Карманная смерть 124

IRON_STORM автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
Спаситель и палач среди безликих тел.

(Сборник драбблов про Жнеца)

Посвящение:
Солдату, который об этом не просил, и Ане за всё хорошее

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Продолжается как коллекция драбблов.

Бывший поддиванный Рипер этого местечка: https://vk.com/text_ow

Что не вошло в сборник, но было:
• https://vk.com/wall-143334572_202
• https://vk.com/wall-143334572_273
• https://vk.com/wall-143334572_603
• https://vk.com/wall-143334572_897

Сборник на неделю Blackwatch (https://ficbook.net/readfic/5754798) и неделю Reaper76 (https://ficbook.net/readfic/6506153) являются частью этих драбблов.

Притворяясь человеком (nanites!reaper, talon-эра)

28 сентября 2017, 19:54
Примечания:
• Что есть черная эфирная масса в которую вы распадаетесь/растворяетесь? Если это какие-нибудь механические/химические и т.д. «наниты», ощущаете ли вы ими что-нибудь. Чувствуете ли прикосновения к чему-либо или кого-либо к этой черной «массе»? Возможна ли полная потеря сенсорной чувствительности? Субстанция заполняет тело изнутри или тело полностью состоит из этих частиц?

(психология)
Это происходит на миссии. Просто в определенный момент становится… пусто? Не оглушающая тишина, не слепая беспомощность, а так – ненавязчиво поверхностно. Не в первый раз, конечно, но он уже забыл каково это – отступать. Бежать от цели чуть ли не ползком. И, вскарабкавшись на шаттл и по привычке глубоко дыша, едко плюнуть Вдове: – На что уставилась?! Нелепо растянувшись на сидениях едва различимыми дымными очертаниями. А потом резко встать и ходить туда-сюда под выжигающим взглядом – как в клетке – в четких границах. Потому что не привык. Жнец любит пить горячую воду – не теплую, но и не кипяток. Он легко определяет температуру через стекло кружки. Определял. Сегодня он хрипит обожженной глоткой, слезающими слоями слизистой – на деле такой же шероховатой черной массы. Он не замечает, как Вдова одергивает его. И он не шипит на её ледяные руки, потому что не чувствует. Жнец любит возиться с оружием. Не своим – чужим, раздолбанным до негодности. Но он не ощущает его и словно теряется – не знает, что делать. Это не мистика, это нормально – рельеф металла, чужие прикосновения, горячая кружка. И скорую смерть с вязким теплом плоти под когтями. Так уже давно. Медики Когтя с ним не церемонятся – ингибитор в холку и под сканер, пока не пришел в себя. Словно что-то изменилось с последнего осмотра. – С корректировкой будет лучше. А еще Жнец любит искусно играть в жизнь – агента, напарника. Человека. Вести себя как когда-то давно. И ковырять теперь уже безвкусный завтрак вилкой, который раньше был для него сущим адом. И многие ему верят. Что он обычный. Просто профессионал своего дела – наемный убийца. Ему это нужно. Но за маской отливают алым глаза, когда Жнец непринужденно посмеивается. Вот он взмахивает руками – два дробовика, – и в его форме больше нет ничего человечного. Он должен успеть напитаться своей жертвой, пока не спугнули. Нанитам нужен материал на переработку. Никто не захочет работать с тем, что может тебя прикончить и выпотрошить. Рехнуться. Как Рейес – больной разум, смирившийся, загнанный. С хорошими рефлексами. Держащий в узких рамках искусственное тело – под контролем, схожим с прошлым. Он прекрасно знает, что чувства притупляются ненадолго. Наниты исправят ошибку. Скоро все вернется на место. Он будет снова убивать. И греть руки об кружку, притворяясь человеком.