Балет, или Тебе не будет со мной больно

Слэш
NC-17
Завершён
45
автор
Размер:
204 страницы, 30 частей
Описание:
Нью-Йорк. 2001 год. Билл - мастер современного балета. И, как любой выдающийся человек, он пережил личную трагедию, наложившую на него свой отпечаток. Его успех теперь был невзрачен, как и вся его однообразная жизнь, идущая по инерции. И именно на этом стыке между жизнью и существованием в его жизнь врывается Том. Легкомысленный и берущий от судьбы всё, что она предлагает. И он даже не представляет, как повлияет на судьбу одного артиста
Посвящение:
Образу Билла образца 2010 года, всем проникнувшимся идеей и Сергею Полунину за вдохновение
Примечания автора:
Для начала хочу показать свой собственный баннер:
https://wampi.ru/image/RDCAjer
Если коротко - это история про внутреннюю силу и любовь вопреки, приправленная криминалом. Захотелось написать про артиста, уже пережившего пик своей славы. Человека, который много лет тянет на себе страшный груз вины и пытается смириться с этим. И другого человека, который так мало знает о себе и будет поражён новыми открытиями, которым поспособствует тот самый артист.
Билл старше Тома на несколько лет. Все герои давно совершеннолетние. Кстати, пейринг Билл/Том вряд ли будет иметь какое-то отношение к постели. Это, скорее, как я это называю, психологический пейринг.
Роберт и Джулия - это те самые главные ОМП и ОЖП, проставленные в предупреждениях. Семейная пара, лучшие друзья Билла. Прототип Джулии - Натали Франц))
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
45 Нравится 229 Отзывы 8 В сборник Скачать

Глава 22

Настройки текста
— Ты какого хрена тут делаешь?! — Воскликнул Роберт, когда вошёл в свой рабочий кабинет и увидел напротив своего места Каулитца, развалившегося в кресле. — Ко мне сейчас клиент придёт! — Это я и есть, — устало выдохнул парень, отхлёбывая кофе из чашки. Мужчина выглянул за дверь и строго взглянул на свою секретаршу. — Как он сюда пробрался? — Мистер Мейнард, в чём проблема? Вот, он записался на это время, — девушка протянула ему записи, где сегодняшнее время было занято неким Феликсом Тайсоном. Сдержав вздох раздражения, Роберт зашёл обратно и взглянул на «Феликса». С его губ чуть непроизвольно не сорвались слова о том, как жутковато, мягко говоря, он выглядит. Том выпил свежесваренный кофе в два глотка, даже не поперхнувшись, и теперь тарабанил пальцами по своим коленям, уставившись на письменный стол. Кажется, что он за прошедшие дни выкурил все сигареты в Нью-Йорке, этот запах чувствовался даже на расстоянии пары шагов. Вместо глаз виднелись две серые матовые тени, а цвет лица был почти мертвецким, под стать его настроению. — Больше психологов нет в городе, да? — Наплевав на деловую этику, начал Роберт, садясь в своё кресло. — Как ты меня нашёл вообще? — Знал примерное местоположение и фамилию. Ты ведь знаешь, почему именно к тебе, — невесело усмехнулся Том, наконец, посмотрев на него. Но нет, нихрена почти Роберт не знал, потому что его супруга и лучший друг как воды в рот набрали. Конечно, он догадался, что на Билла было совершено покушение на убийство, но остальное для него осталось за кадром, хотя другие страшные мысли пришли в голову и к нему. Кроме того, как он наблюдал отчаянные попытки Билла дозвониться Каулитцу и его убитый взгляд, когда в ответ снова были только гудки. Всё это только пробудило в мужчине ещё больше неприязни к этому Тому, который, судя по всему, совсем ничего не соображал. — Почему ты не отвечаешь ему? Вы поругались перед этим или что? — Я боюсь повторения. За мной слежка, похоже… — Блядь, а сюда ты значит пришёл со своим хвостом? — Глаза Роберта от ужаса расширились. — Здесь охрана кругом, да и сейчас одиннадцать часов утра, за это можешь не переживать. Слушай, я к тебе ведь реально за консультацией пришёл, — Том вздохнул и потёр пальцами свинцовые виски. — Ты выслушаешь меня? Роберт мотнул головой и попытался представить на месте парня очередного незнакомца, которому он помогает с личной жизнью. Ему до сих пор было сложно представить, почему он. Почему именно Том смог так беспрепятственно войти в сердце Билла? Сможет ли он найти и зацепиться за ту же ниточку, что и Билл, чтобы начать ему верить? — Я не спал уже дней пять, так что заранее извини, могу бред нести. Мне Билл нужен. Очень нужен. — И ты ему, — Роберт поймал себя на мысли, что произнёс это несколько приободряющим тоном, и поэтому нахмурился, подхватив ручку, чтобы записать свои мысли во время разговора. — Наверное. Но он жил и без меня, и неплохо жил, похоже. У него есть вы, его любимый балет… — Н-неплохо? — Мужчина даже заикнулся, изумлённо уставившись на Тома. — Знаешь, мне неприятно это признавать, но ты его действительно пробудил, как от многолетней комы, в которой он просто выживал, как мог. Ты не видел его до этого, Том. Это было не неплохо. — Значит, ты был бы даже не против меня рядом, если бы это помогло ему? — Да, чёрт возьми. Если ты заставляешь его светиться, пусть это будешь ты. Но проблема сейчас в том, что ты же его и ранишь. — Я знаю, — Том сглотнул и обхватил руками голову. — Но мне страшно за него, Роберт, ты же должен меня понять. А схватить его, как мешок с вещами, и увезти я не могу по объективным причинам. Я слишком всё запутал. — Подожди… Ты как-то причастен к тому, что с ним произошло? — Мужчина крепко сжал ручку пальцами, но держался изо всех сил, чтобы не взорваться. — Сложно объяснить всё, но да. Да, блядь, я в этом виноват! — Выкрикнул Том хриплым голосом, и на секунду его взгляд вновь приобрёл живость, но потом так же быстро потух. — Он просто решил разменяться со мной Биллом. — Кто? Ты знаешь нападавшего? — Роберт даже весь выпрямился, не моргая. — Конечно, знаю! И каждый раз, как я пытаюсь закрыть глаза и прилечь поспать, мне видится, как я вешаю его на Бруклинском мосту. Он брыкается, пытаясь стащить верёвку с шеи, дёргает ногами, задыхается, а я стою сверху и смотрю. Потом отрезаю верёвку, на которой болтается его тело, и оно с хлопком шлёпается в Ист-Ривер. Видя, с каким спокойным выражением Том произносил каждое слово, Роберт почувствовал мурашки, бегущие от коленок вверх по коже. Ему было известно, что долгое отсутствие здорового сна и стресс могут провоцировать подобные мысли и галлюцинации, но всё одно слышать такое было… не слишком занимательно. — Что ты к нему чувствуешь? — К этому ублюдку? — Нет, к Биллу. Почему он тебе нужен? — А, да, я начал с того, что он жил нормально и без меня. Но я… Я уже не знаю, как я жил без него, — на эмоциях Том проглотил последние слова, но потом набрал побольше воздуха в лёгкие и продолжил. — Мне хотелось бы быть с ним, но я не знаю, как это возможно. Он в опасности, за мной следят, и я тоже выслеживаю. Дурдом какой-то. — А как ты думаешь, Билл бы бросил балет ради тебя? — Роберт решил вывести Тома к человеческим эмоциям провокационными вопросами, приготовившись слушать. — Нет, не бросил бы. Да и я бы не позволил ему даже задуматься о таком. — Ты бы бросил свою нынешнюю жизнь ради него? — Я бы… Да. Бросил бы, если бы только знал, как выйти из этого круга. Но я не знаю, что мне делать в нормальной жизни, мне нужны подсказки. От него подсказки, наверное. Мужчина пожевал нижнюю губу и положил ручку, закончив запись. Каулитц не соврал, на самом деле пришёл к нему как к психологу. Он кивнул ему, чтобы Том продолжал, и дальше уже не записывал. — Если бы не Билл, я бы о многом не задумался. То, как он танцует, даже это выворачивает меня наизнанку. Я восхищаюсь им, и… Такой человек рядом помог бы мне понять окончательно, кто я такой и чего хочу, — он глубоко вдохнул и выдохнул, а затем прикрыл глаза. — И сейчас только мысли о нём меня держат на плаву. Я обещал себе ещё раньше, что с Биллом ничего не случится, но слово не сдержал. И мне так тошно из-за этого, что я решил закончить начатое. Только так я смогу его защитить. Роберт слегка наклонил голову, и в его взгляде застыло непонимание. Том запустил руку во внутренний нагрудный карман и вытащил оттуда небольшой запечатанный конверт, отдавая мужчине. На конверте не было никаких опознавательных знаков, и кажется, что он был сделан собственноручно. — Вот. Только не вскрывай сам и не читай. Отдай Биллу, если… Если меня убьют или поймают, — Каулитц поднялся с места, выглядя совершенно безумно, и пошёл на выход, но на пороге обернулся. — Отдашь? В шоке переводя взгляд с Тома на конверт, Роберт, наконец, опомнился. — Том, месть тебе лучше не сделает. И так ты сделаешь Биллу только хуже, он не переживёт вторую потерю. — Ты нихрена не знаешь, что у меня в душе происходит. Билл сильный, он справится, а я вот нет. У него есть вы, у меня больше никого. — Том… — Я должен найти его, понятно? Так отдашь ты моё письмо, если это произойдёт? В его глазах сейчас было столько различных чувств, от надежды до полного опустошения, что Роберт смог только положительно кивнуть головой. Поднявшись следом с места, он хотел подойти к Каулитцу, но ноги не слушались, полный ступор. Том, тем временем, удовлетворившись таким ответом, хлопнул дверью кабинета и покинул его офис. Что ж, возможно, это их последняя встреча, но как же мужчина хотел, чтобы всё обошлось. В силу возраста и большего жизненного опыта он был более благоразумным и мог подумать несколько раз, прежде чем делать что-либо, но, с ужасом представив себя на месте молодого Тома, понял, что, наверное, месть была бы его первой мыслью. Выбора его он не оправдывал ни в коем случае, но теперь, кажется, нашёл ту самую ниточку. Нашёл и понял, почему именно Том.

***

Свернув трубкой какой-то засаленный журнал, Том хлопнул по полу, чтобы убить хотя бы пару тараканов из кишащего полчища под ногами. — Эй! — Буркнул кто-то с соседней койки. — Извини, — шёпотом ответил Каулитц и вздохнул, откладывая журнал. Богом забытое место, то что ему нужно. Через третьи руки ему подыскали место в каком-то притоне, где трезвых людей, кроме него, не было, а за те несколько дней, что он тут пробыл, уже вынесли пару трупов. Причём заметили их тоже благодаря Тому, который пожаловался на неприятный запах. В каждой комнате было по пять, а то и восемь матрасов, которые явно пережили несколько десятилетий. Плюс здесь только один — закрывающиеся кодовые ячейки для вещей. Наверное, не нужно объяснять, что именно там так бережно хранил каждый обитатель этой дыры. Когда-то давно и далеко отсюда он мечтал о такой жизни. Это даже вызвало усмешку на губах. Вряд ли Том представлял тогда, что кроме как унизительным это существование не назвать. Многие были тут не от лёгкой жизни, а он мог позволить себе решить, быть здесь или нет. Но не сейчас, нужно немного залечь на дно. Может быть, тогда Алекс сам придёт к нему, и тут уже дело будет за тем, у кого реакция быстрее. Чтобы подолгу не спать, он питался только кофе и кокаином, который на него не действовал так, как на многих. Абсолютно никакого кайфа, только обострение всех чувств. Он слышал каждого таракана в этой комнате, слышал соседей снизу, сверху и сбоку, гудок пожарной машины в двух кварталах отсюда, буквально всё. Только мысли смешивались в один большой ком, теперь там было всё подряд — и его отец, и Дерек, и забытая работа в театре, и Билл, конечно же. И если поначалу Том действительно послушал Джулию, то потом перегруженная голова стала работать сильно против него. Недостаток сна и пищи заставлял копить в себе злобу и желание поплатиться за то, что у него