщина, приподняв в хищном полу-оскале верхнюю губу.
       - Да. – просто киваю. – И намерен сделать это прямо сейчас. Пусть достанем мы не всех, но придёт и их время.
       - Хорррошооо… - буквально промурлыкала женщина, демонстрируя заострившиеся зубы, подобно скалящейся тигрице. – Когда начинаем?
       - Судя по имеющимся у меня данным, Роман был направлен в Марсель, для чего – неизвестно. Но важно то, что остановился он в обычном отеле, и охраны у него всего стандартная четверка авроров… - свой оскал я также не стал сдерживать…
      ***
       Мужчина тяжело приходил в себя. Перед глазами всё плыло, взор закрывали чёрные и багровые пятна. Сильно болела голова, тошнило. Он захотел перевернуться, так как весь правый бок сильно затёк, но у него это не получилось. Роман с недоумением, сквозь муть, смог разглядеть перед собой простой каменный пол, а спустя несколько секунд осознал, что руки у него туго стянуты за спиной, как и ноги. Что случилось? Почему он здесь?
      Мужчина нахмурился, пытаясь вспомнить, что же произошло, и воспоминания начали всплывать, тяжело, очень тяжело, их приходилось буквально выдёргивать из жадной трясины забвения. Минута шла за минутой, прилагая серьезные усилия, Роман смог начать вспоминать произошедшее с его группой.
      Дело было поздно вечером, практически ночью. Он, как и в предыдущие вечера, задержался в местном отделе расследований, проверяя, не осталось ли в отчетности каких-либо зацепок или случайных упоминаний операции «Ласковое Солнце». После работы он, в сопровождении группы охраны поужинал в одном хорошем ресторане и отправился в гостиницу. В общем, самый обычный рабочий день… был, до момента, когда они оказались на лестнице между этажами. Роман даже осознать ничего не успел, как его будто прижало незримым давлением, от которого тело будто парализовало страхом, а внутренности промёрзли. Как в замедленной съемке, он наблюдал гибель своей охраны: вот ощущается, как кто-то двинулся у него за спиной, и в это же мгновение в противоположной стороне вздрогнул воздух, после чего рябь искажения окружила всех их, и буквально через несколько секунд четыре тела лежат на дешевой ковровой дорожке. Снова едва уловимое движение и удар в голову, пришла темнота.
      Мдааа, очевидно сработали специалисты, но только кто? Мужчина пусть и был сбит с толку, но он профессионал, поэтому уже сейчас начал обдумывать, прикидывать варианты возможных вопросов, которые ему захотят задать. А то, что это было именно так – он не сомневался, иначе его бы не оставили в живых. Роман успел о многом подумать, когда послышался едва уловимый шелест приближающихся шагов. Эту деталь мужчина также взял на заметку, ибо одно дело работать, и совсем другое даже в жизни ходить вот так – тихо, крадучись. Это – отличный маркер, с помощью которого этого специалиста можно обнаружить, несмотря на его маскировку, достаточно будет передать воспоминания аналитикам, а дальше - процедуры отработаны.
       - Он уже пришел в себя. – произнес женский голос с характерными китайскими оттенками и акцентом, по которым также будет не сложно отследить носителя, главное – выжить, и передать информацию. – Может его вырубить?
       - Не нужно. – спокойно ответил мужской голос, довольно молодой, чистый, без акцента. Обнаружить маркеры оказалось практически невозможно. Вполне возможно, молодой мужчина является французом, либо опытный агент долгосрочной закладки, либо перевербованный местный специалист. Однако, странно, что говорят оба на французском языке, хотя, Роман знал больше дюжины языков и более трёх наречий к каждому из них.
       - Разве это не помешает установить печати?
      «Печати? О каких печатях речь? Работают азиаты? Но кто? Вполне вероятно, это игра китайцев, но возможно, что участвуют китайские наёмники для того, чтобы намеренно ввести в заблуждение. Недостаточно данных».
       - Это уже не важно. – спокойно, но несколько устало ответил мужской голос. – Главным было – доставить его сюда, теперь он в моей власти. – Роман напрягал все свои способности для получения как можно большего объема информации, но он не переставал быть человеком, поэтому последние слова его заставили вспотеть.
       - Ладно, раз ты так говоришь… - с некоторым сомнением протянула женщина, явно провоцируя мужчину на ответы.
       - Это место отрезано от остального мира. – поддался на провокацию мужчина. – Мои печати вырезали этот подвал из мира, сделали копию, и заменили оригинал. Мы в «Мистическом Доме» высшей категории.
       - Ты не боишься открывать ему столько о себе? – с некоторым сомнением протянула женщина. – Он ведь умён, наверняка уже догадался, кто его похитил.
       - Это уже не важно. – всё тем же тоном ответил один прославившийся в последний год японец. – Мне нужны ответы. И я их получу. – веско ответил мужчина, нет, парень.
       - Сора Хошино. – заговорил Роман, надеясь начать диалог, сыграть на слабостях, ввести в логические ловушки – это его единственный шанс. – Вы понимаете, что ваши действия будут расцениваться как прямая угроза и агрессия против государства Магическая Франция? Одно уничтожение моей охраны – достаточный повод для вашего пожизненного заключения в Азкабане, или даже для приговора к поцелую дементора. Своими действиями вы загоняете себя в ловушку…
      Мужчина ещё долго говорил, много и красочно описывал проблемы и опасности, вызванные текущим поступком преступников. Роман перечислял нарушенные законы, добавлял уточнения отягчающих обстоятельств и так далее. Долгие двадцать минут он не замолкал, внутренне, всё же, ощущая, что своей болтовнёй ничего не добьётся. Но остановиться – значит сдаться. Цитирование очередного параграфа законодательства было прервано грубым толчком в бок, из-за которого мужчина перевернулся лицом вниз, а затем его резко подняли, пронесли, и подвесили связанными руками за массивный крюк. Это было неприятно и даже больно, но не критично, к тому же Роману удалось рассмотреть присутствующих. Да, он не ошибся в определении Хошино, которого видел издалека несколько раз, а вот женщину он видел только на фотокарточке из воспоминания одного агента. Юшенг Лан, китаянка, сильный боевой маг, специализирующаяся на крайне эффективном сочетании боевой магии и холодного оружия. Крайне опасна. Почему она здесь? Что её связывает с Хошино? Мужчина огляделся вокруг, заметив японца у небольшого столика, сосредоточено изучающего какие-то бумаги, Лан стояла рядом с Романом. Потом мужчина опустил глаза вниз и у него по спине побежали мурашки, а тело мгновенно покрылось холодным потом: весь пол был покрыт сложными магическими фигурами и обилием восточных иероглифов. Что же они задумали?
       - Я давал клятвы и обеты. – хриплым голосом заговорил Роман, не в состоянии оторвать взгляда от пола. – Даже легилименция бессильна, тем более сам я не скажу ни слова.
       - Это не важно. – ровным тоном ответил Хошино, не отрываясь от бумаг. – Важно то, что нужные мне знания лежат в вашем мозгу, всё остальное – несущественные детали. – парень отложил бумаги, взглянув в глаза Романа каким-то отстраненным взглядом. – Ваша глава рода, а также её союзники, сотрудники, равные и вышестоящие решили, что прав всегда тот, на чьей стороне сила. Они в некоторой степени правы. Но забыли, что сильны не только они, а сама сила бывает очень разной… - будто задумавшись, парень прервался, но очень скоро продолжил, но таким безразличным тоном, что у Романа скрутило живот от страха. – Не надейтесь на помощь или хотя бы отмщение – их не будет. Нет тела – нет дела…
      Через каких-то пятнадцать минут Романа Ришара, как личности, не стало под этим небом, от него осталась лишь физическая оболочка, послушно отвечающая на любой заданный вопрос без сомнений или проблем памяти. Больше двадцати часов длился допрос, а когда он закончился, тело члена побочной ветви рода Дюнуа рассыпалось пылью. Так закончилась история жизни Романа Ришара, тайного агента, осведомителя, и много кого ещё для своего рода, в который был введен еще в раннем детстве…
      

***


      Двери заведения «У По» широко распахнулись, и внутрь вошла женщина с длинными шелковистыми волосами рассыпанными по дорогой шубке. Открывший двери китаец низко кланялся до тех пор, пока женщина, даже не обратившая на него внимания, не скрылась внутри, а после вытер белоснежным платочком мокрый лоб, и снова выпрямился, боясь даже подумать о том, чтобы оглянуться. Сама же китаянка уверенной походкой направилась прямо к дальней части китайского ресторана, где располагаются две ВИП-зоны. Сам ресторанчик вполне себе посещаем как туристами, так и местными, но ВИП-зоны никогда не бывают свободны, сколько бы «важных» людей не пытались туда попасть. Никто и никогда туда не попадал… из посторонних. Ресторан «У По» принадлежит отделению Триад, которыми тайно руководит один из китайских магических кланов, и территория, на которой стоит данное заведение, принадлежит клану Лан. То есть понятно, для кого навсегда зарезервированы обе ВИП-зоны.
      Сегодня ресторан был пуст, только в одной из зон слышались голоса, смех, но не чрезмерные, как во время посещения высших чинов Триад, или мелких чинов клана Лан. Юшенг шла именно туда, и когда узорные двери раздвинулись перед ней сами собой, женщина даже не остановилась, однако успела рассмотреть всё и всех в мельчайших подробностях. Несколько шагов под абсолютную тишину, и вот женщина удобно разместилась в любимом кресле, на которое не смеет сесть никто, кроме нее, а её шубку уже развешивают на специальной вешалке. Тёмные глаза обвели внимательным взглядом своих подчинённых, склонившихся в приветствии, но не раболепном, так что она могла видеть и лица. Юшенг перевела взгляд на стол, и взяла уже наполненный для неё стакан с гранатовым вином, а её люди распрямились, любопытными взглядами изучая главу. Женщина как всегда была нетороплива, размеренна… внешне, на деле же она была готова в любой момент взорваться вихрем смерти – подобное каждый из присутствующих видел неоднократно. Собственно, это одна из причин, почему подобные бойцы столь покорны, но лишь одна. Юшенг опустила стакан, блеснув глазами, снова обвела взглядом подчиненных ей людей.
       - Ну что, котятки, заскучали? – мягким, бархатистым голосом почти пропела женщина, уголки её рта едва-едва изогнулись в игривой улыбке.
       - Госпожа! – воскликнула девушка лет двадцати пяти, с коротко, по-мальчишечьи обрезанными волосами, едва сдерживая глупую улыбку, но и без неё всё было ясно.
      Остальные в группе тоже уже поняли, поэтому начали улыбаться, переглядываться, но молчали, ожидая продолжения. Юшенг улыбнулась чуть сильнее, довольная взаимопониманием и сплоченностью группы.
       - Вы правильно поняли, котята, скоро вам предстоит работа: тяжёлая, смертельно-опасная – всё как вы любите. – губы женщины раздвинулись, и группе открылся вид на набор белоснежных, заострённых клыков и клычков, а прищуренные глаза превратились в две линии пушистых ресниц.
       - Госпожа! – снова воскликнула та же девушка, сложив ладони на груди, будто молясь своей богине. Она не отрывала восхищенного взгляда от Юшенг, её глаза излучали любовь и счастье. – Вы нас так балуете! Госпожа, вы – Лучшая! Ах! – девушка зажмурилась, а её щеки покраснели.
       - Госпожа, мы просим вас: найдите Лин-Лин мужа, ведь она сама никогда этого не сделает! – усмехаясь в сторону девушки, проговорил молодой мужчина в тёмных очках и с косой, на кончике которой красовалась сложная золотая заколка.
       - Да-да, она вас слишком любит, и никогда не посмотрит на мужчину, если вы не прикажете! – добавил другой мужчина, с короткими волосами, и тоже в очках. Кстати, не менее чем у половины присутствующих на лицах красовался подобный аксессуар.
       - ШШШШШ! – Лин-Лин развернулась к говорившим, встав в среднюю стойку, скалясь частоколом треугольных нечеловеческих зубов, а её глаза, буквально секунду назад бывшие тёмно-карими, налились лиловым светом, а зрачок стал идеально-круглым. Смешки не прекратились, однако было видно, что люди напряглись.
       - Лин-Лин, негоже скалить зубки на братьев и сестёр. – спокойно бросила Юшенг, но девушка тут же выпрямилась, закрыла рот, но свечение глаз так же спрятать ей не удалось. Хотя, стоит отметить, что у тех двоих, на которых скалилась девушка, сквозь очки также проявилось свечение.
       - Кстати, Госпожа, а что с нашим мальчиком? – совершенно невинным голоском спросила Лин-Лин, словно и не она только что готова была устроить кровавую свару.
       - О, мою маленькую Лин-Лин интересует наш мальчик? Моя малышка, наконец, созрела? – ласково улыбнулась женщина, но всем было ясно, что это очередная шпилька в сторону совершенно плоской в области груди девушки.
       - Что вы, как я могла променять Вас на какого-то мальчика?! – девушка никогда не спускала обиды никому, и шутки о своей груди уж точно не прощала и не забывала, но вот если на эту тему шутила сама Госпожа, девушка была не против. – Но вы столько о нём рассказывали, что нам стало интересно…
       - Хмм. – женщина обвела взглядом свою группу, а те и не скрывали, что вопрос их действительно интересует. – Что ж, раз вам так интересно, то это именно он нашёл вам работу. – Юшенг сделала паузу, неспешно допила вино, продолжила. – Он дал нам всё, чтобы наказать виновных в смерти нашей крови. – произнесенный слова возымели свой эффект.
       - То есть мальчик решил мстить? – склонила голову к плечу Лин-Лин, при этом изображая удивление, но не чрезмерное.
       - Не будь он Лан, пробудилась бы ваша кровь, котятки? – усмехнулась Юшенг, обводя взглядом подопечных, уделяя особое внимание тем, кто был в очках. – Вы с ним даже не встречались, просто держались неподалёку, и посмотрите на результат! Он – Лан! И этим всё сказано.
      Несколько минут висела тишина, каждый размышлял и переосмысливал, пока двери в зал не открылись, и внутрь не вошёл высокий мужчина среднего возраста в маленьких круглых очках в деловом костюме. Он подошёл к Госпоже, уважительно поклонился, и протянул ей футляр со свитком, покрытый красными иероглифами.
       - Старейшины вызывают Вас, Госпожа, для отчёта о Ваших делах, а также требуют немедленно предоставить ответ на вопрос: почему территории Лепестка закрыты? – закончив, мужчина снова склонил голову, ожидая ответа.
       - Передашь Старейшинам, что наш Лепесток обновляет защитные комплексы, и сколько ещё это займёт времени – нам не известно. А на доклад я не явлюсь ещё месяца… - женщина ненадолго задумалась. – три, возможно, четыре, так как текущее дело нельзя бросать без внимания.
       - Как прикажете, Госпожа. – мужчина разогнулся, и покинул зал.
      У подчиненных Юшенг появились вопросы, но никто не стал их озвучивать – они искали ответы самостоятельно, ведь не сомневались в женщине, а твёрдо знали, что она никогда и ничего не делает просто так.
      

