Somewhere over the rainbow +5

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города»

Основные персонажи:
Джеймс Гудвин, Железный Дровосек, Смелый Лев, Стелла, Страшила, Элли Смит
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Психология, AU
Предупреждения:
OOC, ОМП, ОЖП, Смена сущности
Размер:
планируется Макси, написано 8 страниц, 2 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Somewhere over the rainbow
Skies are blue
And the dreams that you dare to dream
Really do come true.

Someday I'll wish upon a star
And wake up where the clouds are far behind me.
Where troubles melt like lemon drops
Away above the chimney tops
That's where you'll find me...

Посвящение:
Продолжение к работе
https://ficbook.net/readfic/4260019

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Во благо

18 ноября 2017, 11:43
Обнимай меня, как не обнимала,
Сердце рвется из пустоты,
Обнимай меня, нам еще не мало
В жизни выпить горькой воды...

Проснулся он от того, что замерз. Сонно потирая глаза и соображая, где, собственно, теплое одеяло и почему так холодно, следопыт попытался встать с дивана. Попытка, надо сказать, обернулась неудачей. Левое плечо прострелило вспышкой боли и бывший король со стоном рухнул обратно. Несколько секунд потребовалось, чтобы перевести дыхание и осторожно ощупать туго наложенный бинт, а также сообразить, где именно он находится.
Дом людоеда был удручающе пуст, как и всегда. Ни души. На мгновение следопыту показалось, что здесь, будто бы, должен быть кто-то еще, но он быстро отбросил эту мысль, задавшись совсем иным вопросом - он не мог вспомнить, как оказался здесь. Совершенно. И это было странно. Можно было бы подумать, что потерял сознание, но кто тогда перевязал рану и кто приволок его сюда?
Инграм не был дураком и понимал, что просто так провалы в памяти не случаются. Они, как правило, влекут за собой неприятности... Этого бы ему не хотелось. Каково же было его удивление, когда взгляд его зацепился за белый лист бумаги, пристроившийся прямо на его походной сумке и сложенный пополам. Он не помнил ни того, как поставил сумку у обветшалого стола, ни того, чтобы оставлял записок, но почерк... Почерк оказался его собственным. На листке размашисто было написано его собственной рукой: "не пытайся вспомнить. Это тебе же во благо."
Инграм так и остался стоять с посланием самому себе, гадая, что же такого он забыл, что предупреждал самого себя? Он не собирался оставить это просто так. Но и, судя по его собственному письму, копаться в этом было не безопасно. Наверняка стоит чуть подождать, прежде, чем он сумеет восстановить достоверный ход событий. Что-то произошло с ним. Пока это все, что он может сказать с определенностью. Что бы не случилось здесь, ему не стоит задерживаться в доме Людоеда. Такое решение принял Инграм и, собравшись с духом, принялся собираться.
Сборы не заняли много времени, как и беглый осмотр порванной на плече куртки... Или, скорее уж, пробитой? Было и еще одно но. Следы. Следы от сапог еще, как минимум, двух человек. Одни по меньше, чем его собственные, легкие, узкие, и другие. Он бы спутал их со своими собственными, если б не то, что человек, кажется, слегка косолапил на левую ногу. Что ж, нужно было обеспокоиться этим фактом, но, как ни странно, он жив, цел, даже подлечен, а его спасители решили остаться неизвестными... Было странным еще и то, что он чувствовал себя совершенно иначе... Так, как уже давно не ощущал себя. Вместо привычной сосущей пустоты в груди поселилось спокойствие и... надежда? Кажется, именно она. Вот только слишком смутной и не ясной она казалась, чтобы он мог понять, чем именно вызвано такое его состояние. Возможно, все же, то что произошло, было не так уж плохо, несмотря на дырку в плече?
Дорога до Розовой Страны не самая близкая и безопасная. И, если он хочет по быстрее добраться до дома, стоит выдвигаться немедленно. Следопыт подобрал с пола свою сумку, прихватил арбалет и, надвинув шляпу на глаза, поднял воротник куртки. Дверь со скрипом открылась, выпуская его в промозглое осеннее утро.
Записку, которую он написал сам себе, Инграм предпочел сжечь, а о потере памяти молчать. Он не был дураком и прекрасно понимал одну очевидную вещь - сам себя он бы не стал обманывать. Это было так же ясно, как и то, что в доме помимо него было еще двое людей. Строить догадки о том, кто это мог быть, он не хотел. Если он что-то и понял из этого утра, так это то, что вокруг него что-то происходит и он узнал что-то очень важное, чего никому нельзя рассказывать. И, похоже, что он доверяет тому, кто это рассказал. А круг лиц, которых он может причислить к доверенным, весьма узок. Значит придется ждать и внимательно наблюдать.
Вообще, первой персоной, заслуживающей пристального внимания был Гектор. Глава службы дворцовой безопасности оказался неплохим организатором, что играло на пользу сопротивлению. Он даже сумел организовать из разномастной толпы, нашедшей приют в Розовой Стране, почти нормальное войско. Разумеется, ему с этим помог и Гудвин и Клем, поучаствовал даже сам Инграм. Но гораздо больше зависело от самих людей. От их желания защитить свой дом. Впрочем, развед отряды организовывал не только он. Противоборствующая сторона тоже занималась подобным.
Своих новых попутчиков он встретил уже почти к ночи. По чистой случайности, когда огибал Маковое поле. Возможно, сказалась усталость и ранение, но тихих шагов за спиной бывший король не услышал. Понял, что не один, только услышав хрипловатый голос:
- Бросай арбалет и медленно подними руки вверх, - в спину уперлось что-то довольно острое, - И без глупостей. Иначе я в тебе мигом проделаю дырку.
Он мог бы попытаться сопротивляться, но краем глаза уловил еще пару теней, поднявшихся из зарослей. Пожалуй, не стоило сворачивать к Маковому полю. Не стоило. Худшим из всего этого было то, что Инграм не мог сходу определить, кто именно встретил его в темноте у памятного места. Раненое плечо тоже не придавало энтузиазма. Пожалуй, именно по этому он принял решение временно сдаться. Уже потом, если это окажется вражеский разъезд, он что-нибудь придумает. Всегда придумывал, справится и в этот раз. Арбалет с легким стуком упал в траву, туда же была отправлена сумка. Инграм молча, стараясь не делать резких движений, поднял руки.
- Хорошо... Давай, Дайна, твой выход, - произнес тот же голос и, когда следопыт уже хотел обернуться, чтобы посмотреть, с кем его свел случай, горизонт резко взорвался снопом ярких праздничных искр, а за тем погас, уплывая куда-то вверх и в сторону...