чуть не забрали единственное важное в жизни. И, на самом деле, желание покончить с этим появилось ещё и по той причине, что больше вариантов не было видно. Алекс действительно двинулся, и если не Билл, рано или поздно будет кто-то другой. Тома он искал ещё, очевидно, потому, что примерил на себя роль успешного дилера с лёгкими деньгами, и она ему чертовски понравилась. «Как чувствовал, надо было послушать Густава» — вспоминал Каулитц, неосознанно ковыряя обивку на матрасе под собой, и пялился в потолок. Тот давно говорил ему, что с Кластером опасно связываться, и лучше бы сбросить его с хвоста, пока не поздно. Но теперь это самое поздно наступило. Выхода, на самом деле, в его голове было два — либо прикончить психа, либо уехать отсюда, чтобы его следы затерялись, и начать заново. Но второй вариант исчез уже после второй бессонной ночи, когда он долго обдумывал, как совместить это и своё влечение к танцовщику, перевернувшему его душу. Ехать куда-либо без Билла исключено, а трогать дело его жизни он не хотел. — Каулитц, — шепнул кто-то, и Том обернулся на дверь, где в проходе стоял Георг, кивая ему головой, — пошли поговорим. Удивившись, Том побрёл за ним на кухню. Сейчас уже была глубокая ночь, поэтому никого не было, и они могли нормально поговорить. Но когда он прошёл за Георгом, то увидел за столом незнакомого парня, который поднял на них напряжённый взгляд. — Рикки пришёл со мной, у него кое-что для тебя есть, — пояснил Георг, садясь рядом с ним. Том протянул ему руку и нахмурился, ожидая объяснений. — Я типа кореш Алекса, — произнёс рыжеволосый парень, и Каулитц почти шарахнулся от него. — Слышал, что ты ищешь его. — Гео, это чё за приколы такие? Ты думал вообще, когда его приводил сюда? — Ты сядь и дослушай сначала, окей? Всё ещё недоверчиво косясь на незнакомца, Том остался стоять на месте, сложив руки на груди. — В общем, я тебе посильную помощь предлагаю со своей стороны… — Да с какой стати блин? — Вскинулся Каулитц, и Георгу пришлось встать заранее, чтобы разнять их, если что. Тяжело дыша, Том упёрся ладонями о стол, поскольку держать себя на ногах и одновременно бороться с неконтролируемыми эмоциями становилось день ото дня сложнее. Он был на волоске от того, чтобы не сорваться на ком-нибудь неподходящем, потому что весь яд, который он копил в себе для одного человека, начал растекаться по его организму и отравлять его самого. — Я не хотел, Том! — Вдруг начал оправдываться Рикки совершенно неожиданно для двух парней. — Чего не хотел? — Ехать с ним тогда! Но он пообещал мне подкинуть дури, если я посторожу, я… — Ты чё несёшь? — Встрял уже Георг, который явно не слышал эту часть истории. — А ты думал я просто так решил сюда прийти, со скуки? Да я спать не могу нормально после увиденного до сих пор! Он не человек, блядь, а монстр какой-то! Глаза Тома широко раскрылись, когда до него дошло, о чём идёт речь. — Так ты… — Да, прости. Георг вовремя среагировал, хватая друга за плечи, когда тот бросился на Рикки, издавая какой-то нечеловеческий рык. — Падла! — Взревел Том, прекрасно чувствуя, что сейчас у него нет сил справиться даже с Георгом, но всё одно пытался размахнуться, так что Рикки даже пришлось увернуться. — Хватит, сядь! — Георг рявкнул ему прямо в ухо, встряхнув так сильно, что Каулитц резко перестал сопротивляться и позволил усадить себя на место, хотя морально всё ещё не мог прийти в себя. Нет, это невозможно. Невозможно было сделать происходящее хуже, но только что это вышло. Виски сдавило, и ему пришлось крепко зажмуриться, прежде чем заговорить. — Ты единственный, кто мог спасти его, и ты просто смотрел? — Наконец, вырвалось с его губ, и Том мог поклясться, что готов был почти заскулить в этот момент. Он чувствовал себя жалким, упал на самое дно за последнее время настолько, что на себя было больно смотреть в зеркало. Самобичевание из-за того, что предугадать и исправить он никак уже не мог, высосало из него все соки. Если жизнь и делилась на чёрные и белые полосы, то эта чёрная полоса, чёрт возьми, была уж слишком широкой. Тем не менее, Том хотя бы попытался сейчас взять себя в руки и подумать ещё раз хорошенько. Да, вот он, Рикки, который выглядит явно раскаявшимся в содеянном. Да, он просто стал очередной пешкой, сам того не осознавая, и возможно сам сейчас был в опасности. Но он ведь пришёл сюда, к нему. И если уж рядом Георг, это значит, что версию с подставой уже можно отметать. В такие моменты, как этот, сложно было поверить в человеческое сочувствие, а помощь принять ещё сложнее. Сложно, потому что это так просто — предположить, что кто-то по-настоящему хочет выручить из лучших соображений. Рикки на вид было лет восемнадцать, не больше, и уж если бы Том вспомнил себя в этом возрасте, то нашёл бы как минимум под сотню вещей, о которых он сожалел уже через день. Так случилось и с этим парнишкой. Георг тоже бы высказался по этому поводу, но внезапно посерьёзнел и принял на себя обязанности нейтрализатора конфликта. Они с Густавом приходили сюда время от времени, и молча каждый для себя поняли, что у Тома сейчас в голове происходит что-то страшное. Когда он всё рассказал им, они просто все трое молчали, выкурив пачку на троих. Прежде им никогда не приходилось обсуждать что-то настолько серьёзное, и хотя слов поддержки ни у кого не нашлось, Каулитц однозначно чувствовал, что они с ним. — Так, давайте уже без кулаков, — недовольно буркнул Листинг, усаживаясь на место. — Пожалуйста, Том, прими мою помощь. Я не знаю, что ещё сделать, я жалею, что вообще с ним связался... — Что у тебя? — Коротко бросил Том. — В общем, мы с ним не виделись с той ночи, и я ничего о нём сейчас не знаю. Но могу попробовать узнать через дилеров, хотя это опасно. — Нахрена ты его ищешь, Том? — Наконец, задал мучающий его вопрос Георг. — Нет, в смысле, я знаю, почему, но что тебе это даст? — Свободу это мне даст. Нам, — поправил он сам себя, вспомнив, ради кого всё это. — Я просто хочу, чтобы всё было как раньше. — И я ещё… Ну, у меня приятель в оружейном, и если тебе что-то понадобится, вот его номер, скажешь, что от меня, — парнишка передал ему бумажку с записанным номером. — Эй, ты же не собираешься этим воспользоваться? — С опаской поинтересовался Георг. — Знаешь, после того, что он делал, этот мудак заслуживает самой нелепой смерти, — высказался Рикки за Тома и поднялся с места, уже готовясь уходить. — Толку с него мёртвого, он живой должен за всё ответить. Поводов для того, чтобы отправиться далеко и надолго, у него предостаточно, поверь, — заверил их Георг, тоже собираясь. — Мы по общаге уже всё разнесли, даже миссис Харпер уже в курсе. Если найдём, то на растерзание тебе отдавать не будем, а то ты наделаешь дел, я тебя знаю. — Я тоже себя знаю, — уверенно кивнул Том. — И знаю, что мне нужно с ним делать. Спасибо, что ли, Рикки. — Не благодари меня за такое, — махнул рукой тот и решил подождать Георга, но Георг дал ему знак, что сейчас спустится, а он может идти. — И долго же ты думал, прежде чем привести его сюда? — Сразу же в лоб бросил Том, как только рыжеволосый парень скрылся из поля зрения. — Не начинай, а. Я поспрашивал кучу народу, все говорят, что он хороший парень. Он же тебе помочь просто хотел, а ты как псих какой-то. — Да станешь тут психом, — нервно посмеялся Том и проводил друга до двери. — Поскорее бы это всё закончилось. — Не глупи только, Каулитц, я тебя по-человечески прошу, и ещё Густава попрошу это сделать. Не хочу потом пожизненно тебе передачки носить. Том, слабо улыбнувшись, ничего не ответил на это и закрыл дверь, прислонившись к ней лбом. Он устал. Он слишком устал.

Tell me would you kill to save a life? Tell me would you kill to prove you're right? Crash, crash, burn let it all burn This hurricane's chasing us all underground Скажи, смог бы ты убить, спасая жизнь? Скажи, смог бы ты убить, чтобы доказать свою правоту? Круши, круши, сжигай, пусть всё горит Этот ураган уносит нас под землю 30 Seconds to Mars — Hurricane

***

Отключив вызов после пятого неудачного звонка за вечер, Билл отбросил от себя мобильный и пустым взглядом уставился на экран, где шла глупая телепередача, над которой он обычно смеялся вместе с Джулией. Сейчас, наблюдая день за днём, как её друг не сдаётся, девушка только тихо вздыхала и мучилась от его вида. — Наверное, он совсем удрал, и от меня тоже, — задумчиво проговорил танцовщик, накручивая прядку волос на палец. — Нет, не совсем, — ответила Джулия прежде, чем подумала, и встретила на себе несколько удивлённый взгляд. Всё, теперь пути к отступлению не было. Она нервно сглотнула и снова перевела взгляд на экран, всё ещё надеясь, что этой темы не придётся коснуться. — Откуда ты знаешь? Ты ведь так и говорила, ты и Роберт, что он всё равно убежит. Билл напрягся, когда подруга убавила громкости на телевизоре и выпуталась из пледа, усаживаясь рядом с ним. — Я попросила его. — Ты… что сделала? — Брукс даже потерял дыхание посреди фразы и затем прерывисто вдохнул, глядя на неё. Джулия поникла всем своим видом, и хотя было видно, как больно ей признаваться в этом, шок и нереальность этого момента накрыли Билла с головой. Он не мог поверить, что такое было возможно в их отношениях. — Попросила дать тебе время. — Сколько? Всю мою жизнь? — С саркастичной усмешкой спросил он, но потом ещё один вопрос всплыл на поверхность, и он вмиг нахмурился. — Ты с ним виделась? — Да, он приходил сюда, когда… Когда… — Девушка не знала, как правильно описать этот момент, и поэтому запнулась на полуслове, решив не продолжать. Билл прожигал её тяжёлым взглядом. — И ты за меня решила не дать ему поговорить со мной, правильно я понимаю? После всего, что они разделяли в моменты своей дружбы, такой поворот событий отозвался словно удар по больному месту. В такое время, когда Билл и так был на грани, когда все его нервы были оголёнными проводами, он получает пощёчину, и от кого? От лучшей подруги, знающей все его секреты. А вот он её, видимо, не знает. Горечь обиды захлестнула его, и Брукс не мог даже представить, почему Джулия так рьяно мешала его счастью. Когда она, казалось бы, уже почти приняла Тома, и решила развести их по разным углам ранга. Меткий плевок в душу. — Билл, ты должен подумать, нужен ли тебе… — А я не думал?! — Не дал закончить он подруге, перебивая. — Да я каждый чёртов день с момента знакомства с Томом думал, нужен ли мне такой, как он! Но, наверное, нужен, раз я до сих пор пытаюсь до него достучаться, нет? Это было так неправильно и странно, кричать на неё, но ничего поделать с собой танцовщик не мог. Да, они доверяли друг другу многое, если не всё, но это не значит, что она может принимать такие решения в его жизни! Теперь в его мыслях всё выглядело таким образом: Джулия больше не была однозначно на его стороне, а Том, очевидно, решил послушаться её просьбы и оставил его в покое. Досада, которую Билл испытывал, была непередаваемой. Глядя во влажнеющие глаза напротив, он не мог не видеть, что они полны любви и уважения к нему. Однако принцип «горе во благо» был парню не близок, и на место обиды пришло негодование и раздражение. — Пойми, ты мог погибнуть, и всё из-за него! — Я не могу слушать этот бред! — Крикнул Билл и вскочил с дивана, направляясь к входной двери. — Ты и Роба подговорила, чтобы он молчал, да? Оба ходили и делали вид, что Том пропал сам по себе и тешились моими страданиями? — Господи, нет же, он вообще ничего не знал. Я не могла больше смотреть на то, как ты убиваешься, поэтому и решила рассказать! — Джулия нагнала его в прихожей и безропотно следила за тем, как тот сдёргивает куртку с вешалки и собирается уходить. — Ну, что ж, спасибо за честность, хотя уже немного, блядь, поздно, — рявкнул он, и когда обулся, столкнулся в дверях с Робертом, который услышал крики ещё на выходе из лифта. — Хоть ты меня не обманываешь, единственный нормальный друг остался. Билл приветственно похлопал его по плечу, затем отодвинул от прохода и вышел сам, хлопнув дверью и не заметив, как изменилось лицо Роба после его слов. Уходить ему, конечно, не то чтобы хотелось, просто Брукс боялся, что сорвётся на подруге и потом будет очень сильно жалеть. Уйти надо было вовремя и дать голове немного остыть от происходящего. В конце концов, у Тома всё ещё были друзья, которых можно было спросить, не сквозь землю же он провалился. Только в этот раз нужно быть уже гораздо осторожнее, идти на поводу у бесстрашного сердца оказалось не так безопасно. Он поймал такси и назвал домашний адрес, а сам уселся на заднее сиденье и погрузился в собственные мысли, пялясь в окно на мелькающие одинаковые небоскрёбы. От переизбытка эмоций взгляд не мог найти себе места, и ему пришлось закрыть глаза и попытаться успокоиться простыми глубокими вдохами и выдохами. С Джулией рано или поздно всё наладится. Но вот то, что она сказала… Да, Том ему нужен. Нужен, чёрт бы его побрал! Билл лишь опасался, что Том уже так не думает. Их отношения имели особый оттенок со всех сторон, как ни посмотри. Родственные души — так можно было бы назвать их по-простому. Они оба находили друг в друге боль и лекарство от этой боли. Один нужен был другому с одинаковой силой, их единственное различие — в страхе. Они были как две крайности одного чувства, где в одном преобладало полное бесстрашие, мужество и даже дерзость в борьбе за свои чувства, пока в другом тревога и сомнения заставляли забывать, чего он по-настоящему хотел. Прислонившись к стеклу виском, Билл обнял себя за плечи и загадал только одно желание — поговорить с Томом ещё хотя бы раз. Ему нужен только шанс, призрачная надежда, что угодно, но этот разговор был жизненно необходим, чтобы Том понял, наконец, что в такой любви, как у них, нет ничего постыдного. Чтобы он понял, что любить можно без опасений.
Примечания:
Помимо той песни марсов, что прикреплена к части Тома, у меня в голове крутилась ещё одна Rihanna - Man down, история про девушку, которая подверглась сексуальному насилию, а потом на эмоциях убила своего обидчика и теперь не знает, что ей делать. Под неё на повторе писались многие моменты в этой главе)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты