Yuri!!!On Race +148

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Yuri!!! on Ice

Основные персонажи:
Виктор Никифоров, Жан-Жак Леруа (Джей-Джей), Николай Плисецкий, Отабек Алтын, Юрий Плисецкий, Яков Фельцман
Пэйринг:
Юра, Отабек
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, AU
Размер:
планируется Макси, написано 107 страниц, 28 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Гоночная АУ. Наши герои в антураже Формулы 1

На момент начала сезона - Юре 18

Посвящение:
Спасибо прекрасному укуренному кумысному чату!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
теперь - с иллюстрациями <3
https://img-fotki.yandex.ru/get/246231/8673146.45/0_11f951_446a1a9f_L.jpg - авторства Mary Paper

https://img-fotki.yandex.ru/get/98619/8673146.45/0_11f952_1d167414_L.jpg - авторства yoichi

https://68.media.tumblr.com/47e9604ea833205d08d6e6e127c51844/tumblr_ophheoiJwW1s4p83oo1_1280.png - авторства Zarihn

http://savepic.ru/13951376.jpg - Юзеф

Часть 12

1 июня 2017, 00:29
В третий сегмент квалификации удалось пробиться с трудом. Несмотря на то, что машина позволяла развить приличную скорость, очень мешало искусственное освещение. Юра все никак не мог приноровиться. Буквально под конец второго сегмента влетел на восьмую строчку, вытолкнув вниз Кенджиро.
- Юрий, что происходит? – спросил Томас в перерыве. Юра мрачно пил через трубочку, подняв визор. Механики рядом суетились, накрывали шины, чтобы те не остыли.
- Извини. Я сейчас соберусь.
- Да при чем тут извини. Проблемы какие-то? С машиной что-то не так?
- Все так, просто не привык к ночным гонкам.
Томас кивнул, похлопал его по плечу.
- Понятно. Ну ты не беспокойся так. Ты уже стартуешь неплохо, даже если сейчас квалификацию провалишь.
Юра угрюмо промолчал. Ну что за полумеры. И что он будет делать завтра, если уже сейчас лажает?
- Я сейчас соберусь, - упрямо повторил он.
- Удачи, - Томас забрал бутылку. Юра надвинул визор обратно.
Представь, что сейчас просто пасмурно. И мелкий дождь вот-вот польет.
Он выехал на трассу, дождавшись, пока Георгий уже будет на середине установочного круга. За ним паровозиком выстроились обе Феррари. Во втором сегменте они занимали четвертое и пятое места соответственно, но это еще ничего не значило. Юра выдохнул, подумал о пластмассовом тигренке, который исправно работал талисманом.
И нехорошо разочаровывать окружающих.
Нехитрое самовнушение обернулось третьим местом на стартовой решетке. Поул был у жизнерадостного Эмиля. Вторым внезапно оказался Джакометти. Следом за Юрой так и остались оба гонщика Феррари. Отабек квалифицировался только шестым, и это было ужасно обидно, учитывая, как он отжигал во время свободных заездов.
- Молодец, - кивнул Томас хмурому Юре, когда тот вернулся в боксы после взвешивания и пресс-конференции, - уважаю. Сказал, что соберешься – и собрался.
Юра кисло улыбнулся ему. С таким порядком мест на старте – однозначно завтра будет просто мясорубка. По крайней мере, на первых кругах. Ну точно не обойдется без парочки аварий, машины безопасности на трассе, поломок и всего прочего. И так две гонки относительно мирно прошли.
Надо хоть телефон включить. Дедушка, наверное, прислал поздравления и пожелания удачи завтра. Юра потер щеки. Еще надо вытащить Отабека на ужин, чтобы не сидел и не переваривал один…
Мимо боксов прошли Отабек и Леруа. Юра облизнул губы, сглотнул. Ха, он и не собирался переваривать один! Ну вот пусть и идут. Ну и…
Он втянул воздух сквозь сжатые зубы, задержал дыхание. Что за ерунду ты думаешь? Ему что, кроме тебя ни с кем и общаться нельзя? Кукушечкой двинулся?

Спалось ночью плохо. Вроде и поужинали в итоге нормально. Совершенно спокойно обменялись парой реплик: долго языком ворочать было сложно, устали все после квалификации. Скорее всего, виной были взбесившиеся биологические часы, которые только-только привыкли к времени Бахрейна, а тут – ночные заезды. Ну ладно, вечерние, но все равно весь график сдвигался. На трассу Юра приехал злой еще более обычного. Железный Томас энергично носился по их половине боксов, выдавал указания механикам, советовался с директором команды и смеялся вместе с Эшли, инженером Георгия. Юра даже позавидовал такой активности. Зевнул, прикрыв рот распечатками.
- Ну, как ты? – Томас сел рядом.
- Ненавижу весь мир, - честно объявил Юра.
- А-а. Отвлечь тебя?
- Перед гонкой? Отвлечь?
- По тому, что у тебя даже не получилось убедительно возмутиться, я делаю вывод, что ты совсем выбит из колеи.
Юра потрогал тигренка под термобельем, поправил завязанные вокруг пояса рукава комбинезона. Трудно объяснить, что именно ему не нравилось. Просто было как-то не по себе. Не Так. Он перевязал хвост, оперся ладонями о колени, свел брови.
- Я уже нормально.
- Хорошо. Будь осторожен. Оказаться между Джакометти и Леруа… Один тебя будет тормозить и не пропускать, другой захочет агрессивно прорываться вперед. Смотри в оба в первом повороте.
- Да я уже думал, - мрачно бросил Юра, - ничего, разберемся. Леруа невыгодно устраивать обоюдный сход.
- Кстати, чем кончилось дело с королевой красоты? – полюбопытствовал Томас, положив ему руку на плечо. Юра дернулся:
- Да ну его! Ну, поговорили об этом, не подрались. Ну я знаю, да, что не похож на картинку «идеальный автогонщик». Я плевал. Могут перерисовывать свою картинку.
Томас посмотрел на него с одобрительной улыбкой, протянул балаклаву:
- Теперь я тебя узнаю. Иди, больше не даю указаний, ты сам все знаешь.
Блин, они все так в него верят, что неуютно аж! Юра застегнул комбинезон, надел балаклаву и перчатки.
Вперед?

Как только моргнул светофор, Юра рванул вперед. Едва разминулся с Леруа в первом повороте. Тот не стал бодаться до последнего, пропустил, поехал следом, покусывая понемногу. Эмиль, насколько видел Юра, легко бросился отрываться. В зеркалах пролетело чье-то переднее антикрыло. Ну точняк, аварии прямо со старта. Маршалы вывесили желтые флаги. Черт. На первом же круге.
А как Эмиль бесится, наверное. Хотя он что, он разве умеет беситься? Юра мрачно выслушал от Томаса по радио сообщение, что на трассу готовится выехать машина безопасности.
- Кто сошел?
- Кенджиро вынес с трассы Кацуки.
Офигеть, как это ему удалось с разницей в столько позиций? Впрочем, вопрос на данный момент был праздный. Машины потянулись гуськом за выехавшей машиной безопасности. Трассу спешно чистили от обломков – первый поворот пришлось объезжать особенно осторожно. Несколько кругов они все уныло тащились паровозиком. Юра чувствовал себя тигром в засаде. Надо рваться вперед сразу же на рестарте!
Едва машина безопасности ушла с трассы, Эмиль кинулся вперед. Джакометти чуть зазевался, и Юре удалось проскользнуть мимо. Он повис на хвосте Эмиля, пока не атакуя – решил, что полезнее будет попробовать пройти за ним злополучный двойной левый поворот след в след, чтобы понять, как тому удается не терять там драгоценное время. Три круга он ехал за Эмилем, Джакометти отстал – наверное, с Леруа сражался. В зеркалах видно не было, а спрашивать Томаса было некогда. На следующем круге Юра приготовился атаковать – и вновь появились желтые флаги.
- Что там?! – возмутился он по радио, не сдержавшись.
- Чуланонта развернуло поперек трассы.
Юра выключил радио, чтобы не выматериться в эфир. Да блин же! Ну весь отрыв сейчас сожрет! Водитель машины безопасности даже перекурить там, поди, не успел.
- Юрий, - вновь включилось радио, - заезжай на пит-стоп, раз так.
- Угу, - буркнул он, хотя ответ здесь не требовался. Другие гонщики тоже потянулись переобуваться. Кассандра, блин! Накаркал мясорубку?
Следующий рестарт тоже едва не вызвал машину безопасности. За позицию сцепились оба гонщика Ред Булл, Леруа, ну и Юра не отставал, злость прибавляла решимости. Сколько можно?! Леруа и Эмиль соприкоснулись колесами, и в результате последний похромал в боксы, хорошо хоть, тоже поперек трассы не остановился. Леруа счастливо бросился вперед, Отабек за ним, Юра мчался третьим, молясь, чтобы еще кто-нибудь не впилился в ограждение, забросав осколками половину траектории. Ред Булл, все-таки, ехали тут охрененно. Юра всего пару раз смог подобраться на расстояние атаки. Отабек оборонялся корректно, но твердо. Юра скрипел зубами и давил на газ.
После второго пит-стопа расстановка сил осталась прежней. Феррари сработали молниеносно, и, переобувшись, Леруа только увеличил отрыв. В зеркалах замаячила вторая машина Ред Булл. Прокол, наверное, был. Переобули – и Эмиль смог прорваться. Титаническая работа – обгонять кого-то по такой трассе! Юра прикусил щеку изнутри, перестал думать о происходящем сзади. Вовремя. Впереди тоже было интересно. Машина Леруа задымилась, он свернул в боксы, еле-еле дополз. Ну, судя по тому, что машина безопасности не выехала – дополз. Отабек теперь лидировал. Юра собрался с силами, припустил еще яростнее в попытке сократить расстояние. Ну елки, ракетный двигатель у него там? Догнать и навязать дуэль все никак не получалось. Тем временем, к предпоследнему кругу в зеркалах уже была машина Уильямс – и швейцарский флаг на шлеме. Что там с Эмилем успело приключиться? Ред Булл же зверски переигрывают тут всех! Юра не грыз ногти только потому, что был в перчатках. Догнать лидера не получалось никак. Под клетчатый флаг он влетел через пять секунд после Отабека.

