Трилогия о маге. Свободное плаванье. 19

E ea I автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Забытые Королевства (Forgotten Realms), Advanced Dungeons & Dragons, Dungeons & Dragons (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Лариат, Хеброр Шидз, Виттер Рейш и другие.
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 226 страниц, 15 частей
Статус:
закончен
Метки: Ангст Вымышленные существа Групповой секс Драма Насилие Нецензурная лексика Философия Фэнтези Элементы гета

Награды от читателей:
 
Описание:
Когда кто-то сбегает из дома, в какие тяжкие бросается опьянённый свободой? Не перед кем стеснятся и прятать свою натуру – никаких запретов! Безнадзорная раскованность, когда нет давления и угроз схлопотать неминуемое наказание от более могущественных магов, блюдущих правопорядок и свои интересы. Что вздумается воротить сбежавшему магу?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Иллюстрации: http://samlib.ru/img/e/e_e_i/book03/index.shtml

Первая часть: https://ficbook.net/readfic/5310107
Третья часть: https://ficbook.net/readfic/5840474

Глава 2, явление иллюзиониста

4 июня 2017, 06:01
      Ночь на первое элесиаса Года Голодания.              - Карау-ул!       - Призра-ак!       Всё-таки женщины первыми завизжали, когда во всполохах радужного света и с характерным звуком разрыва ткани реальности в кубрике появился некто, окружённый голубоватым призрачным сиянием. Их сексуальные партнёры оказались толковее, особенно благородного происхождения:       - Телепорт! – С гневным возмущением проорал комиссар Оказан, лежавший в гамаке.       - К оружию! – Звонко призвал его младший брат Аюсо, осёдлывавший гамак и вместе со старшим тыкавшийся в соседние дырки у одной куртизанки.       - Бл***! - Е***! – В гамаке по соседству воскликнули менее культурные братья-погодки Паброн и Салброн, которым сегодня досталась конопатая «старуха» Сабин – и ночная вахта на их любимцах, гигантских летучих мышах.       - Хватай его, Жлоб! – Командным тоном гаркнул старший сын капитана, спихивая с себя сисястую Кисму, лежавшую на нём спиной и оглохшую на одно ухо. Молодая и дорогая куртизанка вскрикнула, но крепкие руки под мышками не дали бабе свалиться на пол – благородный Аюсо прислонил её к борту у себя за спиной.       Ж-лоб-ж-лоб – с характерным звуком пришёл в движение механизм шпиля, располагавшегося посреди кубрика нижнего юта. Вытянулись членистые руки голема, предназначавшегося для вытяжки канатов. Но пригодный и для охраны механоид не сумел ухватить маленькую фигурку, мгновенно сориентировавшуюся и метнувшуюся к приземистому сундуку в углу кубрика – по левому борту никого не было. Особой команды вооружаться или переходить в боевой режим Жлобу не поступало, потому прикреплённая на потолке звезда из мечей осталась целой – потому и гость не атаковал.       - Кто-где, бл***?! – В единственную дверь на эту палубу первым ворвался Бронвинд,. Тоже вопросил привычно - на иллусканском языке, общепринятом среди моряков. Наученный горьким опытом, Бронвинд тоже не спешил атаковать без разбору.       Отец двух только что еб*** тут куртизанку молодых жрецов Акади, сам же их и посвятивший в эту религию, ярко осветил весь кубрик сгустком небесного света, отразившегося от идеально зеркального лезвия кинжала в левой руке. Миг спустя чёрные волосы полуэльфа встали дыбом, а на остриях шипастого шарика на цепи во второй руке - засветились электрические кисточки, заметно уступавшие распушившимся иголкам шипящего и трещавшего гномьего фамильяра, генерирующего мощное статическое поле. Голему оно тоже пришлось не по вкусу – Жлоб бесполезно дёргал конечностями и крутился на своей оси в попытках достать непрошенного гостя.       - Куда я попал? Я буду защищаться, - на общем торговом наречии раздался хор неровных теноров от семерых одинаковых гномов, которые в разных позах очень угрюмой толпой взирали на людей из угла кубрика. Начальные уроки кикбоксинга даром не прошли: правильная стойка предупреждала рослых о люлях по колокольчикам, но пуще всего внушало уважение призрачное голубовато-пурпурное пламя вокруг четырнадцати кулаков.       - Да выкусите! – Раздался звонкий голосок Зелзиры, выбежавшей из коридора с шаровой молнией между ладоней. Импульсивная девка не успела бросить заряд:       - Уймись, дура! – Оглушающе гаркнул опытный боевой жрец, со звяканьем цепи соударяя сжатые кисти, чтобы без лишних слов развеять магию во всём кубрике. В отличие от Амберли и Селунэ, богиня Акади отвечала на молитвы своего жреца, путешествующего на Люцентии.       Шаровидная молния, издав бесславный пшик, распалась и погасла вместе со сгустком света, как и шесть иллюзий гнома со звуком лопнувших пузырей исчезли вместе с обманкой вокруг кулаков реального иллюзиониста – статическое поле осталось кусаться. В руках благородных сверкнули наконец-то извлечённые из-под шмоток кортики с ножами, их приятели потрясали кинжалами и цепями, внешне идентичными отцовскому оружию – молитвы обоих сосунков тоже развеялись.       - Сам дебил! – Крикливо огрызнулась полуэльф, что аж у всех тут зазвенело в ушах. Она демонстративно сложила руки, выпятив обнажённые груди с топорщащимися сосцами. Как волшебнице ей было необходимо развивать интеллект, но Зелзира не утруждалась, рискуя никогда не суметь овладеть более сложными двеомерами, чем шаровая молния из третьего арканного круга заклинаний по классификации избранника Мистры, знаменитейшего Эльминстера Аумара, многие века являвшегося кумиром едва ли не всех начинающих магов.       - Что происходит, на?       - Что такое, бля?       - Гы-гы-гы, х** к бою!       - Мать вашу, опять?!       Напирали в дверной проём полупьяные матросы и мастеровые моряки, выглядывая из-за спины поджарого полуэльфа - особо высокие прильнули к окнам по бокам. Электрического света хватало рассмотреть подробности.       - Ксо! – Между ног громады Бронвинда юрко проскочил одноимённый полурослик. – А ну вырубай статику, сраный гном! Хортикс, Брибис – тут из вашей братии! Жлобик, успокойся, - любовно скомандовал первый механик, касаясь скрытой руны. Закоротивший голем послушно угомонился.       - Умница, Ксояз, - необидно поддел халфлинга чистокровный лунный эльф Луламин, элегантно протиснувшийся сквозь толпу и миновавший Бронвинда с левого борта. – Убавишь молнии, а? И как тебя зовут, серый? – Показательно дружелюбно обратился он к защищённому призрачным покровом гному, не исполнившему просьбу халфлинга, но понявшего общее наречие эльфа и убавившего напряжённость поля.       - Я мистер Грей, а это мой Хмель, - на том же торговом языке угрюмо ответил незваный гость, подозрительно покосившись с утончённого платинового блондина на соблазнительную милашку с антрацитовыми волосами, струящимися по едва загорелой бежевой коже, доставшейся ей от человеческой матери, прелестной настолько, чтобы соблазнить какого-то черноволосого лунного эльфа. Зелзира высокомерно и насмешливо перебирала пальцами с молниевидно светящимися коготками, то и дело косясь на пребывавших во всеоружии парней, не знавших, как бы лучше прикрыться.       - И какого дьявола ты появился на моём корабле, Грей? – На общем языке торговцев Фаэруна грубо и властно потребовал Сарастин, вышедший вслед за любовницей, но не голышом, а в каком-то длиннополом халате, подпоясанным ремнём с обвесом.       Рапира в правой руке – взведённый лёгкий арбалет в левой прицельно смотрел на гостя зеленовато светящимся иззубренным остриём болта. Один стальной взгляд Сукилюбимца вымел прочь полупьяную шантрапу. Хортикс первым из гномов явил свою пьяную рожу второго помощника слесаря, икнул и свалил, бросив серокожего сородича на произвол капитана.       - Я хотел бы оказаться в каменной пещере, - неприязненно и честно выдал малец, действительно желавший побыть отшельником в райской пещере, однако не сложилось. – Но второпях вышло в деревянной, - сумрачным тоном ответил сумеречный гном в сумерках кубрика, затравленно бросая сумеречные взгляды.       - Хо, редкий смесок с глубинными, - подивился окладисто бородатый инженер. – Молодец, Ксо, - похвалил Брибис талантливого легконогого халфлинга, взятого на корабль ещё несовершеннолетним, но уже создавшим свой первый механизм. Талант!       Обе похвалы на самом деле сделаны в пику капитану, отправившему вперёд свою дурную подстилку. Сарастин понял этот намёк, но стерпел ради единства экипажа, трещавшего по швам после нападения бога Талоса на почитаемую Сукилюбимцем богиню Амберли, публично посрамлённую каким-то мальчишкой! А вот капитанские сыновья эту тонкость не уловили, решая дилемму - убрать ли оружие, чтобы прикрыть вопиющую наготу? К спинам защитников прижимались титьки куртизанок, вгоняя в краску.       - А чего бежали нагишом, мистер Грей? – Наугад осведомился Луламин, опёршийся локтем о край шпиля, собой загораживая Ксояза, проверявшего конечности Жлоба на подвижность.       - Меченное, - многозначно бросил сероватый гном, щёлкнувший пальцами и эффектно одевшийся в шмотки, отличимые от реальных лишь в истинном зрении.       Мокасины и заправленная в штаны рубаха – всё серой палитры с незамысловатой серебристой вышивкой крестиком. Простой верёвочный пояс довершал образ непритязательного к одежде индивидуума, то ли обладающего чувством стиля, то ли просто на свой манер скопировавшего фасон с древесно-зелёного наряда лунного эльфа, имевшего при себе кинжал и много чего ещё умело скрытого – у гнома же никакого оружия или подсумков. Визитёр неохотно вышел из боевой стойки – фантомные шмотки более чем естественно смотрелись на нём. Грей старательно готовил этот иллюзорный приём, но дома его труды не ценили по достоинству.       - Хо, вы классный иллюзионист, мистер Грей? - Опытным взглядом заметил Брибис, умеющий видеть в магическом спектре и различать типы применённой магии.       - Учусь, - чуть пожал плечами более низкий и щуплый гном. Не из скромности – по необщительности.       - Скромняга, - улыбнулся вроде как компанейский эльф, сам не чуравшийся колдовства.       - С Иппена? – Для порядка уточнил Брибис о гномах-колонистах с Лантана, обосновавшихся на острове в южной части данного архипелага Зелёных Сестричек.       - Ип-пена? Не, – фальшивый гном искусно притворился булыжником с большой дороги.       - В аквариуме базарьте, я позже приму решение, - подытожил капитан ситуацию. – Доё*** и на дежурство, распи***, - «обласкал» отец дружную команду «во всеоружии».       - Есть, капитан, - откликнулись все четверо юношей, опозоренных по самое не могу. Один полных восемнадцати и трое двадцати лет отроду.       - Есть, капитан, - чуть с запозданием ответили все остальные члены экипажа.       Грей именно из личного дневника Саршела Бирюзового многое узнал почти о каждом в команде данного галеона. За прошедшие месяцы страсти поутихли, но капитан потерял былое уважение к нему лично и страх перед карами его богини. К слову, экипаж Люцентии в целом не одобрил изгнание ослушавшегося приказа корабельного мага Саршела, для которого родная Академия Чёрного Посоха значила столько же, сколько родной Дом Зулпэйр для благородного Сарастина.       - Идём со мной, Грей, не бойся, - махнул рукой зрелый и состоявшийся скальный гном. – Я Брибис, инженер Люцентии. Ты попал на морской корабль, галеон, - объяснял мужик о трёх с половиной футах роста. И хлебнул чуток грога из громадной кружки, с которой ему жалко было расставаться.       - Во попал… - двусмысленно протянул серый юнец, вызвав смешки рассасывавшейся публики, испортившей двум парам братьев всю е*** с куртизанками, в эту ночь отдавшимися им в первую очередь из длинной череды желающих оттянуться.       - И как тебя угораздило? – Хмыкнул эльф, шедший позади и оценивающий походку неведомого гостя наряду с качеством «одёжной» иллюзии. Уже не на «вы».       - Воспользовался случаем сбежать от жестокой заклинательницы… - ещё пуще напрягся Грей, вынужденно отвечая с намеренной правдоподобностью – ложь могут учуять по сонму косвенных признаков.       - Но через Бесследное Море?.. – Эльф солидарно со всеми проявил удивление тому факту, что телепорту удалось преодолеть расстояние между континентами через естественный барьер, до селе никому не поддававшийся.       Но лишь Луламин озвучил своё удивление на общем, а не иллусканском, привычном и родном для моряков. Остальная команда громко смеялась, обсуждая непруху и везуху да размеры и кривизну чужих инструментов.       - На воде нет следов, а моря меньше океанов, - угрюмо ответил низкорослый гном, прикинувшись неотёсанной или шибко причёсанной чуркой с акцентом Уотердипа.       Бесследное Море на самом деле являлось колоссальной аномальной зоной - это действительно слабое место в легенде серого гнома. После столь своевременного применения развеяния магии мистер Грей благополучно для себя остался лишь с аудиовизуальными доказательствами своей телепортации, которые любому иллюзионисту подделать – пара пустяков! Увы, фальшивый гном не мог свободно ориентироваться на Мазтике, а потому не решился косить под местного или ранее переплывшего Бесследное Море.       Грея повели в штурманскую рубку, прозванную аквариумом за обилие стеклянных стен. По пути Луламин Разводной Ключ и сам представился, и назвал по имени Бронвинда Ветерка, и повариху Белинду Пенбрук – русая и лопоухая полуэльф по просьбе лунного красавчика похлопотала о праздничной порции киселя и бутерброде для юного и талантливого гостя, электризованный фамильяр которого сам себе добыл мозговую косточку, просто своим присутствием прогнав местных кошек, разбежавшихся от наглого вора с шипением и вздыбившейся шерстью, больно искрящейся статическим электричеством. Поскольку низкорослых персон на корабле считали по пальцам, то все они предпочитали держаться дружно, потому и халфлинг Идотон подал руку для пожатия – второй боцманмат. И Хортикс что-то пьяно икнул. А вот главный гарпунщик Далком Качнутый лишь фыркнул в кружку и щедро хлебнул пенного эля – дварф презирал проныр. К слову, капеллан с монахом да майор с гардемаринами и всеми до единого пассажирами – все сошли на остров праздновать отдельно от опостылевшего экипажа Люцентии.       Якобы жителю пещер не составило труда отразить на лице неприязнь к морским просторам, к тому же, он оценил приказ капитана, устроившего форменную пытку, когда вместо камбуза отправил в штурманскую рубку над ним, где обзор был во все стороны да с пола до потолка – негде отыскать «пещеру». Набыченный сумрачный гном устроился на табурете, поставленном для него хмурым Бронвиндом на скамью в самом углу – спиной к левой лестнице и входу. Гранитный взор окинул взглядом помещение с громадой штурвала за мачтой и шкафами, полными всякими непонятными инструментами, конторками в углах спереди и полками, забитыми тубусами, свитками и журналами – загодя пролистанными фантомным шпионом для лучшего представления об этом галеоне и его экипаже.       - Штурманская рубка - святая святых корабля, конечно, после святилища всех богов на средней палубе, - прокомментировал эльф, не став упоминать, что ещё есть святилище Селунэ, ставшее единственным на корабле женским кубриком, а также алтарь Амберли. – Мы прошлись по потолку средней палубы, - добавил моряк, внимательно глядя своими огромными миндалевидными глазами цвета нефрита с притягательно очаровательными золотыми искорками.       - Из какого города или селения ты явился, Грей? – Осведомился скальный гном, устроившийся с левого бока сородича и собой перекрывший ему быстрый путь к побегу.       - Любопытно узнать – как?! – Лулами не сдержал часть эмоций.       Малец громко посопел, посопел, враждебно зыркая по сторонам, а потом как хлопнул в ладоши! И галлюцинаторным окружением создал комфортную для себя пещерную обстановку. Все стены-окна отдалились, вытянувшись рукавами коридоров, заросших светящимся мхом. Пол и потолок обратились каменными поверхностями, бугристыми, сколотыми, мокрыми. Между прочим, снаружи вся пещерная перспектива выглядела совершенно правильно вопреки очевидному противоречию между объёмами внешней «коробки» рубки и внезапно появившихся внутри каменных просторов.       - Не надо так делать, - тут же предупредил жрец стихийной богини воздуха, которому совершенно некомфортно было находиться в тесной и давящей обстановке гранитных пещер.       - Не надо пытать меня, - несговорчиво и угрюмо ответил серый гном.       - Мы справимся, Бронвинд, не волнуйся, - успокоил его эльф, не скрывавший восхищения преображением штурманской рубки. – Вон, Оггуудак явно перебрал, - перекинул Луламин стрелки на полуорка, в стоящей жаре одетого в одни лишь панталоны, оттопыривавшиеся в одном месте, желающем вставиться в повариху вместо ботелера Фализару или во вторую полуорчанку, хотя эта, одетая лишь в яркую тряпицу между ног и «гамаки» на титьках, матрос Зонеда липла к статному и широкоплечему боцману, хлещущему ром в ожидании своей очереди к сексапильной сучке Кисме из Калимшана – шкаф с выменем и мочалкой между ног совсем не прельщал плечистого и коренастого Джима, пока ещё не напившегося в доску, когда всё равно, кого е***.       Без криоманта Саршела Бирюзового на Люцентии стало некому морозить лёд, зато имелся жрец Акади, способный охладить палубу сухим ветром, правда, очень ненадолго. Оба квартермейстера-барда уже лыка не вязали, тоже устроив себе праздник – от музыки. Шарманщика Брибиса заменил Хортикс, превративший трезвон с колокольчиками совсем в заунывный мотив, такой же пьяный, как и сам гном. Под рубкой находился камбуз, откуда через решётки доносились хмельные голоса матросов, нестройно горланящих матерную песню о злате и жинке. Не то, чтобы морякам хотелось на сушу или они не умели иначе веселиться, просто в набитом битком корабле не больно то уединишься или выспишься – обычная замотанность. Надраться в доску и проспаться перед последним рывком к порту, где можно капитально забыться и сбросить накопившуюся усталость и нервы, ведь вместо девяти благородных пассажиров они доставляли сто двадцать наёмников – ровно по числу самого экипажа. Жуткий стресс давал о себе знать, хотя некоторые справлялись.       - Жизнь у нас тут тоже не сахар, Грей, - заявил Брибис, когда чуток отхлебнул из своей кружки. – Полагаю, хлеб и проезд ты будешь отрабатывать иллюзиями?       - Угу, - сдержанно кивнул гном, не торопясь накидываться на корм и пойло.       – Ублажишь ими нашего сурового капитана - заработаешь себе гамак и миску первого разлива, - своим мелодичным голосом добавил лунный эльф, по меркам своей расы, вполне ещё молодой в свои неполные девяносто восемь лет, за которые уже успел обзавестись первенцем-полуэльфом.       Грей про себя отметил, что по-настоящему добрый индивид не смог бы выдержать нескольких лет плавания под флагом злой и коварной богини Амберли. Тут мягко стелют, да жёстко спасть.       - Я хочу свою пещеру, - заявил смесок, вызвав смешки двух закадычных друзей. Умник читал достаточно книг, чтобы понимать важность сленга и акцента, на чём многие сказочные герои и засыпались.       - Хм… Гляди, собрат. Мы тут. Вблизи нашей, уотердипской, колонии-крепости Трифосфорд есть шикарный хребет. Но сперва мы высадим весь наёмный сброд в Нью-Уотердипе на большом острове Мазтапан, - Брибис, владея магией иллюзий на уровне двеомера невидимости, пальцем по столу очертил простую плоскость карты с заливом Корделла по центру. – Ниже – зона влияния амнийцев и враждебных всем колонистам местных племён. Судя по говору, юноша, ты тоже из Уотердипа, поэтому туда тебе путь заказан, - по-свойски похлопал Брибис плечо Грея, заодно проверяя тугие мышцы, показавшиеся ему каменными – как и положено представителю этой расы.       - А там есть механизмы? - Исподлобья спросил почти на голову меньший сосед, дёрнув плечом, чтобы сбросить чужую руку, мимоходом проверившую подлинность одежд при помощи двеомера идентификации, выдающего простенькую информацию о материале.       - Нет, - уверенно заявил Брибис, имевший опыт общения с глубинными сородичами и правильно истолковавший реакцию представителя этого подземного народца, встречавшего и в Подгорье Уотердипа. – Группы археологов всё ещё ведут разведку залежей руд, - полуправдой ответил инженер галеона, главный по всем механизмам. – Ты ещё изучаешь механику, Грей? – Пристально загляну он ему в лицо.       - Мне всё любопытно, - честно ответил фальшивый гном, действительно интересовавшийся, как функционируют механические конструкты, хотя для его близнеца эта тема стала бы превалирующей.       Вдобавок Грей хотел к общему языку реально, без перевода магии, изучить гним, иллусканский, элвиш, драконик, дварфиш-дуэрган. Хотел повидать мир, при этом, живя в своей комнате, занимаясь магией и учась драться, лазать, плавать, нырять, летать. Перед побегом невеликого роста маг готовился к устройству на этом корабле, и теперь позитивно оценивал результаты, видя, что к стенам-окнам липли изумлённые лица, как таращились и сквозь запертый люк-решётку в полу. Правда, все плюсы меркли из-за притворства взявших над ним шефство – хватит с него недобрых и своекорыстных атмосфер!       - Хех, любопытно ему - наивный чультанский абориген, - подколол Луламин, нервно дёрнув ухом и переведя взгляд на двери юта нижнего, а потом себе за плечо, в сторону решётчатого люка в камбуз.       - Давайте поговорим в другом месте. Для вас аквариум свят, а меня напрягает, - угрюмо предложил Грей.       - Слово капитана – закон, так на любом корабле, - известил Брибис.       – Плата за услуги – услуги, плата за знания – знания. В тесной изоляции это ценнее материального. Улавливаешь?       - Неа… - честно моргнул Грей, начав капать на мозги за нежелание спуститься вниз. Взяли бы они на себя эту ответственность, то мистер бы отплатил, а так…       - Тебе надо здесь и сейчас решить, Грей, чего тебе надо и чем заплатишь. Но без покорности лучше сразу шуруй на другие корабли. Нам с тобой нянькаться, знаешь ли, совсем не приспичило, - стал неприветлив инженер с тем, кто фактически появился в чужом монастыре и с порога принялся устанавливать свои порядки. А может ещё по какой причине решил подкрутить гайки. – Будешь тут своевольничать, как с этой пещерной иллюзией, капитан отправит тебя за борт. Одного строптивого мага Сарастин Зулпэйр уже сбагрил со своего галеона, и только за этот рейс с десяток пассажиров выкинул прямо в Бесследное Море на прокорм чудищам.       - Чего хотел – добился, чего мечтаю – несбыточно, чего будет – неминуемо, - насуплено произнёс Грей сентенцию. – Всё есть плод воображения. Иллюзия - первая из утех. Я отныне волен их предлагать, по чём, где и как захочу. Не хотите – и бес с вами. А…       - Строптивость и неуживчивость – поганые качества для моряка, смертоносные, - заметил эльф, холодный и отстранённый, как зимняя луна, прядающая вострыми ушами. – Нам нужны последние новости из Уотердипа, юноша, за лежак и миску до Трифосфорда…       - Это всё иллюзии вашей черепной слизи, - угрюмо перебил Грей. – С каких бесов мне плясать под вашу дудку, старички? Я сбегал не для того, чтобы снова загреметь, – резко набычился фальшивый гном, имевший намерения на своих условиях собирать тут знания и копить ценный опыт, а не прогибаться под других, ибо хватит подстраиваться под чужих!       Житие на корабле – как в клетке. Впрочем, невеликого роста маг считал, что бравада должна была укладываться в протестное подростковое поведение, особенно в свете отсутствия должного уважения к нему, как к уже проявившему свою мощь магу. К сожалению, Грей с досадой признал промах в том, что банально постеснялся применить обозначение «мастер» вместо «мистер» - тогда бы эти сучары явили больше уважения к нему.       - Ещё и неуважение к старшим, - со вздохом заметил скальный гном, для которых сотня лет - это средний возраст. – Тебе по-товарищески помочь хотят, Грей, делом и советом, а ты ерепенишься и скрытничаешь, без спросу устанавливаешь в чужой пещере свои удобства и правила, - попытался он доходчиво объяснить тому, в чьих серых глазах различал высокий интеллект и стальную волю, не говоря уже о явственной силе иллюзий этого юного мага, запугивать которого – дохлый номер.       - Иллюзии, - многозначительно выдохнул Грей, сохраняя пещерное окружение.       - Матросы – непритязательная публика, юнец, для развлекающего отдыха нам вполне хватает иллюзий от своих бардов, - высокомерно произнёс эльф, ревнуя к чужому могуществу в столь юном возрасте. – Особенно горазд на игру корабельный секретарь Ниленас, окончивший бардовскую академию Нью-Оламн - слышал о такой?       - Непонимание порождает страх, страх влечёт неприятие, неприятие разжигает вражду, - заключил Грей, знакомый с подобной реакцией на себя и свои действия. – Идите лесом, товарищи!       Продолжая рекламировать свою силу и умения, продавец иллюзий подменил сам воздух, хитро транслировав ощущения своего разведчика, которым управлял фамильяр, оттого и сидевший рядышком – смирненько. Галлюцинаторное окружение превратило штурманскую рубку в аквариум с кораллами и шокирующим разнообразием жизненных форм здешнего рифа. Ощущения и воздействие на разум оказались столь реальны, что гном и эльф раздули щёки и чуть зашатались, как будто действительно потеряли вес, целиком оказавшись на дне аквариума. «Вишенкой на торте» стал местный пушистый котик, проплывший над столом, расправив лапы и махая ими, словно плавниками; подводный котяра догнал пёструю жёлто-синюю рыбку и слёту проглотил акульей пастью - миг спустя из его колышущейся шерсти под хвостом выплыла стайка сине-жёлтых мальков.       Сотворил волшбу без всяких пассов, швыряния порошков и декламации словесных формул – на голой воле и чистой силе магического дара. Если и после этого не проявят должного уважения, то и бес с ними – зачем лишняя морока и нервы? Дома хватало, а на воле Грей хотел соответствующего обращения.       Фальшивый гном воспользовался паузой, чтобы угрюмо откусить бутерброд и глотнуть киселя, зажевав вперемешку и совершенно не обращая внимание на аквариум, словно и не было его совсем, хотя для сторонних наблюдателей вода правдоподобно колыхала его одежды, а изо рта и носа вырывались пузырьки воздуха. От этого зрелища лунный эльф выпустил чуток воздуха, якобы всамделишно образовавшего пузыри, всплывшие под потолок с характерным щекотаньем лица и бульканьем. Под хохот пьянствовавших за стеклом зрителей, собравшихся на верхней палубе, захлёбывающийся Луламин позорно выплыл из аквариумной рубки. Нет, вода не пролилась потоком через открытую дверь, и эльф не стал выглядеть промокшим и жалким, но идиотски отдышаться он пытался вполне натурально, веселя подвыпивших матросов, гоготавших от того, что прозванная аквариумом рубка обратилась в настоящий и дивно какой удивительный аквариум! Так реалистично, что по правой лестнице с медвежьим рёвом ворвался штурман Трондат Смарттрэк, в подпитии пожелавший спасти от потопления все драгоценные лоции. От попадания в зону иллюзии его рыжие волосы повели себя подобающим подводной среде образом, до колик и отрыжки рассмешив других выпивох.       - Успокойся, Трон! Это просто массовая иллюзия, дыши носом, - с невольной улыбкой скомандовал инженер, по-прежнему воспринимавший мощную иллюзию, но не уже захлёбывавшийся, как другие. Немного практиковавший магию Брибис хорошо знал основы Школы Иллюзий, потому воочию наблюдаемое воздействие произвело на него неизгладимое впечатление своим правдоподобным охватом, но не сумело полностью одурачить, как произошло с эльфом.       - Сукины дети, ***! – Выдохнул габаритный штурман. – Ща носы расквашу! – Пробулькал Трондат и отшатнулся от зубастого восьминого кота, с утробным завыванием наплывшего к его голове вместе со штурвалами-медузами, дёргавшим канатами-стрекалами с голубыми кисточками молний, всамделишно коловших в болезненные и позорные места.       В царившем вокруг сюрреализме угрюмый Грей спокойно ел бутерброд и запивал его киселём, а штурман с инженером матерно переругивались вокруг настоящего приказа капитана и мнимой порчи бумаг. Матросы и мастера пьяно смеялись бесплатному концерту, особенно бурно реагируя на распитие напитков под водой. Почувствовавший себя идиотом Луламин неприязненно скривился, с плеском сунув руку в иллюзорную воду. Глядя на собутыльников, эльф только теперь уразумел, что иллюзии Грея – это вовсе не индивидуальные заморочки Зелзиры или шуточки Саршела, а могущественные галлюцинации массового характера. Признавая поражение, выставленный на посмешище Луламин с постной миной спустился к общему столу, где ему щедро плеснули со словами:       - Накось, подыши ромом, бледненький Луламин, хи-хи, - позаботилась о нём повариха, млевшая в его объятьях кратно меньше, чем он стонал от её минета. Шутка вызвала взрыв хохота. Когда Луламин поднёс кружку к губам:       - Эй, пить нельзя! Дыши ром! – Со смешком гаркнул Бронвинд, поддавшись пьяному угару сотоварищей, над которыми бдел по капитанской разнарядке. Клирик совсем не страдал беспричинной злостью и умел веселиться, чего так остро не хватало усталой команде корабля.       - Дыши-до-дна! Дыши-до-дна! – Раздался звонкий голос Ксояза, с громким хлюпаньем хлебнувшего свой эль и нетрезво рассмеявшегося, попеременно тыкая пальцем в смешной аквариум и снулого эльфа.       Грей все слышал и глазами фамильяра видел творящееся на палубе, а потому решил поднапрячься и подыграть: несколько разномастных рыб навострили глаза, телескопически выдвинувшиеся вперёд по направлению к лунному эльфу с пивной кружкой – в круглых линзах множества копий телескопа из штурманского шкафа показались узнаваемые нефритовые радужки с золотыми точками и захлопали по-женски пушистые ресницы.       - На Лантане я знаю всего двух иллюзионистов, утапливающих в комнате, и более десятка способных убивать одеванием на голову иллюзорных аквариумов. Все эти гномы никогда бы не применили свои таланты на пакости доброжелателям, - осуждающе произнёс Брибис, напряжённо мурыживший левый кулак, которым удобнее было бы с разворота расквасить нос серого юнца, если потребуется экстренно прекратить его иллюзию.       - Все склонны недооценивать иллюзии. Иллюзии сводят с ума. Я раздражал эльфа капелью, - говорил угрюмый Серый короткими предложениями, смакуя кисель глоточками, - делом доказывая свою состоятельность и свободу. А добро начинается с взаимоуважения, мистер Брибис, а не тыканья и требований к юнцу, ещё не очухавшемуся от перемещения и затравленно чувствующего себя в стеклянной комнате.       - С таким чувством свободы останешься один на этом острове, мистер Грей, - предупредил скальный гном, которому на корабле не хватало общества себе подобных.       - Пустяк, - легко признался Грей, которого больше заботили признаки скорого наступления малой нужды, сбивающей концентрацию. Грей взял на заметку столь малое число гномов-иллюзионистов, научившихся работать с экстрапланарными энергиями для создания квази-реальных фантомов, составляющих подраздел Магии Иллюзий. И про себя посетовал, что ещё не успел овладеть двеомером очарования настолько, чтобы пытаться понравиться окружающим до уровня друга, обмануть которого западло.       - Э-э, тогда что ты относишь к реальным проблемам? – Напряжённо спросил Брибис, глянув на дно своей кружки, в которой поселился иллюзорный осьминог, выпустивший чернильную струю в неприятеля.       - Будущее, - озабоченно выдохнул фальшивый гном. Напряжённый сосед невесело хмыкнул. – Итак, мистер Брибис, со мной нянькаться совсем не приспичило. Знания отпали - помянем услуги, - недружелюбно выразился Грей, хотя понимал, что с таким отношением его норкой вполне может оказаться бочка, в полночь выброшенная за борт посреди океана. Ну, не коммуникабельным он рос – что поделать? Переделывать себя – неохота. А подстраиваться – достало до чёртиков.       - Вы не так молоды, каким кажитесь, мистер Грей, - сделав акцент, расстроенно заключил умный гном, имевший представление о многих мастерских двеомерах иллюзий, об одном из которых открыто намекнул. Беседа складывалась неудачно, раздражать мага – себе дороже.       Серый юнец промолчал, концентрируясь на удержании «аквариума», трещавшего по швам из-за мстительных благородных юнцов, что уже не смогли насладиться куртизанками и, по-быстрому кончив, подбили своих друганов помолиться в камбузе о масштабном развеянии магии. С толикой азарта доморощенный иллюзионист решил иначе побороться – стал сбивать им настрой шипящими звуками внезапных капель на жарочную поверхность печки.       - Золото дураков, - после минутной паузы нехотя признался предприимчивый Брибис, лично знавший, каково быть врагом опытного иллюзиониста, успешно развлекающего на верхней палубе притязательную публику, разбалованную дипломированным бардом из Нью-Оламна. Злопамятливые маги реально сведут с ума своими мерзопакостными иллюзиями, как Грей уже показал на примере высокомерного Луламина. – Мы хотели проучить наёмников, самим не подставившись.       Грей вполне успешно напрягался и без проблем держался, но, увы, ранее выпитая им вода всё настойчивее просилась наружу, угрожая подмочить все труды. Чтобы справить нужду и сохранить лицо победителя, «аквариум» пришлось при содействии фамильяра «слить» в камбуз с громким звуком смыва нечистот в городскую канализацию, избавившую всех собравшихся под кубриком от содержимого желудков - в армии обычно наказывают весь отряд за одного нерадивого солдата. Управиться с собственной струйкой труда не составило – зачинщик внизу оказался реально обоссанным.       - Хм. Мистер Брибис, вы теперь больше знаете о моих возможностях. Придумайте другой план. Я хочу капитанские харчи и отдельную пещеру с видом на море, чтобы привыкнуть к его бескрайнему виду, - гнул свою линию гость, при появлении казавшийся таким затравленным, но теперь проявивший властность. - А сейчас пропустите меня на выход, - угрюмо потребовал фальшивый гном у настоящего.       - Капитан Сарастин приказал быть здесь, - не сдвинулся с места светлый гном. Он хотел ещё раз предупредить о крутом нраве Сукилюбимца, вышедшего сухим из воды даже после божественной заварушки, но не успел:       - Я ему не аквариумная рыбка, - с другой стороны ответил Грей, отвлёкший внимание Брибиса воронкой и звуком, чтобы прошмыгнуть под столом, оставив на своём месте обычную иллюзию, говорившую простейшим чревовещанием. Слишком долго и близко инженер находился рядом с иллюзионистом, чтобы тот не преодолел магическую сопротивляемость визави.       Держа прихваченного фамильяра двумя руками, юнец влил магию в подготовленный фейри-драконом образ фантомной летучей мыши и сиганул за борт, под шум и крики улетая к острову без оглядки на таки вышедшего капитана и его мнение о госте, провокационно засунутом в неприятную для пещерного жителя среду. Грей понимал, что относится к Сарастину предвзято; он в любом случае не собирался стелиться – хватит. Целей и путей к ним великое множество, и лучше самому запретить себе хотеть всего и сразу, чем уподобиться расшибающим лбы о нарисованные двери.       Выбирая поляну и модель поведения, Грей исходил из того, что если кто-то поставил волшебный купол одного домика Леомунда, то вполне может соорудить и второй для удобной ночёвки богатых особ. Или научить – продать свиток, на худой конец. Хмель незримо подобрался и проник внутрь золотого купола. Оказалось, что созданная двеомером силовая полусфера изнутри – прозрачна! Такая вот пикантная обстановка для оргии в непрозрачном снаружи домике Леомунда, защищающем от насекомых, жары, влажности, наружных звуков и запахов. Магическое зрение дракончика без труда выявило хрустальный шар, обеспечивавший длительное удержание двеомера без участия мага, а также позволявший установщику исподволь наблюдать за происходящим внутри. В точности, как Грей читал в дневнике у бывшего корабельного мага Саршела Бирюзового, поступавшего точно так же для организации скрытного наблюдения майором Мангом и другими озабоченными. Сориентировавшись, иллюзионист явился!       - Эй, ***, ты кто такой!? – Потребовал злой дежурный, ни капли алкоголя в рот не бравший и потому лютовавший.       - Я мастер Грей, сутенёр! Кто тут в сумерках ночи молился о крутом борделе?! – Громко и звонко вопросила кроха, стоя на летающей мышке.       Собственно, смена облика большой летучей мыши на девушку с прощупываемой промежностью вполне убедила всех желающих в серьёзности заявлений незнамо откуда, но очень вовремя прибывшего пришельца, сулившего неземные наслаждения по умеренной цене. Грей очень внимательно проследил за тем, как маг в охлаждающей белоснежной жилетке на голый торс читал по своей арканабуле заклинание на основе магии школы Превращения, создавая из порубленных и разложенных веток шестнадцать коек с набитыми листвой тюфяками – под силовым куполом.       Когда шатающиеся молодчики с похабными комментариями в адрес серой «сопли», мягко выражаясь, всё-таки попарно сдвинули койки в кровати, когда создатель нехотя раздавил стеклянную бусину об оставленный в центре сферы хрустальный стержень фиксации заклятья и вышел – оставшийся в одиночестве сутенёр составил ладошки лодочкой для сцеживания синего киселя материализованного магического сырца.       