Песчинка 3526

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
НМП, НЖП, + канон ГП
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Мистика, Экшн (action), Hurt/comfort, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Попаданцы, Антиутопия, Пропущенная сцена
Предупреждения:
OOC, Насилие, ОМП, ОЖП, Underage, Полиамория, Ксенофилия, Смерть второстепенного персонажа, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Макси, написано 883 страницы, 93 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от masuntus
«Отличная работа!» от BREAREUS
«Отличная работа!» от Фиолетовый Пирожок
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
«Отличная работа!» от Марина Русинова
... и еще 42 награды
Описание:
Мир несколько шире, чем описано в книге, или показано в фильме, не только в Британии жизнь идет своим чередом, а порой - бурно кипит. Наш человек попадает в этот мир, и узнает, увидит, прочувствует куда больше, чем показали на экране, или напечатали в книге. Он не МС, но сдачи дать может. Он не наследник золотых гор, но что ему мешает к этому стремиться? К тому же, если все это сочетается с интересным и захватывающим новым миром?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
При работе будут учитываться разумные мысли и пожелания читателей, если не слишком влияют на сюжет. Особенно это может касаться упущенных автором мелких деталей или черт характера персонажей. Сюжет продуман на три четверти, поэтому, написанный текст будет основательно изменяться только по серьезным причинам. В мелких деталях — возможно.

Глава 57 Второе испытание

10 марта 2018, 15:31
      

Глава 57 Второе Испытание


      


      Шум в зале стоял удивительный. Ну, для меня удивительный, ведь детей или даже подростков здесь было всего двое: я, да Поттер, который Гарри, а все остальные – это «важные» взрослые маги. Однако это совершенно не мешало никому из них гомонить так, что не слышно было даже своих мыслей. В общем, как можно было догадаться, сегодня нам предстоит участвовать в судебном слушанье по… даже затрудняюсь сказать, по какому именно поводу организован процесс. Нет, я знаю, что главная идея всего этого – прижать Дамблдора и островитян, навязать чужие порядки и интересы, однако каким стал окончательный официальный повод, я так и не удосужился узнать – мне это просто не интересно. Кроме того, процесс было решено разделить на несколько «поддел», в смысле работать будут по пунктам, чтобы лучше разобраться в ситуации, и сегодня как раз тот день, когда множество интересов столкнутся с моими… вернее, я так думал сначала.
      Рядом со мной стоял Гарри Поттер, у парня было странное выражение лица из-за смешанных чувств. И я его вполне понимаю, ведь парень ещё не дорос морально для того, чтобы иметь право принимать собственные политические решения. Нет, я не говорю о том, что парень вдруг резко потребует у Дамблдора, как захватившего право на его опеку, обратно своё право голоса в Визенгамоте, которым директор без зазрения совести пользовался все эти годы. И я не говорю о каких-то других претензиях, которые Поттер вполне себе имеет право выставить нынешнему правительству, и конкретно Дамблдору с Фаджем. Я говорю о том, что после той нашей беседы в Гринграсс-мэноре подросток, как ему и полагалось изначально, отправился в «Нору», где его встретил добрый директор, «совершенно случайно» оказавшийся там, и раз уж судьба так решила, то Дамблдор тут же принялся выпытывать у пацана обо всём, и обо всех. Каких-либо особых тайн не было, в смысле реальных тайн, ну а то, что часть событий касаются только определенных родов, и посторонние носы и бороды там совершенно без надобности – это мы парню объяснили. А также буквально на пальцах обосновали возможные неприятности, в которые его, Гарри, могут втянуть посторонние просто потому, что не знают некоторые нюансы. А уже в самом конце, когда мы расставались, я предупредил его, что директор может начать задавать вопросы, и будет в этом деле сильно настойчив, даже несколько самых «невинных» примеров привёл, и объяснил, что на самом деле можно узнать такими вопросами. И если Гарри хочет остаться «при своих», то ему лучше думать, о чём говорит, не то добрый старец начнёт уговаривать его не спешить, и взять паузу, подумать, а там, глядишь, и забудется такая «нехорошая» Арлет, отвлекающая нашего «незаменимого» и «единственного» Героя Света от Дел Праведных. Всех вариантов развития ситуации я не озвучивал, да и откуда бы мне все их знать, но Поттеру хватило и того: к «Норе» парень шёл крайне задумчивым. Сегодня же мы встретились за полтора часа до начала слушанья, и подросток негромко подтвердил, что директор действительно начал лезть в «личные» темы, да так, будто это само собой разумеется. Этот момент парня сильно напряг, и Гарри даже пытался умолчать обо всём остальном, опасаясь, что его начнут тут же тиранить. Однако он ещё не привык к тому, что у него имеется новое украшение – кольцо на пальце, которое директор заметил сразу же (если судить по рассказу парня), но тут же дёргать за это не стал – подвёл беседу к этой теме очень красиво. Общались они на кухне, и там же крутилась Молли Уизли, а Артур законно наслаждался кофе и газетой, да и младшие, думаю, уши грели. Уж с их-то талантами было бы странно, если бы это было не так. Поэтому совершенно неудивительно, что когда Дамблдор спросил о кольце, от дверей раздалось сразу несколько приглушенных писков. Ну, об этом мы его тоже предупреждали, как и о том, что было дальше. А дальше директор с полной самоотдачей, толком и выдумкой взбалтывал мозги парня, и довел дело до такой степени, что он сам чуть не согласился разорвать помолвку с Миллисентой, остановило его только то, что этого нельзя сделать вот прям сейчас. Позже подросток собрал мысли в кучку, немного подумал, и понял, что Альбус Дамблдор говорил буквально теми же словами, и то же, о чём мы его предупреждали. С одной стороны, парень до сих пор верит директору, ведь тот для него мощный авторитет, с другой же стороны поведение старца вызывает определенные сомнения, и в первую очередь важно то, что Гарри всё же удалось спросить Дамблдора о восстановлении рода Поттер: поможет ли он ему в этом деле. Дедушка же завёл странную речь о предрассудках, с которыми следует бороться, а также о том, что Гарри стоит прийти в себя после каникул с чужой культурой. Всё. То есть парню нужно отказаться от всего, непонятно почему и ради чего. Ну, или что-то вроде того. Как «контрольный» парню удалось спросить директора, по какой причине в школе не учат законам Магической Британии, ведь в Шармбатоне эти уроки обязательны для всех, начиная с третьего курса. Директор же ответил, что законы – дело сложное, не для детей, и вообще учиться им – дело сугубо личное. И был таков, аппарировав прочь.
      Половину ночи страдалец не спал – приводя мысли в порядок, пытаясь совместить всю имеющуюся у него информацию. Аналитика – дело явно не привычное данному гриффиндорцу, но некоторые выводы он сделал, потому и рассказал обо всём этом перед заседанием мне. А ещё добавил, что директор явится за полчаса до слушанья, и «даст Гарри правильные ответы на возможные вопросы». Я не сдержал улыбки: покачал головой, и посоветовал спросить у нашего адвоката, насколько законно это, тем более под магическим клятвами во время суда. Это вам не британские заседания, где редкий случай – использование «веритасерума», а так всё делается как и у простецов. В Европе же маги не забывают, кем являются, даже самые простые граждане, поэтому во время суда даются стандартные клятвы «на день» или «на час», и по этой же причине в Европейских магических странах суды – дело не такое уж и частое, ведь достаточно всего несколько вопросов, и всё становится ясно. Или же используются специальные рунные инструменты, вроде «Круга Истины», или кресла/стула с рунными цепочками. Нет, врать вполне себе возможно, если ты, конечно, не против примерить на себя клубок не самых приятных проклятий, очиститься от которых совсем не легко. Или ещё что, в зависимости от того, насколько далеко готово зайти конкретное правительство и судебная система. В Японии же, судя по тому, что мне известно, всё ещё жёстче – где-то на уровне США, поэтому до судов дело доходит крайне редко, и те, кто предстал перед судом, имеют выбор всего из двух пунктов: ты либо невиновен, и таким образом доказываешь это. Либо же недостаточно умён, чтобы успеть скрыться или покончить с собой перед тем, как это сделают судебные исполнители. О методах казни говорить не буду – это жестоко, даже по сравнению с тем, что творила инквизиция. Вот в такой прекрасной и замечательной сказке мы живем.
      Тем временем Поттер благополучно поговорил с седобородым директором магической школы, получил от него заветную бумажку, которую тут же продемонстрировал нашему адвокату – Густаву Кляйну, из уважаемого, но не старого рода адвокатов и правозащитников, впрочем, я об этом уже говорил. Немец с каменным лицом изучил бумажку, потом использовал целую связку чар, определить значение которых мне не удалось. Закончив, мужчина хмыкнул, и саркастично улыбнулся тонкими бескровными губами.
       - Герр Поттер, на этой бумажке присутствуют лишь ваши следы, никакая экспертиза никогда не докажет, что вы её получили от своего директора. К сожалению, мы её не сможем использовать в этом деле.
       - Но я ведь не для этого… - Гарри резко растерялся, переводя взгляд на меня.
       - Не волнуйся, просто адвокаты – это другой вид человека, и у них свои взгляды на жизнь и ценности. – я уважительно кивнул хмыкнувшему адвокату. – А слова герра Кляйна означают, что каждую вещь, которую держал в руках волшебник, или, как в нашем случае, создал её, можно определить её историю. Мы, одаренные, всегда и везде испускаем вокруг себя магию, и по этим отпечаткам можно определить очень многое. Ты меня понимаешь?
      Поттер ошарашено кивнул, переводя взгляд на бумажку, зажатую ухоженными пальцами. Определенно, Арлет отлично влияет на парня, ведь он изучил несколько специальных чар для приведения внешности в порядок и ухода за собой. Например, подросток научился контролировать свои волосы, а обломанные ногти на руках стали выглядеть куда опрятней, как и весь его общий вид, разом превратив обычного дворового пацана во что-то более приятное глазу. С таким парнем и девушке не зазорно в люди выбраться.
      Слушание началось помпезно: секретарь трижды ударил церемониальным посохом по полу, зал мгновенно погрузился в тишину, и в этот момент из боковой двери вышли те, кто выполняет функции судей, ну, или кого-то вроде них. Я использовал слово «помпезно» потому, что зал используется очень большой, с трибунами для зрителей, и по моим прикидкам получается не менее тысячи оных. Не слабо, да? Вот и я думаю также, всё же это не концерт, а суд. Хотя, кому как…
      Следующие минут сорок были потрачены на речи, пространные объяснения причины данного мероприятия, мол на территории Британии уже продолжительное время творятся беспорядки, и это касается не только войны с Риддлом, но и тут же использовали один из главных козырей – нападение на Чемпионат Мира по квиддичу. Тем более, Фадж всех конкретно так достал тем, как распинался о количестве вложенных средств и «беспрецедентных» мерах безопасности. Толстячок, конечно, пытался повесить вину на Скримджера и Боунс, да только те тоже не дураки, и каждый приказ министра сохраняется в специальных папочках, поэтому любые нападки министра тут же отбивались с завидной регулярностью. Кстати, слушание и началось как раз с этого дела, и Фадж тут же попытался при всех повесить вину на других. Я, конечно, сомневаюсь, что глупый человек не смог бы стать министром, но почему он не подумал о возможном ответе со стороны подчиненных мне непонятно. Однако, именно так он и поступил, закономерно услышав протест со стороны «ответственных за некачественную систему защиты», а дальше началось то, чего я совершенно не ожидал увидеть. Вот честно, совершенно не ожидал. Дело в том, что начался банальный базар и срач. Пять часов моей жизни ушло на просмотр препирательств «базарных баб» - именно так моя учительница математики в прошлой жизни называла подобные сцены. Невозможно себе представить моё разочарование тем, что я видел перед собой. Я ожидал увидеть взрослых людей, решающих серьезные проблемы. Нет, я понимаю, для чего всё это устроили, но не думал, что передел власти превратится в долгие словесные препирательства, перекладывания ответственности с одного на другого и попытки что-то доказать в стиле «Вас тут не стояло!». И, что характерно, для всех это оказалось нормой, и никто не возмущался срывом регламента, даже наш адвокат внимательно следил за болтовнёй.
      Мне стало очень грустно. Как, вот как эти люди выживают, если даже в таких ситуациях не способны себя контролировать, и устраивают форменный цирк там, где не стоило этого делать. Что не так с этими людьми? Почему одаренные, стоит им собраться числом больше десяти особей, всё превращают в какую-то глупость? Ведь могли же эти судьи сначала хорошенько разобраться в деталях дела, кого нужно – потопить, либо наоборот подать руку помощи, с расчётом этот «мелкий» должок взыскать, а уже после всего этого злорадствовать. Так нет же, эти люди начали ехидничать прямо на заседании, при многочисленных свидетелях. И если это представление такое, то я совершенно не понял его цель.
      Со своим словом выступил Альбус Дамблдор, потом снова выступил министр Фадж, зачем-то дали слово его секретарше, занимающей свою должность каких-то три месяца, Потом судьи прошлись по репутации обоих британцев грязными ботинками, выразили сомнения в соответствии их навыков занимаемым должностям. В ответ выслушали о себе точно такое же самое, и на этом слушание завершилось. О нас даже не вспоминали – настолько увлеклись злорадством, и устроенными склоками. Возвращались мы молча и в смешанных чувствах. У меня преобладало разочарование и миром, и собой, ведь это именно меня обманули эти люди (волшебники).
      

***


       - Дорогая, хватит уже, всё равно мы ничего не сможем сделать с магической помолвкой. – устало выдохнул Артур, глядя на супругу, уж вид её недовольства за эти годы мужчина выучил на «отлично».
       - Что значит «хватит»?! – Молли не вопила, как любила делать это на публику, в желании добиться лучшего шокового эффекта, а также продемонстрировать свою невоспитанность, но и слишком голос не понижала – всё равно в доме были только она и муж. – Ты понимаешь, что теперь будет?
       - Ты излишне драматизируешь ситуацию. – снова тяжело вздохнул мужчина, массируя переносицу.
       - Нет, ты, похоже, не понимаешь… - женщина впилась в лицо супруга пронизывающим взглядом, буквально не отпуская его. – У нас нет ТАКИХ денег, чтобы откупиться, а из опасностей Гарри и сам прекрасно выбирается. – женщине было не так-то просто это признать, но знания о приключениях сына и его друзей её даже угнетали, и не только по причине опасности детям, но ещё потому, что там, где Поттер отделался «лёгким испугом», большинство взрослых сложили бы головы. Молли была уверена, что либо слова Дамблдора о кровной защите Лили правда, либо же парень феноменально удачлив, что даже лучше первого. – Ты сам слышал рассказы Рона, да и смотрели мы его воспоминания вместе, так что тут без шансов.
       - Да, - Артур кивнул, признавая слова супруги, информация о приключениях троицы непосед каждый раз неприятно удивляет. Не в том плане, что не сбылись какие-то планы, или упущены возможности, а из-за того, что директор вообще допустил все эти ситуации в Хогвартсе. Однако Артур, ничего поделать не мог – обеты давать нужно мудро, и только спустя годы мужчина разобрался, насколько же это важно, однако, уже поздно возражать. – Именно поэтому я и не понимаю твоих метаний, дорогая.
       - Не понимает он. – покачала головой женщина, в свою очередь тяжело вздыхая. – Нам необходимо выплатить долг за спасение Джинни, ты это понимаешь, нет? – женщина несколько секунд молча изучала лицо мужа, потом снова тяжело вздохнула, покачав головой. – Ты же читал ТУ книгу? Внимательно читал? – мужчина пожал плечами, а в глазах всё так же застыли непонимание и скепсис. – Артур, ты же глава семейства, так почему я должна думать не только за себя, но и за тебя? Почему ты за все эти годы так и не понял, КАКУЮ ценность тебе оставили родители, а?
       - Почему это «не понял»? Насчёт Обетов и Клятв в книге всё очень толково написано, и я понимаю, что всё это значит, а также ценю книгу. – обиделся Артур, показательно.
       - Как же вы с Роном иногда бываете похожи… - тяжко вздохнула женщина, осуждающе покачав головой. – Вы, порой, совершенно не понимаете ценность сокровища, лежащего буквально на расстоянии вытянутой руки. – женщина ненадолго замолчала, и продолжила полушепотом и в сторону. - А ведь такая девочка… такой потенциал… а он, дуралей, совершенно не замечает… - снова вздохнув, а также сделав мысленную пометку поговорить с младшим сыном на эту тему, когда начнутся летние каникулы, Молли вернулась к теме разговора. – Ты можешь понять, что настолько полного свода магических законов нет ни у кого в Британии? Даже в хвалёной библиотеке Блэков была не полная версия, чего уж говорить об остальных родах? Твой род, Артур, сохранил самое ценное, что у них было за все времена, а ты даже не удосужился изучить это сокровище – только почитал о Клятвах и Обетах, по глупости принесённых Дамблдору. Хотя, не будь ты так ленив в молодости, уже тогда мог не допустить этих ошибок. – последнее женщина редко когда упоминала – исключительно по случаю, но раз уж выпадала возможность, она её не упускала: вдруг муж хоть немного возьмётся за ум, и начнёт думать «перед», а не «после»? А там, чем Мерлин не шутит, ещё и детей начнёт учить тому же… хотя, это вряд ли.
       - Прошу тебя, только не начинай! – мужчина скривился: ему эта тема была как кость в горле, но и не признать, что супруга права, он не мог.
       - Вот из-за этой твоей инфантильности за тебя приходиться думать мне. – женщина указала на мужа пальцем, на это Артур только пожал плечами. – Вот видишь? – Молли снова покачала головой. – И раз ты сам не думаешь, или не хочешь этого делать, то слушай, что я говорю. А говорю я о том, что Долг Жизни Джинни необходимо погасить, и не вмешайся Дамблдор со своими «ещё рано – они всего лишь дети», то всё уже было бы решено. Теперь же нам придётся идти на крайние меры. – женщина в этот момент выглядела крайне решительно, в её глазах зажёгся знакомый огонь… не всегда приводящий к хорошему, поэтому Артур тут же подобрался, слегка хмурясь.
       - Я надеюсь ты не собираешься… - начал мужчина, но жена его тут же оборвала, мгновенно уловив ход мыслей супруга.
       - В отличие от тебя, дорогой мой Лентяй, книгу я изучила основательно и потому понимаю, что нам можно делать, а чего нельзя ни в коем случае. – женщина сделала многозначительную паузу, в очередной раз уколов супруга его нежеланием учиться. – Вредить Гарри мы не будем, но что нам мешает повлиять на то, что в интересах самого мальчика? Я Клятв и Обетов Альбусу не давала… так много. – пришлось признать Молли, скривившись. – Поэтому я вполне могу кое-что объяснить наследнику и последнему мужчине магического рода.
       - Альбусу это не понравится.
       - Плевать я на него хотела! Из-за него и этого узкоглазого мы упустили самый лучший вариант.
      На эти слова Артур только поднял вверх глаза, скрывая тяжелый вздох.
      

***


      Уж не знаю, какой гениальный ум породил идею заставить участников плескаться в холодной воде озера, да ещё в Шотландии, да ещё зимой, но у меня имеется великое желание со всей искренностью пожать ему горло и подарить хороший фонарь на оба глаза – чтоб, значит, ночами не было страшно возвращаться с работы домой. Нет, никаких убийств, но вот по морде он получит, и какое-нибудь скверное проклятие в придачу. Снимаемое, разумеется.
      Итак, сейчас я, и трое других участников Турнира стоим на деревянных досках буквально на днях созданной конструкции на берегу Чёрного озера, сегодня 24 февраля, то есть день второго испытания. Я не знаю, что и каким образом послужило принятию идеи и её воплощению в жизнь, но все ответственные люди, а также зрители восприняли условия испытания нормально, даже с энтузиазмом. Мне нестерпимо хотелось громко спросить окружающих, почему они своих детей не бросят в озеро на целый час, но понимал, что толку от этого не предвидится. Потому и молчал. Но ведь никто мне не мешал подготовиться, верно? А посему на досках стояла четвёрка участников, и трое из них были облачены в лучшие гидрокостюмы, доступные в спортивных магазинах Лондона. Приобрести их не составило проблем, как и познакомить Флёр и Гарри с возможностями костюмов. Да и сам я с удовольствием посетил три урока в специальной школе, где мне ещё помогли разобраться с работой акваланга – дальше там уже идёт наработка навыков обращения с оборудованием, закрепление техники безопасности, изучение азбуки условных знаков и жестов, и так далее. Всё это вполне доступно в специальном учебнике, который я уже осилил, не из-за каких-то планов, а из интереса. Судьям, что характерно, сразу же не понравился наш вид, и они даже возмущались, требовали избавиться от этой «магловской пакости и не унижать себя и их, уважаемых судей». Особенно в этом деле старался Каркаров, который смешно потрясал сухими кулаками и тонкой бородкой, пытался выглядеть грозно, но это он ещё не видел грозных людей… или видел и вдохновился? Ну, да не важно. Я конкретно так упёрся, и спорил с «мудрыми взрослыми» до победного: противники нашего облачения потребовали проверить костюмы на магию, которой, естественно, обнаружено не было – печати есть самые разные, в том числе и те, которые КРАЙНЕ сложно обнаружить по излучению магии. Далее, когда придраться было особо не к чему, на нас ещё попытались надавить авторитетом, но что мне, что Флёр это было до лампочки, а единственный, на кого мог подействовать укоризненный взгляд Дамблдора, то бишь молодой хлопэць Поттер, просто промолчал, отводя взгляд. Работают уроки! Не зря я тратил деньги! В конце концов Барти Крауч старший нехотя (на публику, на самом же деле ему было вообще безразлично, в чём поплывут участники, лишь бы правила были не нарушены, а они никоим образом нарушены не были, всё дело в ретроградных взглядах и зависти) дал своё веское разрешение.
      И вот, стоим мы, значит, четверо, и ждём сигнала к началу. Наши костюмы отличались только цветами линий, нанесённых специальной световозвращающей краской: у меня - красные, у Флёр – серебристые, а у Гарри, соответственно – светло-зелёные. И один только Крам недовольно дрожал на ветру в одних плавках и хмурился, но молчал. Он вообще за всё время на берегу не произнёс ни одного слова. Волнуется, что ли? Ну, я его не осуждаю. За нами с трибун наблюдают зрители, среди которых семейство Делакур, в том числе и Габби, громко подбадривающие нас с Флёр. Там же разместились и мои домочадцы, и Лан, и даже Шрёдингеры, без предупреждения прибывшие лицезреть редкое событие. В общем, много кто сегодня на трибунах, и в фильме места зрителей выглядели куда меньше того, что я сегодня увидел, а также число тех, кто сюда прибыл, оказалось больше. Но сказать я хотел не о том, что зрителей собралось много больше ожидаемого, а о том, что вернув здравомыслие Барти Краучу, мне удалось изменить это событие. Дело в том, что мне неизвестно, каким именно образом «похищались» «заложники» в фильме – этого так и не раскрыли, но в моей реальности всё было чинно и законно. Организаторы обращались к предполагаемым «заложникам» и их родителям, нормально с ними беседовали, и если приходили к соглашению, персона «утопленника» утверждалась. Габриэль никто отпускать даже не подумал, но легко и быстро согласилась на роль «заложницы» одна из телохранителей Флёр. Для Гарри был выбран всё тот же Рон, так как Ричард не согласился отправить дочь на дно озера, пусть и временно, оправдывая свою «непатриотичность» верой в плохую примету – топить единственную дочь. Моей «заложницей» стала Луна. Пусть я и был против, но своё «добро» дал Ксенофилиус, однако, лишь в обмен на обещание разместить на его дочери портключ, которым можно будет вернуть дочь на сушу в любой момент. Мужчину успокоили тем, что с подачи того же Крауча эту меру применили ко всем четверым «заложникам». К тому же там более сложный функционал: благодаря разумному подходу к этому делу были подключены специалисты из Отдела Тайн, так что стоит артефактам зафиксировать угрозу жизни объекта, тут же срабатывает возвращение прямиком в Мунго, где специально дежурит бригада специалистов со всем спектром необходимого, в том числе и первой, экспериментальной (закупкой), партией моих печатей, заказанной самим директором больницы. Узнав всё это, я был приятно удивлён, и даже рад, что хоть кто-то умеет включить голову в нужный момент, а ещё тому, что этот «кто-то» занимает столь важный пост в местной власти.
      Когда прозвучал первый сигнал «Готовность», мы втроём опустились на доски и нацепили ласты, от чего Крам заметно скривился, но снова промолчал. Ножи, кстати, были у всех, согласно правилам испытания, но у нас троих имеются запасные ножи, приобретённые там же, где и костюмы с ластами и масками. Вот прозвучали обычные в таких случаях речи, краткое ознакомление зрителей с правилами, гром выстрела пушки, мы взмахиваем палочками, накладывая модификацию «Головного пузыря», только более стойкую, да ещё и с возможностью привязки к предмету (голове) для мгновенного восстановления заклинания в случае необходимости. Для этого всего и надо – коснуться в месте «контрольной точки» палочкой, или рукой, если умеешь колдовать без волшебной палочки. Бывают разные ситуации, согласен, но это уже лучше, чем полная невозможность восстановить «Пузырь» под водой, если не овладел невербальной магией. Спрыгиваем в тёмную воду, согласно очереди, определенной имеющимися баллами.
      В следующую секунду звуки сначала резко приглушило, а после и вообще отрезало, остались лишь собственные звуки подводного мира. С каждым метром набора глубины исчезал и свет, быстро превращаясь в рассеянные лучи, а после в размытый блеск где-то вверху. Как же давно я этого не ощущал, и как мне этого не хватало! Погружение в воду, в глубины – это погружение в другой мир, со своими законами и особенностями. Опасный мир, не прощающий ошибок. Прекрасный мир, похищающий сердце любого, хоть раз очутившегося в нём. Яркий, неописуемый восторг красок южных морей, или хмурая тишина тёмных глубин северных вод. Всякий подводный мир прекрасен, и каждый сможет найти в нём что-то такое, от чего вздрогнет и забьётся быстрее сердце, а каждое воспоминание наполнится искренними эмоциями. Для меня воды Чёрного озера принесли особенную новизну, которой я не ощущал никогда ранее. Вязкая, затаившаяся угроза, покой чёрной тьмы, почти абсолютная тишина мира неясных теней и призрачных страхов. Один испугается, и будет искренне бояться возвращения в эти воды, другой же будет возвращаться из раза в раз, пытаясь отыскать что-то тайное и неясное, возможно, некое воплощение мечты или мимолётное видение. Но и тех, и других объединит то, что равнодушными не останется никто.
      Я спустился к полям водорослей, и двинулся туда, где собралось множество живых и духовных существ. Луна оправдывает своё имя: свет души девушки ярко сияет во тьме озера, её магия буквально ослепляет серебристым маяком, на который собралось множество водных духов, да и я сам буквально вижу девушку, слышу её голос, которому хором подпевают духи. Я даже закрыл глаза, смотря через духовный план, и душа Луны в этом зрении буквально залила всё окружающее пространство мягким, добрым серебряным светом. Как британские маги могут не замечать это чудо? Полумна Лавгуд – истинное сокровище этих земель, и им бы с неё пылинки сдувать, а не называть «полуумной»! Открыв глаза, я поплыл дальше, поддерживая одну скорость и ритм движений, не беспокоясь об опасностях, или о других участниках.
      Для Флёр и Гарри я и так уже сделал не мало, а с Крамом мы и не общались вовсе, даже не знакомы, так что мне на него почти плевать. Тем более я точно видел, что Виктор довольно умён, сообразителен, умеет скрывать свой интерес, а также очень хорош в чарах. К сожалению, узнал я только это, но в фильме Виктор вообще был «проходным» персонажем, к тому же как-то замолчали то, как он познакомился с моей сотрудницей – Гермионой Грейнджер. В этом мире он явно интересовался этой девушкой, я даже пару раз видел, как Крам осторожно за ней наблюдал, а также момент, когда мы оба стали свидетелями приглашения девушки на Бал её партнёром по танцам. Особой трагедии в эмоциях парня я не обнаружил: легкое разочарование, и только. В общем, странно и непонятно чего от него ждать, поэтому в этом туре я отправил за ним наблюдать парочку слабых духов водной стихии. Насчёт же моей будущей невесты: мы с ней договорились на честное соперничество, и помогать только в случае крайней нужды. Это, конечно, касается только её, и Флёр это отлично поняла, ведь для меня погружение в места с сильным фоном природной магии, а также туда, где особо сильны проявления стихий (подводный мир, глубокие пещеры, вершины гор, вулканы) только придаст сил из-за легкости призыва духов. В Чёрном озере есть свой природный магический источник, отдельный от того, на котором стоит замок, магия буквально пропитывает эти тёмные воды. Потому здесь и разместилась одна из крупнейших колоний русалоидов, гнездятся гигантские кальмары (благодаря выходу в море, кальмары проходят в озеро мальками, вырастают до определенного размера, и насыщаются магией, а после возвращаются в океан), а также произрастает множество редких водорослей и водяных растений и животных. Флёр, скорее всего, ещё не знает всех этих подробностей обо мне, да и полных сведений о своей силе я никому из людей не раскрывал, но мне самому достаточно знать, что в этих водах я способен на очень многое.
      Преодолев примерно половину полей водорослей ощутил активацию какой-то магии, довольно сильной, и со сложной структурой преобладающей водной стихии, из-за чего её точно не почувствуют на земле. Насколько мне удалось понять, это колдовство разошлось широким кольцом, накрывшим все поля, а после резко сжалось в точку где-то впереди. И почти сразу же ко мне «постучались» духи, отправленные присматривать за Крамом, но сейчас не время для этого – мне и так понятно, что это он «колданул», и мне также понятно, против кого он это сделал, ведь я помню фильм, пусть уже и не так хорошо. Как бы там ни было, а сначала нужно разобраться с тем, что важнее, а это – Флёр. К сожалению, под водой аппарация или «скачки» невозможны без специальной подготовки, и специальной магии для быстрого перемещения под водой мне не известно, потому сейчас всё зависело только от моих ног. Прижав руки к бокам вдоль туловища, я усиленно и ритмично работал ластами, при этом чутко прислушиваясь к происходящему впереди. Многого уловить не удавалось из-за странного заклинания Крама, которое создало странный «белый шум» в магическом фоне, но то, что в одну точку стягивается вся живность с этих полей - факт. И плевать, если бы это была просто рыба, но гриндилоу в подобных количествах – это очень опасно, очень, ведь они небольшие, весьма ловкие под водой, у них острые когти и они очень цепкие – прицепится к одежде или волосам – не вытащить. Хоть гидрокостюмы и довольно крепки, их не так уж трудно разорвать когтями. Уже в сотне метров от девушки я видел плывущих в её сторону существ, и их было всё больше.
      Как я уже не раз упоминал, и вероятно не раз ещё скажу, но в фильме многого не показали, либо просто умолчали. Вот и здесь ситуация такова, что всё куда опасней, чем сцена столкновения Поттера с русалоидами. На расстоянии полусотни метров я уже не видел ничего за кишащими тенями, либо редкие вспышки света и сферы вскипающей воды, захватывающие максимум – пятёрку гриндилоу, но их-то тут даже не десятки – сотни, так что потуги девушки выглядели откровенно слабо. Зависнув в воде, достаю свою палочку, которая буквально запела в родной стихии, у меня даже пальцы начали подрагивать – передалось предвкушение палочки. Улыбку я не сдерживал, прикрывая глаза и вслушиваясь в то, что шепчут эти тёмные воды. Духи собрались вокруг Луны, и здесь я никому из них не наврежу, никого не зацеплю… никого не разозлю. Переведя внимание на вейлу, вижу, что она ещё сможет продержаться какое-то время и без моей помощи, потому отправляю мягкий импульс через духовный план: если где-то вокруг есть постоянные плетения заклинаний или чар, то они отзовутся мягким звоном. Но их здесь не оказалось, стало быть, за нами никто не наблюдает, ну, кроме тех, кому я дал специальные амулеты, способные показывать вид происходящего моими глазами (просто физический мир), у других же и такого не было, и сидели они непонятно зачем на холоде. Без слов кончик моей палочки начинает раскручивать спираль, и магии я не жалел, полностью сконцентрировавшись на кристально-ясном образе того, что хочу. Около минуты я молча, и с закрытыми глазами сначала медленно, но всё ускоряя движения раскручивал водоворот, центром которого будет кончик моей волшебной палочки, которую, к слову, на «взвешивании» я так и не дал в руки Олливандеру, подписав писульку, что не выставлю претензий в случае отказа палочки во время испытаний. В принципе, снова глупость, ведь «взвешивание» было всего один раз – перед испытанием с драконами, на котором существовала далёкая от нулевой вероятность не просто повредить, но даже сломать палочку. Однако, это никого как не волновало, так и не волнует. Прекрасные люди, заботливые!
      Я не останавливался, и через минуту, или около того в воде образовался самый настоящий, и довольно мощный водоворот, в котором по моему желанию ещё и льдинки образовались. Новая порция силы, мысленный приказ и плавное движение рукой (в воде резкие движения несут меньше толка, чем плавные), и «подкрепление» гриндилоу числом в несколько десятков особей, словно пылесос затягивает в водоворот, постоянно разрастающийся и набирающий мощь. За общим шумом визги гибнущих существ не были услышаны, и я, успешно испытав свой экспромт, плавно повёл его к месту наибольшего скопления этих довольно опасных подводных существ. Один за другим, десяток за десятком, беспросветный клубок гриндилоу резко пошёл на убыль, а мой водоворот уже был не серым от пузырьков воздуха, а тёмным, от перемолотых чуть ли не до состояния фарша тушек. Я так увлёкся работой пылесосом, что пришёл в себя только тогда, когда меня затопило эмоциями Флёр, буквально замершей и огромными глазами смотрящей на меня. Ну, пора бы уже и привыкнуть к тому, что волшебники и маги по умолчанию должны творить чудеса, да и просто ТВОРИТЬ, а не жить по инструкции и готовым шаблонам.
      Добивать всех существ я не стал, а водоворот перенаправил в сторону и отпустил, чтобы он сам рассеялся. Подплыл к девушке, внимательно осмотрев костюм на предмет повреждений, но их, слава Духам, не было. Затем взмахнул палочкой, уничтожив заколдованную водоросль, обмотавшуюся вокруг ноги Флёр, и двинулся к своей цели, не сдерживая улыбки, так как ощущал эмоции Флёр очень ярко. Вейла буквально полыхала силой, потому и эмоции её ощущались очень ярко. Окажись тут кто-то слабый к магии вейл, его бы напором превратило в оргазмирующего идиота. Через несколько секунд я почувствовал, что в меня запустили слабыми чарами щекотки, под водой превратившимися во что-то вроде слабого «экспульсо», то есть отталкивающего. Я слегка сбавил скорость, хоть и не спешил особо, понимая, что как только шок ослабнет, он будет превращён в напористый поток вопросов. Догнали меня минуты через две, и когда Флёр достаточно приблизилась, я услышал вполне себе качественный набор ругательств, но не на меня, и это хорошо, ибо терпеть оскорбления я не намерен даже от будущей невесты и супруги… особенно от неё. В данном вопросе у меня уже давно устоявшееся мнение.
       - Что это было? – спросила девушка, оказавшись на расстоянии меньше полуметра (вода приглушает звуки, ну, это так, если кто забыл этот факт).
       - Магия?
       - Это я тебя спрашиваю! И остановись, наконец! – я не остановился, продолжая плыть вперед, тем более впереди показались первые подводные домики русалоидов. – Эй, я кому говорю! – Флёр была крайне возмущена.
       - Ты что, передумала участвовать? – чуть притормозив, ответил, снова двинувшись вперёд. Я чувствую, что где-то позади носится Крам в своём не полном обращении, и рядом с ним ощущаются какие-то твари покрупнее гриндилоу. Усиленно работая очаровательными, и довольно сильными ножками, Флёр быстро меня догнала.
       - О чём ты? – светлые бровки сурово нахмурены.
       -Мы как бы, ещё не прошли второе испытание, просто стоять на месте – значит поддаться соперникам.
      Девушка отвернулась, но по эмоциям и так было всё понятно, поэтому я не стал цепляться. Да и не интересно мне подобным заниматься, тем более, что мы достаточно приблизились, чтобы слышать песни русалоидов, в которых явно прослеживалось что-то более сильное, чем простые напевы. И чем ближе мы приближались, тем яснее это ощущалось. Флёр даже занервничала, но наблюдая моё спокойствие, и сама продолжала плыть вперед.
      А впереди всё расцветало заревом света и разноцветных всполохов, которых программой испытания явно не было предусмотрено. Боюсь, бедняга-Крам сегодня не достигнет цели, ибо показывать подозрительному магу, не гнушающемуся напустить на девушку стаи опасных тварей, наше блондинистое чудо, и то, что она учудила на этот раз, показывать посторонним не стоит. Зависнув на одном месте, обращаюсь к моим духам-шпионам, и передаю просьбу, щедро делясь магией по связи нашего временного договора. Уверенный, что всё будет как нужно, я двинулся вперёд, а Флёр следом за мной.
      

***


      Виктор матерился на всё на свете. Он был крайне зол и недоволен от того, как сложились обстоятельства. По их плану заранее проглоченный амулет с одним малоизвестным заклинанием, а после извлеченный из желудка и активированный в нужный момент, должен был вывести из игры французскую сучку. Ему самому угрозы быть не должно: частичная трансформация должна была отпугнуть подводных существ, а также решить сразу несколько проблем. Но всё пошло не так в тот момент, когда он отплывал после активации амулета. За следы он не переживал, ведь механизм подобных амулетов прост и эффективен: в заготовку внедряется заклинание, напитанное энергией до отказа, и чем напитка сильнее, а также качественней материал заготовки, тем дольше сохранится амулет. После активации вложенное заклинание мгновенно разворачивается и срабатывает, полностью иссушая амулет, и разрушая его, так что улик никогда не остаётся. И всё бы хорошо, он бы опередил двух других парней, стартовавших после них с француженкой, но на него напали странные незнакомые существа, похожие на собак, только с ластами вместо лап, и сильно его задержали. И разобраться с ними быстро никак не получалось, пока они не решили на него прямо напасть, а не водить вокруг хороводы. Только тогда он смог извернуться и разорвать акульей пастью первую тварь, а за ней и вторую, остальные же переключили внимание на истекающих кровью собратьев, напрочь забыв о нём, чем Виктор и воспользовался, уплыв прочь. Он уже приближался к подводному поселению, даже начал улавливать отзвуки каких-то песен, когда рядом с ним, из ниоткуда, появились две светящихся голубым светом медузы, которые тут же принялись его жалить. И не то, чтобы было сильно больно, но чемпион Дурмстранга почувствовал, как его мышцы начало выкручивать, тело знакомо заныло, и Краму оставалось лишь про себя материться пуще прежнего, усиленно работая ногами, всплывая. До поверхности оставалось метров пять, когда он полностью вернулся к привычному и нормальному человеческому облику. Взмахнув палочкой, произнося «темпус», Виктор разразился настолько грязными ругательствами, что бывалые моряки приняли бы его за своего товарища: времени осталось каких-то пятнадцать минут, и даже если он прямо сейчас наколдует себе «головной пузырь», и поплывёт к цели, то всё равно не успеет. Кляня всё, и вся на чём свет стоит, парень погрёб к берегу, совершенно не думая о том, что под водой осталась Светлана Залицкая – его пара на прошедшем балу.
      

***


      Девушка была взвинчена недавним нападением тварей, растеряна демонстрацией силы Соры, и рассержена на его нежелание ответить на парочку простых вопросов. Ему что, так сложно, что ли? Да ещё и эти странные ощущения от приближения к центру подводной деревни, где их ожидают «заложники». Вейлы, как и другие дети природы, чувствительны к различным проявлениям магии, чутко ощущают изменения в магическом фоне, потому Флёр не могла не заметить тот вихрь силы, к которому они приближались, а разноцветная иллюминация – лишь доказательство того, что там происходит что-то необычное. Девушка снова взглянула на своего спутника и будущего мужа. Маска скрыла большую часть лица парня, но Флёр была почему-то уверена, что Сора сейчас загадочно улыбается. И из-за этого её распирали новые вопросы, но она снова каким-то образом точно знала: Сора на них ответит чуть более широкой, но всё той же загадочной улыбкой. Как и любой молодой девушке, Флёр было присуще любопытство, распирающее её всё сильнее, и она уже хотела схватить этого несносного мальчишку, прижать его к какой-нибудь стенке, и выпытать все ответы, но тут они вывернули из-за нескольких двухэтажных домиков, закрывающих обзор на площадь подводного поселения, и эти желания исчезли. Просто пропали.
      Не побывай Флёр на празднике в честь Самайна, который устроил её жених, девушка могла уверенно заявить, что открывшийся ей сейчас вид – самое потрясающее зрелище, которое ей только доводилось видеть. Нет, она бы совершенно точно не отказалась посмотреть на того снежного дракона, которого создал её японец на Аллее Бабочек на Рождество, о чём написали в газетах, но то, что открылось перед ней, было совершенно точно чем-то совершенно нечеловеческим. Вы когда-нибудь видели прославленного огромного кальмара из Чёрного озера воочию? Что, вы видели его щупальца? А целиком нет? А вот Флёр сейчас его наблюдала собственными глазами, во всём его грозном величии. Возможно, до этого кто-то ещё его видел, но вряд ли. Всё же воды озера действительно очень холодны и глубоки, из-за чего рассмотреть что-то в этих глубинах практически невозможно… ну, обычно это именно так. Сейчас же над площадью подводного поселения разлилось странное призрачное свечение, открывающее то, что ранее было сокрыто тайной и тенями. Огромное беспозвоночное устроилось в сторонке от творящегося… ммм… праздника? Наверное, это слово лучше всего подходит для описания творящегося. Так вот, гигантский кальмар расположился в сторонке, и не мешал, но был на виду, и медленно шевелил щупальцами, или слегка изменял своё положение. Вокруг площади, широким хороводом кружили большие рыбы самых разных видов, и когда девушка говорила «большие», она именно это и имела ввиду, ведь самые мелкие экземпляры, которые она видела, были никак не меньше размером самой девушки. У большинства рыбин были светящиеся гребни и плавники, длинные, пульсирующие светом усы или яркие глаза. Несколько больших черепах, с множеством наростов на панцирях, а также одна черепаха, ярче расцветкой и будто светящаяся внутренним светом, с маленьким коралловыми рифом и кружащими вокруг пёстрыми рыбками. Несколько здоровенных водяных змеев, и даже один водяной дракон. И ещё множество прочей явно волшебной живности, вроде больших крабов или лангустов, морских коньков, и огромного количества светящихся, словно огни на ярмарке, самых разных медуз.
      Сказать, что Флёр потрясло увиденное – не сказать ничего. Она буквально наслаждалась этим странным праздником, центром которого стала одна знакомая блондинка с мечтательным взглядом – именно вокруг неё собралось это действо. И вейла ясно и чётко чувствовала, что вот сейчас юная Лавгуд ощущается как-то совсем не так, как обычно, будто девушка сама стала представителем какого-то доселе неизвестного волшебного народа, открытого и доброжелательного. Флёр даже удалось разглядеть лёгкое призрачное свечение вокруг девушки, будто спокойное пламя, заботливо окутавшее подругу и ученицу Соры. Кто же она такая? Девушка перевела взгляд на парня, и у неё расширились от удивления глаза… в который раз за сегодня. У Хошино ярко сияли глаза, наполненные колдовскими огнями, а зрачок вытянулся, став звериным. Капюшон костюма оказался сброшен, и её взгляду открылись серебристо-голубые волосы парня, которые медленно качались, будто он не защищён головным пузырём. Но больше всего её удивило то, что по волосам парня пробегали ярко-голубые искры электричества, и это под водой! Он открыто и широко улыбался, а так как маски на его лице больше не было, то девушка смогла рассмотреть эту клыкастую улыбку, полную острых звериных зубов.
       - Именно поэтому большинство Избранных не доживают даже до своего совершеннолетия. – заговорил парень, и голос его был отлично слышен, будто они и вовсе не под водой, а ещё в его речи проскакивали рычащие нотки, придавая ему какой-то привлекательной брутальности. Парень качнул головой в сторону Лавгуд. – Они просто не могут сдержать свою природу, когда сам Мир обращается к ним, и поёт для них. Мы просто не можем не ответить, и не поддержать эту песню…
      Флёр не сразу уловила смысл сказанного, но постепенно её брови поднимались всё выше, особенно когда она услышала странное низкое то ли порыкивание, то ли мурлыканье крупного зверя. В неверии девушка присмотрелась к Соре внимательнее, замечая, что он действительно тихонько подпевает этой общей песне, от которой, казалось, подрагивала сама душа. Эта песня незаметно проникла куда-то глубоко внутрь неё, вымывая всё страхи и сомнения, очищая сердце и разум от мрака и теней.
       - Многим не по нраву, что есть кто-то, способный просто говорить с Миром и его детьми. А кто-то завидует и пытается украсть это чудо для себя одного. – в этот раз Флёр слушала очень внимательно, пытаясь уловить каждый звук, оттенок интонации. –Но, Чудо не может принадлежать людям – оно рождено не для них, и лишь Мир и его Старшие дети в праве говорить с Избранными.
       - Так мадемуазель Лавгуд… - одними губами прошептала Флёр, не веря тому, что встретила одну из тех, кого в древних мифах маглы прозвали «Туата-де-Данаан».
       - Если бы Крам увидел всё это и сумел сообщить кому-либо, - Сора обвёл рукой сказку. – мне бы пришлось лить кровь годами…
      От той даже не уверенности, нет, а простой констатации факта, Флёр буквально похолодела: она теперь поняла, почему Сора заботится об этой девочке. Признаться, она подозревала в ней очередную претендентку на борьбу за внимание её жениха, но тут что-то куда более важное, и парень полностью принял за неё ответственность. Почему? Девушка не могла ответить, но если судить по мифам и легендам, подобных Полумне Лавгуд всегда окружают чудеса, и всегда есть люди - как маги, так и маглы - которые приходят к ним, и оберегают их просто потому, что «так надо».
      Да, если кто-то узнает о природе этой девушки, спокойной жизни им не видать, ведь её будущий муж решил оберегать эту девочку, стало быть, соблазнись кто этим живым Чудом, Сора встанет на её защиту, и стоять будет до тех пор, пока все угрозы не исчезнут. Да, стоит молчать. Не упоминать даже. Но это не значит, что эти воспоминания она не покажет своим детям – в конце концов, она имеет право поделиться этим чудом…
      

***


      Когда мы уже стояли на досках, а наши болельщики успели набросить нам на плечи большие полотенца, судьи огласили своё решение: победителей во втором туре нет по причине не выполнения условий задания, однако, все четверо показали себя достойными своих школ чемпионами, потому было решено наградить каждого десятью баллами. Честно говоря, мне было откровенно всё равно, ведь главное – Крам ничего не увидел, а Поттер где-то затерялся по дороге жизни, и приплыл уже тогда, когда песню допели, а начать новую не позволил я. Так что к моменту его появления большая часть живности скрылась во тьме глубоких вод, кальмар затаился во впадине, а духи вернулись в своё нормальное нефизическое состояние. Возвращались мы все вместе, да ещё и девушку из Дурмстранга прихватили – стало жалко её бросать, пусть и знали, что её могут выдернуть порт-ключом. Слышались какие-то возмущения от Каркарова по поводу ущемления «наиболее вероятного победителя», но и на это я не обращал внимания, отвечая на поздравления, принимая похвалы, и отвечая на вопросы тех, кому просто не терпелось.
      Однако, довольно скоро напор наиболее эмоциональных болельщиков, явно заскучавших на холодных досках, спал, а потом их от меня и вовсе оттеснили гриффиндорцы со старших курсов, тайком подмигивая. Что ж, а вот это уже достойная поддержка, а не вежливое «удачи» откуда-то с конца коридора. К этому моменту рядом с нами уже были Габби, не отпускающая сестру, Грейнджер, с явными следами тревоги на лице, которые она старалась скрыть, а также Рон и Невилл. Остальные же, кого нельзя игнорировать, остались на некотором удалении, но не спешили уходить. Что ж, местный климат не располагает к длительным прогулкам на свежем воздухе в эту пору года, поэтому я, без каких-то хитрых манёвров или чего-то подобного шепнул Флёр на ушко, чтобы она подтягивала своих родителей ко мне, а сам, в сопровождении гриффов, двинулся к Шрёдингерам, прибывшим в компании незнакомых мне людей.
      - Добрый день. – открыто улыбаюсь, обводя взглядом знакомых и не знакомых людей. – Признаться, совершенно не ожидал вашего визита, Рудольф, Александра.
       - Падите ниц, смертные! – важным тоном потребовал попугай, сидевший на плече девушки. Эта реплика привлекла ещё больше внимания, чем факт нашего общения. Да и внешность у птицы была весьма… вызывающей, так что на Александру глазели многие, но она это просто игнорировала, или воспринимала как нечто естественное.
       - Алекс вдруг захотелось посмотреть, смогут ли местные устроить что-то интересное, или с юмором у них всё так же плохо. – пожал плечами Рудольф, прибывший без невесты, или уже супруги. – Вот она и сагитировала не только нас с дедом, но даже нашего хорошего друга из солнечной Польши. Кстати, знакомься: Эрвин Шрёдингер, наш дедушка, а также первый обладатель нормального чувства юмора в нашем роду. – парень указал на седого престарелого мужчину с озорным взглядом.
       - Приятно познакомиться, сэр. – мы пожали руки, и в момент прикосновения с руки старика посыпались голубые и лиловые электрические искры, не причинившие мне никакого вреда, однако мужчина широко улыбался.
       - И мне приятно. Давно хотел познакомиться с юношей, создавшим столь замечательного шутника. – Эрвин кивнул на попугая с бешеными глазами.
       - Гжегож Яблонский, из рода Яблонских, весьма любознательный молодой маг, фанат науки, как и все в его роду. – продолжил знакомство Рудольф.
       - Сора Хошино. – ответил на рукопожатие, в этот раз нормальное.
      Одновременно со знакомством и приветствиями я изучал этих двух мужчин. С магистром пространственной магии, трансфигурации и некромантии всё было и так ясно с самого начала: пусть и не слишком мощный по чистой силе, но вот его Дары – это совсем другое дело, тем более, если маг взрастил их согласно всем правилам, и приложил к этому много сил. Я чётко вижу, что Дар пространственной магии Эрвин умудрился приобрести сам – это видно по некоторым особенностям его духовных тел, а вот в его внуках этот Дар уже устоявшийся, то есть получили его и Александра, и Рудольф в момент первого удара сердца. А вот изменение мира, то есть трансфигурация, а также некромантия – эти Дары старые... очень старые. С первого взгляда я даже не могу определить истинный возраст этого рода, или другие детали, что не может не заинтересовать. Но кое-что, всё же, я вижу чётко и ясно: фамилию «Шрёдингер» этот род взял не так давно – века три, может четыре назад, а до этого они именовались иначе. Любопытно, очень!
      Что я могу сказать о Яблонском? Ну, на фоне Шрёдингеров он выглядит как светодиод на фоне прожектора – это самое первое сравнение, пришедшее мне в голову. Видно, что происходит из рода волшебников, проклятий нет, но и Дар, всего один, ощущается как-то странно, слабо, я бы сказал. Нет, он всё же есть, но вот направленность совершенно не понятна, да и ярко выраженной мощи не наблюдается, а без этого довольно сложно определить направленность. У тех же Гринграссов или Булстроудов отчётливо ощущается дыхание - жизни, пусть и подпорченное родовыми проклятиями, будто мягкое, тёплое биение сердца. Эти ощущения на самом деле крайне абстрактный вопрос, так как являются именно ощущениями, а глазами видны только цвета и узоры в духовных телах, ауре, а также «кругах», расходящихся от любого мага. От Шрёдингеров исходит что-то вроде ощущения «Кубика-Рубика»… согласен, странное сравнение, но я воспринимаю это именно так: нечто с чёткой логикой, правильное и измеряемое, но в то же время способное к стремительным изменениям. В Яблонском же мне встретился странный Дар, который я не могу определить даже по внешним признакам и ощущениям, так как ранее ни с чем подобным не встречался, то есть у меня недостаточно информации для анализа. С другой же стороны, если использовать метод исключения, то можно тут же вычеркивать стихийников, чёрных и светлых магов, некромантов, демонологов и хаоситов, дальше – уже сложнее, так как присутствуют оттенки Жизни, Движения, Порядка, и многого другого. Ладно, с этим можно будет разобраться и потом.
       - Прошу прощения, пан Хошино, если задаю бестактный вопрос, но меня не могли не заинтересовать ваши методы магического оперирования. – наконец-то озвучил свой интерес поляк, а то я волновался, как бы парня не разорвало. И да, он ещё довольно молод, лет семнадцать-восемнадцать – максимум. – Пусть амулеты для наблюдения могут быть вашим родовым секретом, но вот то, как вы творили тот водоворот – это совершенно удивительно! – в глазах Яблонского блестел знакомый огонёк исследователя, маньяка от науки. – Какой алгоритм компенсации для взаимодействия чар вы использовали: Круспе-Межича, или Бойля? – к моменту озвучивания вопроса к нашей группе подошли Делакур с подростками, а также присутствующие здесь же Дзюнко, Элизабет и Кирико. Афири же осталась дома, так как слишком светить девушку пока что не хочу, а то вдруг кто раньше времени почует её «Одарённость», да откроет охоту?
       - Мне жаль вас разочаровывать, но я понятия не имею, о чём вы говорите. В данном случае я прислушался к тому, что подсказывала моя палочка, а потом воплотил в жизнь свои мысли, используя магию.
       - Но как же! – поляк не сказать, что был сбит с толку, скорее уж не мог поверить в подобную ложь. – Согласно теории Клеопатры Валенштайн, подобные энергозатратные заклинания невозможно контролировать без чётко обоснованной вербальной формулы. В противном случае узор плетения замыкается на последней команде, и начинает действовать в автономном режиме до полного истощения вложенной энергии. – краем глаза я заметил выражение лица одной девушки, весьма известной в Хогвартсе, и этот взгляд мне очень понравился.
      А в следующее мгновение я почувствовал, что резко провалился в духовные планы мира, всё вокруг заволокло густым туманом, и только прямо предо мной мгла сжалась в молочное полотно, на котором всплыло несколько картин. Они были непоследовательны, будто кадры фильмов, вырванные из плёнки, и перемешанные, а после показаны в случайном порядке. Несколько вспышек подряд показали почти то же, что я когда-то видел в фильме: образы подростков в различных ситуациях в Хогвартсе, в Хогсмите, или где-то ещё. Вот Рон обнимается с Лавандой Браун, они улыбаются друг другу, а после целуются, а за углом резко прячется Гермиона, прижимаясь плечом к каменной стене, её опущенное лицо скрыто занавесом вьющихся каштановых волос. Вот Рон и Лаванда, сидя рядышком на диване и обнимаясь, участвуют в шумной беседе однокашников, а Гермиона склонилась над очередным фолиантом в библиотеке, вникая в описание какого-то мудрёного заклинания трансфигурации. Ещё много подобных сцен промелькнуло перед моими глазами, пока я не увидел момент, как на лестнице, покрытой трещинами и осколками кладки, не появились Рон и Гермиона, обнимаясь, и глядя куда-то вниз. А вот дальше появилось нечто совершенно иное, то, к чему я и стремился, пусть и не торопясь, да не усердствуя. Я не знаю, сколько времени смотрел на альтернативу, но некоторые детали, важные именно для меня, выхватил из чужой возможной истории будущего. Да, определенно этот вариант куда лучше того, что показали в фильме, и стоит приложить чуть больше упорства для его воплощения в жизнь.
      

***


       - Good afternoon, can I help you? (Добрый день, я могу вам помочь?) - милая блондиночка с располагающим выражением лица открыто улыбнулась, сверкая серо-голубыми глазами.
      Любой увидевший эту милую девушку подумал бы, что взяли её на эту работу исключительно из-за внешности. На деле же оказалось всё немножко иначе. Самое первое что я ощутил, когда подошёл к ресепшену, это какая-то мощная конструкция магических плетений, свернутая в двух точках под столом – явно что-то активируемое, а ныне дремлющее в ожидании приказов. Далее я перевёл внимание на саму девушку, довольно красивую, как лицом так и фигурой, разглядеть которую оказалось не проблема, так как оделась она в брючный костюм, да ещё и её рабочее место оказалось устроено таким образом, что можно было получше рассмотреть хозяйку. Любой нормальный мужчина оценит приложенные труды, и я оценил, не буду отпираться. Но больше моего внимания привлекла не внешность девушки с бейджиком «Виктория» на объемной и высокой, словно бросающей вызов земному притяжению, груди. Моё внимание привлекли артефакты на девушке. Боевые артефакты. А также артефактный пояс, спрятанный под одеждой, предназначенный для сокрытия магической силы владельца, превращая его в сквиба, в смысле, качественно маскируя его. Удивительное изобретение! Не смотри я на мир сквозь духовный мир, тоже не догадался, а так свет души нельзя затмить, и довольно сильную магию я увидел чётко и ясно. А если ко всему этому прибавить ещё и «прохладные» эмоции концентрации и сосредоточенности девушки, то я вообще покорен профессионализмом этого конкретного точно специалиста своего нелегкого дела.
       - Прошу вас, говорите по-русски. – я широко улыбнулся от искреннего удовольствия встретить подобного человека, но говорил медленно, ибо практики у меня так и не прибавилось, из-за чего вылезал неприятный акцент.
       - О! – Виктория сделала большие восторженные глаза, но в эмоциях я не ощутил вообще ничего из того, что изображала девушка. – Какой приятный сюрприз - встретить в Лондоне мужчину, да ещё и столь привлекательного, говорящего на русском языке. – от «выстрела» последовавшей следом за словами улыбки многие парни Хогвартса превратились бы в пускающих слюни идиотов, я же продолжал улыбаться, и получать удовольствие. – Ох! Простите мою несдержанность! Вы, верно, прибыли по делу, а я трачу ваше время! Могу я узнать ваше имя и цель визита? – и глазами такая «ХЛОП-ХЛОП». Удивительный профессионализм!
       - Меня зовут Хошино Сора, и я прибыл на встречу. Мне назначено. – от моих слов девушка сделала «серьезную» моську, преувеличено важно кивнула, но вот в эмоциях у неё проскочила какая-то лёгкая волна, из-за чего «вверх» всплыл ещё и интерес, однако не сбивающий концентрацию и сосредоточенность.
       - Я сейчас же доложу о Вашем приходе, мистер Хошино. Прошу вас присесть, где вам будет удобно. – девушка повела ладонью на весьма завлекающей наружности диванчики.
       - Благодарю, я постою. – дурак я, что ли, садиться на диваны, под которыми начертаны незнакомые магические фигуры, да ещё и на территории другого государства?
       - Как пожелаете. – девушка ещё раз озарила этот серый мир своей потрясающей улыбкой, после чего положила тонкую изящную ладошку на прямоугольную пластину, выточенную из цельного куска янтаря. И где только нашли такой большой? Несколько секунд девушка «смотрела в потолок», на самом деле делая полный развёрнутый доклад. Меня ещё при первой встрече с российскими «службами» заинтересовали их артефакты удалённого общения, поэтому я сейчас с огромным вниманием и интересом изучал янтарную пластину через духовный мир. Мне из-за изменения уровня сил и пробуждения родовых сил Хошино, что отразилось на глазах, зубах и цвете волос (седина постепенно превратилась в серебро с мягким голубым отливом, а после того, что утворила Луна, пусть и во сне, голубой оттенок проявился сильнее), приходится пользоваться насыщенно-оранжевыми очками, и красить волосы специальными чарами гламура. Однако, я точно знаю, что на входе в посольство Российской Федерации имеются специальные артефакты, и все маги видят гостя в истинном облике, сквозь иллюзии и прочее. Виктория даже не удивилась, когда я улыбался ей белоснежной улыбкой с заметно увеличенными клыками и заостренными резцами. – Сейчас Вас проводят. – стрельнула глазами девушка, а в её эмоциях интерес проявился ещё сильнее, выхода на уровень «рабочего настроя». Ей что-то рассказали?
      Ответив на улыбку, я промолчал, продолжая изучать артефакт. Девушка точно заметила лёгкое свечение глаз, но молчала, не сводя, однако, с меня «восторженного» взгляда. Всем хороша эта блондинка, но она специалист своего дела, и связываться с подобной особой я бы не стал, ведь будет крайне прискорбно узнать, что она в тебя «влюбилась» по указке начальства. Или ещё что-то подобное из шпионской темы. Хотя да, девушка – высший класс, да ещё и как магесса она крайне сильна, где-то на уровне Беллатриссы и Сириуса Блэков. Вот открылась одна из «незаметных» дверей, то есть с чарами отвода глаз простецам, и оттуда вышел высокий подтянутый молодой человек спортивного телосложения, которое попытались спрятать деловым костюмом. Обведя приёмный зал цепким взглядом, он двинулся в нашу сторону мягким, пружинистым шагом. Ну, этому я тоже не удивляюсь, а скорее крайне доволен тем, что хоть в этом мире у России на госслужбе действительно толковые специалисты, а не «папенькины сыночки» и «девочки папиков».
       - Мистер Хошино? – для порядка поинтересовался молодой мужчина, а я ему кивнул, изучая ауру боевого мага. –Пройдёмте, вас уже ждут.
      Далее мы молча прошли в ту же дверь, из которой вышел этот молодец. На дверной раме и вокруг неё обнаружился набор каких-то рун, изучать их у меня времени не было, но вероятнее всего это очередная мера безопасности, то есть какой-то анализатор-сканер, или что-то вроде того, ибо мощи в письменах было совершенно недостаточно для боевых или сдерживающих заклинаний. Короткий коридор в светло серых тонах, две двери слева, справа - сплошная стена без окон или вытяжек, наша цель – строго прямо. За тяжелой дубовой дверью с какой-то любопытной магической начинкой внутри, обнаружилось вполне приятное и «тёплое» помещение, смахивающее на обычную гостиную с большими окнами, камином, диванами и креслами, также чуть в сторонке обнаружился простой квадратный стол и четыре стула. В креслах расположились двое мужчин. Один славянин, среднего возраста, роста и внешности, слегка полноват. Второму на вид лет семьдесят, худой, седые волосы коротко стрижены в одном стиле с ухоженной короткой бородкой и усами. Ясные голубые глаза на слегка вытянутом лице с правильными чертами ярко контрастировал своей «породистостью» с сидящим рядом коллегой. Проводив меня, боевик остался за дверью, а присутствующие в комнате мужчины поднялись на ноги. Интересно, насколько сложным выдастся разговор?
Примечания:
Дозо)

Поддержать автора и выразить материальную благодарность:

Webmoney R826041875978
U434618952950
Карта Приват Банк: 5168-7554-1781-1433
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.