Hello, my friend. Goodbye, my freedom. 45

Torpedushka_brave автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Загнанные в угол обстоятельствами, трудные подростки, которые любят хорошую музыку. Но есть шанс получить путевку в жизнь. И команды,группы талантливых и харизматичных ребят рискнут всем, чтобы выиграть главный приз - турне по всем штатам Америки!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Работа написана по заявке:

Rise up.

25 декабря 2019, 16:26
      Флинн вел дрожащую Астрид в гримерку. Ноги еле держали девушку, но она шутила и смеялась. — Оттаяла, посмотрите на нее! — рассмеялся Флинн.- Обалдеть можно! Они уже здесь!       Стоило юноше открыть дверь в гримерку, как на них полетели конфети — «Большая Четверка» встречала выступающих хлопушками и криками. — МО-ЛОД-ЦЫ! МО-ЛОД-ЦЫ! — скандировали ребята. — А потише можно? — демонстративно закатив глаза, поинтересовалась особа с нарощенными ресницами. — Они, между прочим, ваши соперники, идиоты. — Да пошла ты, — бросила Мерида Гризельде (крайне противной девчонке с не менее противным голосом).       Гризельда, зло сверкнув глазами, вышла из гримерки, буркнув под нос: «Кретины». Мерида показала язык вслед девушке, но тут же вернулась к главным звездам сегодняшнего вечера. — Это… Это было просто потрясающе! — едва смог выдавить из себя Иккинг, пораженный ослепительной красотой Астрид. — Ты была… Просто потрясающей! — Эй-эй-эй! Закатай губу, дружок! Если я увижу хоть одну слезинку на лице этой дамочки, то тебе не поздоровиться, — по всей видимости, у Флинна активизировался режим старшего брата. — Тебя это также касается, Райдер, — подала голос Мерида, скрестив руки на груди и смерив юношу холодным взглядом. — Если ты обидишь Рапунцель… — Ну все, брейк! — Рапунцель встала между ребятами, раскинув руки в стороны.- Никто не будет плакать, только если от счастья! Предлагаю отметить этот триумф походом в клуб!       Предложение Рапунцель встретили одобрительным улюлюканьем, и вся компания, дождавшись, когда Астрид и Флинн переоденутся, вышла из душных павильонов. Вслед им смотрела скромная девушка с темным каре.       Мэйвис тихонько выдохнула, нервно теребя прядь волос. В горле стоял ком, ее тошнило и трясло. Джонни ушел настраивать свою гитару, но он не торопился, потому что им предстояло выступить в самом конце сегодняшнего этапа. — Эй, можешь не стоять тут столбом? — ее кто-то с силой толкнул в спину, освобождая себе дорогу.- Ненормальная…       Мэйвис лишь виновато потупила взгляд и от обиды закусила губу. Глаза защипало, носик поморщился. Девушка, сжав кулаки, поторопилась уйти в уборную, чтобы никто не увидел ее слез. Забежав в кабинку, Мэйвис села на крышку унитаза, спрятав лицо в острые коленки.       Она плакала тихо, чтобы никто из озлобленных участниц не догадался, что она здесь. Девушке с каждым днем все сложнее и сложнее удавалось держать себя в руках: она ужасно скучала по отцу, скучала по дому, но и не могла вот так вот бросить Джонни, который старается ради них двоих.       Она убедила себя вернуть билеты, но это стоило ей слишком многих усилий. Мэйвис понимала, что не может сейчас все оставить, что она не имеет морального права отступить сейчас.       Девушка шмыгнула носом, успокаиваясь.

Пора взять себя в руки. Ты сильная. Ты все сможешь. Ты все сможешь.

      Она вспоминала злые взгляды конкурентов. Вспоминала, как на нее косятся люди в магазине, когда приходит купить молока. Девушка сильнее сжала глаза. Люди не любят ее, она им не нравится. Люди ненавидят тех, кто отличается от них. Но Джонни… Этот лохматый мальчишка отчего-то выбрал ее, спас из плена отца.       Мэйвис подняла голову и распахнула ресницы.       Девушка вышла из кабинки и посмотрела на свое отражение. Бледная и неприглядная девчонка с каре. Из яркого только красные полоски на колготках. И огромные голубые глаза.       Мэйвис выдохнула, сжала кулаки, зажмурившись.

Я не подведу тебя, Джонни.

      Резко выпрямившись, Мэйвис снова смерила свое отражение взглядом. Она не будет больше загнанной мышкой. Пришла пора расправить крылья. Дать отпор.

Пришла пора показать миру свой оскал.

      Отражение улыбнулось, обнажив белоснежные клыки.

Теперь это не ее недостаток. С этого момента это ее особенность.

      Мэйвис, набрав полную грудь воздуха, вышла из туалета. До их выступления около часа. Но ей не страшно.

***

      Басы били по ушам, яркие вспышки света мешали ориентироваться в пространстве. Диджей заводил толпу, переодически выкрикивая что-то в микрофон, а народ громко что-то вопил в ответ, но разобрать слов было невозможно. Поэтому "Большая Четверка" и "Покорители" (именно так и решил назвать группу Флинн) расположились чуть в стороне от танцпола за столиком.        Ребята утонули в мягких диванах и с блаженством попивали коктейли. Девушкам уже немного дало в голову, поэтому румянец подкрался к их щечкам, а глаза задорно заблестели. Мальчишки же о чем-то расслабленно болтали, все-таки повышая голос для того, чтобы перекричать музыку. — Эй, а Флинн красавчик, — сказала Мерида Рапунцель и подмигнула подруге. Рапунцель блаженно улыбнулась, переведя взгляд на юношу. Тот что-то яро доказывал Иккингу, в то время как Фрост покатывался со смеху, держась за живот, но расстояние между ними не позволяло слышать их спора. — Астрид, этот тост за тебя! Покори каждое сердце, даже сердца таких бесславных ублюдков, как эта мерзкая Гризельда. Так вот. Сияй, Астрид! Оставайся верной себе и своим убеждениям, оставайся такой же потрясающей дамочкой! — Мерида подняла бокал к потолку, встав с дивана. Фрост удивленно покосился на нее, так как не слышал тоста и вообще слабо представлял, что происходит на стороне девчонок. — Я очень рада с вами наконец-то познакомиться, — Астрид поставила пустой бокал на стол и поморщилась — алкоголь все-таки дал в голову. — Это правда здорово. Знаете, я думала, что на конкурсе не видать поддержки от соперников. Все такие ядовитые и злобные… — Это точно! Мне пришлось дважды перерисовывать наш плакат, потому что первый экземпляр кто-то разорвал на кусочки и смыл в женском туалете, — Рапунцель широко улыбалась, хлопая длинными ресничками. — Эти девчонки такие змеюки! — Будь бы моя воля, я бы им накостыляла! — Мерида демонстративно закатила рукава и ударила кулаком по коленке. — Если вдруг надумаешь, зови меня! — Астрид по-дружески толкнула рыжую плечом. — А я постою на шухере! — Рапунцель сделала еще один глоток, как вдруг выпучила глаза и замахала ладошками. — Девчонки! Быстрее побежали танцевать!       Астрид с Меридой переглянулись, но времени на "подумать" не было. Рапунцель схватила свою кудрявую подругу за руку и потащила на танцпол, но Мериде удалось схватить Астрид, и в итоге вся эта праздная компания ввалилась прямо под яркие вспышки света. — Рапунцель! Я просто ненавижу эту песню! — Мерида расхохоталась. Диджей включил «Monkey dance», а этот трек звучал в последнее время из каждого утюга. Но Рапунцель не слушала, закрыв глаза и танцуя. Мерида посмотрела на Астрид, — та лишь пожала плечами и тоже начала танцевать.       Обработанный писклявый голосок кричал: «Dance for me! Dance for me! Dance for me!». И девчонки танцевали, громко выкрикивая слова прилипчивой песенки. Сердца их бились все быстрее, разгоняя кровь по всему телу, ноги пружинили, юбки игриво задирались в такт их танца, но они смеялись и пели, пели и смеялись. Обычные девчонки-подростки, пришедшие в клуб выпить и потанцевать в компании своих друзей.       Мальчишки зависли, заметив, что их пассии испарились в тот момент, когда Флинн доказывал, что если аэродинамические свойства птеродактелей позволяли им летать, то и существование драконов нельзя отрицать. Фрост лишь мотнул головой в сторону танцпола. — И как давно ты знал, что они ушли? — Иккинг всматривался в толпу. — Они ушли как раз на том моменте, когда Флинн начал доказывать тебе, что драконов не выдумали в Средневековье, — Джек медленно отпил из своего стакана, беспристрастно глядя на танцующих. — Нужно их найти, — Флинн поднялся с дивана, но Фрост посмотрел на него и улыбнулся. — Не нужно, пускай отдыхают. Они заслужили, — и он кивнул головой чуть в сторону. Флинн увидел там девчонок.       Они замолчали, внимательно наблюдая за пляшущей троицей.       Иккинг с замиранием сердца смотрел, как Астрид то поднимала руки вверх, то начинала подпрыгивать, подпевая и широко улыбаясь. Ее волосы, собранные в пучок, переливались иссиня-фиолетовым под яркими вспышками, придавая девушке какой-то сказочности и нереальности. С каждым ее прыжком волосы все больше и больше растрепывались, пока, наконец, вовсе не рассыпались каскадом по плечам.       Иккинг не мог оторвать взгляда от нее. Невесомая, изящная, такая открытая и расслабленная сейчас. Он вдруг решил, что должен сделать все возможное, чтобы она всегда была такой. Чтобы она никого и ничего больше не боялась, чтобы она могла в любой момент включить музыку и начать вот так вот танцевать, не стесняясь его. — Закрой рот, а то муха залетит, — пихнул локтем друга Джек, рассмеявшись. Иккинг испуганно захлопнул рот, чуть покраснев от смущения, но из-за темноты этого никто не заметил.       Флинн, облокотившись на спинку дивана, внимательным взглядом следил за девушками. Во-первых, там сейчас его сестра. И если к ней кто-то подойдет, то он тут же активирует режим «быдло-братца». Во-вторых, на танцполе сейчас была Рапунцель. И на этот случай придется активировать режим «быдло-парень».       Флинн наслаждался этим вечером. Он видел, как хохочет Рапунцель, случайно столкнувшись с Меридой в прыжке, как она кивает головой в такт музыке и как мило она виляет бедрами. Почему-то в ее движениях он не видел ничего вульгарного, наоборот, Рапунцель ему казалась до того милой, до того неиспорченной, что дыхание перехватывало, а внутри все сжималось.       Пионовое платье, чуть выше колена, не обтягивало девушку, оно обволакивало ее словно лепестками. И из-за этого казалось, что Рапунцель парит в воздухе, ее золотые локоны вились змейками, вздрагивающих при каждом ее движении. Флинн улыбнулся. Она так прекрасна. Не только сейчас, не только в этом милом платье и с румянцем на щеках.       Она всегда такая. Когда приносит персики в больницу своей матушке, когда смущается, находясь слишком близко к нему, когда хмурится, пытаясь отцепить свой велосипед. Она всегда прекрасна.       Фрост усмехнулся. Он видел, с какими лицами сидят его друзья. И меньше всего хотел выглядеть также, но все-таки изредка тоже бросал взгляды на девчонок, пляшущих под этот ужасный писклявый голосок. И ему стоило огромных усилий каждый раз переводить взгляд обратно на стакан.       

Мерида.

      Она отпечаталась у него под черепной коробкой. Если он закроет глаза, то под веками будут плясать огненно-рыжие пятна.       Фрост усмехнулся и мотнул головой, стараясь прогнать наваждение. Но перед глазами все равно стояла эта девчонка, извивающаяся в танце. Ее кудри плясали вместе с ней, глаза сияли. Она теперь свободна, и это главное. Ублюдок Джонсон больше не тронет ее. Теперь Мерида станет сильнее, а он будет рядом, чтобы не давать ей повода проявлять свою силу. Пусть он, Джек Фрост, будет единственной ее проблемой.       Джек допил свой коктейль и встал из-за стола. — Я скоро вернусь, — крикнул Фрост, показывая на пустой бокал. Иккинг и Флинн кивнули, после чего снова перевели взгляды на девушек. Джек улыбнулся. Он поставил свой бокал на соседний пустующий столик и направился в толпу, стараясь, чтобы парни не увидели его.

Пускай они сидят. Но мне пора действовать.

      Петляя между людьми, Джек пробирался к танцующим девчонкам. Люди вокруг него прыгали, но он словно в замедленном режиме видел Мериду. Полную жизни, розовощекую и кричащую изо всех сил слова: «I've never seen anybody do the things you do before!».       Фрост подгадал момент, когда Астрид и Рапунцель отвернутся, и схватил Мериду за руку, потянув к себе. Он увидел, как вспыхнули ее глаза испугом, но стоило ей узнать наглеца, она снова улыбнулась. — Эй, Джек, пришел потанцевать? — Мерида не пыталась освободить руку. Она стояла и смотрела на него сияющими от восторга глазами. И улыбалась, улыбалась, улыбалась. Люди вокруг танцевали, кричали, прыгали, а они вдвоем стояли. — Джек?       Фрост наклонился к ней, обвил ее лицо ладонями и нежно поцеловал губы, которые снова оказались на вкус клубничными. Значит, тогда, нас сцене, мне не показалось. У нее клубничный блеск. Стоит ли говорить, что в этот миг дыхание у Фроста сперло, а сердце перестало биться? Джек опустил руки на ее талию и собрался уж было отстраниться, но девушка встала на цыпочки, чтобы не разрывать поцелуй.

Боже, что она с ним творит…

      Мерида запустила руки ему под футболку, слегка царапнув спину. Джек судорожно выдохнул ей в губы, не ожидая такой прыткости от рыжей девчонки. Она улыбнулась и отстранилась от него. — Идем, — он снова взял ее за руку и потащил за собой сквозь толпу. Мерида даже не пыталась вырваться. Голова шла кругом, ноги не чувствовали земли под ногами. За этим человеком она готова идти даже в Чистилище. — Эй, Фрост, ты же знаешь, что спать я с тобой не намерена? — она рассмеялась, продолжая следовать за Джеком. — Мерида, я еще не настолько пьян, чтобы лезть с тобой в одну постель, — он обернулся и улыбнулся ей. — Эй! Я не настолько плоха! — она не злилась. В конце концов, это все тот же Джек. А она все та же Мерида. И сейчас этот мальчишка ведет ее прочь от шума и толпы, порой оглядываясь на нее и кротко улыбаясь.

When you feel it's hopeless Когда ты чувствуешь, что это безнадежно. When you think that you lost, oh Когда ты думаешь, что проиграл, о… I will take your hand and Я возьму тебя за руку и… We'll rise up from the dust, oh Мы восстанем из праха!

***

      Мэйвис подошла к зеркалу в гримерной и, не обращая внимания на язвительные усмешки кружащих вокруг девиц, достала красную помаду и ловким движением руки накрасилась. Громко чмокнула алыми губами и замерла, глядя на свое отражение.       Мэйвис огляделась и рассмотрела повнимательнее своих соперниц. Все девушки истерично вопили, отнимая друг у друга лак для волос, чтобы зафиксировать прическу. Мэйвис снова посмотрела на свое отражение, на миг задумалась, после чего взъерошила свои гладко уложенные волосы. Теперь она была чуть взъерошена, напоминая только что проснувшегося человека. — Мэйвис! Хей, Мэйвис! — в гримерку аккуратно пробирался Джонни, боясь толкнуть какую-нибудь рассвирепевшую девицу. — Я здесь, — Мэйвис подошла к парню. — Ого, — только и смог выдохнуть Джонни, увидев изменения во взгляде девушки. — Все нормально? — Все отлично,— Мэйвис улыбнулась и беззаботно пожала плечами.- Ты готов?       В ответ Джонни лишь быстро кивнул. Он не совсем понимал, что изменилось в его пассии, но что-то изменилось точно. Изменился взгляд, голос, пластика ее движений. И бедный Джонни не знал, хорошо это или плохо. — Идем, — Мэйвис потянула парня за рукав к выходу. — Подышим воздухом подальше от этого гадюшника. — Посмотри, какой стремный, — услышала она шепот слева от себя. — Рыжий и лохматый который. Да и девчонка не лучше. Они определенно стоят друг друга.       Мэйвис лишь кровожадно оскалилась, проходя мимо сплетниц. Девушки тут же замолчали, испугавшись наточенных клыков странной девчонки с каре.

***

      Анна сидела на кухне и переключала каналы телевизора, не оставляя надежды найти себе развлечение на вечер. Девушка вальяжно развалилась на диване, поставив на полу огромную тарелку с конфетами. — Тук-тук-тук, — в дверном проеме замерла Эльза, скромно прижавшись к проему. — Можно войти?       Анна резко приподнялась на диване и улыбнулась. — Конечно! — девушка прижала ноги к себе, чтобы освободить место для Эльзы. В последнее время они так редко просто болтали. Смерть родителей словно разорвала их связь, но сейчас сестры пытались вновь наладить отношения. — Как ты? — Эльза села, подобрав ноги под себя. Она как всегда была невозмутима. — Да ничего. Пытаюсь найти фильм на вечер, но пока что-то ничего не получается, — Анна кивнула головой в сторону экрана и взяла тарелку с угощениями в руки, после чего протянула ее Эльзе. Та взяла шоколадную конфетку. — Эй, а может посмотрим что-нибудь вместе? — предложила Эльза. — Я только за! Что посмотрим? — Анна тут же оживилась, глаза ее радостно заблестели. — Хм… Слушай, может, это глупо, но… — Ну же, Эльза! — Помнишь, мы в детстве часто смотрели мультфильм «Лило и Стич»? — девушка виновато улыбнулась, подняв взгляд на сестру. — Точно! Я сейчас тогда найду его, а ты можешь пока спуститься и принести пару баночек колы? — Анна схватила пульт и тут же начала погружение в мир интернета. — Хорошо, — Эльза поднялась и вышла из гостиной. Тихо выдохнула, сжав кулачок.       Сейчас она пыталась вновь отстроить мосты, связывающие сестер до гибели родителей. Они — самые близкие люди. Они должны быть вместе. Эльза вошла на кухню и, открыв шкаф, достала оттуда свои таблетки, выпила положенную дозу и, спрятав их подальше, открыла холодильник. — Кола, кола, кола, — девушка изучала взглядом полки холодильника. Наконец, приметив заветные баночки, Эльза взяла газировку и закрыла ногой дверцу, после чего поспешила к сестре. Проходя мимо шкафа в прихожей, девушка остановилась и посмотрела в стеклянный шкаф, стоящий рядом со входом. Из-за дверцы на нее печально смотрел белый потертый мишка.       Эльза нахмурилась. Тревожная морщинка появилась между бровями, но девушка мотнула головой и отбросила все мысли прочь. Сегодня у них с Анной уютный семейный вечер. Все тревоги и проблемы подождут. — А вот и я! — Эльза поставила напитки на пол и села поближе к сестре. — Все, погнали, — Анна включила мультфильм и с удовольствием откинулась на спинку дивана.       Две сестры, громко шурша фантиками, наслаждались просмотром. На экране синий пришелец ругался с маленькой земной девочкой, учился вести себя нормально. Но пока у него выходило не очень, и сестра Лило — Нани, схватив Стича, грозилась отвести его обратно в приют. — Ohana — значит семья! — маленькая Лило сжала кулаки, останавливая сестру. — А в семье никогда никого не бросают. — И не забывают, — прошептала Анна, потупив взгляд. Эльза с тревогой посмотрела на сестру. Та помрачнела, сильнее сжав баночку колы.       Эльза положила свою ладонь на ладонь сестры и тепло улыбнулась. Анна подняла взгляд и, бросив пустую банку на пол, обняла сестру и громко расплакалась. Плечи девушки дрожали из-за рыданий, Эльза положила подбородок на затылок сестрицы и зажмурилась, поглаживая Анну по спине.       Анна плакала, уткнувшись в плечо сестры. По щекам Эльзы тихо текли слезы.       Они остались одни в этом огромном мире. Две девчонки, с которыми так жестоко поступила судьба. Они не смотрели на фотографии родителей, стоящих на тумбочках и висящих на стенах, а если вдруг и бросали взгляд, то тут же слезы подступали к глазам, а в горле появлялся мерзкий ком. — Эльза, мы же их никогда не забудем? — сдавленно прошептала Анна и отстранилась от девушки, шмыгнув носом. — Никогда, — Эльза нежно вытерла слезы сестры. — Мы всегда будем помнить их, ведь пока память о них живет в наших сердцах, они живы.       Анна поджала губы и быстро кивнула. Эльза поцеловала сестру в лоб. — Эльза, ты - моя охана, — девушка крепко обняла сестру. Эльза громко выдохнула. — А ты моя.       На экране Стич ушел из дома с книжкой о Гадком утенке, а две сестры сидели на диване, крепко обнимая друг друга.

Let us heal and grow! Давайте исцеляться и расти! You won't be alonе, Ты не будешь одна. We're unstoppable. Нас не остановить. Don't be afraid to show. Не бойся показать. What we're going for? К чему мы идем? This is what we know. Это то, что мы знаем. Here we come back to life, we're still breathing. Здесь мы возвращаемся к жизни, мы все еще дышим. Standing up, everybody's gonna see it. Вставай, все это увидят.

***

— Мышка, ты как? — Джонни покрепче сжал гитару, явно нервничая перед выходом на сцену. — Прекрасно. Не волнуйся за меня, — Мэйвис тепло улыбнулась ему и нежно чмокнула в щечку, оставив красный след от помады. — Что-то случилось? — парень озадачено почесал затылок, опасаясь смотреть девушке в глаза. — Ты сегодня… Словно другая. То есть не подумай, что мне не нравится, я просто хочу быть уверен, что у тебя все хорошо. — Джонни. Не бойся, со мной все чудесно. Просто сегодня я кое-что решила для себя, — Мэйвис погладила любимого по щеке, глядя тому прямо в глаза. — И более того, я уверена в нашем с тобой триумфе. — Ох, ну, признаться честно, я ужасно нервничаю! — Джонни растерянно улыбнулся. — Это нормально. Но уже поздно что-то менять — мы следующие, — девушка бросила взгляд на сцену.

Безусловно, им будет сложно запомниться сегодня, ведь вряд ли кто-то сможет шокировать публику после той валькирии в белом платье. Но им главное пройти в следующий этап.

Oh all you need to know is that we're holding on. О, все, что тебе нужно знать, это то, что мы держимся. Even if we fall we will rise up. Даже если мы упадем, мы поднимемся. And we follow the path that we believe in. И мы идем по пути, в который верим. No we're not gonna stop until we reach it. Нет, мы не остановимся, пока не достигнем цели. Oh all you need to know is that we're holding on. О, все, что тебе нужно знать, это то, что мы держимся.

— Готов? — Мэйвис крепко сжала потную ладонь Джонни. Тот лишь кивнул.       Софиты потушили, их позвали на сцену, Джонни дрожащими руками держал гитару, но Мэйвис крепко сжала микрофон.

Она не боится.

      Джонни не очень-то уверенно вступил, но тут же взял себя в руки. Мэйвис решительно посмотрела в зал.

Плевать она хотела, что люди о ней подумают. Она не собиралась меняться ради кого-то, кроме Джонни. А он полюбил ее такой, какая она есть.

      Девушка нервно сглотнула, сжала покрепче микрофон и набрал полную грудь воздуха. Сегодня на ее плечах лежит важная миссия. Сегодня она является послом для тысяч таких девушек, как она. Для тех, кто выглядит иначе. — She just wants to be beautiful (она просто хочет быть красивой), — голос не дрогнул, и девушка расправила плечи. — She goes unnoticed, she knows no limits (Её не замечают, но её ничто не остановит).She craves attention, she praises an image (она жаждет внимания, она воспевает красоту той, что на фото).       Она была безмерно благодарна Джонни за то, что тот дал возможность самой выбрать песню для конкурса. Девушка не видела лиц зрителей, не могла прочитать по их глазам, нравится им или нет.

She prays to be sculpted by the sculptor. Она всем сердцем желает позировать для скульптора. Oh, she don't see the light that's shining. Но она не замечает исходящего от неё самой света, Deeper than the eyes can find it, Что невидим при поверхностном взгляде. Maybe we have made her blind, Может, это мы ослепили её, So she tries to cover up her pain and cut her woes away, И она пытается скрыть свою боль и прогнать печаль, Cause covergirls don't cry after their face is made. Ведь девушки с обложки не плачут, когда макияж уже нанесён.

      Мэйвис закрыла глаза. Адреналин бурлил по венам, сердце набатом стучало в висках. Дыхания не хватало, но сейчас начинался самый ответственный и сильный момент. Девушка сделала шаг навстречу залу.

But there's a hope that's waiting for you in the dark! Но надежда ждёт тебя там, в темноте!

      Зал на мгновение замер. Секунда длилась бесконечность. Люди достали телефоны и зажгли фонарики, подпевая девушке.

You should know you're beautiful just the way you are, Пойми, ты красива такая, какая есть, And you don't have to change a thing, И тебе не нужно ничего в себе менять, The world could change its heart, Это мир мог бы пересмотреть свои стандарты. No scars to your beautiful, Не обезображивай свою красоту, We're stars and we're beautiful Мы — звёзды, и мы прекрасны.

      Люди подпевали, песня лилась, а Мэйвис чувствовала нарастающую в груди силу. Каждая жилка в ее теле сейчас была напряжена до предела, каждый волосок стоял дыбом, по спине бежали мурашки. — Oh, oh, oh, — Мэйвис подняла руку вверх, плавно покачивая ею в воздухе в такт песне. Фонарики заплясали в такт. — Oh, oh, oh, oh, — вторил эхом зал. Эта песня оказалась чем-то большим, чем просто попсовой песней. Сегодня она стала гимном, сегодня она воспевала настоящую красоту. Перед глазами Мэйвис мелькали разукрашенные тоналкой мандариновые лица девушек из павильонов, затянутые туго лифчики с огромными пуш-апами, следы на коже от ожогов утюжками для выпрямления волос.

And you don't have to change a thing, Тебе не нужно ничего в себе менять, The world could change its heart. Пусть мир пересмотрит свои стандарты. No scars to your beautiful, Не обезображивай свою красоту, We're stars and we're beautiful Мы — звёзды, и мы прекрасны.

      Джонни с замиранием сердца смотрел на девушку. Она сейчас буквально расцвела под этим искусственным электрическим светом прожекторов. Юноша осознал, что Мэйвис стала сильнее. Она что-то решила для себя, открыла потайную дверцу. И теперь ее ничто не остановит.

She don't see her perfect, she don't understand she's worth it, Она не видит своей безупречности, не понимает, что уже достойна самого лучшего, Or that beauty goes deeper than the surface, oh, oh! Не понимает, что красота — это то что внутри, а не снаружи! So to all the girls that's hurting, let me be your mirror, Всем страдающим девушкам говорю: Посмотрите на меня, Help you see a little bit clearer the light that shines within! Я хочу открыть вам глаза на свет, что льётся изнутри!

      Джонни улыбнулся. От Мэйвис шли потоки энергии, вселяющие надежду и силу, свет и сияние, исходящие от этой невероятной девушки, заставляли верить в то, что она говорит. Зал громко подпевал, фонарики плясали, глаза Мэйвис сияли. Она не была счастлива, скорее, наоборот, она словно в этот момент ощущала всю ту боль, которую испытывают девушки, старающиеся угнаться за недосягаемым идеалом.       Ее голос отражался от высоких потолков, звенел проповедью над этими людьми. — No better you than the you that you are (нет никого лучше, чем настоящая ты), — громко пропела Мэйвис и направила микрофон в зал. — No better you than the you that you are, — эхом отозвался зал. — No better life than the life we're living (нет лучше жизни той, чем та, которой мы уже живём)! — No better life than the life we're living!  — No better time for your shine, you're a star (нет момента лучше, чтобы сиять, — ты звезда), — ее голос звенел от напряжения. — No better time for your shine, you're a star! — безоговорочно вторило ей эхо сотни голосов. — Oh, you're beautiful, oh, you're beautiful! (ты — самая красивая!)- Мэйвис вскинула руки вверх и зал взорвался аплодисментами. Девушка обернулась на Джонни, широко улыбаясь. Она подбежала к нему, взяла за руку и подвела к самому краю сцену. Зал взорвался новой волной аплодисментов.       Мэйвис посмотрела на Джонни. — Спасибо, — шепотом сказала она, но он услышал и кивнул.

We rise up from the dust and claim our throne. Мы восстаем из праха и претендуем на наш трон.

***

— Эй, не видели Мериду? — Рапунцель упала на диванчик рядом с Флинном. — Нет. А вы Джека не видели? — Иккинг обеспокоено вглядывался в толпу. — Я, конечно, ни на что не намекаю, но, кажется, эти двое свалили, — Астрид усмехнулась. — А это логично, — Рапунцель нахмурилась, но тут же просияла. — Пошли прогуляемся? — А если они вернутся? — Флинн приобнял девушку одной рукой. — Флинн, у них же есть волшебная штучка — телефо-о-о-он, — протянула Рапунцель, раскинув руки словно Спанч Боб в том меме «Воображение». — Я бы тоже с удовольствием прошлась, — Астрид допила свой коктейль. — Что ж. Я не в силах отказать нашим прекрасным дамам, — Иккинг встал и отряхнулся. — К тому же, погода располагает. — Сдаюсь, сдаюсь, — Флинн примирительно поднял руки вверх и поднялся.       Ребята вышли на улицу и направились в сторону парка, подальше от шума и людей. Спустя какое-то время Астрид с Иккингом чуть ушли вперед.Флинн неспешно шел позади рядом с Рапунцель. — Флинн, — подала голос девушка, не глядя на юношу. — М? — Ты не подумай, что я такая, — она виновато потупила взгляд. Флинн удивленно поднял брови. — Какая такая? — Ну гулящая тусовщица. Вообще-то я не пью, но сегодня такой день, я в компании самых дорогих мне людей и я подумала, что можно немного расслабиться, — начала тараторить девушка, но Флинн прервал ее громким смехом. — Рапунцель! Ты просто чудо. Поверь мне — я бы в жизни такого не подумал, — он аккуратно взял ее за руку. Рапунцель просияла. — П-правда? Фух, а то мне было так ужасно стыдно! — с облегчением выдохнула девушка. Флинн не мог перестать улыбаться, глядя на эту девчушку. — В любом случае, если бы ты перебрала, я бы присмотрел за тобой, — парень тепло улыбнулся и посмотрел уходящей парочке вслед. Иккинг и Астрид о чем-то оживленно болтали. — Знаешь, а этот Иккинг неплохой парнишка. Просто удивительно, как он смог найти подход к моей сестрице. — Иккинг очень добрый парень. Но он также и очень сильный, хот и выглядит порой растерянным, — Рапунцель задумчиво прикусила губу, после чего дернула за рукав Флинна, заставив того остановиться, и заглянула тому прямо в глаза. — Он не обидит Астрид, честно-честно! — Господи, Рапунцель! — Флинн снова рассмеялся. — До чего же ты милая! — И ничего подобного! — она топнула ногой. — Ой, у тебя кровь…       Девушка достала из сумки платочек и привстала на цыпочки, чтобы вытереть кровь, которая пошла из губы Флинна. — Должно быть, прокусил, когда нервничал на сцене, — Флинн облизнул губу и посмотрел на Рапунцель, которая вдруг стала серьезной. — Ты чего? — Флинн… — девушка нервно теребила ремешок своей сумочки. — М? — Ты… Ты мне нравишься, — она подняла свои огромные глаза на него, дрожа всем телом. Вдруг она вздрогнула и стыдливо отвела взгляд, крепко сжав ремешок сумки. — Прости, я не должна была… — Эй, Рапунцель, — Флинн положил руку на плечо девушки. — Ты мне тоже очень нравишься. — Правда? — Рапунцель просияла и широко-широко улыбнулась. — Правда.       Вдруг Рапунцель крепко схватила Флинна за воротник его джинсовки и потянула на себя, заставляя ошарашенного парня наклонится к ней. Девушка зажмурилась и поцеловала Флинна. Тот, находясь в шоке пару мгновений, медленно закрыл глаза и запустил руки в золотые локоны Рапунцель. Когда девушка виновато потупила взгляд и хотела отступить, Флинн крепко обнял ее, прижав к себе.       Эта девушка заслуживает счастья. И он решил, что он сделает все возможное и невозможное, чтобы спасти ее мать.

We all have our reasons. У всех нас есть свои причины. Why we are on this track? Почему мы на этом пути? We all have our burdens yeah but… У всех нас есть свое бремя, да, но… We just keep on fighting and we never look back. Мы просто продолжаем бороться и никогда не оглядываемся назад.

***

— Оу, так ты проголодался? — Мерида смотрела на закусочную, к которой они подходили. — Но ты мог взять что-нибудь перекусить в клубе, а не переться в такую даль. — Мерида, господи, пожалуйста, включи мозг, — Джек, наконец, остановился, но так и он отпускал ее руки.       Девушка нахмурилась и изо всех сил постаралась напрячь свои извилины. — Эй! Минуточку! Это же та закусочная, где мы с Иккингом встретились с тобой утром? — Мерида недоверчиво покосилась на Джека. Тот утвердительно кивнул. Девушка не понимала, чего он от нее хочет. — Я знаю, это глупо. Но именно тогда я впервые посмотрел на тебя по-другому, — Джеку невероятно тяжело давались эти слова. Мерида это понимала и не перебивала. — Но сегодня… Сегодня Иккинг проболтался. Он начал рассказывать Райдеру о нашей компашке, и когда речь зашла о тебе…       Мерида напряглась. Тон Фроста изменился, он словно подбирал нужные слова. — Он раскрыл все твои карты, Данброх, — на выдохе сказал Джек и посмотрел девушке в глаза. — Я… Я не понимаю, — Мерида попыталась освободить руку, но Фрост крепко сжал ее. — Я все знаю, — Джек усмехнулся. — Я знаю, что это ты, а не Иккинг, собрала нашу группу, и знаю, зачем ты это сделала. Ты захотела помочь Рапунцель, чтобы та смогла оплатить лечение своей матери. Ты захотела спасти Иккинга от его отца, чтобы его мать смогла оплатить суд подать на развод. Но, что глупее всего, ты захотела спасти меня от самого себя.       Мерида испуганно уставилась на Фроста. В ее глазах плескался страх. — Но кто спасет тебя? — этот вопрос завис в ночной тишине. Он услышал, как бьется ее сердце, почувствовал ее пульс в сжатой руке. — Я… Я сама справлюсь со всем, — Мерида понурила голову. — Ты смогла справиться с Джонсоном? — на этих словах она вздрогнула и тихо выдохнула. Девушка медленно подняла глаза. Догадка обрушилась на нее, оглушив. — Так… Это ты? Ты сообщил Покахонтас? — к глазам подступали слезы. Джек кивнул. — Я знаю, что тебе тяжело. Ты все это время хотела помочь каждому из нас, в то время как твоя жизнь откровенно шла по пизде, — Фрост положил руки на плечи Мериды. — Думаю, тебе бы не помешало немного передохнуть.       Девушка боялась поднять глаза. — Я провожу тебя домой, — тихо сказал Джек и взял ее за руку, снова заставляя следовать за ним.       Они долго шли молча. Он боялся давить на нее, она боялась рассердить его. До дома Мериды они дошли, не проронив ни слова. — Спокойной ночи, — Джек отпустил ее руку и улыбнулся на прощанье, после чего, засунув руки в карманы, развернулся и пошел прочь от дома. Мерида смотрела ему вслед. Он определенно был на взводе.       Девушка зажмурилась и сжала кулаки. Мотнула головой, стараясь отогнать тревожные мысли. Ничего не вышло. — Джек! — она догнала его, с силой развернула его и обняла. — Спасибо, Джек.       Мерида уткнулась лбом в его грудь, вдыхая запах Фроста, который укутывал плотным одеялом, успокаивая и убаюкивая. Она услышала, как Джек усмехнулся, а потом почувствовала, как он гладит ее по спине. — Не за что, дуреха, — он нежно поцеловал ее в макушку. — А теперь тебе и вправду пора домой.       Джек подождал, пока она дойдет до дома и закроет за собой дверь. Девушка помахала ему рукой и скользнула в домашний уют, тихо прикрыв за собой двери. Фрост усмехнулся и опустил взгляд. — Дуреха, — шепнул он и пошел домой, насвистывая незатейливый мотив.

We all have our reasons. У всех нас есть свои причины. Why we are on this track? Почему мы на этом пути? We all have our burdens yeah but… У всех нас есть свое бремя, да, но… We just keep on fighting and we never look back. Мы просто продолжаем бороться и никогда не оглядываемся назад.

Примечания:
Scars To Your Beautiful - Rock cover by Halocene - песня, которую исполняла Мэйвис :3 обязательно рок- кавер!
Песня, которая красной нитью тянется через всю главу - TheFatRat - Rise Up. Да, она уже была в прошлой главе, но почему-то автор посчитал ее как никогда уместной и здесь.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.