- Ты думаешь, это было правильным выбором? - Ричард шел рядом, подбрасывая на ладони флягу, наполненную усыпительной водой, - Он ведь ничего не вспомнит, хоть и будет пытаться, - бывший Царь Зверей смотрел на девушку хитро и чуть щурясь, - Не вспомнит ни того, что простил тебя, ни того, что ты ему рассказала.
- Но я-то буду помнить, значит все в порядке, - возразила девушка, глядя вперед и даже не реагируя на его подначку. Только щеки предательски заалели при одном лишь воспоминании о том, как именно ее "простили". На губах все еще ощущался след прикосновения. И это согревало душу и придавало сил. Она прощена. И пусть помнит только она, это не важно. Она сможет заставить его поверить ей еще раз. В конце концов, ей, хотя бы, стало легче.
- Может, конечно, ты и права, - хитро прищурился Смелый Лев, - Я даже сделаю вид, что не понимаю о чем ты, - подначил он, обрасывая длинную рыжую челку назад, - Надеюсь, скоро мы сможем открыть ему правду уже по настоящему, - задумчиво добавил бывший Царь Зверей.
Элли только молча кивнула, чувствуя, как полыхают от смущения уши. Сердце трепетало и пело в груди. Ее любят. Все еще любят и вряд ли это изменится. Она чувствовала себя одновременно и бесконечно счастливой и совершенно несчастной. И все из-за одного голубоглазого короля. Подумать только, как мало нужно для того, чтобы ощутить душевный подъем.
- Он справится. В конце концов, он сам выбрал выпить ее, - пальцы огладили холодную сталь фляжки. Дозировка должна была сработать правильно. Наверняка сейчас Инграм уже проснулся и гадает, что произошло. И никто не сможет ответить на его вопросы. Ей очень хотелось вернуться за ним, но нельзя. Время еще не пришло. Нужно сначала разобраться со Стеллой и ее кознями, не подвергая опасности ребят. И это казалось самым трудным во всей этой ситуации. Столько разных нельзя окружают Элли теперь. Нельзя видеться с Инграмом, нельзя рассказывать ему, нельзя писать письма. Нельзя забрать Тотошку, нельзя встречаться с Клемом, нельзя даже намекнуть, что с ней все хорошо. Нельзя дать Стелле узнать где она. Нарушь любое из этих нельзя и все обернется трагедией. Но одного ей никто не запретит. Не запретят ей любить. А любого попытавшегося она сотрет в порошок.
- Пришли, - Ричард вытолкнул из прибрежных зарослей лодку, - Отправляемся прямиком в Фиолетовый замок, - он со смешком уселся в лодчонку, помог Элли забраться и налег на весла, отчаливая от берега.
Течение в реке, как и всегда, было очень сильным. И Элли очень надеялась, что оно быстро доставит их на место. Иначе слишком велик был соблазн вернуться и проверить - как там ее голубоглазый король. Неясное беспокойство заставляло то и дело оглядываться на стремительно удаляющийся берег, и Элли не знала, чем это объяснить.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.