Hell Effect 1688

Se.Vl.An. автор
Hyper Nihil бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Doom, Mass Effect (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
По мере развития сюжета
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 419 страниц, 36 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Антиутопия Жестокость Нецензурная лексика ОЖП ОМП Фантастика Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
В 2148 году люди нашли на Марсе протеанский аванпост, что навсегда предрешило их развитие. Но что, если бы судьба решила бы поглумиться над человечеством. Что случилось бы, если бы в мире существовала корпорация UAC и что, если бы она откопала на Красной планете не только протеан...

Посвящение:
Авторам и разработчикам двух шикарных вселенных.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Также вариант книги есть на самиздате.
Ссылка на иллюстрации: http://samlib.ru/img/s/semenow_wladislaw_andreewich/helleffect/index.shtml

Непокорные. Часть 3.

30 октября 2017, 23:05
*** Командно-штабную машину, сделанную на основе хорошо зарекомендовавшего себя "Тайруса", легонько покачивало на горной дороге. За последнее стоило поблагодарить конструкторов, озаботившихся монтажом масс-амортизаторов на броневик. Именно это обстоятельство позволяло Десоласу повнимательнее разглядеть проплывающий горно-лесистый пейзаж. Впрочем, мысли трибуна сейчас были далеки от лирических дифирамбов в адрес видов чужой планеты. Пришедшие данные с орбиты подтвердили его худшие ожидания - местные активно окапывались в районе падения крейсера, возводя некое подобие укрепрайона, при этом не забывая шнырять по окрестностям. Так что нападения стоило ожидать практически в любой момент - никто не знал, сколько местных сейчас шатаются по горам в поисках зазевавшихся турианцев. Резкий свист отвлёк трибуна от разглядывания пейзажа. А последовавший за ним взрыв в районе головной машины самым красноречивым образом ответил на вопрос об источнике резкого звука. - Ракета, - автоматически отметил Артериус, хватая винтовку, - накликал, мать их ханара. *** Лейтенант Хадсон выругался, увидев результат попадания противотанковой ракеты, вернее, его отсутствие. Вспыхнувшее голубым вокруг машины пришельцев кинетическое поле успешно сдержало попадание. - Твою налево. Ну ладно, просто не вышло, значит, сыграем по-сложному. Надо только подождать немного. Лейтенант терпеливо наблюдал за судорожно выпрыгивающими из недр машин бочкообразными фигурами, которые на ходу поливали кусты из ПУЛЕВЫХ автоматов. Люди не замедлили с ответом, и в звуки боя вплелись характерные громовые раскаты разрядников. И пусть на вооружении солдат людей стояли отнюдь не десантные разрядники, голубые молнии творений земных оружейников исправно вносили опустошение в ряды противника, наполняя воздух непередаваемым запахом горелого мяса пополам с озоном. Впрочем, пришельцы тоже были не пальцем деланные, да и яркие даже днём выстрелы разрядников отнюдь не способствовали маскировке - вот один из бойцов, получив автоматную пулю в забрало, беззвучно уткнулся головой в землю. Ещё один солдат вскрикнул, поймав вражескую пулю рукой. На командирском дисплее отметка солдата тут же перекрасилась в рыжий цвет, означавший ранение средней тяжести. Но так долго продолжаться не могло - к чести пришельцев, те быстро сориентировались, и открыли ураганный огонь по подлеску. Одна за другой отметки солдат начали гаснуть - пусть огонь и не был прицельным, но его плотности вполне хватало, чтобы попадать по людям. Последней каплей стал снаряд, выпущенный одним из танков, отправивший на тот свет сразу троих людей. Хадсон понял, что ждать больше нельзя. - Рви! - рявкнул лейтенант в микрофон. Один из солдат, до вторжения пришельцев работавший на шахтах взрывотехником, замкнул контакты, подавая сигнал расположенным вдоль дороги минам направленного взрыва. Турианцев подвела их же техника - головная машина хоть и была оснащена оборудованием для поиска мин, но не была рассчитана на то, что мины будут установлены не на самой дороге. Поэтому несколько десятков противопехотных мин были благополучно пропущены головным дозором, и сейчас вся колонна врага пожинала плоды досадной недоработки. Разом взорвавшиеся мины выпустили на свободу сотни стальных термоупрочнённых поражающих элементов, разом накрывая всю колонну. И, если технике ливень стали не причинил особых неудобств, лишь слегка просадив щиты, то вот пехотные доспехи костелицых, явно не рассчитанные на такой удар, спасовали перед земными минами. И волна металла, разрядив кинетические щиты, косой смерти прошлась по рядам солдат пришельцев, вгрызаясь в бронепластины и сочленения доспехов. Расклад боя тут же изменился в сторону людей. Танки и бронемашины продолжали обстреливать подлесок, но толку от этого было мало. Люди давно покинули свои позиции, забрав с собой тела убитых и дав на прощание залп из гранатомётов, подбив-таки две транспортных машины и один БМП. Лишь потёки крови на земле могли сказать о том, что у напавших на конвой были потери. *** - Вот и повоевали, - мрачно подумал Артериус, проходя по колонне, осматривая ту на предмет потерь, - напоролись на засаду на полпути до корабля - и трети личного состава как не бывало. Да ещё раненые... интересно, местные специально рассчитывали на то, чтобы оставить нас с обузой, или им просто повезло? Десолас прекрасно понимал, что его развели как тупого пыжака, сыграв на незнании тактики и вооружения противника. Сапёры уже нашли пару неразорвавшихся мин, и в один голос утверждали, что смертоносные машинки не несут в себе ни одного стандартного грана (прим. авт. около 60 мг) нулевого элемента, а потому отыскать их обычными армейскими минными сканерами было попросту невозможно - мины не давали характерной для нулевого элемента гравитационной аномалии. Сейчас инженеры на базе уже начали работать над созданием магнитного сканера, но вот убитых солдат уже не воскресишь. И раненые... потери были не особо велики, колонна вполне была способна продолжать бой, но большая часть раненых была небоеспособна, а значит, их требовалось отправить обратно на базу, отвлекая дополнительные силы. А при таком раскладе трибун уже сомневался в том, что операция будет успешной. - Как они? - спросил Артериус, подойдя к медицинскому грузовику, где раненым оказывалась первая помощь. - Господин трибун, - поприветствовал Артериуса немолодой турианец, - честно говоря, не очень. Большую часть раненых мы вытащим - ранения не особо тяжелые. Но вот в наших условиях, восстанавливаться им придётся около недели, а то и двух. На Меноре их бы поставили на ноги дня за три-четыре, но не на этой планете, и не с нашим оборудованием. - Хм, ясно, - кивнул трибун, подтвердив для себя свои ожидания, - с ними можно пообщаться? - Да ради Духов, - махнул когтистой рукой медик, - тяжёлые все равно без сознания, а с остальными говорите, сколько душе угодно. Только... вы поаккуратнее с ними, настроение у них сейчас не лучшее. Понятливо кивнув, Артериус зашёл за фургон, где временно разместили раненых. Попытавшихся было встать и отдать честь по уставу Десолас остановил взмахом руки: - Долгих лет, легионеры. Отдыхайте. Как настроение? - Духи в помощь, командир, - отозвался один из раненых, - всё в порядке. Настроение боевое, только вот зацепили малость, - виновато продолжил легионер. - Как ощущения от боя? - не то, чтобы Десоласу требовался ответ на вопрос, трибун скорее пытался понять настроение бойцов, раненых в первой же боевой операции. - Что сказать, на неожиданность нас взяли, - вступил в разговор один из легионеров с замотанным предплечьем. Артериус уже знал, что такие повязки скрывают жуткого вида ожоги - оружие местных не отличалось гуманностью, - грамотно сработали, надо сказать. Но ничего, в следующий раз будем внимательнее по сторонам смотреть. Трибун проговорил с ранеными еще примерно с полчаса. Больше ему просто не позволяло время - мало того, что инженерная часть за это время успела подлатать всё, что можно, так ещё и не стоило забывать об угрозе повторной атаки. В целом от разговора у Десоласа осталось двоякое ощущение - если более-менее опытные бойцы восприняли ранение философски, мол, не убили и ладно, то вот молодые были несколько подавлены. Причём Артериус не брался судить, что здесь сыграло большую роль - сам факт ранения или то, что количество погибших нападавших оставалось неизвестным - защитники планеты забрали все тела с собой, если таковые вообще имелись. Конечно, никто не начал ныть, высказывая в лицо Десоласу то, как ему плохо и как он хочет домой - у турианцев это очень не приветствовалось. Но Артериус не первый год пребывал на должности командира, и прекрасно видел тщательно скрываемое настроение своих солдат. Именно из-за этой подавленности раненых трибун всё больше и больше склонялся к решению, которое ему, положа руку на сердце, очень сильно не нравилось. Последней гирькой, склонившей чашу весов, стал незамысловатый вопрос от одного из молодых легионеров с обожженной грудной пластиной. - Господин трибун, скажите, а это правда, что мы воюем с протеанами? От такой постановки вопроса Десолас впал в ступор на пару секунд - мозг попросту отказывался понимать, каким образом рядовой пришёл к столь странным выводам. - Что вы имеете в виду, рядовой? - повернулся трибун к задавшему вопрос солдату. - Командир, понимаете, мой отец - историк и знаком с археологическими находками протеан, - начал объяснять легионер, - и в некоторых протеанских архивах фигурировало описание оружия, называемое излучателем частиц. Судя по описанию, такая пушка отлично пробивает кинетические и биотические барьеры и стреляет чем-то похожим на лучи. Вот я и подумал, вдруг мы столкнулись с протеанами, ну или осколком их империи - насколько я знаю, ни одна раса Цитадели не смогла воспроизвести это оружие? - Вряд ли, - ответил Десолас, - сам посуди, боец, если бы они были протеанами, то вряд ли бы они отсиживались за ретранслятором, ожидая непонятно чего. Скорее они бы попытались восстановить империю, и в этом случае азари бы по прилёту на Цитадель обнаружили бы, что та уже занята. Десолас покинул раненых через несколько минут, когда инженеры сообщили об окончательной готовности техники к маршу. И трибун, скрепя сердце, вышел на связь с базой, запросив подкрепление и эвакуацию раненых. А до тех пор его колонне придется остаться на месте, окопавшись и ожидая помощи. Второго шанса атаковать Артериусу, скорее всего, не дадут, но и тащить раненых легионеров в бой не следовало. Более того, Десолас достаточно ясно представлял себе, как отреагируют бойцы на слух о протеанах. Древнюю цивилизацию до сих пор никто не смог превзойти в плане технологий, и осознание того, что им приходится сражаться с расой, которая технологически превосходит их более чем на пятьдесят тысячелетий, не лучшим образом скажется на морали легиона. А потому ему нужны были не просто свежие войска, а войска, которые еще не успели прознать об этом слухе. Отдав нужные приказы, Артериус принялся заниматься рутиной, а именно, руководить обустройством временной стоянки. И, распределяя солдат по постам, трибун неожиданно поймал себя на мысли, которую старательно гнал от себя с самого конца визита в лазарет. А что, если молодой легионер был прав? *** То же время, место крушения "Варяга". - Значит, они остановились, - Глазков задумчиво почесал голову. - Так точно, сэр, - ответил радист, - по отчётам наблюдателей, колонна противника осталась на месте и активно возводит временный лагерь. Алексей ещё раз активно почесал затылок, прогоняя ставшую привычной сонливость - все работы на крейсере проводились в авральном режиме, и это сказалось даже на генетически улучшенном организме солдата. Однако то, что костелицые остановились, радовало. Хадсон своей вылазкой не просто подарил им еще несколько дней на подготовку. Каждый такой удар и действия пришельцев позволяли лучше понять противника, их образ мыcли и тактику. И, если честно, пока отчёты о результатах столкновения радовали спецназовца. Действия костелицых, несмотря на то, что они были инопланетянами, пока прекрасно вписывались в человеческую логику. И этот образ мысли очень сильно напоминал Глазкову немцев и японцев времен Второй Мировой, чью историю в обязательном порядке изучали в военных учебных заведениях. А враг, которого можно понять, есть враг, которого проще победить. Не в последнюю очередь Алексея интересовал отчёт о результатах применения земного оружия. Стандартные пехотные разрядники, которые по количеству произведённых единиц давно затмили легендарный автомат Калашникова, достойно показали себя против инопланетян. Высоковольтные разряды отлично справлялись с кинетическими барьерами, мгновенно перегружая их, а затем буквально плавили броню, поражая пришельцев. Также порадовал результат применения мин: по какой-то причине костелицые не заметили направленных мин, и зашли прямо в ловушку людей. Впрочем, рассчитывать на подобный успех более не приходилось - Глазков прекрасно понимал, что противник наверняка извлечет урок из произошедшего, и впредь будет гораздо более внимательным. Само вооружение пришельцев... разочаровало. Алексей, мысленно подготовившийся к встрече с протеанскими технологиями, был изрядно удивлен, когда узнал, что линейные части противника вооружены банальным пулевым оружием, которое в Альянсе с момента появления разрядников и плазменных винтовок использовалось разве что снайперами. Конечно, их оружие достаточно эффективно против сил планетарной обороны, да и мобильной пехоте следовало опасаться боев на коротких дистанциях, но вот против брони космического десанта такое оружие было бесполезно. Инженеры Розенкова не зря ели свой хлеб, и десантная броня, отличаясь более высокой ценой, давала практически полную защиту от большинства ручного кинетического оружия, что в сочетании с системой "Стальной ореол" давало практически стопроцентную защищенность. Впрочем, Глазков не позволил себе расслабляться - пришельцы пока не показали все, на что способны, и неизвестно, какое еще оружие смог сотворить сумрачный инопланетный гений. - Что с людьми Хадсона? - Настроение боевое, несмотря на понесённые потери, - ответил связист, - солдаты явно довольны результатами боя и хотят продолжения. - Это хорошо. В таком случае пусть ведут скрытое наблюдение за лагерем, - распорядился спецназовец, - особое внимание пусть уделят системе караула и охраны. Вышлите им специалиста по связи для прослушки их радиостанций. Также пусть обратят внимание на наличие средств ПВО и ПРО. - Есть, сэр. Разрешите выполнять? - Разрешаю. Алексей вернулся к отчёту. Пока ситуация складывалась в пользу людей - высадившиеся пришельцы, сами того не понимая, оказались в положении американской армии двадцатого века во Вьетнаме. Относительно безопасно они могли перемещаться лишь на некотором удалении от собственных баз. К тому же полевые испытания земного оружия доказали его эффективность против захватчиков, что не могло не радовать. Теперь стоило проверить способность наземных войск пришельцев противостоять ударам с воздуха. Единственное, что удерживало Глазкова от запроса на авиаудар, было отсутствие данных об их системе ПВО. Для этого следовало более внимательно присмотреться к колонне. А еще лучше, провести воздушную разведку с помощью БПЛА, спровоцировав пришельцев на атаку. *** - Господин трибун, у нас засветка на радаре. Два малоразмерных летательных аппарата приближаются с севера. Прилегший было отдохнуть Десолас в который раз за войну мысленно проклял местных, не дававших покоя легиону, и заодно прошёлся по командирам, что послали их на эту Духами забытую планету. - Дайте телеметрию объекта. На экране КШМа появились объекты, по одному виду которых было понятно, что это банальный беспилотник, причем явно не турианского производства. Удивление вызывало то, что обе машины были оборудованы ВОЗДУШНЫМИ ВИНТАМИ, которые давным-давно не применялись нигде. Впрочем, Артериусу было некогда задумываться над особенностями инженерной мысли противника. В любом случае, БПЛА необходимо было сбить - Десолас быстро сообразил, чем грозит пролёт подобной машины над лагерем. Поневоле вспоминались кадры с местного космодрома, где аборигены устроили артиллерийский барраж прямо по высаживавшимся десантникам - зрелище было малоаппетитным. - Сбить их, немедленно. И собрать команду для поиска обломков. - Слушаюсь, командир. Зенитная самоходка ожила, повернув башню в направлении угрозы. Чувствительный сенсорный комплекс мгновенно нашел две цели - к чести турианских конструкторов, масс-детектор зенитки обладал достаточной чувствительностью, чтобы засечь малоразмерный объект, тем более, что беспилотник особо и не скрывался. А через секунду в небо с воем стартовали две ракеты, наводимые на цель подсветкой с земли. БПЛА пытались было сманеврировать, на ходу отстреливая тепловые ловушки и дипольные отражатели, но ракеты, наводящиеся по сигналам с земли, даже не заметили противодействия, через пять секунд поразив первую машину, и еще через две - вторую. Облако поражающих элементов порвало в дуршлаг тонкую обшивку разведчиков, и разваливающиеся на части летательные аппараты противника рухнули в двух километрах от лагеря турианцев. - Цели поражены успешно, господин трибун, - отрапортовал зенитчик об успехе. - Отлично сработано, - похвалил легионера Десолас, и переключив канал, сказал, - высылайте поисковую команду по заданным координатам. Собирайте все найденные обломки, даже если это обшивка. - Принято, выезжаем, - ответил сержант разведчиков, и через пять секунд стоявший под парами БТР, взрыв грунт колесами, выехал к месту падения. - Удачи, парни, - произнес про себя Артериус, - и постарайтесь вернуться все. *** - БПЛА сбиты, но мы успели получить данные, - отрапортовал оператор. - Отлично, - кивнул Глазков, - кто ближайший к месту падения? - Гайдер, сэр. У него три отделения пехоты с тяжелым оружием. - Пусть ускоренным маршем выдвигается к месту падения. Надо уничтожить обломки, пока до них не добрались костелицые. - Есть, сэр. Передаю сообщения, - оператор вышел на связь с группой людей и надиктовал приказ. - Что ж, - подумал Алексей, - теперь остаётся только ждать результатов. *** Тессерарий Варс, несмотря на хваленую турианскую приверженность армии, никогда в ней служить не хотел. Более того, в нем не было ни капли знаменитой турианской любви к порядку, которой так славилась его раса, даже если представители означенной расы были пиратами. Наоборот - его свободолюбивый характер подошел бы скорее азари. Но, увы, народ, как и родину, не выбирают, и Варсу в шестнадцать лет пришлось пойти, как и всем турианцам, на четыре года в армию. Естественно, сам турианец считал это пустой тратой времени, с некоторой завистью разглядывая гражданских, когда находился в увольнении на Меноре. Впрочем, на его службе это никак не сказалось - Варс свое дело делал если не отлично, то хотя бы так, чтобы у начальства не было к нему серьезных нареканий - ведь именно они при увольнении со службы будут писать ему характеристику, а с плохим отзывом в Иерархии далеко не уедешь. И его старания были награждены - в двадцать лет Варс получил тессерария, что, по его мнению, было не самым плохим подарком на день рождения. До демобилизации оставалось три месяца, и без пяти минут гражданский уже начал планировать свою дальнейшую жизнь. Но судьба распорядилась иначе, бросив Варса в пекло войны. Сначала Варс даже обрадовался такому повороту - участие в военном конфликте было отличным дополнением к характеристике, да и трибун Артериус, по мнению тессерария, был очень неплохим командиром. А потом всё пошло кувырком. Рядовая, на первый взгляд, операция оказалась на деле первым серьезным конфликтом в пространстве Цитадели со времен, наверное, Восстаний кроганов. Впервые за несколько веков турианцы теряли столько кораблей в одном бою. Если бы Варс знал, что их флот, по сути, нагнул один-единственный корабль, он бы впал в состояние паники. Но он не знал, как не знали многие из тех, что шли в десанте на планету. А затем он узнал, что случилось на космодроме - несмотря на все усилия командиров, весть о гибели транспорта и разгроме пятой части десантной партии распространилась в армии подобно пожару, сея тихий ужас и на ходу обрастая самыми невероятными подробностями. А затем их колонна попала в засаду. Глядя на то, как один за другим падают его сослуживцы, поражённые голубыми то ли молниями, то ли лучами, Варс в поисках укрытия не придумал ничего лучше, чем нырнуть под днище бронетранспортера и продолжить вести огонь почти вслепую, высунув винтовку из-за колеса. О том, что его могут банально задавить, тессерарий не думал. И именно столь экстравагантное укрытие и спасло ему жизнь - кинетический щит машины надежно укрыл турианца от волны осколков. Выбравшись после боя из-под днища БТРа, Варс с трудом удержал в себе рвущуюся наружу еду. В воздухе витал запах палёного мяса пополам с озоном, а на то, во что превратились попавшие под осколки легионеры, смотреть без содрогания было невозможно. Местные словно специально использовали в своих минах крупные и тяжелые поражающие элементы, которые при попадании вскрывали броню пехотинцев словно раковины моллюсков, оставляя рваные, сочащиеся кровью раны. Особенно неаппетитно выглядели те, кому не повезло словить осколок шлемом - из шей обезглавленных трупов толчками лилась голубая кровь, а осколки черепов пополам с мозгами можно было найти метров за пять от тел. Лишь привитая в учебной части выдержка позволила Варсу не блевануть себе за шиворот, хотя находились и те, кому такая закалка не помогала. А через несколько часов его и еще десяток наиболее боеспособных легионеров отправили вытаскивать обломки вражеских беспилотников, выдав в усиление бронетранспортер. Высаживаться пришлось метров за семьсот (прим. авт. в переводе на человеческую систему мер) от места крушения - ближе подъехать было невозможно из-за завалов камней. Для порядка обругав про себя зенитчиков, Варс с легионерами высадился и, дождавшись построения, дал команду на продвижение вперёд. Короткими перебежками от укрытия к укрытию отряд продвигался к заветным обломкам - хоть это и не лучшим образом сказалось на темпе продвижения, Варс решил не рисковать, понадеявшись на зоркие глаза висящих на орбите кораблей - местные уже успели доказать свое умение прятаться от орбитального наблюдения. Наконец, примерно через двенадцать скрупул (прим. Авт. полчаса земного времени) местного времени отряд увидел цель - разбросанные ударом об землю обломки летательных аппаратов местных. Самих аборигенов, к слову, не наблюдалось, но тессерарий не расслаблялся, помня старую, как Цитадель, поговорку про пыжака (прим. авт. Пыжака видишь? А он есть!). Не включая рацию, Варс жестами приказал одному из бойцов приблизиться к летательным аппаратам и провести осмотр на наличие мин. Осторожничая, легионер высунулся из-за укрытия и, осмотрев местность, медленно вышел и крадущимся шагом сблизился с осколками. Осмотрев самые крупные из них, водя омнитулом из стороны в сторону, солдат просканировал окрестности, а затем, слегка развернувшись, жестами дал понять, что мин нет. Турианцы покинули укрытия и приступили к работе, выставив охранение. Часть солдат принялась копаться в том, что когда-то было планером БПЛА, стараясь найти неповрежденную или хотя бы относительно целую электронику, другие же сгребали в кучу наиболее крупные обломки обшивки, стараясь собрать разные по составу куски. Работа продвигалась довольно быстро, и Варс уже начал верить в то, что операция пройдет бескровно. Но у Духов, видимо, были свои планы на детей Палавена. Внезапно в воздухе раздались громкие хлопки. Турианцы не смогли сходу определить ни сам источник странных звуков, ни его направление, однако проявившаяся после налета на колонну паранойя заставила легионеров, мгновенно бросив работу, разбежаться по укрытиям. И, как оказалось, не зря. На том самом месте, где несколько секунд назад турианцы увлеченно копались в потрохах чужих машин, вспухли взрывы, поднимая тучу каменного крошева. Большая часть солдат успела попрятаться за камнями, однако удалось это не всем - большинство отделалось севшими щитами, одного особо нерасторопного бойца гранаты, а это были именно они, успели зацепить. Вспыхнув голубым, упал кинетический барьер, раздался едва заметный не фоне взрыва хруст пробиваемой брони, а через секунду воздух Шаньси огласил дикий вой катающегося по земле легионера, из многочисленных пробоин брони которого фонтаном хлестала голубая кровь. - Аааааииии!!!! - монотонный крик боли с характерными дребезжащими нотками подстегнул солдат гораздо сильнее, чем это сделал бы командирский приказ, и рыцари Цитадели, как их называли чуть ли не официально, без команд открыли ураганный огонь по ближайшим кустам. Турианцы вели огонь скорее по наитию, но именно это решение оказалось верным - именно оттуда и велся огонь защитниками планеты. Местные не замедлили с ответом. ШШАРХ!! С характерным звуком воздух пронзили голубые то ли лучи, то ли молнии выстрелов, оставляя после себя запах озона. И пусть он был не таким плотным, как ураган вольфрама турианских винтовок, эффект от них был гораздо более устрашающий. Попадая в камни, выстрелы аборигенов поднимали тучи каменного крошева, оставляя на скалах заметные оплавленные выбоины. Легионеры мгновенно сориентировались, перенеся огонь на те места, откуда велся огонь. Нападавшие, впрочем, явно представляли возможности своего оружия, не задерживаясь на одном месте. - Есть!! - ударил по ушам восторженный крик снайпера, - зацепил одного на перебежке! Ободренные удачным выстрелом бойцы тут же увеличили плотность огня, хотя казалось, что это невозможно. Некоторые бойцы даже, забыв о своей уязвимости, высовывались из-за укрытий чуть ли не по грудь, поливая подлесок очередями из винтовок. - Назад, придурки! - рявкнул пытавшийся одернуть зарвавшихся легионеров Варс, но было уже поздно. Очередной удачный выстрел местных снял у одного из "бессмертных" щиты, и сразу после этого второе попадание в незащищенного кинетическим экраном бойца пробило лицевую пластину, поджарив голову. Боец упал, конвульсивно дергаясь, а сжатый предсмертной судорогой палец продолжал давить на спуск винтовки, которая теперь выпускала куда попало очереди, с визгом рикошетящие от камней. Дела у турианцев были плохими - Варс это явно понимал. И пусть пока ситуация была патовая, но, в отличие от них, местным ничто не мешало вызвать подкрепление или, что гораздо хуже, авиаудар. Ситуацию требовалось переломить - убить всех нападавших вряд ли удастся, но вот отогнать - вполне. - Отделение, все, у кого есть фугасные боеприпасы приготовиться! Ориентир - большой куст! По моей команде укладываете веером по обе стороны от ориентира с шагом три пасса (прим. авт. чуть меньше пяти метров). Никто, кроме самого Варса, не знал, скольких нервов ему стоило выбить у прижимистого интенданта редкие боеприпасы. Кладовщик уперся, как кроган, ни в какую не желая отдавать редкие вещи, и лишь угроза написать докладную командиру охладила воинственный пыл снабженца. Непрерывно матерясь, ругая на чем свет стоит "грабителей и уродов", интендант все же обеспечил тессерария запрошенным имуществом. И, как показала практика, выбивал Варс дефицитные расходники не зря. Дружно рявкнули винтовки, выплевывая смертоносные пули с нестандартной конфигурацией, и почти сразу электроника оружия пискнула, сообщая о перегреве. На некоторое время трое из отделения оказались небоеспособными. Впрочем, погоды это не делало - пули, преодолев положенное расстояние, взорвались, разбрасывая вокруг себя осколки, и внося опустошение в ряды нападавших. По крайней мере, так казалось самому Варсу. На несколько секунд бой словно прекратился, лишь стоны раненых нарушали эту неестественную тишину. Казалось, обе стороны замерли, словно ожидая хоть каких-то результатов. А затем со стороны подлеска раздались крики боли, живо напомнившие турианцу вопли собственных раненых. Тут же воздух сотрясли радостные крики бойцов Иерархии, радовавшихся удачным выстрелам. Стоит ли говорить, что радость легионеры сопровождали ураганным огнём по тем местам, откуда доносились крики раненых защитников планеты. Видимо, командир нападавших сообразил, что бойцы Варса оказались более зубастыми, чем предполагалось - из леса вылетели несколько цилиндров, которые коротко пшикнув, стали выпускать клубы дыма, мгновенно заслонившие обзор солдатам. Варс тут же переключился на инфракрасный спектр, но нашлемный дисплей продолжал показывать синюю муть. Тот же результат дал осмотр дыма в ультрафиолете и даже в радарном диапазоне. Мимоходом отметив, что и самой Иерархии не помешали бы подобные игрушки, Варс продолжил напряженно вглядываться в дым, не забывая, впрочем, постреливать из автомата, без особой надежды кого-нибудь зацепить. - Командир, они отходят! - с некой радостью доложил снайпер, чей прицел, наконец, пробился сквозь дымовую завесу. - Не преследовать! - тут же скомандовал тессерарий, опасаясь, что их банально заманивают в ловушку, - собираем трофеи и отходим к транспорту. Нападавшие, впрочем, решили, что последнее слово должно остаться за ними - знакомые хлопки заставили высунувшихся было легионеров мгновенно попрятаться назад. Однако на этот раз гранаты предназначались отнюдь не им - одна за другой на месте крушения начали рваться осколочные гранаты, разрывая и без того истерзанные останки беспилотника на куски, а прилетевшие следом зажигательные боеприпасы окончательно поставили крест на эвакуации обломков, превратив их в пылающий костер. Варс чуть не сплюнул с досады - местные всё же смогли напоследок нагадить ему. - Осмотреть место боя, - голос тессерария звучал удивительно спокойно, - собирайте все, что сможете найти, даже осколки от гранат. Турианцы разбрелись по полю, напряженно осматривая землю, не забывая, впрочем, об окрестностях. Варс не особо надеялся на успех, и тем большей неожиданностью для него был доклад одного из легионеров. - Командир, я нашел кое-что интересное. Подойдите, пожалуйста, я в подлеске. Тессерарий пожал плечами, но направился в лес, мимоходом жестом скомандовав еще двоим бойцам следовать за ним. - Вот, господин, - указал турианец на находку, - вернее, это не кое-что, а кое-кто. Находкой оказался погибший солдат, прислонившийся к дереву. Рост небольшой, относительно турианца, но несколько выше азари. Еще одним сходством с уроженками Тессии было общее телосложение - голова, закрытая круглым шлемом, пять пальцев на руках. У Варса даже закралась мысль о том, что им повезло наткнуться на какую-нибудь заброшенную колонию азари, но он быстро отмёл эту мысль - несмотря на свой индивидуализм, синекожие вряд ли бы начали контакт со стрельбы. Не говоря уже о том, что иного способа путешествий, кроме как через масс-реле, у них не было - ретранслятор Тессии находился в самой системе, так что изобретать другой способ перемещения у них нужды не было. - Ладно, берем тело и тащим к остальным, - по команде тессерария легионеры взяли труп за руки и перевернули. Что их и погубило. Раздался негромкий щелчок, и из-под тела убитого выкатился небольшой цилиндр черного цвета. Очень удобный, чтобы держать в руке... - Граната! - предупреждающий крик одного из бойцов потонул в мощном взрыве, разметавшем тела - выставленный на секунду замедлитель не оставил легионерам шансов на спасение. Осколки в сочетании со взрывной волной прошили кинетические щиты, не удержавшие такой напор, и продолжили свой путь, вгрызаясь в инопланетную броню. Скафандры турианцев по праву считались одними из лучших в пространстве Цитадели по показателям защиты, однако граната, сошедшая с конвейера одного из бесчисленных оружейных заводов людей, создавалась с расчетом на то, чтобы убивать наповал существ, некоторые из которых по выносливости превосходят даже кроганов. Подоспевшие бойцы обнаружили четыре истерзанных крупными осколками тела, лишь одно и которых пребывало в относительно... целом состоянии. Тессерарий Варс, стоявший дальше всех, ухитрился не просто получить меньшее количество осколков. Большинство из поражающих элементов, что смогли пробить броню, нанесли в лучшем случае ранения средней тяжести. Впрочем, сам Варс уже не смог бы ни удивиться, ни порадоваться собственной удаче - единственный осколок, пробивший триплекс шлема, попал в глаз тессерария и достиг мозга, мгновенно прервав жизнь. - Господин, - обратился к снайперу один из бойцов, - похоже, вы теперь старший по званию. Командуйте. Легионер закрепил винтовку в магнитном захвате за спиной и осторожно приблизился к месту взрыва. Да, местные продолжали удивлять - даже кроганы не додумывались минировать тела. Внезапно вспомнился эпизод из турианской истории, когда его народ еще не покинул Палавен. Тогда было одно государство, в армии которого прививался принцип - никогда не сдаваться. Доходило даже до того, что под тела убитых сослуживцев подкладывали гранаты, чтобы те не достались врагу. Кстати, согласно семейной легенде, предки снайпера были как раз оттуда. Солдат присел над изломанным телом защитника планеты. Даже после смерти ему не дали покоя - тело было буквально порублено осколками, которые местами даже прошли насквозь. Турианец помолчал, отдавая дань памяти защитнику планеты, затем медленно встал и негромко произнес: - Забрать тела, в том числе и местного, и уцелевшие обломки. Грузим их на транспорт и уходим - здесь нам больше делать нечего. Спустя еще час адский труд по перетаскиванию трупов и трофеев на стоявший в отдалении БТР закончился, и уставшие, как морально, так и физически, остатки отделения выехали по направлению к временной базе. Прислонившийся к стенке снайпер о чём-то размышлял, то и дело кося глазом на один из темных плотных пластиковых мешков - как раз в нем и лежал убитый солдат местных. Затем, приняв решение, турианец подключился к антенне бронетранспортёра, и, набрав нужную частоту, заговорил: - Сигнум-Один-Альфа, это Поиск-Один-Один. Задание завершено, отряд понес тяжелые потери. Захвачены трофеи - обломки обшивки БПЛА и тело одного из солдат противника. Ориентировочное время прибытия на базу - сорок стандартных минут. Исполняющий обязанности командира контубернии декан Юниус Вакариан доклад окончил. Прим. Авт. О семье Гарруса известно лишь то, что на момент событий ME у него есть мать, отец и сестра, однако я сделал допущение, что родственников у Вакариана несколько больше, чем описано. Юниус Вакариан является младшим братом Кастиса Вакариана, приходясь таким образом Гаррусу дядей. На момент повествования ему около двадцати - двадцати трёх лет. *** Десолас оторвался от отчета, написанного теперь уже тессерарием Вакарианом - задачу подразделение выполнило, но вот какой ценой... от разведывательной контубернии осталось одно название. Не считать же полноценным подразделением четырёх легионеров, к тому же получивших пусть и легкие, но все же ранения. И это при том что полноценная контуберния разведки состояла из двенадцати бойцов, имевших гораздо более профессиональную подготовку. И потом восполнить потери на данный момент возможным не представлялось. Подвигав челюстью, Артериус вышел из штабной машины и направился в медицинский транспорт, исполнявший временно обязанности морга пополам с исследовательской лабораторией. В медтранспорте, как обычно, стоял запах лекарств, к которому в данный момент примешался узнаваемый для любого солдата запах крови. Причина подобного диссонанса лежала на столе - штатный медик подразделения увлеченно копался во внутренностях доставленного контубернией Вакариана мертвеца. - День добрый, господин трибун, - оторвался от своего занятия военврач. - У кого как, медикус, - не разделил энтузиазма врача Десолас, - как успехи? - Ну, что сказать, наши легионеры постарались на славу - тело убитого, прямо скажу, не в лучшем состоянии. Да, я знаю, что большую часть повреждений нанесла граната его товарищей, - предупреждающе поднял руку турианец, не давая Артериусу вставить свои пять кредитов, - однако, кое-какие выводы я могу сделать уже сейчас. В общем и целом, мы имеем дело с представителем млекопитающих, которые, по всей видимости, произошли от очень дальних родственников пыжаков. Если говорить о более развитых расах, то из пространства Цитадели ближайшей роднёй им приходятся азари, но это очень и очень приблизительно. Это тело, - указал медик на труп, - стопроцентно является мужчиной, и не имеет никаких органов для вынашивания плода, что говорит о двуполости расы. В мышечной ткани имеются как розовые, так и красные волокна, то есть эти существа, будучи менее сильными, чем мы, являются более выносливыми. - Поясните, - Десолас довольно слабо представлял себе, каким образом меньшая сила сочетается с большей выносливостью - биология никогда не была его сильной стороной. - Хм, - задумался эскулап, - смотрите. Как я уже говорил, данная раса довольно сильно напоминает азари. То есть если поставить представителя этой расы рядом с турианцем и заставить их пробежать шестидесятипассовик (прим. авт. аналог стометровки), то наш пробежит быстрее. Но вот если бежать на длинные дистанции, то я готов поставить свой медицинский диплом на то, что он, - кивнул врач на тело, - прибежит если не первым, то уж точно пробежит больше. - Ясно, - кивнул трибун, - что-нибудь ещё? - О, да, - улыбнулся военврач, - самое главное. Несмотря на мою фразу о том, что местные очень сильно напоминают азари, есть одно кардинальное отличие, и дело вовсе не во внешности. Как бы я ни старался, я не нашёл в организме убитого никаких следов нулевого элемента. Это существо - не биотик, и даже больше. Скорее всего, возможности его мозга не предполагают наличие подобных способностей, а потому если у них и есть биотики, то они немногочисленны. - Ну хоть одна хорошая новость за сегодня, - пробормотал трибун, - ещё что-нибудь узнали? - Нет, господин трибун, - качнул головой медик, - пока это все. Но, если честно, я не думаю, что при таком состоянии тела можно что-то еще узнать. Возможно, у убитого есть какие-то генетические улучшения, но разобрать искусственно привитые гены если и возможно, то уж точно не с нашими сроками, и не в этой лаборатории. - Хорошо, в таком случае не буду мешать. Продолжайте заниматься. - Слушаюсь, господин. Надо сказать, что Артериуса весьма успокоил тот факт, что новый вид не является поголовно биотиками - ему доводилось наблюдать работу коммандос азари, и зрелище, надо сказать, ему не понравилось. Не понравилось в том плане, что бойцы с Тессии представлялись крайне неудобными противниками, которые сначала подавляли огнем, а затем навязывали ближний бой, где они благодаря биотике могли вполне посоперничать с кроганами. Местные же в бой накоротке не стремились, стараясь держать дистанцию, поражая противника на расстоянии двести пятьдесят пассов и больше (прим. авт. около четырехсот метров). Это роднило их с турианской тактикой ведения войны, что, в свою очередь, давало трибуну шансы навязать противнику свой стиль ведения боя и, как следствие, победить. - Господин, - раздался в шлеме голос одного из радистов, - на связь вышла колонна - они успешно продвигаются, не встречая сопротивления. Расчетное время прибытия - двадцать один хор (прим. авт. турианский аналог земного часа) следующего дня по местному времени. - Надо же, вторая хорошая новость за день, - отметил трибун, - а я уж подумал, что сегодняшний день не задался. Осталось лишь простоять одну ночь - надеюсь, местные сегодня достаточно повоевали, чтобы оставить нас в покое. Ожидания Артериуса оправдались - на временный лагерь до самого прибытия никто не совершал налётов. Как не было их и на следующий день, ни на сам лагерь, ни на прибывшую вечером колонну. Утром следующего дня лагерь был свернут, и колонны разошлись - одна шла к упавшему крейсеру, выполняя приказ командования, а вторая увозила в лагерь раненых. И это время трибуна, успевшего на себе познать воинственность местных, не покидал один вопрос - какого Духа они не атаковали? А причина была довольно проста - людям было просто незачем это делать. Все атаки, что были до этого, преследовали одну лишь цель - узнать противника получше. Понять его ход мыслей, стиль ведения боя, вооружение и прочее. Трибун не подозревал, что все это время обе колонны успешно вели наблюдатели, скрытые от зорких сенсоров маскировочными накидками. Когорта, сама того не подозревая, шла в заранее заготовленную ловушку, и ждавшая легионеров кровавая расправа по плану майора Глазкова ознаменовала бы начало наступления на лагерь и дальнейший бросок на космопорт. Тот факт, что в лагере к тому моменту раненых будет намного больше, чем боеспособных солдат, командование волновал меньше всего - кого беспокоит жизнь каких-то пришельцев? Не сдохнут во время контратаки, так на опыты пойдут.
Примечания:
С наступающим, дорогие читатели!