Фуф.
Вот это да. Из машины Юра вылез с трудом. Нашел в себе силы помахать в камеру и пообниматься с механиками. Отабек выбирался из машины также медленно. Под шлемом не было видно лица, но Юра был уверен, что там легкая ошалелость.
Адреналин схлынул вместе со злостью. Он снял шлем, подскочил к Отабеку, обнял одной рукой – с таким энтузиазмом, что бедняга пошатнулся.
- Поздравляю! Офигеть! Ты крут!
Отабек обнял в ответ – крепко и радостно. Тьфу, сомневался, что ли, что его поздравят? Да ну нафиг. Наверное, не оклемался еще после напряженной гонки.
На подиуме Юра украдкой наблюдал за ним. Да, конечно, хотелось победить самому. Но блин, если эта победа незаслуженная – какая тогда заслуженная? Отабек пел гимн одними губами, прикрыв глаза. На лице боролись легкое офигение, радость, неловкость и какая-то странная решимость. Джакометти тоже на него смотрел, загадочно улыбался. Хрен его знает, о чем думал при этом. О том, что привык видеть на верхней ступеньке Виктора, не иначе.
На пресс-конференции Юра предвкушал, как Отабек развернется – после их «лабораторных работ». Дорогой друг не подвел.
- Я хотел бы посвятить эту победу одному человеку, с которым мы похожи своим перфекционизмом, и поэтому я думаю, что этот человек рад за меня, потому что понимает, как для меня была важна победа. Я не называю имя только из-за того, что этот человек не любит такой публичности.
Отабек смотрел в зал, как-то странно улыбаясь. Юра сглотнул, сжимая микрофон непослушными пальцами. Да нет, не может быть. Джакометти сидел, подперев щеку ладонью и поглядывал так, словно хотел сказать: «ну-ну, продолжай, смелее же».
- Юрий, вы вновь второй, - обратился к нему журналист.
- Да, - отозвался Юра, пытаясь сосредоточиться на пресс-конференции, - я боролся, мне удалось отыграть позицию, машина вела себя превосходно, несмотря на песок на трассе. Кое-где трасса была скользкой, но справляться с этим получалось. На пит-стопах команда сработала выше всяких похвал, спасибо им за это.
Среди журналистов послышались перешептывания. Юра стиснул микрофон еще сильнее, откашлялся и добавил:
- Скоро мы начнем тесты, и я надеюсь, они будут плодотворными. Приложу все усилия.
- Спасибо, Юрий, - с некоторым сомнением ответил журналист, - Кристоф, в этом сезоне вы впервые на подиуме.
- Да, уж очень в этом году перспективная молодежь, - мурлыкнул Джакометти, выпрямляясь, - я торжественно снимаю с себя неофициальную табличку «король вторых мест» и передаю ее Юрию. Он неплох в обороне, в атаке еще лучше. Прошу заметить, это его первый сезон в Формуле 1. Думаю, когда к его боевым качествам добавится опыт, всем придется еще сложнее.
- Вы всегда были дружны с Виктором. Что-то изменилось, когда из пилотов он перешел в административный персонал?
- Я дружил и дружу с ним не из-за его должности. Пожалуй, сейчас даже проще. На трассе каждый – сам за себя. Теперь мне нечего с ним делить. Разве что с Юри, но это уже совершенно другой ракурс. В общем, если что-то и изменилось в плане наших взаимоотношений, то только в лучшую сторону. Чего и всем присутствующим желаю, - он посмотрел на Юру и едва заметно подмигнул. Юра даже решил, что показалось.

Пресс-конференции еще никогда не были такой пыткой. Юра сбежал после нее, прижав к груди кубок. Команда ждала, радовалась, все обнимали его, хлопали по плечам, будто он выиграл.
Нет, кажется, он выиграл – но только не Гран При… Пообнимавшись с командой и не чувствуя ног, Юра поплелся в моторхоум переодеться. Долго смотрел в зеркало, не особо понимая, что там видит. Мысли не желали выстраиваться в голове упорядоченно. Требовалась помощь со стороны, но где ее взять?
Он облизнул губы, чувствуя приторный привкус пойла, которое в Бахрейне ставили на подиум вместо шампанского. Нет, хорошо, что обошлось без алкоголя. Если на трезвую голову не можешь понять, то…
- Томас, что делать, если у меня мания величия? – с места в карьер тихо спросил он, вернувшись в боксы и подсев к единственному здесь человеку, который мог дать ему совет.
Томас отложил планшет, развернулся к нему, заглянул в лицо.
- Юрий? Почему ты сделал такие выводы?
Юра покраснел, отвел глаза. Черт, ну начал уже. Надо как-то объясняться.
- Ты женат?
- Как это связано с твоей манией величия? – усмехнулся Томас. – Нет, я в разводе. Что происходит? Ты решил кого-то мне сосватать?
- Нет. Еще чего. Просто… короче, мне что-то кажется. И я хочу быть уверен, что мне не кажется. Как определить? Блин, я всегда думал в таких случаях «зачем такие сложности, пойди и спроси». А не могу пойти и спросить. И мне не с кем посоветоваться. Не тот вопрос, с которым можно обратиться к менеджеру.
Томас молчал, смотрел на него участливо. Позволял высказаться. Юра, приободрившись, подался вперед и понизил голос.
- Как понять, что я кому-то действительно нравлюсь? А не притягиваю факты за уши… Я не уверен.
- Ничего себе вопросы тебя волнуют после финиша. А тебе этот человек нравится?
- Подожди. Я хочу решать вопросы по порядку. А то у меня и так каждая мелкая деталь подтверждает теорию. А я хочу объективно.
- Юрий, я не могу тебе ничего объективно сказать, пока не знаю подробностей.
Юра покраснел. Ну как он предлагает рассказывать подробности? Какие тут могут быть подробности?
- Факт номер один. Человек помнит одежду, в которой я пять лет назад ходил. Блин, я сам не помню. Факт номер два. Человек пытается всеми силами сделать так, чтобы в наши диалоги никто не вмешивался. Меня уводит. Или прогоняет тех, кто лезет. Факт номер три. Человек говорит мне вещи вроде «мы с тобой очень похожи» и спрашивает, не влюблялся ли я. А от ответа на встречный вопрос увиливает. И еще всегда находит для меня время – несмотря на занятость.
Томас посмотрел на него, расплываясь в улыбке, которая подозрительно напоминала улыбку Джакометти. Заколебали! Юра дернул плечом:
- Забудь!
- Извини. Юрий, по-моему, тебе лучше…
- Забудь, - повторил Юра и вскочил.
Почему он вообще решил советоваться?