***


      


      
      Поднимался из подвала я действительно усталый, вымотанный, так что прикидываться мне не пришлось. Все, кого интересовало моё возвращение, видели покачивающегося инфернала с полным комплектом бледности кожи, с легким синеватым отливом, пустым стеклянным взглядом, нетвердой походкой. Видя такого меня никто не стал приставать или дёргать, хотя в тех отголосках эмоций, что я ощущал на тот момент, почти все хотели задать вопросик-другой. Уже поднимаясь по лестнице я отметил, что младшие девочки вполне себе подружились: Габби, Кирико и Момо собрались в сторонке и шушукались, провожая меня взглядами. Хотелось просто выключиться, как лампочка, но я собрал остатки решимости и воли, и, всё же, посетил душ. В какой момент ко мне присоединилась Лиззи, я не понял, но мне ласково помогли в душе, обтерли мягким пушистым полотенцем, и довели до кровати. Я уже вообще ничего не соображал, лишь на автомате прижал к себе большую мягкую подушку и отрубился.
      Проснулся я от того, что чувствовал чужой настойчивый взгляд. Потянул носом воздух и тут же определил, кто рядом со мной, а приоткрыв один глаз, убедился. Лиззи лежала на боку, подпирая голову рукой, и разглядывала мое лицо. Судя по ясному взгляду, девушка уже давно проснулась, но оставалась рядом, за что я ей был крайне благодарен: её присутствие, тепло души, стали для меня привычны и приятны, рядом с ней я могу успокоиться, расслабиться.
       - Давно не спишь? – спрашиваю, всё так же держа открытым лишь один глаз.
       - Нет. – девушка улыбнулась.
       - Вруша. – бесцеремонно притягиваю к себе свою блондинку и зарываюсь лицом в растрепанные волосы, сегодня пахнущие молоком.
       - Чем ты занимался? – дыхание девушки обожгло кожу шеи, а потом меня еще и укусили.
       - Защитой семьи и дома. – говорю чистейшую правду, ибо крайне не люблю лгать. – Заканчивал внутренний защитный периметр дома.
      Это на самом деле так. Вместе с Кином и Момо мы устанавливали камни-якоря, после я запустил управляющее ядро, но защита ещё не была завершена, в смысле, внутренний периметр. После возвращения из Франции я задержался в подвале еще на пару часов, вливая собранную моим предприятием магию в ядро, а после подключая контуры активных щитов и комплексов заклятий сокрытия, незаметности, отвода взгляда, а также «Мистический дом». На данный момент энергии хватает только для перечисленного, да и то «Дом» можно активировать лишь раз, и при выходе из этого режима через десять часов, придётся технику создавать заново, ибо энергию съест всю, без остатка, а это означает разрушение комплекса плетений. Да, не идеально, но уже сейчас это очень хороший шанс спастись, в случае чего, ибо клон-копия дома будет выглядеть как настоящий, и даже фантомы жильцов будут в наличии, а потом произойдёт взрыв, ну, типа хозяева решили покончить с собой, и самоуничтожились. Какой никакой, а шанс спасения есть, пусть и сценарий – так себе.
       - И что же ты там такое накрутил? – меня царапнули по груди, не сильно, так, игриво.
       - Ничего особенного или удивительного, пока что нет. – провожу ладонью по шелковистой коже спины блондинки вверх, и плавно опускаю руку вниз. – Если тебе интересно, можешь расспросить Момо – эти сведения тебе доступны.
       - А какие недоступны? – девушка приподнялась и посмотрела мне в лицо недовольным взглядом.
       - Кроме меня и Момо никто не сможет спуститься в подвал, стало быть, никому кроме нас недоступны алтарь дома и системы защитных/скрывающих комплексов. – видя крайнее недовольство Лиззи, тут же объясняю, чтобы не зародилась обида на ровном месте. – Такая магия всегда кодируется на кровь и оттенок магии, а после – на иерархию, прописанную в уставе рода. Без полного введения в мой род, попасть туда не сможет никто.
      Тут есть поправочка. Я могу разрешить кому-то пройти со мною, иначе как тогда вводить в род, если ритуал проводится на родовом алтаре? Но многие до этого не додумываются. И ещё одно: как я уже говорил, я создал отдельный алтарь-ядро для этого магического особняка, и им же дом будет управляться и защищаться, то есть систему может контролировать Момо, как дух дома, и я, как хозяин. А вот когда я создам родовой алтарь, подключу ядро дома к родовой магии, но лишь как «младший модуль», не «главное устройство», как любят делать в Европе.
       - И ты введешь меня в свой род? – девушка снова опустилась, улегшись прямо на меня.
       - Несомненно. – ответил я быстро, без раздумий: это решение уже давным-давно обдумано и принято. – Просто подожди.
       - Хорошо… - тихо ответила блондинка. Несколько минут мы просто молчали, наслаждаясь присутствием друг друга, а потом Лиззи снова заговорила. – Я как-то раньше мало обращала на это внимания, - девушка щелкнула ногтем по широкому браслету у меня на руке. – но у тебя довольно много украшений…
       - Это всё артефакты… - действительно странно, что мы как-то не говорили на эту тему. – Хочешь себе что-то такое же?
       - Хмммм… - Лиззи явно задумалась, а я её не торопил.
      В общем, на ближайшие дни у меня намечен отдых, ну, и совсем несложные дела, хотя, нужно еще проведать…
      
      

***


      Эти несколько дней прошли для Гарри будто одним мигом. В некоторой степени, даже немного обидно: столько хорошего навалилось разом, столько замечательных вещей удалось увидеть и почувствовать впервые, и всё это за какие-то десять дней. За всю свою жизнь Гарри испытал примерно столько же, сколько за эти дни. Но ярче всего, волшебнее, стала встреча с Арлет. О, стоило их взглядам пересечься, парня будто прошибло молнией, а в сердце появилось нечто ранее неведомое, неизведанное, приятное. Будто кусочек его души окрасился в цвет этой зеленоглазой шатенки, и навсегда стал принадлежать только ей одной. Однако, о первой любви Поттер слышал, а также знал, что чаще всего первая влюбленность остаётся безответной. И как же он был рад, когда Арлет сама весело ему подмигнула, открыто улыбаясь, а после утащила его в уютное кафе, в котором они просидели несколько часов. Они говорили, смеялись, шутили, делились забавными историями, и им не было скучно, казалось, они нашли в друг друге часть себя о которой даже не подозревали, но тут же узнали и признали свою вторую половинку. Что, как не магия, эта встреча? Судьба? Не важно, - эти вопросы совершенно не интересовали Гарри, но он, как наставляла учительница, создал пару несложных заклинаний, и если бы он был очарован каким-либо образом, то его «Люмос» изменил цвет на красный (магия), или зеленый (зелья), но шарик света так и остался бело-жемчужным. Арлет повторила за ним те же чары, широко улыбаясь, а после ещё и похвалила, рассказав пару весьма поучительных историй на тему ненастоящей любви.
      К сожалению, верная Хедвиг осталась в Британии, а каждый раз бегать в отделение почты было крайне неудобно. [Гарри даже не подумал, что в гостинице можно было заказать буквально любые услуги, в том числе и незамедлительную доставку корреспонденции с помощью эльфийской магии.] Он опасался, что может потерять связь с этой девушкой, поэтому, недолго думая, отправился в Гринготтс и снял со счёта золота достаточно, для покупки комплекта сквозных зеркал. А потом он купил ещё и зелий для восстановления сил после своих уроков. Таким образом, они всегда могли связаться друг с другом, назначить время и место новой встречи, или просто общаться поздно вечером и ночью, тихонько переговариваться во тьме, наслаждаясь голосом с лёгкой хрипотцой и обворожительным акцентом.
       Но сегодня выдался крайне важный день. Вообще, как объяснила Арлет, девушка приводит парня домой для знакомства с родителями далеко не сразу, но их случай пусть и не уникален, но довольно редок. Взаимная, настоящая любовь с первого взгляда, притом, что они даже не знали фамилий друг друга, или увлечений – просто увидели глаза своей пары, ощутили магию, и всё было решено. Уже позже Гарри узнал, что Арлет, оказывается, окончила Шармбатон в прошлом году, а сейчас играет в квиддич в самой настоящей команде, пусть и не самой известной, но не ниже уровня «Пушек Педдл». Парень, услышав возраст девушки, вообще не отреагировал, а вот за то, что она профессиональный игрок – очень сильно зауважал. А после, в процессе общения, она узнала, наконец, кем же является её Арри. К шоку парня, во Франции его портрет, как и двух других парней, не печатали. Упоминали, да, даже рассказывали о них троих, но колдофото на передовой странице было только Флёр Делакур. В общем, они очень активно знакомились, а потом Арлет взяла, и выпытала у Гарри цель прибытия, а также выяснила, что же за «уроки» он посещает. Парень крайне стеснялся, боялся, что любимая осудит распутство, и даже сам начал думать, что теперь, когда у него появилась Арлет, стоит прекратить посещать свою учительницу. Однако, девушка одобрила такого друга, решившего позаботиться о правильном сексуальном воспитании младшего товарища, раз этим не озаботились старшие, а также крайне настойчиво рекомендовала учиться всему, что сможет дать учитель – это им обоим пригодится в будущем. От этих слова у Гарри по внутренностям разлился жар, ему захотелось вновь обнять и поцеловать Арлет, а в душе поселилась крепкая уверенность, а ещё ожидание.
      Что же касается этого дня, то послезавтра ему придётся покинуть Францию – каникулы на исходе, и увидеться с девушкой они смогут только летом, поэтому, после недолгого раздумья и обсуждения они решили (Гарри просто согласился, не имея возражений), что сегодня Арлет представит его своей матери – Оливии Массне. И в данный момент они подходили к двери её и матери дома. Гарри видел, что девушка сперва хотела позвонить в звонок, но потом достала собственный ключ, открыла дверь, приглашающее улыбнулась и качнула головой, а когда парень уже входил, Арлет заметно дернулась, и замерла. Поттер на несколько секунд подзавис и сам, не понимая реакцию подруги, но потом догадался проследить за ее взглядом: девушка смотрела на вешалку, на которой обнаружилось вполне узнаваемое пальто (на самом деле сюртук, но Гарри ещё не настолько «цивилизовался», поэтому распознавать одежду не умел), но решил, что вполне мог ошибиться. Затем девушка как-то встряхнулась, будто сбрасывая оцепенение, и решительно двинулась вглубь дома, парень, помявшись, двинулся следом, даже не озаботившись снять верхнюю мантию. Когда он добрался до входа в небольшую, но приятно-домашнюю гостиную, как раз застал первые слова Арлет. Тон у девушки был… странным.
       - Мама, у тебя… гость?
      Гарри осторожно заглянул в комнату, буквально через плечо Арлет, и увидел очень красивую женщину с весьма приятным лицом и «сочной» фигурой, сидящую на диванчике. Напротив неё разместился тот, чьё пальто обнаружилось в прихожей.
       - О, дорогая, ты как раз вовремя! Я хочу представить тебе моего гостя и хорошего друга… - тут зоркие голубые глаза обнаружили и его. – Хотя, смотрю, ты и сама кого-то привела, хм? – эта улыбка Гарри очень нравилась у Арлет, и теперь он точно знал, кого ему стоит благодарить за вид, от которого всякий раз не знаешь чего ждать.
       - Добрый день, мадам. – парню ничего не оставалось, как выйти на свет, и правильно поздороваться – ему не хотелось портить о себе первое впечатление. – Меня зовут Гарри Джеймс Поттер.
       - Здравствуйте, юноша. – улыбнулась женщина ему, и тут же стрельнула взглядом в дочь. – Можешь обращаться ко мне просто «Оливия», - ещё один «выстрел» в дочь и взгляд женщины переведён на него. – или «мама».
       - МАМА! – воскликнула Арлет, и Гарри, повернув к ней голову, с радостью отметил, что девушка сильно смущена.
       - Правильно. – женщина важно кивнула, не отрывая от Гарри глаз. – Именно так, но можно чуточку меньше экспрессии.
       - Гррррр… - от этого звука, издаваемого его девушкой, у парня пробежал мороз по коже. – Хватит нас смущать! Мы ещё не можем пожениться! - снова на повышенных тонах высказалась девушка, а Гарри только сейчас сообразил, что его лицо так же пылает, а ладони вспотели.
      Не зная, куда себя девать, он перевёл взгляд на того, кого совершенно не ожидал тут встретить, встречаясь с широченной, отвратительно-довольной ухмылкой. Хошино выглядел сейчас так, будто в его руки попало невиданное чудо, с помощью которого он сможет сделать много гадостей… весёлых, смешных, но гадостей… конкретно ему, Гарри. Почему на ум пришло именно такое сравнение, он не знал, но был уверен, что не ошибся.
       - Моя милая дочь так выросла, что привела домой мальчика! – женщина хлопнула в ладоши, прижимая их к груди, и смотрела на дочь со смесью радости и гордости. Однако, что-то не давало парню до конца поверить в искренность этих слов. – Разве я не могу порадоваться за мою маленькую девочку?
       - Чем зубоскалить, лучше бы гостя представила. – с непонятным для Гарри выражением победы ответила Арлет, выпрямляясь и складывая на груди руки.
       - О! Это мой хороший друг – Сора Хошино. – женщина указала ладонью на парня, который кивнул девушке и ехидно усмехнулся Гарри. – Известный художник, мастер Восточной ритуалистики, а также просто приятный в общении мужчина. А это моя дочь, Арлет. И пусть она немного шумная, и даже капельку дикая, но девочка добрая и хорошая. – от этих слов девушка бросила яростный взгляд на мать, но промолчала. Краснота у неё ещё не сошла.
       - Приятно познакомиться, мадемуазель Массне, - девушке Сора улыбнулся вполне нормально, а вот когда повернулся к Гарри, у последнего завопило предчувствие неприятностей. – и мистер Поттер… который совершенно ничего не рассказал своим друзьям! Ах, как нехорошо, Гарри! - притворно обижаясь, покачал головой японец, вводя Поттера в смущение ещё больше, но внутри у него всё холодело от одной мысли, что Рон и Невилл узнают обо всём этом. – О, я уверен, когда парни узнают, что у Гарри первого появилась девушка, они несомненно «порадуются» за друга. – и снова эта ухмылка, от которой прямо веет неприятностями.
       - Так вы знакомы? – удивилась женщина, переводя взгляд с одного гостя на другого.
      За матерью осмотр повторила и дочь, а Сора не стал затягивать, и принялся рассказывать… много о чём… и пусть прямо он ничего не говорил, зато намёков было столько, что каждый раз Гарри буквально покрывался холодным потом, но проносило. Да и вообще, вечер в доме Массне выдался тяжелым. В том смысле, что подростку довелось пережить множество смущающих моментов, многое услышать и многое рассказать, но в итоге всё закончилось очень хорошо. Нет, ХОРОШО! Дело в том, что Сора рассказал, что собирается открыть в Шотландии, рядом со своим домом приют для сирот магического мира, в котором будут воспитывать детей «на перспективу», что это значит, Гарри так и не понял, и судя по взгляду Арлет, она также не поняла, но самое хорошее было в том, что Хошино приглашает Оливию в этот приют воспитателем, и преподавателем «социальных наук». А женщина согласилась, таким образом к началу лета Оливия и Арлет (которая решила переехать вместе с матерью) уже будут в Британии, и им не придётся надолго расставаться. За эту новость Гарри был согласен, да что там, он уже простил Хошино его шуточки, главное – его девушка будет рядом, а он сам, согласившись с ещё одним предложением, имеет шанс съехать от Дурслей, и перебраться в Шотландию, и тогда они с Арли смогут быть вместе ещё больше времени. Гарри Поттер был даже более счастлив, чем когда Хагрид отвел его на Косую Аллею…
      

***


      До окончания каникул оставалось буквально пара дней и поскольку Гарри Поттер должен был провести их в «Норе», то на сегодня у меня была назначена встреча, на которой будет присутствовать и упомянутый подросток. Я не стал сильно вдаваться в детали, но и не врал, рассказав, что через несколько дней состоится слушанье дела… нашего, если коротко. Объяснил, что новость об участии несовершеннолетнего подростка в смертельно опасном турнире заинтересовала представителей МКМ, но не объяснял, что интерес этот вызван лишь как приятная добавка к другим делам, имеющим неплохой шанс выгнать из председательского места этой организации одного седобородого Дамблдора. Думаю, расскажи я об этом, и Гарри, как и его дурной отец, грудью встал за идеалы директора. А так, мы мягонько с ним побеседуем, объясним кое-что, расскажем о том, о чём молчал заботливый директор, ну, и далее в том же духе. По идее, у парня должны закрасться скептические мысли – и это самый минимальный предполагаемый результат, я же надеюсь, что пацан поймёт всё, что мы будем ему рассказывать, и осознает сколько же он на самом деле потерял, проведя детство у Дурслей, а не среди магов. И тут я снова осторожно умолчу, а вот чуть позже во всех красках опишу, насколько же неправы английские маги вообще, и сколького они не знают, скольким пренебрегают, игнорируют, чего делать крайне не рекомендуется. А ещё чуть позже… или нет – я ещё не решил, я расскажу парню о крестражах, а Афири поможет мне извлечь эту бяку из его лба. Насчёт даты просвещения я действительно ещё не решил, так как следует изучить реакции Гарри на все будущие новости и события, а также то, куда повернут его мысли. Ну, как бы там ни было, а «канонных» событий не будет – это точно, ибо я уже многое изменил.
      Но когда у меня оставалась пара часов до отбытия в Гринграсс-мэнор, а Поттер на тот момент общался с моими домочадцами и гостями, я находился в уже законченном кабинете. Который решил не просто увеличить, но и «вставить» ещё несколько смежных тайных помещений – так, на всякий случай, «шоб було», так сказать. Я как раз размышлял над тем, какую из картин повесить на самом видном месте: «уникальную», или нет, когда в дверь постучали. Увидев Беллатриссу, я даже не удивился, так как Блэки, судя по слухам, особым терпением не отличались, а тут ситуация вообще непонятная: очнулась она не дома, не помнит, как в этом месте очутилась, да и последнее воспоминание – поход в Гринготтс для официального подписания и заверения помолвки между ней и Рудольфусом Лестрейнджем. Думаю, любой бы маялся желанием всё разъяснить, тем более, когда есть тот, кому можно задавать вопросы. В общем, как раз эти два часа и ушли на беседу с этой… даже не знаю, как к ней лучше обращаться. Ну, посудите сами: тело у неё тридцатилетней женщины, как и следы болезней, на теле ещё куча отметин от бурной жизни (не все шрамы удалось убрать, следы тёмной магии убираются редко и тяжело), а вот разум у неё, и память шестнадцатилетней девушки. И осознаёт она себя таковой, то есть шестнадцатилетней. Так что мои затруднения должны быть понятны. Я старался не скрывать от неё слишком многого, но и всё подряд не рассказывал, всё же, не для того мы её лечили, чтобы у девки замкнуло в мозгу, и она снова сошла с ума. Итогом стало то, что я чётко видел: Беллатрисса совсем не рада свалившейся на ее плечи ноше, ибо теперь она Леди Блэк, а под сердцем у неё будущий лорд рода, и пока он не войдёт в силу, ей придётся тянуть всю ответственность за род, от которого, де-факто, осталось всего четыре человека. Я её, конечно обрадовал, что без поддержки она не останется в любом случае, а её сын (на самом деле она беременна двойней) будет моим крестником по всем ритуалам, как полагается. Мои слова мало успокоили девушку (пусть будет так), но иначе просто никак. А насчёт того, что я стану магическим крестным, так выбора у меня и не было вовсе. Беллатрисса после бурной жизни, участия в тёмных и чёрных ритуалах, а также после Азкабана была не способна забеременеть, поэтому мне пришлось проводить отдельный ритуал «второго шанса для магического рода». Этот ритуал – прямая работа с Высшими силами мира, и просто так, без последствий, там не бывает, поэтому проводящий этот ритуал берет на себя ответственность за будущее дитя. Мне придётся не просто правильно воспитать наследника рода Блэк, обучить его всему необходимому (не обязательно лично, но участие принимать обязан), но мы вдвоём с ним должны будем пройти какое-то испытание (никто и никогда не знает, что это может быть), и только когда он станет главой своего рода, и оставит наследника, мои обязанности будут считаться выполненными. Казалось бы, с чего бы мне этим всем заниматься, да и какой мне интерес вообще помогать Блэкам, ну, и Лестрейнджам? Ответ прост: за спасение гибнущего магического рода с Дарами, всегда полагается увесистая «плюшка». Я не рассчитываю на полноценный Дар, но что-то вроде мелкой родовой особенности, будет обязательно. Мало? Ну, это с какой стороны посмотреть. Взять, к примеру, тех же Уизли. Несмотря на то, что они заработали клеймо «предателей крови», уничтожив алтарь (или доведя ситуацию до уничтожения алтаря, что тоже считается преступлением), а также утратив Дары, у рода осталось две особенности: крепкое здоровье (мало болеют, слабо подвержены опасным болезням, хорошо размножаются) и «чувство семьи», то есть семейные привязанности у них очень крепки. Вроде бы и мелочь, но семь детей у одной пары – это показатель. И да, я сам удивляюсь подобному противоречию: Предатели крови с крепкими семейными узами, но в их случае предательство было относительно родовой магии и сохранения наследия предков. Печать эта, кстати, вполне себе снимаема, но я торопиться и лезть к ним не буду, а то мало ли…
      

***


      - Знакомься, Гарри, этого влиятельного и уважаемого бизнесмена, члена Попечительского Совета Хогвартса, а также главу собственного рода зовут Генри Оливер Гринграсс.
       - Приятно познакомиться, сэр. – Гарри Поттер вежливо пожал протянутую руку.
       - А этого могучего волшебника ты должен был узнать и сам, но я всё же представлю вас. Ричард Булстроуд, глава рода Булстроуд. Достойный человек, рекомендую. – Гарри не скрывал своего удивления габаритам этого человека, мало уступающего Хагриду в телосложении, а ведь он не полувеликан.
       - Здравствуйте, сэр. – парень опасливо пожал руку Ричарда, на что тот открыто усмехнулся.
       - Миллисента упоминала о вас в своих письмах, юноша. Я рад, что вы подружились. – на эти слова Гарри просто кивнул, не зная как себя вести, поэтому просто молчал.
      Я же новые навыки парня поощрял, ибо он реально стал выглядеть лучше не только внешне, но и поведение резко изменилось в лучшую сторону. Сейчас, вместо того, чтобы что-то бессвязно лепетать, как это было раньше, парень просто промолчал, кивком давая понять, что всё услышал. По идее, можно было бы завязать вежливую беседу-знакомство – это не просто «допустимо», но и так должно быть, так люди высшего общества знакомятся. И всевозможные нейтральные темы, вроде погоды, на самом деле важны, ведь сама речь – уже источник сведений, личных, вроде мимики, моторики, работы голоса при выражении различных эмоций, а также их сокрытия. Общение – это целая наука. Гарри Поттер никогда не учился риторике (я, кстати, тоже не особо в этом силён), но его научили нескольким правилам, следуя которым не будешь выглядеть как дикий бибизян.
      Данная встреча проходит в Гринграсс-мэноре, и присутствуют на ней только четыре человека. Я хотел позвать ещё и Люциуса Малфоя, но потом вспомнил взаимную «нежную любовь» «элфа» и Поттера, поэтому решил обойтись присутствующими лицами.
       - Итак, - взял слово Генри. – начать стоит с того, что мистер Хошино не говорил вам всего, мистер Поттер, о целях данной встречи по нашей просьбе. – Гарри, кстати, действительно нервничал. – Не стоит волноваться, мы не желаем вам зла, и именно поэтому устроили данную встречу в ограниченном круге посвященных. Однако, сперва я хочу задать вам вопрос, вы не возражаете? – парень осторожно качнул головой. – Когда пару дней назад вы давали в Париже интервью, вы уже знали, что вам предстоит давать показания на судебном слушании через несколько дней?
       И таки да, я сам был крайне удивлен, когда узнал о статье во французской газете, репортеру которой дал интервью Гарри Поттер. На первый взгляд, ничего особенного там не было, никакой политики или «опасных» тем не затронуто, просто милая женщина побеседовала с подростком о жизни, поинтересовалась мнением парня о Турнире, в котором он участвует, удивилась бездействию властей и того, кто громко заявлял о безопасности как Хогвартса, так и национального героя. В общем, Поттер без задней мысли, предельно честно и открыто рассказал, что заявку не бросал, а его кто-то подставил, рассказал, что живёт у маглов всю жизнь, и о магии узнал только по приходу за ним полувеликана – лесника без диплома… да и вообще много чего «неважного» рассказал. Но когда эту газету взяли в руки люди сведущие и понимающие, да и простые люди, для которых авторы статьи всё красиво и понятно «разжевали», то в магическом мире поднялся небывалый хай. Люди откровенно возмущались порядкам и «безопасности» Хогвартса, а Фаджа достали настолько, что он отдал неофициальный приказ: «иностранных журналюг не пущать!», пусть и на время, но журналистам действительно стало крайне сложно осаждать «человека-в-зеленом-котелке». Удивительное дело: во время выбора участников в Хогвартсе была куча народу, в том числе и иностранного, но все как-то пропустили мимо ушей факт участия четырнадцатилетнего пацана в смертельно опасном турнире. Но стоило написать об этом в газете, в смысле написать с правильными акцентами и разъяснениями, так все сразу же завопили. Ну, как бы там ни было, а Дамблдор начал искать Гарри, грубо задвинув все текущие дела, и даже засел в засаде в «Норе», но чёрта с два я отдам ему инициативу – я хочу и род Поттер спасти, чтобы мне это зачлось, и получить свою «плюшку», так что пусть дед обломится.
       - Нет, сэр. О судебном слушанье я узнал от Соры, вчера. – парень слегка нахмурился.
       - Это странно, мистер Поттер. – ровным, немного участливым тоном заговорил Генри. – Странно потому, что ваш официальный опекун, Альбус Дамблдор, был обязан проинформировать вас об этом, а также объяснить регламент предстоящего события. Судя по вашим словам, он этого не сделал?
       - Нет. Для меня новость уже то, что директор Дамблдор является моим официальным опекуном. Я всегда думал, что мои опекуны – семья Дурсль, дядя Вернон, и тётя Петунья.
       - Юридически, опекуном волшебника не может быть магл, поэтому сироты магических семей, а также маглорожденные дети автоматически принимаются под опеку директором той магической школы, в которой они будут учиться. Это в случае, если на момент поступления в магическую школу у ребенка-мага нет официального опекуна. В вашем же случае Альбус Дамблдор самолично организовал свою опеку над вами, попросту скрыв от всех остальных ваше местонахождение на долгие десять лет, а также воспользовавшись своими постами в Визенгамоте и МКМ. – судя по выражению лица парня, эти слова не доставили ему удовольствия, но громко возмущаться он не стал, ожидая продолжения. – Вы должны понимать, что…
      А дальше последовала получасовая лекция, и это еще довольно сокращенная, на тему обязанностей официального опекуна ребенка-мага в Британии. О настоящих магических опекунах никто не говорил, так как и сами Генри и Ричард не знают всего, а я решил не перегружать эту встречу излишней информацией. Сильно обобщая, Гарри услышал хрестоматийный вариант «кто, что, как и почему», и стоит отметить, даже эта информация стала для парня откровением. Несмотря на всю говорильню и битьё пяткой в грудь, в «Просвященном Мире» как-то не особо любят, когда «демократия» и «свобода слова» затрагивает конкретно их, то есть «он» может заявлять о том, какие все вокруг плохие, неправильно живут, «некошерно» в общем, и обязательно фотками твоими потрясают, когда ты допустим, о ужас (!) без макияжа, а вот когда уколешь в ответ теми же грязными трусами, так ты сразу нацист, фашист и далее по списку. В общем, я к чему? А к тому, что вместе с привилегиями заявлять, какой же он, Дамблдор хороший, заботился все эти годы о сиротинке, защищал от подлых «пожирателей», директор ещё должен был учить парня, социализировать, на пальцах объяснять прописные истины и местные особенности жизни. Вот, к примеру, Гарри Поттер, наследник чистокровного рода, весьма состоятельного с не до конца растащенными доходными предприятиями, последний в своём роду, не знает, что такое «Долг Жизни». Банально, да? Идём дальше. Генри, мимоходом спросил: «А как вас, мистер Поттер, отблагодарили Уизли за спасение их дочери?», а парень сделал большие глаза, и в ответ: «Так мы же друзья!». Пусть здесь и сейчас это было немного неуместно, да и сам же не хотел слишком нагружать эту беседу, но не удержался, и рассказал. Слушали даже Генри и Ричард. Не знаю, на что они надеялись, вероятно, на очередное откровение, но с «Долгом Жизни» всё просто и логично. «Должник», либо его семья могут в ответ спасти жизнь «спасителю», но нельзя подстраивать ситуацию специально, и тогда «долг» списан. Ещё «должник» может служить «спасителю» как соратник, не слуга, пока не выпадет шанс отдать долг. Если род богат, они могут откупиться, или же, как ещё один вариант, отдать «должника» в род «спасителя» любым образом. «Долг» не накладывает рабские обязательства, и в случае невозвращения не будет жестоких мер и откатов, однако, все эти телодвижения с Долгом сами по себе являются частью системы магических законов Мира, а потому незамеченными не остаются. Поэтому, «засчитываются» действия как самого «спасителя», так и «спасённого». При его возвращении это деяние «засчитывается» как хорошее деяние, а для «предателя крови» даже такое важно для снятия печати-клейма. В общем, совсем не удивительно, что фильм заканчивается тем, что Джинни и Гарри женятся и обзаводятся кучей детишек, даже несмотря на то, что рыжая с кем-то там встречалась, а потом «вдруг» воспылала нежными чувствами к парню. Подозреваю, что Молли просто накрутила хвост дочке, объяснила на пальцах что к чему, девушка прониклась, и мы получаем то, что было в финале. Здесь же, боюсь, я создал Уизли трудности с возвращением «Долга», и если они не спасут Гарри жизнь до его совершеннолетия, то Джинни придётся входить в род Поттер через ритуал, становясь либо младшей ветвью, либо официальной третьей женой, либо любовницей – это выбор главы рода, то есть самого Гарри. Такие вот дела. Закончив с этой частью, решили сделать небольшой перерыв на чай, а заодно и дать парню привести мысли в порядок, немного успокоиться.
      Пока Гарри приходил в себя, мы решили не терять время, и принялись за обсуждение уже своих дел, торговых, слушать о которых парню было совершенно неинтересно, и он действительно отдыхал. Мне предоставили некоторые документы, первичные схемы, наброски в общем, ибо теплицы, те что уже отремонтированы, только-только засажены, и первый урожай будет через три месяца (так быстро из-за того, что некоторым растениям возможно ускорить рост и созревание с помощью магии). Удивило то, что среди списка оптовиков-скупщиков я встретил фамилию «Штехов», а когда поинтересовался, а не Иоганн ли это, Генри подтвердил моё предположение. Что ж, всё, как говорится, к лучшему, и это очень хорошо, что мне удалось лично встретиться с будущим торговым партнером. Минут через двадцать у Поттера немного прояснились глаза, и мы решили продолжить. Генри Гринграсс, как имеющий наибольший опыт в дипломатических и политических делах, взялся за объяснения нам того, что и как будет происходить на слушании, какие каверзные вопросы могут задавать стороны. Специально для Гарри объяснил, что довольно часто в таких делах на свидетеля в обязательном порядке давят обе стороны, цепляются за мелочи, могут намеренно делать оговорки, а потом говорить свидетелю, что именно он это и сказал. Приёмов разных много, и большинство из них крайне низкие и подлые, поэтому на суде лучше иметь при себе простой блокнот и ручку, для записи важных моментов, а также говорить медленно, не спешить, продумывать каждое слово и мысль, а своё мнение озвучивать только тогда, когда об этом прямо просят. Я, вот, вроде бы, когда-то по телевизору смотрел много чего, но даже для меня многое стало откровением, чего уж говорить о Поттере.
      Нелегкое испытание нам предстоит, но смягчает эту ситуацию то, что у нас будет крутой немецкий адвокат. Да, того, что был у меня ранее, Давида Шекеле, я уволил из-за случившегося, а пожилой еврей даже не сопротивлялся, просто вставая из-за стола бросил фразу: «у меня нет лишних детей и внуков», и после этих слов я даже обижаться на него не стал – и так всё понятно. Нанятый нами немец является не только членом «нейтрального» рода, весьма сильного и влиятельного, но ещё и входящего в «Гильдию Законников», так что этого человека если попытается кто-то прижать, или начнет угрожать, по рукам получит весьма знатно. Я, к слову, уже передал ему мой предыдущий договор с французами, а также воспоминание о встрече с Дюнуа. Всё это, естественно, только после подписания контракта, куда более продуманного, чем тот, который я подписывал с Шекеле. Я не хочу светить этим делом, не хочу привлекать излишнее внимание, но если кто-то из французов начнёт ко мне цепляться, серьёзно цепляться, с существенными претензиями, то документы будут представлены на суде. А дальше я даже не представляю, чем может закончится дело, если об этом тёмном деле узнает публика европейских стран – такое замять французам не удастся, но и на меня могут наехать уже более серьезно. Да, я говорил, что «не буду творить глупости», но о продуманной мести не было ни слова. И она, кстати, уже началась, а Юшенг со своими бойцами будет и дальше мне помогать, так как я получил от неё ответ, и ответ этот положительный. После второго испытания у меня будет дуэль с Зэнзэн и Джу. Когда с этим немного разобрались, перешли к вопросу, ради которого и явился на сегодняшнюю встречу Ричард Булстроуд.
       - Мистер Поттер, что вы намереваетесь делать с родом Поттер? – прозвучал вопрос Ричарда в «окно» паузы. Вопрос, конечно, не из лучших, даже как-то по-хамски прозвучал, но с малообразованным подростком плести словесные кружева смысла нет, да и Булстроуд не мастак этих дел.
       - Я не понимаю ваш вопрос, сэр… - с какой-то опаской произнес подросток.
       - Хоть я и британец, но люблю говорить прямо, по крайней мере, где это допустимо. – вот, а я о чём говорил? – Поэтому и с тобой буду говорить прямо, парень, так, как оно есть. Ты являешься наследником древнего чистокровного рода, - на слове «древнего» я не сдержал ироничной улыбки, а на вопросительные взгляды не отреагировал. – к тому же, ты последний в роду. На твоих плечах лежит обязанность восстановить род, привести дела в порядок, проводить родовые ритуалы на пробужденном алтаре в родовом мэноре, то есть тебе нужно попасть в мэнор, пробудить алтарь, выучить кодекс рода. – видя, что его внимательно слушают, и не просто внимательно, а даже с каким-то неверием, мужчина продолжил. – У Поттеров, как и у любого рода из списка «священных двадцати восьми» имеется свой кодекс рода, где должны быть прописаны права и обязанности главы и членов рода. И ты, парень, как будущий глава рода Поттер, должен будешь всем этим заниматься.
       - Простите, сэр, а это обязательно? – даже с какой-то надеждой спросил Гарри.
       - Если ты хочешь, чтобы у твоих внуков была магия, и не было клейма «предателя крови», то да, обязательно. – снисходительно, но не обидно улыбнулся Ричард.
       - Но ведь «предатели» - это просто обидное оскорбление, разве нет?
       - «Предатель крови» - это тот, кто предал свой род, магию, наследие предков. Тот, кто наплевал на поколения и поколения родных людей, вкладывавших силы, кровь и жизнь для становления рода и обретения магических Даров. Быть наследником рода – это не только тратить накопленное предками золото направо и налево, но и ещё готовиться в будущем возглавить род, а также не только вернуть в сейфы потраченное, но и приумножить состояние, дабы потомки ни в чем не нуждались, а в тёмные и неспокойные времена иметь возможность нормально пережить опасности. Как по твоему, логично звучит? Справедливо?
       - Да, сэр. – Гарри задумчиво кивнул, глядя в окно. – Но я, почему-то, никогда об этом не задумывался… - негромко добавил подросток, вызвав довольные улыбки у старших мужчин, я же и так слегка улыбался одновременно схожести, и различию наших с Гарри положений.
      Не попади я в этот мир, в это тело, вырос бы в клане Миядзаки послушный мальчик Арата, с напрочь промытыми мозгами, на котором бы так и закончилась история рода Хошино. Я же получил отличный шанс, кучу «плюшек», но и долг на мне висит ого-го какой. Вот и кручусь, вот и верчусь, мотаюсь, ибо выбора у меня и нет, в отличие от Поттера, да и помочь себе могу только я сам, ну, в смысле вот Гарри поможем мы, если он согласится. В моих же делах я должен искать помощь только сам, ибо никто, кроме меня и богов не знает о моих долгах.
       - Вот я и спрашиваю, пока у тебя ещё есть время принять решение и подготовиться к его последствиям. Ты можешь решить отказаться вступать в права главенствования над родом, игнорировать «чистокровные заморочки», и получить на выходе либо на себе, либо уже на детях клеймо «предателя крови». Ты можешь не стать главой, но приложить все силы для воспитания в своём сыне нужных качеств, чтобы тот стал главой. Тогда ты и твои дети не получите клеймо, однако, твой сейф в Гринготтсе – единственный родовой сейф, который будет вам доступен до момента вступления в права следующего главы рода. А можешь сам принять ответственность, и трудиться, чтобы в будущем иметь возможность лично учить сына тому, чему научишься на собственном опыте, а после, в конце жизни, иметь полное право заявить: «Я не испугался, я справился». – простенько прозвучало, но мне понравилось, ведь не было лишних соплей или пафоса.
       - В таком случае, сэр, позвольте узнать: зачем вам знать моё решение? - последние несколько минут подросток хмурился и был задумчив.
       - Я спрашиваю потому, что могу тебе помочь, если ты решишь поработать сам, а не сбрасывать эту ношу и право на своего сына. – просто пожал плечами Ричард.
       Хотя как «просто»? Он ведь специально подначивает подростка, банально берёт его на «слабо», а Гарри – ведётся.
       - Но ведь у вас есть какой-то свой личный интерес, или я не прав? – подозрительность парень не скрывал, да и вообще он практически не умеет скрывать эмоций, да и мысли у него часто написаны на лице.
       - Естественно! – мужчина показательно возмутился, встряхиваясь и всем обликом выражая эту эмоцию. – Те, кто предлагает помощь бесплатно, всегда имеют свою скрытую выгоду. Но в нашем случае я прямо скажу в чём моя выгода, а тот, другой, умолчит о своей, и ты вряд ли узнаешь что он получил, а ты, возможно - потерял. Ну, так что ты решил?
       - Я думаю, что неправильно перекладывать на детей то, что мог бы сделать сам. – задумчиво хмурился Поттер. – Если я могу это сделать сам, то я это сделаю. – кивнул он. – Так в чём ваша выгода помогать мне?
       - Понимаешь, парень, - Ричард не скрывал довольной улыбки. – восстановить былое влияние затухающего рода, вернуть под свою руку собственность, которую успели растащить чиновники – это дело сложное, и без авторитета и влияния мало что получится. Однако, в отличие от тебя нынешнего, у нас всё необходимое есть уже сейчас, и возвратить всё перечисленное не когда-нибудь потом, а в ближайшие пару лет, нам вполне по силам. Я говорю «нам» потому, что рода Булстроуд, Гринграсс, Малфой и Хошино заключили политический союз – это чтобы ты понимал. – мужчина сделал паузу, чтобы парень проникся, а потом продолжил. – Конкретно я предлагаю тебе помощь нашего союза, взамен же ты соглашаешься на брак с моей дочерью, Миллисентой. – Поттера буквально шокировало это предложение, у него широко распахнулись глаза, брови спрятались под челкой, даже рот приоткрылся. – И я прямо говорю, что роду Булстроуд выгоден данный брак тем, что ранее мы не пересекались, стало быть чистота крови сохранится, и один из ваших сыновей сможет стать моим преемником, также с этим шагом род Булстроуд получает частичку крови сразу нескольких сильных родов, что также очень важно и ценно. Видишь, я с тобой честен.
       - Мне очень жаль, сэр, но я не могу принять ваше предложение, так как у меня уже есть любимая девушка. – подросток говорил медленно, явно опасаясь бурной реакции.
       - Она британка? Чистокровная?
       - Нет, она француженка. И да, она чистокровна, вот только я не помню в каком поколении…
       - В шестом. – добавляю, усмехаясь реакции парня. – Оливия, мать Арлет, мой хороший друг, и мы с ней много общались на самые разные темы. – вижу в глазах Гарри странный клубок эмоций, даже легкий скептицизм, и это понятно, ведь Оливия вполне годится мне в матери, и она практически одногодка Дзюнко. Но что-либо объяснять я никому не собираюсь – это её дело, и её право выбирать, кому и что рассказывать.
       - Тогда никаких проблем. – спокойно пожал плечами Ричард. – Ты можешь жениться на обеих: взять Миллисенту первой женой, тем самым успокоив местные «горячие головы», а свою девушку – второй. – и снова, снова подводные камни, куча нюансов, объяснять которые «наивному чукотскому мальчику» никто не собирается, но и я промолчу, ибо прямой угрозы Поттеру, как парню, так и роду нет.
       - Но, позвольте… как же так... разве это возможно? – сильно растерялся подросток, воспитанный совершенно обычными людьми, британцами.
       - В некоторых случаях позволяется многоженство, и твой случай – как раз он. Есть даже несколько старых законов, в которых не просто позволяется, а даже считаются обязательными триады. – видя непонимание, мужчина продолжил. – Просто таким образом последний в роду быстрее восстановит его, да ещё за одно поколение заложит побочную ветвь, а то и не одну – всё зависит от старательности. – мужчина ехидно усмехнулся, поигрывая бровями. Я широко улыбнулся, как и Генри с Ричардом, а Гарри понял не сразу, но когда до него дошло, то он чуть ли не мгновенно покраснел. – Даже больше тебе скажу, парень, в магическом обществе Европы допускается возможность официальной любовницы или любовника, которых выбирают друг другу супруги – это если имеется согласие, разумеется. – в этот раз мужчины уже откровенно посмеялись, а подросток опустил глаза к полу, усиленно краснея.
      Э-эх, молодость – прекрасная пора! Вот посмотришь на таких вот открытых и искренних детей, и даже как-то старое и холодное сердце оттаивает…
      Так, что-то куда-то меня не туда понесло, но со стороны за подобным наблюдать действительно весело. Теперь я понимаю, почему у Се-доно вечно такое ехидное выражение лица – думаю, за свои годы она уже столько всего повидала, что наши, молодые, реакции её не могут не веселить. Интересно, каким я буду в её годы?
      
Примечания:
Дозо) глава - 18 вордовских страниц, и вроде не так плоха, как могло бы быть)
Предупреждение: в моей местности всю последнюю неделю снегопады и сильные ветра, постоянные выключения электричества, так что следующая глава вполне может задержаться (эта уже была готова). Но без нервов, фик в работе, и я его закончу. Комментируем, задаём вопросы)

Поддержать автора:

Webmoney R826041875978
U434618952950
Карта Приват Банк: 5168-7554-1781-1433
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.