Вскоре последовала серия действий, отрепетированных по одиночке, но впервые объединённых: фамильяр применяет на старшего собрата врождённую способность к зеркальной иллюзии; невеликого роста маг меняет облик каждой своей копии на привлекательную женщину (пополам из рас людей и полуэльфов разных народностей); затем перенятый из чужой книги заклинаний ритуал создания орды невидимых слуг, каждый из которых «одухотворил» иллюзию, после восьми капель синей субстанции приобретавшую нормальную осязаемость и приемлемую прочность – склёпанный на скорую руку эрзац двеомера фантомного лакея на основе хорошо изученной магии фантомного скакуна. Ещё раз выжав из себя магию и собрав в ладошках синий кисель, Грей при помощи хвоста дракончика обрисовал периметр и помазал кровати, чтобы лучше и надолго лёг их совместный аналог заклинания Мираж Таинств, приватно отгородившего восемь спален, чья иллюзорная роскошь копировала номера одного из реально существующих публичных домов Морского района Уотердипа. Под конец волшбы несколько немаловажных деталей да крохотная крупинка с зарядом молнии в пупок каждой путаны для чувствительного наказания самцов, чрезмерно активно распускающих руки.       Обещанная мастером Греем четверть часа и вуаля:       - Милости прошу в фантомный бордель Любимцысук! – Воскликнул сутенёр, намеренно исказив капитанское прозвище Сукилюбимец. - Первая ночь – совершенно бесплатно! Напоминаю, садо-мазо в кустах, пожалуйста! Будьте нежны, насладитесь сами и дайте насладиться другим! – Объявил серокожий гном, едва успев посторониться от наплыва изголодавшихся по женским прелестям и просто шибко любопытствующих.       Цвести в лучах восторгов Грею не дали, сразу же взяв в оборот:       - Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, мастер Грей, - заметила ранее уже представленная Дарсия, старпом Люцентии и жена майора Манга, который вместе с магом в белой жилетке первым отправился проверять столь разрекламированный результат. Женщина хотела узнать, что за фрукт этот серый гном, объявившийся внезапно, как снег на голову.       - Разумеется, мэм Дарсия, - серый гном вновь стал угрюм, поменяв маску улыбчивой услужливости. Грей не дал втянуть себя в разговор о выяснении личности и прочей взрослой чепухе: – Я хочу на корабле свою отдельную опочивальню и роскошную трапезу. Мне в карман серебряная монета с каждой случки, вам ставки в играх за создание секс-кукол и обстановки очередного фантомного борделя на основе воображения победителей и поощряемых вами кобелей.       - О как. А не наоборот, случайно? – Вскинула она подведённые брови, держа руки на бёдрах, прикрытых лишь парой красных платков, гармонирующих с подвязывающей наливные груди красной рубахой с вышивкой золотой нитью, светящейся. В свои тридцать восемь годков благородная женщина выглядела на десять лет моложе, словно морское обветривание существовало лишь для быдла.       - Я хочу беспрепятственно заниматься магией, старпом, с вами или без вас, - просто ответил Грей, не став акцентировать внимание на том, что офицеры, плюс ко всему, получают контролируемый разврат, а хорошие парни на борту развлекаются азартно и сексуально. Ну, и ещё никому совершенно не следовало знать о том, какую выгоду от всего этого мероприятия получал сам фальшивый гном.       Дарсия прекрасно понимала и с нетерпением ждала, когда Люцентия наконец-то избавится от того сброда, где тридцать птенцов Дома Граулханд набрали команды из трёх своих приятелей, готовых в складчину раскошелиться на тысячу золотых монет за блатной билет на Мазтику, полную возможностей лёгкой наживы на отсталых аборигенах. Старпом если и хотела апеллировать к якобы уже найденной и проверенной временем формуле пары куртизанок или четырёх рабынь на сто членов, то высочайший интерес к новой затее нивелировал этот довод:       - Посмотрим, - свысока ответила власть имущая, привыкшая сама задавать тон беседы, но вполне уважавшая силу и магию. Старший помощник капитана Дарсия Граулханд, урождённая Дома кораблестроителей Хелмфаст, не стала ничего обещать без согласования с Сарастином Зулпэйром, чей авторитет держался вопреки подмочившему его инциденту с семейкой Хунаба.       - Разумеется, для того и даю представление, - согласился Грей, стараясь не обращать внимание на гомонящую толпу пьяных дебоширов, от которых так и несло перегаром вперемешку с бранью и пошлостями да требованиями немедля пропустить к шлюхам. Лишь присутствие старпома удерживало некоторых от потрясания причиндалами. – Извините, мэм, мне пора начать медитировать на куполе, а то раскалённые парни порвут куколок до того, как все страждущие их опробуют, - скабрёзно подмигнул гном, задиравший голову едва ли не от женского пупка.       - Пожалуйста, мастер, - скупо улыбнулась Дарсия, охраняемая парой трезвых и оттого сердито угрюмых бойцов с алебардами. Затея давать мужикам задёшево спускать пар очень ей импонировала, и отнюдь не из сочувствия к рабыням, а ввиду повышения управляемости нахрапистых самцов, все нервы её измотавших за время затянувшегося плавания. Но кого попало брать в экипаж – чревато, вдобавок, мутный и незнамо откуда взявшийся иллюзионист не внушал доверия.       Напружинив ноги, скально-глубинный смесок расы гномов совершил волшебный прыжок и разлёгся на макушке полусферы, вперившись взглядом в красочное и невиданное звёздное небо экваториальных широт западного полушария Торила. Отрешившись от лагеря, Грей стал входить в медитативное состояние, ласково поглаживая чуть светящегося электричеством фамильяра, которому вместо поддержания комплекса иллюзий хотелось исследовать архипелаг бамбука посреди маняще загадочного массива джунглей, полных привлекательного неведомого. Мастер Грей покамест думал лишь об одной личной выгоде - отладке работы комплекса своих двеомеров, впервые так применяемых и пока ещё слишком сырых, годящихся только для удовлетворения пьяных мужиков, у которых затуманенный спиртом мозг более податлив для одурачивания иллюзией сношения с девицей, когда на деле сие непотребство равносильно рукоблудию.       Медитации не получилось – ну не привык благородный отщепенец находиться посередь сквернословящих пьяниц из низших сословий. Лежавший на крыше Грей с горечью и сожалением констатировал, что его родители бы не удивились, узнай они, что сбежавшее чадо пустилось во все тяжкие, хотя ещё даже не должно было всерьёз интересоваться тем, как зачинаются дети.       Власть. Деньги. Секс.       Три переменные в формуле управления персоналиями – от слова «анал». Мастер рос «во власти», так сказать. Видел и примеры того, как развращают и бросают в соблазн крупные суммы денег. Сейчас же целенаправленно узнавал о третьей составляющей успешного контроля над массами – фекалий.       Невеликого роста маг с трудом отрешился от витавших вокруг негативных эмоций, направив энергию через толстую кишку в дырку в силовом куполе – иллюзии всё равно выкрасят чёрное в белое. И пьяных самцов действительно удовлетворяло – за счёт их же энергии. Форменное издевательство? Скорее разнузданность в применении магии, когда можно смело ездить по чужим мозгам, оттачивая навыки иллюзиониста грубыми, но действенными методами.       Кривящийся Грей кисло терпел мат-перемат, пока не обратил внимания на драку, спровоцированную грубиянами, таки лопнувшими двух куколок. Без него разобрались с помещением пары рабынь на освободившиеся места, а Грей милосердно позаботился об их отдыхе - всё равно сутенёру пришлось слезать и заходить вовнутрь. Впрочем, не всё так плохо. Иллюзионист приободрился, приняв благодарности в виде сочных кусков черепашьего мяса с аппетитно хрустящей корочкой под кисло-сладким соусом и початой бутылки изысканного вина производства Дома Танн – Хмель оценил, икнув ярким язычком огня на потеху новых знакомцев, с которыми замкнутый гном насилу сошёлся.       Взявший псевдоним Грей привык терпеть временные неприятности и неудобства переходного периода. Нынешние окупались тем, что с пьяными можно было не деликатничать при запудривании их мозгов иллюзиями такими способами, которые давно хотелось опробовать, да не на ком. А ещё имелся свободный доступ к фокусирующему кристаллу с действующим двеомером домика Леомунда, который жуть как хотелось приобрести и капитально изучить для собственных нужд – Грей привык быть независимым во всём и желал жить в своём мобильном доме. Мастер даже не думал раньше, что можно так вот – по-походному. Очередной стереотип мышления, а ведь сколько баллад прочёл про авантюристов, ночевавших в палатах и под кустами?       Постепенно накал страстей вокруг борделя поутих от вида окровавленных алебард и готовых к стрельбе лучников, вдобавок, никто из ретивых самцов не захотел стать самкой, как те двое, которых сутенёр-иллюзионист наказал за поломку куколок наложением на них откровенной женской внешности, ставшей причиной нескольких «конфузов». Поэтому мастер смог, наконец-то, войти в состояние транса и приноровиться поглощать низкопробную магию, после чего позволил себе войти вовнутрь полусферы и плотно заняться новым для себя двеомером, пока Хмель шастал по джунглям, а поддельные шлюхи отлаженно удовлетворяли незамысловатые запросы пьяных мужчин, под конец вытаскиваемых волоком с достаточно осчастливленными рожами и полной кашей в голове.       Разумеется, мастер Грей не остался без своей доли – пришлось пойти на обман чисто ради поддержания реноме. Невеликого роста маг ещё до явления на Люцентию выбрал своей мишенью низкорослого и молодого Ксояза – в обеспечение собственного алиби взрослого члена общества. На берегу же среди пассажиров трёх кораблей тоже сыскался подходящий парень из расы гномов. Фамильяр Хмель легко пометил уснувшего, а потом сам задремал волшебным сном, чтобы присниться и захватить чужое тело, насылая владельцу реалистичный сон о том, как тот за ранее им найденную и похожую на рог витую ракушку дорвался до сексуальных утех. На сей раз тело не другого дракончика, а гнома – примерно как богиня Амберли захватывала и управляла сомнамбулами в ту памятную весеннюю ночь первого визита на галеон Люцентия. Напрягавшемуся и познающему новую магию мастеру Грею не составило труда выдать хмельного юношу за себя, присоединившегося третьим к халфлингу, к гному, к человеку, пристроившемуся к попке измождённой рабыни, отдавшейся ему и потом ещё двум гномам - запомнившей излечивавшие прикосновения да неземные ласки своего мелкого сутенёра, отработавшего в ротик и вторую натуральную секс-игрушку в обеспечение и её лояльности тоже.       Лично Грей просто не нуждался и не заморачивался сексом, а прятался поодаль и дирижировал, аккуратно взбивая в пену чужие мозги своими потугами в магии из школы Очарования, чтобы с измученными рабынями обращались нежно и чтобы сами девки охотно отдавали себя – приворожённый мозг иначе управлял организмом.       Что одним похоть, то другим познание женского организма с целью улучшить фантомных куколок. Вдобавок, мастер подтвердил удивительные особенности: даже девушки-рабыни при правильной стимуляции мозгов полны эмоциональной энергии в гораздо большей степени, чем мужчины, эту самую энергию и получающие при соитии – вроде как подзаряжались для победы над супостатами и обеспечения кормёжки семьи. Не даром же мужчины ради женщин сворачивают горы и затевают войны. Усталый мастер был очень доволен результатами своих нынешних изысканий, окупивших всё терпение и задавших векторы дальнейших исследований магии женского рода и её взаимодействия с мужской силой. Уж очень наглядна была разница между теми, кого удовлетворяли иллюзии, и теми, кого натуральные бабы. Не зря для такого чуда, как зачатие новой жизни, без всякой магии требуются лишь мужчина и женщина – половинки целого.       Невеликого роста маг очень хотел разобраться с силой секса, при помощи которой жена заставила мужа возненавидеть его любимого сына. Непонятное явление. Кошки тоже сношаются. Коты вылизывают себя. Животные размножаются в соответствии со своими жизненными циклами. Разумные же придают этому процессу массу значения. Наслаждение? Любой сколь-нибудь толковый лекарь, умеющий лечить серьёзные раны, может спровоцировать и так называемый оргазм. Почему такой двеомер не распространён? Почему взрослым магам даже не приходит в голову сплести заклинание «Оргазм»? Для усиления наслаждения есть, а чтоб сразу вызвать… В чём сила секса? Грей очень сильно хотел понять, как его мать манипулировала отцом через секс, что мужчина в считанные месяцы отказался от любимого сынишки.       Любовь нельзя предать, иначе это самообман – иллюзия…       Как мало надо для скромного мига счастья – всего лишь в собственном домике на окраине мира засыпать с брюхом, набитым деликатесным кокосом и пряным мясом крабов. В сновидениях Грей с Хмелем задались целенаправленным поиском информации по суккубам – разновидность демонов для сексуального порабощения самцов.        (Иллюстрации с 019 по 021)       
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: